Ткачев Ю. Тихорецк — Швеция

— А не слетать бы вам на Марс? – примерно так прозвучало бы для меня предложение посетить Швецию ещё несколько лет назад. 

        Моя племянница Инна пригласила нас с женой в гости, в Швецию на свой день рождения. Семь лет назад она вышла замуж за шведа Юнаса Мирдаль и поселилась в самом красивом месте Королевства Швеция – острове Готланд. Родила двух прелестных детей –  сына Альбина и  дочь Агнесс. Живет в прекрасном доме, работает, как и большинство женщин Швеции в системе социального обслуживания населения и, чтобы расти дальше, заочно учится в Дании на дизайнера. 

       — Ну, что, тряхнём стариной? — спросил я свою супругу. – Где наша не пропадала! 

         Мы с женой Натальей типичные «совки» и никогда ранее за границей не были. Правда мне пришлось послужить на военно-морской базе во Вьетнаме, но там была военная служба, и передвижение по стране было строго ограничено.

          Чтобы попасть в одну из самых продвинутых стран капиталистического мира даже не грезилось.

         Из всех вариантов выбрали самолетный маршрут из Краснодара через Москву в шведский аэропорт Арланду.  Купить русско-шведский разговорник в тихорецком книжном магазине мне не удалось, поэтому скачал его из интернета. Сразу же скажу – он мне не понадобился, потому, что в ответ на мои вопросы, прочитанные из разговорника, шведы отвечали приветливо и с улыбкой, но я ничего не понимал. Зато очень пригодились три слова «Хей!» — «Привет!», «Хей до» — «До свидания», «Такь» — «Спасибо».

       Доброжелательное   «Хей» с обязательной улыбкой нас встречало в любом магазине, учреждении, на улице. 

         Из международного аэропорта Шереметьево вылетели в шведский аэропорт Арланду, а оттуда на небольшом самолете древнейшей немецкой фирмы «Фокке – Вульф» (вот уж не думал полетать на немецких стервятниках!) полетели на остров Готланд. Приземлились на аэродроме города Висби – столицы коммуны острова Готланд.    Да-да, там, в Швеции коммуна – районный центр.  Коммуна, в свою очередь, входит в состав лена, т.е. округа, которых в Королевстве Швеция ровно двадцать один.  Самый крупный остров Швеции Готланд входит в Готландский лен.

        У входа в здание аэропорта нас встретила Инна Мирдаль (Ткачева) – дочь моего родного брата Геннадия, известного журналиста, очень рано ушедшего из жизни. Это была наша первая встреча через много-много лет.

        Инна усадила нас в свой джип, и мы поехали к ней домой. 

       —   Юнас ещё на работе, — сказала Инна, — рано уходит и поздно приходит.

     Её муж работает в фирме, где строят яхты мирового класса для очень богатых людей и сейчас у них аврал – много заказов.  Как и в России – есть заказы, значит,  есть работа и приличный заработок. 

     Пока ехали из аэропорта Висби, я внимательно рассматривал пробегающие за окном пейзажи. Шведы предпочитают жить в частных домах и,  причем,  небольшими   хуторами.  Шведский хутор не то, что мы себе представляем при этом слове: камышовые крыши, огород с картошкой, роющиеся в навозе куры, хрюкающая и мычащая живность.  Нет. Это — чистенькие и ухоженные домики, обычно с мансардой наверху, зеленая лужайка вокруг дома, а участок загорожен низким заборчиком от собак или диких животных.  Эти лесные жители нисколько не боятся людей. Я сам видел, как косули и фазаны гуляли неподалеку от сельских домов.

       Заехали в супермаркет. Шведы любят там отовариваться продуктами и различными сопутствующими товарами. Там есть всё. Если бы простой россиянин зашёл туда в начале 90-х годов прошлого века, то упал бы в обморок от увиденного пейзажа, а сейчас мы только выразили удивление от большого количества покупателей. В России народ супермаркетам не доверяет и предпочитает покупать продовольствие на рынке у сельских жителей.

      — Супермаркеты облегчают жизнь, — сказала Инна, — по дороге домой я покупаю здесь любые продукты и довольно недорого. А сельских рынков у нас нет, в основном все продукты импортируются из других стран.

       В магазине почти на каждой упаковке  надпись по-шведски «Экологически чистый продукт».  На некоторых коробочках значилась отталкивающая надпись «China».

 — Покупайте смело, дядя Юра! – увидела моё замешательство моя племянница. – В Швецию китайцы никогда не отправят некачественные товары или продукты. Всё проходит очень жёсткий входной контроль. 

       Да, бедные мои соплеменники, подумал я, нам бы такую таможню!   Покупаем по дешевке всякую дрянь и пытаемся всучить подороже непритязательному российскому покупателю. 

       Дом Юнаса и Инны примерно такой же, как и у всех шведов. Во дворе газонная трава, несколько деревьев, цветы. «Поместье» окружает  с двух сторон лес. Воздух напоен лесными ароматами – хвои, травы и цветов. 

       Никто не жжёт костры, большинство автомашин ездят на биотопливе.  Поэтому дышится легко и с удовольствием. 

       Любя свою родину, Россию, Инна, тем не менее, гордится Швецией, любит свой остров, свой дом. Да и как не любить? Ведь шведский остров Готланд – родина её детей: пятилетнего Альбина и трехлетней Агнесс.

       В Швеции живёт и её мама Юлия, переехавшая в эту страну после смерти отца Инны, моего брата Геннадия. Со своим новым мужем Петером она познакомилась через Интернет. Он приехал за Юлей в Екатеринбург и увез в Швецию. Собственно и с Юнасом Инну познакомили мама с Петером.

       Инна составила обширную программу нашего знакомства с этой удивительной страной.  Знакомство мы начали с главного города Готланда – Висби. Это старинный город – крепость. Когда попадаешь в этот городок, кажется, что ты попал в одну из сказок Андерсена или Астрид Лингрен. Мощеные камнем узкие улочки, разноцветные домики, крытые черепицей, окошки, заставленные игрушками, вазочками и цветами. Удивляет, что нет штор и занавесок. 

       Машинам там не разъехаться, везде одностороннее движение.  Мы оставили машину на одной из площадей крепости и бродили пешком. Поражала невероятная чистота и порядок на улицах. Не то, что окурка, я не видел даже брошенной где-нибудь горелой спички или бумажки! Собственно и бросать шведам нечего – повсеместно запрещено курение в общественных местах (а вся Швеция считается общественным местом), распитие пива из баночек, поедание мороженого на ходу. Это всё считается варварством и наказывается большими штрафами. За все время пребывания в Швеции я не увидел ни одного курильщика. После Тихорецка с открыто курящими на улицах девушками (не говоря о парнях) и бросающими окурки, огрызки фруктов, бумажки от мороженого где попало – это поражало! 

      В центре крепости расположено старинное здание отеля «Висби».   В этом престижном отеле селятся именитые и богатые гости острова.

      Здесь же имеется небольшой и уютный концертный зал, где выступают местные артисты, певцы и музыканты. Инна задолго до нашего приезда купила туда билеты, чтобы мы оценили шведское искусство.  

      Это даже не зал, а небольшое кафе с баром и сценой для музыкантов. Судя по табличке на нашем столе, это место было обозначено, как «Живая комната».  В этот вечер выступали местные знаменитости Андерс Видмарк, Сага Бьёрлинг, Джимми Ахлен. 

       Зрители расположились за столиками и непринужденно потягивали напитки – пиво, коктейли, кофе. Никакого официоза в поведении посетителей, никакого стиля в одежде. Женщины пришли кто в чём,  из-под платьев выглядывали джинсы. На одной даме я увидел на ногах кеды, которые мы носили ещё в начале 60-х годов. 

     — Сейчас кеды входят у нас в моду и вытесняют кроссовки, — шепнула Инна, —   а платье поверх джинсов – это фишка у шведок.

     Мы с удовольствием послушали песни в исполнении Саги под гитарное сопровождение артистов. Слушая её соло, я вспомнил, насколько была популярна в 70-80-е годы в Советском Союзе шведская группа АББА. Я сам несколько раз смотрел фильм «АББА» шедший в советское время в прокате. Голос у Саги был очень чарующий и красивый. 

Потом случайно я её встретил на улочках Висби и через Инну попросил сфотографироваться с нею.

     — О, Руссиа! – воскликнула Сага и нас сфотографировали на память о встрече.

     Инна пригласила нас с женой посетить место её работы. Мы подъехали к симпатичному двухэтажному дому.

     — Это дом для очень пожилых людей, я вам хочу показать, как они живут, как мы их обслуживаем, — сказала моя племянница, — только людей фотографировать можно только с их разрешения. Старушки сидели в фойе, завернувшись в пледы, и смотрели телевизор. Беспокоить их я не стал. Зато сфотографировал обстановку и убранство их комнат. Удивительная чистота и аккуратность радовала глаз. Современная мебель, кухня, сантехника сочетается со старинными предметами быта и мебелью привезённой пациентами и приближающей их к домашней обстановке. Так я увидел старинную прялку, посуду начала прошлого века, фотографии родных в древнем серванте.

     Одинокие старики и старушки всю свою пенсию отдают на своё содержание и обслуживание, оставляя себе около 1500 крон на «баловство» — конфеты, пирожные, мороженое. В каждой комнате проживает один клиент.  За каждым жителем учреждения уход особый. Среди глубокой ночи у дежурной соцработницы звучит звонок. Это какая-нибудь бабушка стала ногами на прикроватный коврик и сработала сигнализация. Дежурная торопится в комнату и помогает пожилому человеку встать и помочь по его надобностям – подать воды, повести в туалет. Везде установлены кнопки вызова персонала в случае надобности. Инне работа нравится, она внимательна к своим старичкам и они отвечают ей любовью и лаской.  

   Таких домов для пожилых людей с различными старческими проблемами по всей Швеции великое множество. Поэтому старость там не ожидание болезней, немощности и смерти, а нормальная жизнь в кругу своих сверстников и  заботливых работников социального обслуживания. 

   Особое отношение в Швеции и к детям. В каждом магазине, библиотеке, учреждении имеется детский уголок с игрушками. Такой же детский уголок я увидел и на пароме, курсирующем между островом Готланд и материковой Швецией.

   Дети в Швеции свободны в своих поступках. Никто их не одергивает, когда они шалят, бегают, кричат. Бить их с воспитательными целями категорически запрещено даже родителям. Хорошо обустроены детские садики. Инна возит детей в один из таких садиков неподалеку от дома. Причем маленькие Альбин и Агнесс с удовольствием туда идут. Это у нас на каждой улице и доме дети, а там маленьким  общаться не с кем, кроме сверстников в детском садике. 

   Инна рассказывала, что в шведских школах вообще нет такого понятия, как «домашнее задание», нет экзаменов и страшного «ЕГЭ». То есть нет никаких стрессов для подростка в период его обучения.

   Хорошо это или плохо, не мне судить,  но шведы считаются одной из самых высокообразованных наций в Европе.

    Там каждый учащийся знает, что учиться надо, иначе не получишь потом высшее образование и не найдёшь хорошую работу. Эту мысль им внушают с самых малых лет. 

    За десять дней пребывания в Швеции, мы с Инной объездили почти весь остров Готланд и его главный город Висби с его улочками вымощенными булыжником, домиками, будто пришедшими из сказок Андерсена и  Астрид Линдгрен. «Пеппи – Длинный Чулок» — культовый символ Швеции. Она везде – в рисунках, куклах, почтовых открытках. На детских площадках стоят домики, где она, якобы, жила.

    Побродили вдоль берега Балтийского моря. Попытались найти в прибрежных галечных пляжах кусочки янтаря. Ничего не нашли, зато увидели более красивую картинку – целая стая  белоснежных лебедей спокойно плавала у самого берега.

    Они нисколько нас не боялись, как будто мы не стояли в десятке метров от них. К птицам и диким животным отношение у шведов бережное. Вдоль всех автострад  с обеих сторон установлены  металлические сетки, чтобы, не дай бог, на дорогу не выбежала косуля или заяц. Через каждые 5-6 километров в ограждении установлены лотки под деревянными навесами. В лотках насыпана поваренная соль – лакомство для лосей и оленей. Охотником-любителем в Швеции быть невыгодно – лицензия на отстрел диких животных стоит баснословно дорого. А браконьерство – уголовно наказуемое деяние. 

    Шведы почтительно относятся и к своей истории. Даже полуразрушенная крепость Висби законсервирована на полпути к полному исчезновению под грузом веков. То есть дальше разрушаться ей не дают. Не меняя архитектуры, сохраняя каждый средневековый кирпич или камень, реставраторы укрепляют стены и башни крепости так, что такое вмешательство даже не заметно со стороны. Древние стены органично вписываются в более поздние новостройки.

У острова Готланда три символа – баран, ёжик и мельница. Каменные бараны везде на Готланде – в скверах, у арочных входов старой крепости, у магазинов. Ежи живут в великом множестве в окрестных лесах, а мельницы, построенные в прошлые века из дикого камня, разбросаны по всей Швеции.

    На свой юбилей Инна пригласила домой своих сотрудниц, маму с мужем, друзей. Ещё до нашего проезда она попросила  мою жену устроить ей для её гостей русский стол. В меню она включила борщ, пельмени и селедку под шубой. 

  — Инночка, на день рождения у нас борщ не готовят, — пыталась возразить Наталья, — это же повседневное блюдо! 

  — Нет, пожалуйста, приготовьте, я хочу удивить шведов русской кухней, — ответила моя племянница.

   Надо сказать, что шведы сами почти не готовят, всё покупают в магазине. Честно признаться – мне непривычно было есть на завтрак сладкую селёдочную пасту, намазанную на хлебец,  а какой русский обед обходится без горячего борща или супа?

   Поехали в супермаркет (ведь «базара» тихорецкого рядом нет), купили всё необходимое и поехали готовить. Я вызвался лепить пельмени. 

   Борщ из свиной грудинки удался на славу. Пельмени получились хоть и крупные, но сочные.

   — Инночка, добавляй в фарш теплую воду, тогда они будут у тебя такими же, по ходу дела учил я нашу русскую шведку.

   Четыре атлантические сельди составили основу для последнего заказанного блюда.

   Пришли гости, расселись небольшими группами по дому. Инна выставила им упаковки с баночным пивом, и начался день рождения по-шведски. Шведы беседовали, потягивая пиво между собой.

Никаких обязательных тостов, как будто никакого юбилея вовсе и нет. 

   — Инночка, я хочу сказать тост, — сказал я Инне.

   — Дядя Юра, не надо, здесь это не принято, — шепнула имениница.
После разминки пивом, я принес борщ. Кастрюлю взгромоздил на середину стола.

  — Борщ! – торжественно объявил я.

  Каждый сам по шведскому обычаю налил себе в тарелку. 

  Если бы видели с каким аппетитом гости уплетали наше русское блюдо! Когда Петр Первый с ними сражался, в русской армии тоже борща не ели, а хлебали щи из кислой капусты. Немудрено, что рецепта борща у шведов не было. 

   Понравились мои  «богатырские» пельмени, а вот селедки под шубой съели немного. То ли борщом и пельменями насытились, то ли селедку предпочитают сладкую. 

   Потом спели хором поздравление,  вручили конверты с деньгами и тихо -мирно разошлись.  Я обратил внимание, что никто не пил никаких крепких напитков. Эх! Не наш русский юбилей! Не наш! Ни пьяных диспутов ни о чём, ни разгульных песен, ни мордобития!

   Быстро и незаметно подошло время нашего отъезда. На пароме «Готланд» мы с острова прибыли на материк и на комфортабельном автобусе поехали в столицу Швеции – Стокгольм. 

   Целый день мы путешествовали по прекрасному старинному городу. Описать его невозможно, там надо побывать. Мы взяли билеты и на морском катере проехали под всеми мостами Стокгольма. 

  Был праздник Первого Мая, шли колонны социал-демократов, монархистов, геев и лесбиянок, ещё много разных шествий. В благополучной Швеции непривычно было видеть лозунги такого типа: «Даёшь революцию! Сдадим капитализм на свалку истории!».
 Эх, думаю, не случалось у вас кровавых революций, как в нашей многострадальной России.

 А большинство шведов  просто наслаждались теплым,  солнечным деньком, сидели на травке на склонах каналов и устраивали пикнички. Некоторые ловили рыбу с мостков.

   На улицах Стокгольма прогуливались африканцы, китайцы, японцы, арабы. Люди всех национальностей встречались нам на каждом шагу. 

  Инна объяснила, что сейчас Стокгольм открыт для всех, в том числе беженцев из Африки и арабских стран. Я про себя подумал, что подобная открытость до добра не доводит. Но это не моё дело, это политика государства.

  Мы побывали у королевского дворца, в других красивейших местах столицы. Красиво и непривычно было увидеть цветущую сакуру – символ Японии. 

    Улетая из Арланды я долго смотрел в иллюминатор на многочисленные острова, на  плывущие внизу города и поселки Швеции – древней прекрасной страны. Страны ветряных мельниц,  каменных барашков и доброжелательных людей.

 — Хей до, Швеция! — шепчу я тихонько в стекло. — До новых встреч!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.