Рубрика: Черкашин Николай Андреевич

Черкашин Н. Из книги «Взрыв корабля». Глава 7. Рулевой с «Олега»

Ленинград. Январь 1984 года    Если моя читальня во Всесоюзной библиотеке похожа изнутри на деревянный корабль, то архив ВМФ с его чугунными ступенями, медными поручнями и тяжелыми железными дверями напоминает броненосец. Здесь все весомо, основательно, неспешно… Здесь веет вечностью.    Первым делом узнаю, не поступали ли из Вены какие-либо документы, связанные с «Пересветом». Нет, не поступали.    Выписываю […]

Черкашин Н. Взрыв корабля. Глава шестая.

Глава шестая. Команде — за борт! Вещунья-тревога мне сердце сжимает,    И этот романс мне ужель не допеть?!    А наш броненосец усталый качает    То «мертвая зыбь», то «рогатая смерть»… Из старого офицерского романса Москва. Февраль 1983 года    Дневник Иванова-Тринадцатого неожиданно продолжился и дополнился записками другого офицера — лейтенанта В. Совинского, старшего минного офицера крейсера «Пересвет». По […]

Черкашин Н. Взрыв корабля. Глава пятая. Глава шестая. Команде — за борт!

   Вещунья-тревога мне сердце сжимает,    И этот романс мне ужель не допеть?!    А наш броненосец усталый качает    То «мертвая зыбь», то «рогатая смерть»… Из старого офицерского романса Москва. Февраль 1983 года    Дневник Иванова-Тринадцатого неожиданно продолжился и дополнился записками другого офицера — лейтенанта В. Совинского, старшего минного офицера крейсера «Пересвет». По негаданной удаче, они попались мне […]

Черкашин Н. Взрыв корабля. Глава пятая. Последний командир «Рюрика»

Вперёд, погружаясь носом, Котлы погашены… Холодна, в обшивку пустого трюма глухо плещет волна, Журча, клокоча, качая, Спокойна, темна и зла, Врывается в люки… Все выше… Переборка сдала! Слышишь? Все затопило от носа и до кормы. Ты не видывал смерти, Дикки? Учись, как уходим мы. Р. Киплинг Москва. Август 1981 года На какое-то время маленькая уютная […]

Черкашин Н. Взрыв корабля. Глава четвёртая. Надпись на спасательном круге.

Москва. Июнь 1980 года    В тот год повсюду говорили о Пересвете, но не о корабле, а о монахе-богатыре, герое Куликовской битвы. Страна праздновала 600-летие славной победы Дмитрия Донскою. В Брянске, на родине отважного бойца, сразившего в поединке мамаевского батыра, назвали улицу в честь Пересвета. В Рязани в краеведческом музее выставили посох легендарного богатыря. В Москве […]

Черкашин Н. Взрыв корабля. Глава третья. «Я до конца доволен своим выбором».

В день ухода из Вены я успел выбраться в букинистический магазинчик близ речного вокзала, где стояли наши корабли. Мне сказали, что в этом магазинчике торгуют и русскими книгами. Но из русских книг оказались лишь словари да несколько разрозненных номеров журнала «Военная быль», издававшегося в Париже бывшими офицерами русской армии. Я перелистал наугад тощенькие брошюры — […]

Черкашин Н. Слово о друге

Фиорд извилист и размашист, будто росчерк Бога по сотворении земли. Величественная глухомань — столица атомного флота: Западная Лица. Но небо сегодня здесь ниже, чем где бы то ни было. Гранит — чернее. Снег — мертвее… Я стою на девятом причале — том самом, от которого уходила в свой последний поход печально известная ныне подводная лодка. […]

Черкашин Н. Взрыв корабля

Глава вторая. Перстень с «Пересвета»    Я был уверен, что вся эта бизертская история закончилась для меня раз и навсегда преданием севастопольской бухте еникеевского кортика. Я и подумать не мог, что очень скоро она продолжится, да так, что имя «Пересвета» на многие годы лишит меня душевного покоя и поведет в долгий путь, то печальный, то радостный […]

Черкашин Н. Взрыв корабля

Посвящается отцу — Андрею Андреевичу Черкашину    Запомните мой завет: никогда не выдумывайте ни фабулы, ни интриг. Берите то, что дает сама жизнь. Жизнь куда богаче всех наших выдумок! Никакое воображение не придумает вам того, что даст самая обыкновенная заурядная жизнь. Ф. М. Достоевский    В далеком Порт-Саиде, там, где начинается знаменитый Суэцкий канал, стоит под сенью […]

Черкашин Н. Последний гардемарин Российского флота

С последним гардемарином Морского корпуса Борисом Борисовичем Лобач-Жученко я познакомился задолго до нашего личного общения. Дело в том, что с незапамятных времен Борис Борисович, или БэБэ, как называли его друзья, стал героем веселой повести «Арсен Люпен», написанной его одноклассником Сергеем Колбасьевым. Выведенный как главный возмутитель спокойствия корпусного начальства гардемарин Лобачевский, БеБэ таким и оставался всю […]