Дмитриев В. Космический старт ч. 1

https://flot.com/blog/historyofNVMU/8204.php

В преддверии юбилейного выпуска из училища (1966-2006) ко мне обратились сослуживцы по училищу с просьбой поделиться воспоминаниями о наиболее памятных событиях славного прошлого нашего Военно-морского флота, в которых принимал непосредственное участие.

Мне посчастливилось прослужить в ВМФ на различных должностях, непосредственно связанных с боевым применением дальней оперативной связи ВМФ, более тридцати лет, и быть не только очевидцем, но и участником многих событий в мире.
Размышляя о чем написать, дома я неоднократно останавливался около серванта и горки, за стеклом которых у меня бережно хранятся сувениры из разных стран. Вот кораллы и ракушки с островов Дахлак, Сокотра, Чагос, Кубы, из Индии и других мест, а вот кусочек, похожий на пенопласт, на разломе белый, с другой стороны отполированный и черный, как антрацит и, даже, словно обожженный…

Об истории этого кусочка речь будет идти далее в настоящем повествовании.
Я решил написать о некоторых аспектах одного сложного мероприятия, проведённого ВМФ, обеспечение которого было спланировано и проведено коллективом 109 Центра дальней оперативной связи ВМФ (ЦУДОС ВМФ), и в котором я прослужил 14 лет.

Прототип «Бурана» БОР-4с

В самом начале 1980-х годов СССР подошёл к практическому созданию пилотируемых космических кораблей многоразового использования «Буран», предназначенных для освоения космического пространства и обеспечения стратегического паритета СССР в мире.

Прототипом «Бурана» стала условно уменьшенная его копия и внешне на него не похожая — изделие «Бор» («Беспилотный орбитальный ракетоплан»), на котором в экстремальных условиях космоса практически должны были быть опробованы различные инженерные решения наших ученых.

«Бор» (в просторечье «лапоть»), это модернизированное изделие одной из модификаций пилотируемого воздушно-космического самолёта военного назначения, производство которого было приостановлено.

Первый запуск космического аппарата, самолёта «Бор» этой модификации был успешно произведен в 1980 году с полигона ракетных войск стратегического назначения «Капустин Яр» с приземлением изделия на полигон «Балхаш» без участия сил и средств ВМФ и без учета степени международных рисков.

Дело в том, что для вхождения в плотные слои атмосферы Земли и последующего приземления на парашюте в заданном районе СССР тормозные двигатели «Бор» включались над густонаселенными районами Западной Европы и в случае нештатной ситуации, весьма вероятной из-за новизны решений космического аппарата, могли возникнуть для нашей страны серьезные внешнеполитические проблемы.

Принимая во внимание возможные последствия, Центральный комитет КПСС и Правительство СССР приняли решение перенести последующие испытания «Бора» в относительно пустынный район Южного полушария в Индийском океане — приблизительно в 1000 км западнее Австралии (южнее Кокосовых островов). Указанная точка приводнения аппарата находилась на другой стороне Земного шара — практически на антиподе Москвы (пространственный размах составил приблизительно 20 000 км). Включение тормозных двигателей аппарата осуществлялось после пролёта «Бора» территории Индии уже над Индийским океаном.

Космический аппарат «БОР-4» перед полетом

В 1981 году Военно-Морскому Флоту СССР были поставлены задачи:
— первая — создание необходимой группировки сил и средств подъема, охраны и обороны объекта, сам подъем, эвакуация из заданного района приводнившегося космического аппарата;
— вторая — организация управления поисково-спасательного мероприятия и обеспечение связи не только с силами ВМФ в море, но и с взаимодействующими командными пунктами управления Вооружённых сил СССР и гражданских организаций.

Кроме того, главной задачей было не только поисково-спасательное мероприятие, проводимое ВМФ, но и немедленное получение представителями промышленности и научно-исследовательских институтов (НИИ) прямо на месте в море первичных результатов о работе изделия, передача их по каналам связи ВМФ своим руководителям для последующего доклада высшему руководству СССР.

По существу, главная тяжесть и ответственность по обеспечению поисково-спасательного мероприятия и по обеспечению испытания «Бора» от момента старта изделия и до доставки его в СССР ложилась на Военно-Морской Флот.

Подобные масштабные и сложные задачи по обеспечению управления и постоянной связи, то есть в реальном масштабе времени, с корабельной группой кораблей ВМФ и с отдельными кораблями этой группы, находящихся в таком удаленном районе Мирового океана с тяжёлыми условиями распространения радиоволн, ставились Военно-Морскому Флоту не часто. Решение этих задач осложнялось жёсткими требованиями по обеспечению передачи больших потоков информации, состоящих из команд управления, траекторной (о местоположении изделия в пространстве) и телеметрической (о работе систем изделия) информации, информации по вопросам поиска и подъема космического аппарата, погоды, разведки, а также по вопросам химической безопасности, разминированию изделия, консультаций представителей промышленности, другим вопросам, и всё срочно и одновременно. Кроме того, сама передача по телефонным каналам траекторной и телеметрической информации с кораблей в море на Центральный командно-измерительный комплекс, находящийся в Подмосковье, в реальном масштабе времени тогда ВМФ не применялась (обычно её передача производилась по телеграфным каналам после соответствующей ручной обработки на корабле — командно-измерительном комплексе (кик) ВМФ).

Все задачи управления должны были решаться в реальном масштабе времени, а связь требовалось организовать как с командным пунктом (КП) походного штаба группы кораблей, так и с отдельным кораблём этой группы в море не только от Главного штаба ВМФ (ГШ ВМФ), но и от множества командных пунктов: видов вооруженных сил СССР, полигона запуска «Капустин Яр», пунктов траекторных и телеметрических измерений, различных пунктов управления промышленности и НИИ. Обстановка осложнилась еще и тем, что каждый участник мероприятия себя-то считал наиглавнейшим.

Требовалось создать такую организацию связи под единым управлением, которая позволяла решить поставленные задачи.

Предшествующий опыт особо сложных и масштабных мероприятий ВМФ, непосредственным участником которых был и я, таких как: обеспечение связью Генерального секретаря ЦК КПСС при его перелётах из Москвы в США, на Кубу и обратно в 1973-1974 годах (мероприятия «Кавказ-6», «Кавказ-6К»), арабо-израильская война 1973 года, когда одновременно обеспечивалась связь Центрального командного пункта ВМФ (ЦКП ВМФ) с 50 кораблями 5-й Оперативной эскадры ВМФ (5 ОПЭСК ВМФ) в Средиземном море, других зон войн и конфликтов по всему миру, районов аварий, разведки, учений, а также обеспечение связью испытаний ракетного, ядерного оружия и новой космической техники, полетов космонавтов и другие, помог разработать уникальную на тот период организацию связи, подготовить силы и средства, решить организационные и технические вопросы.

Непосредственно ответственным за подготовку, координацию и проведение этого мероприятия от службы связи ВМФ, по представлению начальника связи ВМФ, распоряжением начальника Главного штаба ВМФ был назначен старший офицер отдела боевого применения космических и автоматизированных систем связи ВМФ 109 ЦУДОС ВМФ капитан 3 ранга Дмитриев Владимир Васильевич, имевший также большой практический опыт и по организации радиосвязи с береговыми узлами связи, кораблями и подводными лодками ВМФ в море.

Оговорюсь, что в разработке, подготовке и в самом проведении этих мероприятий участвовали по линии связи ВМФ многие сотни толковых людей, перечислить которых, к сожалению, не представляется возможным, как не представляется возможным перечислить тысячи военнослужащих и гражданских служащих Генерального штаба, различных видов вооруженных сил, войсковых частей, НИИ, узлов связи, гражданских специалистов различных министерств, ведомств и организаций.

Задача управления силами ВМФ в таком удалённом районе, а без связи нет управления, могла решаться только комплексным, массированным использованием каналов космической (основная связь) и традиционной радиосвязи, многократно зарезервированной (резервная).

Однако, на тот исторический период система космической связи ВМФ для постоянной работы в реальном масштабе времени для обеспечения телефонной и телеграфной связи кораблей ВМФ в любом районе Мирового океана в Единой системе космической связи (ЕСКС) МО СССР через геостационарные «Грань» и высокоэллиптические космические аппараты «Молния-3» еще только создавалась, хотя на береговых же узлах связи ВМФ эта космическая связь уже нашла широкое применение.

Весь парк кораблей, вооруженных станциями космической связи для работы в ЕСКС МО СССР, на всех флотах ВМФ составлял тогда всего 5 единиц. Все станции космической связи были опытными (экспериментальными) образцами и не могли гарантировано обеспечить круглосуточную связь. Кроме того, для выполнения таких задач в сложных погодных условиях и на длительный период времени эти корабли по различным причинам не могли выйти в море в назначенные сроки.

Серийное производство промышленностью и массовое вооружение такими станциями космической связи кораблей ВМФ, а также занятие лидирующего места космической связи в системе связи ВМФ, произошло позже и заняло годы (14 лет моей службы в 109 ЦУДОС ВМФ).

Справиться с этой сложной ситуацией со связью помогло обращение к лётчику-космонавту СССР № 2 генерал-лейтенанту Титову Герману Степановичу, заместителю начальника Главного управления космических средств МО СССР, председателю Госкомиссии по испытаниям беспилотных ракетопланов.

Просьба выделить в качестве корабля-ретранслятора для ВМФ одно из судов 3-го Отдельного морского командно-измерительного комплекса (г. Ленинград) и вооруженного нужной нам станцией космической связи была удовлетворена.

Суда, к тому же, имели на вооружение штатные средства: аппаратуру приёма траекторией и телеметрической информации и аппаратуру автоматизированной передачи этой информации на Центральный командно-измерительный комплекс (ЦКИК) по каналам космической связи.

Всего к этому мероприятию по плану 109 ЦУДОС ВМФ стали готовить сразу 3 судна, но основным стало научно-исследовательское судно (НИС) «Космонавт Георгий Добровольский» («КГД»).

К этому времени определился и в ВМФ состав корабельной группы в количестве шести кораблей (два из них были вооружены средствами космической связи):
— командно-измерительный комплекс (кик) ТОФ «Чумикан» (г. Петропавловск-Камчатский) — КП походного штаба;

— поисково-спасательные корабли (пск) ЧФ: «Ямал» — основной, «Апшерон» и «Баскунчак» (г. Донузлав Крымская область);

— большой противолодочный корабль (бпк) ТОФ «Чапаев» (г. Владивосток) — корабль охранения;

— танкер ТОФ (г. Владивосток).

БПК «Василий Чапаев» в Тихом океане. 24 января 1983 года

НИС «КГД» был вооружен станцией космической связи «Хрусталь», позволяющей работать в Единой системе космической связи (ЕСКС) МО СССР в сантиметровом диапазоне и обеспечивать работу трёх телефонных и двух телеграфных каналов открытой (незасекреченной) связи одновременно. На этих судах засекречивающей аппаратуры связи не имелось и установить её было нельзя (иначе бы они потеряли статус гражданских судов), что потребовало разработки уникальной на то время организации связи, отвечающей всем требованиям режима секретности.

В кратчайшие сроки были разработаны, согласованы, утверждены в различных инстанциях комплекты документов: Распоряжение по связи ГШ ВМФ на мероприятие и различные Планы подготовки, перевооружения (довооружения) новой техникой, средствами связи и обеспечения командных пунктов, узлов связи и кораблей по линии связи независимо от ведомственной принадлежности участников. Немедленно было начато их исполнение.

Распоряжением по связи на мероприятие было запланировано задействовать связь в направлениях:

— ГШ ВМФ — нис «КГД» — телефонная оперативная связь с использованием специально разработанных переговорных таблиц;

— ЦКИК — нис «КГД» — передача траекторией и телеметрической информации;

— ЦКИК — нис «КГД» — телефонная служебная связь;

— ЦКИК — нис «КГД» — телеграфная служебная связь;

— ГШ ВМФ — кик «Чумикан» — телеграфная засекреченная связь по двум кратам.

Два крата телеграфной засекреченной связи, это фактически две телеграфных канала связи, один из которых через коммутатор был подан на КП поисково-спасательной службы ВМФ (ПСС ВМФ), а другой предназначался для выдачи транзитов на другие командные пункты или/и для связи с пск «Ямал», работающему по радиоканалу с кик «Чумикан».

КИК (ЭОК) «Чумикан» в море

Эта телеграфная засекреченная связь организовывалась ГШ ВМФ комбинированным использованием космического, с нис «КГД», и радиоканала, с кик «Чумикан». Радиоканал «КГД — Чумикан» был задублирован на трёх частотах KB и УКВ диапазонов, таким образом нис «КГД» производил у себя коммутацию космического и одного лучшего качества радиоканала, осуществляя транзит связи — ретрансляцию связи в указанном направлении.

Самому же нис «Космонавт Георгий Добровольский», кораблю-ретранслятору, было запланировано работать в Единой системе космической связи МО СССР через геостационарный космический аппарат (КА) с одним из береговых узлов МО СССР на Дальнем Востоке и далее транзитом также по космосу с Москвой, то есть в два космических скачка, так как из-за огромных расстояний между судном и Москвой одновременное нахождение их в зоне радиовидимости одного КА невозможно.

Кроме этого, удалось также спланировать и организовать оперативную телефонную космическую связь непосредственно между кик «Чумикан» и КП ПСС ВМФ по другой системе космической связи в ДЦВ диапазоне через высокоэллиптические космические аппараты «Молния-1» в открытом режиме сеансами. Связь планировалось осуществлять только сеансами по причине огромных расстояний, так как зона взаимной радиовидимости через эти КА возникала между Москвой и кик «Чумикан» только на самых низких углах пролёта КА, уже над горизонтом, и длилось это недолго.

Кроме того, планировалось использовать в качестве резервной действующую систему космической связи ВМФ через низкоорбитальные космические аппараты для связи с бпк «Чапаев» в режиме «с переносом информации», однако в последний момент уже в море этот корабль охранения был заменен другим.

Искусственный спутник земли «Молния-1»

(продолжение следует)

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Кузьма Васильев

    Интересно. Когда концовка?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *