Статьи из Интернета. Погибший десант на острове Соммерс

https://flot.com/history/events/desant.htm

Источник: navycollection.narod.ru, опубликовано: Соломонов Б. Погибший десант // Флотомастер.-1997.- №1

В июле 1942 г. командованием Балтийского флота была предпринята попытка захватить остров Соммерс. Отсутствие необходимого опыта и недостаток сил не позволили тогда добиться успеха. Долгие годы подробности этой высадки хранились в недрах архива…

Стабилизировавшаяся зимой 1941-42 гг. обстановка на Балтике вновь обострилась летом, когда на коммуникациях противника начали действовать советские подводные лодки. Однако их путь из Финского залива пролегал мимо Соммерса — маленького скалистого островка*.

Остров Соммерс

В течение второй половины 1941 г. на нем находился советский гарнизон, но затем в конце декабря остров был оставлен нашими подразделениями и вскоре там обосновались финны. Впрочем, долго усидеть на продуваемом всеми ветрами скалистом клочке земли им не удалось и Соммерс перешел в разряд «нейтральной полосы». Но это продолжалось недолго: при овладении Гогландом и Большим Тютерсом остров заняли подразделения финской 22-й роты охраны побережья. Стоявшие белые ночи позволяли вражеским постам круглосуточно контролировать надводную обстановку. И потому под общим руководством командира Главной базы флота** капитана 1 ранга Г.И. Левченко был разработан план по его захвату, утвержденный Военным советом Краснознаменного Балтийского флота.

Здесь необходимо сказать несколько слов о Гордее Ивановиче Левченко. К началу войны он имел звание вице-адмирала и был заместителем наркома ВМФ, участвовал в организации обороны Николаева и Одессы. 22 октября 1941 г. решением Ставки Г.И. Левченко назначили командующим войсками Крыма. Но развернувшиеся там бои сложились неудачно для советских частей и в ночь на 16 ноября войска 51-й армии оставили Керчь. 19 ноября должность командующего войсками Крыма ликвидируется, а 1 декабря Левченко был арестован органами НКВД. 24 января 1942 г. его исключили из ВКП(б), а 29 января осудили на 10 лет с лишением всех наград. Но в отличие от многих командиров, судьбы которых сложились трагически, прошение адмирала о помиловании 31 января было удовлетворено. 2 февраля его восстановили в партии (правда, с объявлением строгого выговора). И хотя бывшего заместителя наркома понизили в звании до капитана 1 ранга, лишили всех наград и постановили использовать на низшей работе, судимость с него сняли. В марте 1942 г. он возглавил Ленинградскую военно-морскую базу. Командиром Кронштадтской военно-морской базы его назначили 25 июня 1942 г. Так что успех Гордею Ивановичу был нужен, что называется, позарез…

К сожалению, при разработке плана операции допустили ряд просчетов. Например, силы неприятеля оценивались всего в 60-70 солдат при двух-трех орудиях. На самом деле финны располагали на Соммерсе гарнизоном в 92 человека при двенадцати орудиях (из них два 75-мм, превосходивших по мощности пушки советских катеров, три 45-мм и семь 20-мм зенитных автоматов), двух 81-мм минометах, семи тяжелых и пяти легких пулеметах. Для захвата острова был выделен отряд в составе 250 человек с десятью станковыми пулеметами, то есть, имея значительный перевес над врагом в людях, десант заметно уступал ему в огневой мощи.

Не удалось разведке вскрыть и систему обороны противника, включавшую четыре хорошо оборудованных опорных пункта. Не были учтены особенности побережья острова, что привело к трагедии — при высадке покинувшие катера хорошо вооруженные и экипированные бойцы под весом амуниции нередко тонули. Не было отработано и взаимодействие с авиацией, в результате чего налет, который должен был подавить финскую оборону, только привел к утрате фактора внезапности, а связь десантников (как и моряков) с летчиками вообще не предусматривалась.

5 июля в Кронштадте Г.И. Левченко провел тактическую игру. Командование операцией в море было возложено на командира бригады торпедных катеров капитана 2 ранга В.А. Саламатина, отряд высадки возглавил капитан 2 ранга К.А. Шилов, десантным отрядом командовал майор И.В. Пасько. Вопреки первоначальным указаниям, действовать решили не в трех, а в четырех пунктах. В соответствии с этим были сформированы и четыре группы, состав и расположение которых показаны на схеме. К исходу 7 июля все предназначенные для операции силы были полностью готовы и в 23:33 на Лавенсаари началась посадка десанта, погрузка боезапаса и специального имущества. В 00:11 8 июля посадка десанта на катера была закончена, еще через две минуты корабли начали выходить на рейд. В 00:30 группы десанта двинулись к Соммерсу. Их переход обеспечивался дозорами, а с 00:35 — четырьмя истребителями. К часу ночи отряд прикрытия вышел в заданный район. В это же время, с 00:40 до 00:59 12 бомбардировщиков ДБ-3 1-го гвардейского минно-торпедного полка под прикрытием истребителей с высоты 2300-4000 м двумя волнами нанесли удар по острову. Бомбили не слишком точно — из 120 сброшенных 100-кг бомб 37 упали в воду. Финский гарнизон ответил зенитным огнем. Затем последовали 2 налета штурмовиков Ил-2, атаковавших с малых высот группами по 3 самолета. Неизвестно какова была эффективность штурмовок, но огнем 20-мм «Эрликонов» были повреждены два самолета

Замысел высадки десанта на о. Соммерс

В 01:20 десантные группы развернулись и пошли к местам высадки. Море было относительно спокойным (волнение до трех баллов), а видимость — просто отличной (ох уж эти белые ночи). На значительном удалении — 20-30 кабельтовых — финны обнаружили советские катера и открыли по ним ожесточенный огонь. Несмотря на это, первая группа подошла к берегу на расстояние 10-12 м и начала высадку десанта, которая закончилась в течение всего пяти минут. Но при этом торпедный катер № 152 и «охотник» МО-110 получили повреждения.

Тяжело пришлось и II группе. Приблизившись под обстрелом к берегу, моряки и десантники убедились, что катера не могут вплотную к нему пристать. Некоторым из них приходилось это повторять по нескольку раз, под огнем пытаясь найти удобные для высадки места. При выгрузке радиостанции, ее то ли намочили, то ли утопили аккумуляторы и работать она не могла. Командир десантного отряда сходить на берег в таких условиях отказался и был высажен на остров лишь в 04:04 по приказанию комиссара бригады торпедных катеров. Потери росли — на торпедном катере № 62 был поврежден корпус, а на МО-402 — надстройки, на нем погиб командир, а 4 члена команды получили ранения.

Морские охотники на патрулировании

III группу встретил особенно интенсивный огонь. Подойти сразу к берегу не удалось, причем на ТКА № 121 заглохли моторы с муфтами, включенными на передний ход, и при заводке моторов он с хода сел на камни. Предпринятая после высадки десанта попытка спасти его оказалась неудачной и он остался на камнях. К счастью, удалось снять людей, а также документы и вооружение. Командир МО-413 из состава этой группы, видимо, проявил нерешительность и высадил бойцов позже остальных, причем ему потребовался дополнительный приказ В.А. Саламатина.

Но в самом тяжелом положении оказалась IV группа. Ее корабли не смогли подавить огневые точки противника, встретив сильный отпор. Командир принял решение — десантировать бойцов в пункте, предназначенном для III группы. Но когда катера с десантом стали обходить, с запада, отстал поврежденный торпедный катер № 71. Ему пришлось высаживать десантников «абы куда». При отходе он был подожжен артиллерийским огнем и погиб, а его экипаж под непрекращающимся обстрелом перешел на торпедный катер № 152. Досталось и торпедному катеру № 131 — погиб его командир, были убиты 3 и ранены 4 десантника.

Всего из принятых на борт отрядом высадки 256 воинов на остров попало 164 бойца, еще 7 пострадали на борту торпедного катера, а сторожевой катер МО-402 не высадил 15 человек. Остальные были убиты или утонули при высадке. Не удалось доставить на берег и часть пулеметов (видимо, большую, так как плыть с «Максимами» было просто немыслимо).

Торпедный катер с десантом

Реакция финнов на действия советского флота оказалась очень быстрой и энергичной — сразу же после получения сообщения от гарнизона Соммерса ему на помощь были брошены все наличные силы: канонерские лодки «Уусимаа» и «Хямеенмаа», а также 5 сторожевых катеров. Первой к месту боя прибыла «Уусимаа», которой удалось на пути к острову отбить атаку советских торпедных катеров. Затем подошли «Хямеенмаа» и сторожевые катера. В ходе боя с финскими канлодками погиб торпедный катер № 113 (командир — старший лейтенант А.И.Шумратов), атаковавший противника совместно с катером № 73. Моряки доложили о потоплении одной из канонерок, но эта информация оказалась недостоверной.

Финская канонерская лодка «Уусимаа» (однотипная «Хямеенмаа»)

В ходе боев у Соммерса сообщения, стекавшиеся в штабы обеих сторон, содержали, как правило, сильно преувеличенную информацию о потерях противника, но для финнов (завышавших свои успехи всего-навсего в два раза!) это не имело таких серьезных последствий, как для советского командования. Ведь оно было уверено, что врагу наносится тяжелый урон и его возможности продолжать борьбу уменьшаются. На самом же деле, хотя многие финские корабли и катера получили повреждения разной степени тяжести, ни один из них потоплен не был.

Примерно в 03.18 от десантников, ведущих бой на Соммерсе, поступил условный сигнал, означавший: «Закрепился, прошу выслать второй эшелон». Однако в ответ на запрос Саламатина от Левченко с получасовым опозданием последовал ответ, что второй эшелон будет выслан после занятия острова. А на Соммерсе шел ожесточенный бой. Десантникам удалось захватить один из опорных пунктов — Итяпяя, все орудия которого были уничтожены, а из 26 защитников лишь троим удалось прибиться к своим. Остальные были убиты или ранены.

Активно действовала авиация обеих сторон. Советские самолеты нанесли несколько ударов по позициям противника на острове и атаковали корабли и катера, при этом истребители отражали налеты финских самолетов, наносивших бомбоштурмовые удары по силам поддержки. В ходе одного из них торпедный катер № 33 из отряда прикрытия получил небольшие повреждения, а его командир был убит. Пострадали и два неприятельских катера и канлодка.

Торпедный катер ставит дымовую завесу

Капитан 1 ранга Левченко, понимая, что бои развернулись куда более серьезные, чем это предусматривалось планами, приказал канонерской лодке «Кама» выйти к Соммерсу. К Лавенсаари из Графской и Батарейной бухт для усиления ведших бои сил были отправлены четыре торпедных и пять сторожевых катеров.

В утренние часы 8 июля активность сторон значительно снизилась, так как у советских катеров заканчивалось топливо, многие из них получили повреждения, а финские канонерки, оказавшие огромную помощь гарнизону острова, расстреляли практически весь боезапас. Зато к месту сражения подошел, первый из принявших в нем участие немецких кораблей — тральщик «М 18».

Немецкий тральщик типа М

В 08.48 советский флот понес новую потерю: при подходе к восточной части Соммерса от попаданий снарядов загорелся и взорвался пытавшийся доставить десантникам боеприпасы торпедный катер № 22. Финнам же к 11.30 в помощь своему гарнизону удалось перебросить на канонерской лодке «Турунмаа» и восьми катерах роту в составе 109 человек. Прибытие подкрепления окончательно изменило ситуацию, советский десант оказался в тяжелейшем положении. Теперь на стороне противника было не только огневое, но и численное превосходство. К тому же его канлодки поддерживали свои войска огнем орудий среднего калибра, в то время как на советских катерах имелись лишь малокалиберные пушки. Высланная же к Соммерсу «Кама» шла под проводкой катеров-тральщиков, скорость которых с поставленными тралами была очень малой. И хотя после полудня в бой вступила советская береговая батарея с Лавенсаари, ее огонь не корректировался и вряд ли принес особую пользу десантникам. Подошедшая же «Кама» практически всю свою огневую мощь вынуждена была направить против финских кораблей.

В 14.30 командир Островного сектора береговой обороны, входившего в состав Главной базы, капитан 1 ранга С.Д.Солоухин приказал начать посадку резерва в количестве 57 автоматчиков, погрузку радиостанции и продовольствия на торпедные катера № 11, 30 и 101. Около 16.00 они направились к Соммерсу и примерно через 45 мин под огнем финских кораблей подошли к его восточному берегу и начали высадку бойцов и выгрузку припасов. Несмотря на то, что дело происходило днем, все было организовано из рук вон плохо — снова, как и ночью, утопили радиостанцию, а вместе с ней и 13 десантников. Правда, с берега удалось снять 23 раненых. От них стало известно, что на острове идет тяжелый бой и необходимо подавить минометную батарею врага. Но установить связь с десантом не удалось, так как, кроме раненых, на берегу не было других бойцов. Уже на отходе получил попадание и взорвался торпедный катер № 31.

Торпедный катер типа «Комсомолец»

Похоже, что к серьезным боям за Соммерсе советское командование не готовилось и на Лавенсаари не было частей, которые могли быть отправлены на помощь высаженным подразделениям без угрозы ослабления обороноспособности самой базы. Поэтому усилить десант своевременно не удалось, а потом было поздно — германские и финские самолеты, корабли, катера и орудия гарнизона острова сделали доставку подкреплений, снабжение, вывоз раненых, а затем и эвакуацию оставшихся в живых бойцов невозможными.

К вечеру 8 июля вместо канонерской лодки «Кама», на которой вышли из строя оба орудия главного калибра, в сражение вступили сторожевой корабль (по западной классификации — миноносец) «Буря» и базовые тральщики (корабли специальной постройки, имевшие сильное артиллерийское вооружение) Т-205 «Гафель» и Т-207 «Шпиль». Но их помощь явно запоздала. К этому времени к Соммерсу подошли финские минные заградители «Риилахти» и «Роутсинсалми», и немецкие корабли — плавбатарея «SAT 28» («Ост»), плавбаза (тендер) «Неттельбек» и тральщик «М 37», сменивший своего собрата «М 18», который изрядно пострадал от налетов советской авиации. «М 37» принял участие в вечернем обстреле позиций советских десантников. Временами он подходил к берегу на 500 м. Его экипаж решил продемонстрировать финнам свое «братство по оружию»: на берег был отправлен сформированный на корабле ударный отряд из 10 человек, а также несколько ящиков с ручными гранатами, в которых у гарнизона возникла нужда.

Советские базовые тральщики типа БТ

В ночь на 9 июля советское командование предприняло последнюю попытку исправить положение. В атаку на неприятельские корабли были брошены торпедные катера, выводившиеся сторожевиком «Буря» совместно с тральщиком Т-207.

Трем катерам удалось выпустить по одной торпеде, но они не достигли целей, а два катера были подбиты.

Попытка доставить на остров боеприпасы на трех сторожевых катерах также закончилась плачевно.

От попадания снаряда взорвался и погиб со всеми находившимися на борту, в том числе с командиром отряда высадки капитаном 2 ранга К.А. Шиловым МО-306.

И хотя весь день продолжались перестрелки между кораблями противников, положение десанта на острове стало безнадежным.

Правда, утром летчики доложили, что ими торпедированы два вражеских корабля в пяти милях севернее Соммерса, но и это сообщение не соответствовало действительности и не могло изменить ситуацию.

9 июля в 12.30 командир Островного сектора береговой обороны радиограммой доложил командующему Краснознаменным Балтийским флотом вице-адмиралу Трибуцу и командиру Главной базы капитану 1 ранга Левченко об обстановке в районе островов Лавенсаари и Соммерс. В донесении говорилось, что для продолжения операции сил и средств не имеется, а на самом Соммерсе с ноля часов 9 июля боевых действий не наблюдается.

В 19:20 Г.И.Левченко получил новое сообщение, где, в частности, говорилось: «…Никакого движения на острове не обнаружено. При обнаружении десанта буду продолжать операцию по захвату».

Советские торпедные катера выходят в атаку

Ночью 10 июля была предпринята попытка доставить на Соммерс двух разведчиков, но блокада острова кораблями противника была слишком плотной и подойти к нему советским катерам не удалось.

Перестрелки между кораблями также не принесли результатов.

Летчики снова доложили о потопленных и поврежденных кораблях, но на активности германо-финских сил это никак не сказалось.

Во второй половине дня снова попытались организовать высадку на Соммерс разведгруппы, но затем перенесли эту операцию на ночь. В 01:00 11 июля капитан 1 ранга Г.И. Левченко, считая, что бои на Соммерсе закончились и стремясь избежать новых потерь, решил прекратить операцию.


В этих боях погибли семь торпедных катеров и малый охотник Краснознаменного Балтийского флота. Базовый тральщик был поврежден, а канонерская лодка «Кама» практически вышла из строя из-за технических неисправностей — хотя одно из орудий удалось ввести в строй, но на лодке отказало и долго бездействовало рулевое управление и ее приходилось таскать на буксире.

Только за первый день боев повреждения получили 10 торпедных, 5 сторожевых и 5 катеров других типов.


Но финнам и этого показалось мало, поэтому они «зачислили в список своих побед» 8 кораблей и катеров, потопленных береговой артиллерией, о 7 уничтоженных советских катерах сообщил флот, а еще одну канонерскую лодку («Волгу») и 2 катера записала на свой счет финская авиация. Финны и немцы признали повреждения тральщика «М 18», канонерских лодок «Хямеенмаа» и «Турунмаа» и нескольких катеров.

По финским сообщениям, армия потеряла 15 человек убитыми и 45 ранеными, а флот — 6 убитых и 18 раненых. Советские потери в людях они оценили следующим образом: 149 пленных, 128 убитых на острове и, приблизительно, еще 200 человек, утонувших вместе с погибшими кораблями. После окончания боев финны прикрыли Соммерс минными заграждениями и он оставался под их контролем вплоть до выхода Финляндии из войны в сентябре 1944 г.

Хотя операция по захвату Соммерса провалилась, вряд ли у кого-нибудь сегодня повернется язык неуважительно отозваться о непосредственных участниках боев.

Отмечая слабость планирования и организации, необеспеченность советских воинов специальными высадочными средствами, пассивность крупных кораблей Балтийского флота и неэффективность огня береговых батарей, отнюдь не симпатизирующий Советскому Союзу швейцарский историк Ю.Майстер вынужден был признать: «Русские десантные части, хотя и недостаточно многочисленные, как и экипажи торпедных катеров, сражались очень храбро, но им не удалось спасти положение в этой неправильно организованной операции».

* Длина острова около 950 м, ширина около 450 м.

** Так с июня 1942 г. стала официально называться Кронштадтская военно-морская база

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Очень интересная история. Будем устанавливать фамилии и имена погибших в десанте моряков. Это надо сделать. Это наша обязанность перед ними и их родными и близкими. Вина Левченко и тех, кто планировали десант понятна. Просто погубили людей и ничего не добились, как это было в Петергофском, Шлиссельбургском, Стрельненском, Евпаторийском, Судакском десантах. Без подготовки, без надлежащей поддержки и связи. Но начальники потом прикрепили себе орденки за тех, кто погибли. Левченко будучи заместителем Министра обороны потом во времена Хрущева командовал уничтожением крейсеров и строящихся линкоров и был противником строительства крупных кораблей, видимо считая, что очередную войну можно выиграть торпедными катерами и подводными лодками. Хотелось бы спросить его а он знает успешность действий наших подводных лодок во время войны? Да, героически погибали и перед погибшими надо преклонить голову. Честь и слава им. А чего добились в 1941, 1942, 1943 годах? Сколько потопили вражеских линкоров, крейсеров, эсминцев, подводных лодок? 1 эсминец, 1 подводную лодку — успешность действий наших подводников? А сколько потеряли сами подводных лодок? Ужас, если сравнить цифры.

  2. Марина Орлова мазец

    Мазец Станислав Станиславович мой дед.был старшиной 2 статьи.командиром роты сигнальщиков

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *