Черкашин Н. Засекреченные яйца

tvoridari.com

В конце завтрака в кают-компанию вломился запаленный помощник флагманского механика бригады капитан 3 ранга Стефановский.

— Всем приятного аппетита! И с каждого по рацпредложению. Срочно! Если хотите сохранить звание отличного корабля.

На рубке нашей подводной лодки гордо белел знак «Отличный корабль». Чтобы подтвердить это высокое звание, надо было помимо всего прочего сдать в штаб бригады двенадцать – с каждой офицерской головы – рационализаторских предложений. Беда была в том, что наш механик, замотанный доковым ремонтом, совершенно забыл о развитии рационализаторского движения на корабле (а это была его забота – тысяча какая-то еще).

Поскольку лодка стояла в доке, трое офицеров были усланы в отпуск, двое в командировках, один в госпитале, один в патруле. Короче, каждый из нас должен был выдать по две «рацухи» — за себя, и за того парня. И доктор тоже. И я, как оказалось, не исключение.

Доктор попытался увернуться от технического творчества, но и его вовлекли в общеизобретательский процесс.

— Придумай какое-нибудь новое средство борьбы с клопиками в тропиках.

— А ловушку для тараканов можно?

— Док, ты каждый год ловушки изобретаешь, а тараканов, как была туева хуча, так и осталась. И крысоловки уже в зачет не идут, их уже со всех лодок сто типоразмеров насочиняли.

— О, я переносной герметичный писсуар изобрету! – Осенило доктора. – ПГП! Чтоб в каждом отсеке был.

— Ты еще индивидуальный носимый писсуар предложи. – Подколол его штурман. – Чтоб вместе с ПДУ носили. Есть у нас ИСП, а это будет ИНП.

— Есть идея! – Снова осенило доктора. – Новый способ фиксации больного на операционном столе.

И он засел за чертежи. Я тоже вооружился линейкой и карандашом. Через четверть часа я выдал чертеж пресс-сетки для сжигания секретных бумаг в походных условиях. А еще через час вызрела и вовсе фантастическая идея из области информационных технологий. Я где-то читал, что самый надежный способ хранения информации это введение ее в генетический код, какого-то очень примитивного, но весьма устойчивого к температурным, радиационным и прочим вредным воздействиям насекомого вроде клопа. Известно, что эти твари могут выживать годами без пищи, храня в себе килобайты информации.

Когда Стефановский навестил нас снова для сбора уже готовых рацпредложений, я протянул ему пластиковую коробочку для переноски куриных яиц – ровно на десяток. Но в ячейках было три яйца: одно сырое, другое вареное и третье наполовину очищенное.

— Что это? – Удивился помфлагмеха.

— Новая система хранения секретной информации. Суть: в гены яичного белка вводится цифровая информация, которая выводится на оболочку при термообработке. Вот – контрольное яйцо, вот сырое – с введенной информацией, а вот обработанное, с выведенным кодом.

На белке вареного яйца синели шесть цифр, отпечатанные штемпель-календарем.

— Вот, например, эти цифры могут обозначать код шифрзамка торпедного аппарата со специзделием.

— А как вводится информация в белок? – Заинтриговался Стефановский.

— С помощью электрокоагулятора, который должен быть у каждого лодочного доктора. Принцип ввода составляет секретную часть моего изобретения.

Стефановский все понял и принял розыгрыш, как должное:

— На Госпремию тянет. Немедленно засекретить контейнер с образцами! – Обратился он к помощнику командира, под эгидой которого находилась секретная часть подводной лодки. Но помощник юмора не понял и принял распоряжение помфлагмеха к исполнению. Контейнер с яйцами был опечатан пластилиновой печатью и внесен в опись секретной документации.

Прошла неделя и Федя-пом забеспокоился:

— Вонизьма в каюте страшная. Не иначе, протухли ваши совсекретные яйца!

Так оно и вышло. Напрасно помощник просил изъять из его железного шкафа, где хранилась секретная литература, злополучный контейнер. Акт на списание «секретов» может подписывать только командир, а он в отпуске. Помощник переселился из своей персональной каюты в кают-компанию. Вонь протухших яиц стала донимать и механика в смежной каюте. Но в один прекрасный день на лодке появился малознакомый офицер из штаба эскадры в сопровождении автоматчика. Он оставил расписку за получение секретного контейнера, и к великой радости помощника, упаковал его в специальный портфель для переноски секретных документов. В штабе эскадры прочитали описание «шифровальной технологии овоскопического типа» и затребовали цифроносные яйца. Офицер покинул нас с гримасой нескрываемого отвращения. Автоматчик тоже кривился.

Стефановский сообщил потом, что в штабе эскадры пластиковый контейнер долго не задержался. Его отправили в Североморск в штаб Северного флота. Куда их отправили оттуда, история умалчивает. Наверняка, в Москву, по инстанции.

Государственную премию я так и не получил.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Отличная работа, однако!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *