Черкашин Н. Нет базара! (цыганская рапсодия)

Дело было в Северодвинске. Дело было в Северодвинске в ту пору, когда там строили подводные лодки для индийского флота, и там же, в Белом море, обучали индийские экипажи непростому подводному делу. Русские механики передавали свой опыт индийским механикам, русские штурманы – индийским коллегам, ну и соответственно русские командиры учили индийских командиров. В общем, «хинди руси бхай, бхай!»

Русский командир капитан 1 ранга Иванов, широкоплечий крепыш в темно-синем кителе, сидевшем на нем с иголочки, сверкавший знаками командирской доблести – серебряной «лодочкой», белым академическим ромбиком, жетоном «За дальний поход» не на шутку задружил с индийским коллегой коммандером Сингхом, статным черноволосым красавцем в белоснежном тюрбане. Надо сказать, что русским языком Сингх владел, что называется, в части касающейся: он мог лихо отдавать любые лодочные команды вроде «срочное погружение» или «пузырь в нос», «продуть среднюю». В остальных случаях он довольно успешно обходился фразой, которой его научил Иванов – «Нет базара!».

Так однажды в день ВМФ России после общего банкета в ресторанном зале, Иванов, на правах временного холостяка, пригласил Сингха продолжить банкет у себя дома. На что он ответил весьма по-русски: «Нет базара!»

Каноническое число «три», почитаемое также и в Индии, дополнил старпом Иванова капитан 2 ранга Петрушов. Продолжение банкета на троих удалось на славу. Маринованные беломорские миноги под «Белую березку» были особенно хороши. Потом под миноги пошло все, что было у командира в домашнем баре – «Белуга», «Белый доктор» и еще одна водка почти с индийским названием «Веда».

Когда же выяснилось, что миног осталась целая банка, а водки совсем никакой не осталось, и даже «шила» не нашлось (Иванов никогда не пил дома спирт) старпом получил приказание спуститься на первый этаж, и там, в магазине «Березка» взять пару бутылок одноименной водки. Петрушов попытался исполнить приказание командира, и даже встал из-за стола, но дальше дело не пошло, то есть Петрушов не пошел к двери, не открыл ее, не спустился в лифте…

Сил на все эти сложные манипуляции уже не было. И тогда на выручку друзьям пришел верный товарищ по оружию коммандер Сингх. Он смог выполнить все, что не удалось Петрушову: спустился на первый этаж, вошел в продуктовый магазин «Березка», купил две бутылки «Богатства Сибири» и бутылку шампанского. Он уже собирался проделать обратный путь, но тут его с восторгом узрели две цыганские дамы, которые обомлели и мгновенно влюбились в чернобородого красавца в белоснежном тюрбане. Обе увидели в нем цыганского барона и, как завороженные, двинулись за ним следом. Они благоговейно попросили разрешения сопровождать достопочтенного широ-баро, на что тот ответил с подкупающей простотой – «Нет базара!», и добавил казенно-лодочное — «Пузырь в нос!».

Ну, раз базара нет, так и не надо, тем более, что в руках предводителя было три «пузыря» — в нос, или навынос — цыганки двинулись вслед за «раджой», «бароном», а может и капитаном Немо.

Явление коммандера Сингха с шампанским, с бутылками «Сибирского богатства» и двумя молодыми под стать ему черноволосыми дамами в ярких красных платьях – было воистину триумфаторским. Ни у Иванова, ни у Петрушова не было слов ни русских, ни английских, ни индийских, чтобы выразить свой восторг. Они только и смогли изречь — «нет базара!». Базара и не было, было замечательное застолье, с очень остроумными тостами, были пельмени, которые одна из цыганок извлекла из морозилки и замечательно приготовила. А на пельмени легли маринованные миноги и красная икра из литровой стеклянной банки, которую старпом подарил командиру после астраханской рыбалки в отпуске… Все было в тему!

И ликование закипело с новой утроенной силой. Цыганки пели и плясали, взметая подолами юбок пыль временно холостяцкого жилища. Сингх сиял, довольный тем, что доставил своим друзьям искреннюю радость жизни.

Неизвестно сколько бы продолжалось это веселье, если бы не сработал классический питейный закон: «нельзя градус понижать». Шампанское после водки, это как удар под дых, и очень скоро все три собрата по оружию мирно прикорнули там, где кто сидел, свесив голову на грудь или уронив ее другу на плечо. Разумеется, дамы весьма скоро покинули своих «уставших кавалеров». Тут, как любил повторять коммандер Сингх – «нет базара!».

Базар начался тогда, когда «а поутру они проснулись». Первым это сделал, как ему и положено по должности командир подводной лодки капитан 1 ранга Иванов. В его глазах еще мелькали красные цыганские юбки, но никаких цыганок в доме не было, как не было и золотых (а может позолоченных?) наградных часов на левом запястье, полученных от главкома за отличную ракетную стрельбу. На кителе не было ни одного знака – ни серебряной лодочки, ни академического ромбика из чистого серебра, ни латунного жетона «За дальний поход».

Командир с ужасом бросился к комоду, выдвинул верхний ящик – слава Богу, кортик лежал на месте! На месте оказалось и удостоверение личности – в левом кармане кителя.

У Петрушова с кителя исчезли все знаки отличия. Но кошелек остался на месте, правда, пустой, но он и был пустым с самого начала праздника.

А вот коммандер Сингх горестно взвыл, взывая к Шиве, Вишну и прочим индуистским богам: у него с правого запястья исчез нефритовый браслет-амулет со знаком Вишну. Это привело его в невероятное отчаяние – теперь он, лишенный магической защиты, не мог, не имел права выходить в море, подвергая свой экипаж смертельной опасности.

Командир Иванов, как и положено командиру, действовал быстро и решительно. Он позвонил земляку-коменданту, а тот изложил криминальную ситуацию начальнику городского отдела милиции… И через полчаса обе цыганки, любительницы морской фалеристики и прочих артефактов были высажены из междугороднего автобуса на городском КПП.

Вернулось все, кроме жетона «За дальний поход». Возможно, он очень импонировал цыганским душам – за дальний поход, это как за дальнее кочевье, за дальний переезд… Вернулись наградные золотые часы от главкома, «лодочки» и академические ромбики, а главное – вернулся нефритовый амулет со знаком Вишну, и теперь коммандер Сингх мог безбоязненно погружаться и в глубины Белого моря, и в глубины Индийского океана.

Этот инцидент еще больше укрепил индо-российскую дружбу. «Хинди руси – бхай, бхай!» Или, короче, «нет базара!»

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Замечательный рассказ и отличный хэпи энд! Печалит, правда, пропажа знака «За Дальний поход». Вероятно, цыганка он оказался, действительно, важнее.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *