Столяров О. Стихи. Бабий Яр

Бабий Яр — урочище в Киеве, получившее печальную известность как место массовых расстрелов гражданского населения и военнопленных, осуществлявшихся немецкими оккупационными войсками и украинскими националистами (118 шуцманшафт батальон — сформированный из Буковинского и Киевского куреней украинских националистов ).

Участвовали в расстрелах —

капрал-пулемётчик Иван Козынченко, рядовые Василий Лещенко, Григорий Спивак, Степан Сахно, Остап Кнап, Тимофей Топчий, Иван Петричук, Владимир Катрюк, Григорий Лакуста, Степан Лукович, Иван Иванкив, Иван Слижук, Семён Щербань, Георгий Субботин, Жора Ильчук, Василий Филиппов, Иван Строкач, Михаил Курка, Иван Лозинский, Юрий Швейко, Павел Поляков, Николай Савченко, Пётр Билык, Павел Кремлев, Сергей Солоп, Сергей Мышак, Савелий Хренов, Николай Гурский, Андрей Власенко, Василий Заяц, Николай Звирь, Павел Ваврин, Михаил Дякун, Михаил Темечко, Дмитрий Ныкля, Николай Каленчук и его брат, Григорий Думыч, Иван Кушнир, Григорий Титоренко, Николай Пыпа, Пётр Дзеба, Иван Василенко, Савко, Почапский, Михаил Бардыш, Павел Вус, Иван Варламов, Панкив, Кмит, Харченко, Лютык, Шумейко, Котов, Кипран, Пинчук, Шульга, Юращук, Сторожук, Унгурян, Абдуллаев, Набережный, Семенюк, Бескандеров, Литвин, Горецкий, Егоров, Погорецкий, Полевский, Дедовский.

Опубликовал фамилии украинских националистов, участвоваших в расстрелах на Новосибирском сайте Дмитрий Дзыговский

Здесь были расстреляны 752 пациента психиатрической больницы им. Ивана Павлова, не менее 40 тысяч евреев, около 100 матросов Днепровского отряда Пинской военной флотилии, арестованные партизаны, политработники, подпольщики, работники НКВД, 621 член ОУН (фракция А. Мельника), не менее пяти цыганских таборов.

По разным подсчётам, в Бабьем Яру в 1941—1943 было расстреляно от 70 000 до 200 000 человек.

Овчарок лай и пулемётов дробь.

Как деловито,

буднично,

цинично…

Картинам Босха сюр тот уподобь,

Евангелие

знавший на «отлично»…

Не научил их Лютер ничему,

Хоть горячо мечтал

людьми их сделать! —

По образу и духу своему

Народ желал

преобразить он целый.

О, как они напоминают крыс! —

Тут Босх и Гофман явно постарались!

Такими, видно, сразу родились —

Не нужен исторический анализ!..

Да, крысы,

крысы —

слишком много их…

Они сильны,

уверены,

спокойны.

Припёрлись нагло

из земель чужих —

в крови у них

убийства,

пытки,

войны…

Нет,

милосердье

не знакомо им.

Их души и сердца

из стали Круппа.

От них мы не спасём,

не утаим

своих родных,

а ждать пощады

глупо…

Идём колонной,

а куда ведут? —

Мы знать — не знаем,

да и знать не можем…

Мы слышим лишь

вокруг:

«Züruck!»,

«Sehr gut!»

Несётся

«Schneller!»

Как мороз

по коже…

Да крысы,

крысы! —

Цвет мундиров сер,

Как шкуры цвет мундиров неприметен…

Но в каждом из мундиров —

изувер!

И это — факт!

А факт сильнее сплетен!..

Гармоника губная

жарит так

настырно,

нагло,

зло

«Катюшу» сходу,

что тянет

сытых

разодрать зевак

и возвратить

желанную свободу!..

Но автоматов

хищные стволы

Сверкают,

неизменно наготове…

Их жерла

жадно-ненасытны,

злы —

им постоянно нужно

свежей крови!..

Они предупреждают:

Только тронь! —

И сразу же

начнётся свистопляска!

Тебя сметёт с лица земли

огонь!..

И почва под ногами

ходит тряско…

Я — сын степей,

я — вольный человек!

Коня и ветра

яростный питомец!

Ромалы,

я такой же имярек,

и жил,

как вы я —

к смерти не готовясь!..

А смерть — она —

вот тут уже —

кружит,

как ворон надо мной

и ждёт добычи…

Кто — я? —

Скажи —

Цыган?

Бродяга?

Жид?

Кто я? —

Ответь,

кавычки

раскавыча…

Контужен был

и без сознанья в плен

попал,

когда разбили батарею…

А что взамен? —

А ничего взамен,

но я о том

ни капли не жалею!..

Рождён в семье был

вольной,

кочевой,

Но сам себя собою сделал,

люди!..

Я жаждал жизни,

прорасти травой

Не помышлял!

И знал,

что так не будет!..

И с первых дней я честно воевал,

Был командиром батареи грозной…

И смерти видел яростный оскал

В бою не раз,

но выручали звезды!..

Я воевал.

А ныне я иду

В колонне

к месту Лобному,

вестимо.

Такое не привидится в бреду! —

Идут навстречу смерти пилигримы…

И гонят их,

как скот

вперёд-вперёд!

Ну, что с того,

что женщины и дети?!..

Они не знают,

что погибель ждёт,

а солнце им

так нежно,

ясно светит…

Что ж —

план созрел:

нельзя мне убежать,

Но под расстрелом

мёртвым притвориться

сумею я,

чтобы ожить опять,

и дописать

кровавые страницы…

До места довели —

и началось.

Сложили аккуратно вещи в кучи,

раздевши донога.

Земная ось

От скорби вдруг прогнулась

от горючей…

Сбесились будто конвоиров псы:

От лая захлебнулись

и осипли…

«Ты палачей о жизни не проси!» —

Предупреждал людей

бессмертный Киплинг.

Приказа пулемёты ждали лишь:

Стволы их раскалились от работы…

Затем сознанье поразила тишь —

И тут же стало жутко отчего-то…

Кругом лежали трупы.

Только кровь

Ещё дымилась и текла меж ними…

Историк,

мне прошу не прекословь:

Глазами это видел я своими…

Я из-под трупов выбрался спеша,

Они меня спасли,

собой прикрыли…

Но ужаснулась грешная душа

Той босховской,

бесовской,

чёрной были…

Я выжил.

Дальше крыс тех лютых бил.

И в сердце им не находил пощады.

Есть много неопознанных могил,

Но забывать о них нигде не надо!..

09.06. — 10.06. 2019 г. 02:08.

Фотографии взяты из https://foto-history.livejournal.com/9907874.html

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Стихи отличные. Трогают за сердце

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *