Черкашин Н. Хамам с сюрпризом

Байка: «Есть еще время сохранить лицо. Потом придется сохранять другие части тела».. Викт. Черномырдин.

svetly3.ru

Замполит большого противолодочного корабля «Согласный» капитан 3 ранга Углоедов сидел у себя в каюте, уронив голову на руки. Это же надо так обмишулиться?! Корабль зашел с дружеским визитом в дружественную Финляндию. Абсолютно ничего не предвещало каких-либо проблем в почти панибратской стране. И вот на тебе, влипли! И где? В сауне!

Финские моряки пригласили советских матросов в аквацентр Турку. Там бассейн, там сауна, там тренажеры, вышка, буфет… Командир отрядил четырех офицеров, двух мичманов – мастеров военного дела, и четырех старшин, отличников БП и ПП. Возглавил группу замполит Углоедов. Поначалу все хорошо, а потом пошли в сауну, из сауны финны повели гостей в турецкую парную – хамам. Углоедов вошел в мраморный зальчик, заполненный горячим паром, как турбинное отделение БПК на полном ходу, и вдруг заметил сквозь белесое облако … обнаженную женщину! А рядом с ней вторую, третью!

Сначала ему показалось, что он ошибся дверью и попал в женское отделение. Но никто не визжал, не обзывал его, не обливал кипятком из шайки. Голые дамы спокойно восседали на каменных лавках и предавались банной неге. И только тут Углоедов вспомнил, что в финских банях мужчины и женщины моются вместе. Таков народный обычай. Обычай, конечно, очень хороший, можно сказать, приятный. Но у него за спиной четыре матроса, два мичмана и четыре лейтенанта, и все это скромные советские люди, не искушенные в финских обычаях. Их надо было спасать от непристойного зрелища, и Углоедов скомандовал: «Кругом! Все за мной!» И вышел из хамама. Остался только один очарованный мичман, которого замполит вывел за руку из опасного места.

Все бы ничего, но участники культпохода радостно делились впечатлениями от финской бани с остальным экипажем. А это значило, что информация обязательно дойдет до начальника политотдела и тогда, мама не горюй! Как минимум строгача влепят за потерю политической бдительности. И пойдет гулять по всем инстанциям и совещаниям: «А на БПК «Согласный» замполит устроил групповой просмотр голых баб в бане». Да еще кой-чего присочинят…

На заре военно-политической деятельности Углоедова, он, тогда лейтенант, замполит дивизиона движения черноморского крейсера, который вот так же пришел с дружеским визитом на Мальту, повел свою «пятерку» в город. Зашли перекусить не то в кафе, не в бар. А бар оказался со стальным шестом посередине зала, торчавшим наподобие пиллерса. И вокруг этого пиллерса крутились обнаженные мулатки. И всего-то они смотрели на них не более пяти минут. Но как потом большой зам крейсера чехвостил лейтенанта Углоедова: «Вы что там, товарищ лейтенант, совсем ох..?! Когда такое было, чтобы политработник, молодой коммунист, повел моряков на стриптиз? Никогда такого не было, и вот опять! Да, вы понимаете, бл… что вы натворили? Какая огласка пойдет по всему Краснознаменному Черноморскому флоту? Чем вы думали, когда туда поперлись?! Головой или головкой?!»

И ведь прав был «большой зам», пошла дурная слава по всему флоту. На всех совещаниях поминали. Даже на общефлотской партийной конференции в отчетном докладе секретаря парткомиссии фамилия Углоедова была предана порицанию «за примиренческую позицию в деле противостояния тлетворному влиянию буржуазной культуры». Его тогда чуть с должности не сняли. Списали с крейсера на берег — замполитом в судоремонтную роту… Теперь припомнят и мальтийских мулаток, и финских хамамок. Так повернут, что «руссо маринари облико аморале» или как это по-фински звучит?…

Углоедов разгладил чистый лист бумаги и стал писать:

«Довожу до вашего сведения, что принимающая сторона пригласила группу наших моряков в городской аквацентр. По моему личному недосмотру четверо старшин, двое мичманов и четыре офицера, вошли в хамам, где находились голые финские женщины. Никаких эксцессов не было. Я быстро вывел группу в другое, безопасное помещение… Там я провел беседу на тему «Честь и достоинство советского моряка за рубежом». А по возвращении на корабль провел с каждым членом группы индивидуальную работу, имевшую целью сгладить тот моральный ущерб, который каждый из нас получил при посещении этого аморального хамама. Более того, во всех боевых частях были проведены комсомольские собрания на тему «Моральный кодекс строителя коммунизма — наш путеводный маяк».

Заместитель командира БПК по политической части капитан 3 ранга Углоедов».

Начальник политотдела внимательно прочитал донесение, скомкал его, выбросил в корзину, и в сердцах вздохнул:

— Капитан ты, может быть, и третьего ранга, а вот дурак — первого ранга…

tr.pinterest.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *