За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Блытов В. Блытова О. Живые — помните погибших! Гибель курсантов 1941 год


И рыжая трава побагровела,

И выпал дождь степных каленых стрел.

И стрелы били в спину самых смелых,

Кто только грудью встретить их хотел.

(Юрий Андрианов. Броды) [13]

 

В ночь на 17 сентября 1941 года на барже № 725 по Ладожскому озеру на Большую землю из Ленинграда на большую землю эвакуировали курсантов нескольких военно-морских училищ, выпускников военно-медицинской академии ВМФ, личный состав главного гидрографического управления флота, военно-инженерного управления флота, артиллерийского управления, два взвода общевойскового инженерного училища имени Жданова с преподавателями, нескольких ремесленных училищ и членов семей офицеров, сопровождавших курсантов, а также гражданских лиц.

Огромную баржу № 752 с несколькими тысячами человек тащил маломощный буксир «Орел». Старшим на буксире был контр-адмирал Заостровцев Алексей Тимофеевич (командир учебной бригады подводных лодок), командиром буксира был опытный моряк Ерофеев Иван Дмитриевич, ходивший на Ладоге не один десяток лет.

Деревянная баржа № 752 имела водоизмещение 750 тонн. В огромном трюме баржи не было никаких переборок, которые разделяли бы судно на отдельные отсеки и помещения. На барже не было никаких средств спасения и борьбы за живучесть.

Перед самым выходом произошла неразбериха с буксирами. Баржу должен был тащить буксир «Боевой», но его не было в Осиновце и прибытие не ожидалось, Только к 23 часам было принято решение, что баржу потащит ледокольный буксир «Орел». Задержка в Осиновце на 4 часа в результате неразберихи с буксирами оказалась роковой более чем для тысячи человек эвакуируемых.

Опытный командир буксира видел надвигающийся шторм и пытался перенести переход на следующий день, но командование Ладожской флотилии, опасаясь налетов на Осиновец (место отправки) в дневное время все же отправили буксир и баржу с опозданием на четыре часа.

От Осиновца до Новой Ладоги приблизительно 160 километров – 15 часов пути при нормальной ситуации.

Ответственный за отправление людей из Осиновца капитан 2 ранга Авраамов перегрузил баржу и отправил. Сначала не хотел перегружать баржу и хотел оставить до следующей баржи курсантов училища Дзержинского, а потом видимо надавили сверху и он приказал грузиться в трюм дзержинцам. И загрузились.

Канонерская лодка «Шексна», которая должна была обеспечивать безопасность перехода буксира «Орел» и баржи № 725 ушла вперед и на дальности видимости больше не появлялась. Буксир и буксируемая им баржа были предоставлены сами себе и своей судьбе. Фактически семь из 15 часов она должна была осуществлять переход в светлое время суток, без всякого прикрытия от налетов вражеской авиации и оказания помощи в случае навигационной аварии.

Погода с вечера была дрянная. Сначала усилился ветер, пошел студеный дождь, затем начался шторм. Волны перекатывались через низкосидящую в воде баржу и людям, находившимся на палубе, приходилось прижиматься и изо всех сил держаться друг за друга, чтобы не смыло за борт. Корпус баржи скрипел под ударами волн и был готов разломиться. Женщин и детей укрыли в небольшой шкиперской рубке на палубе баржи. Ночью резко похолодало, задул сильный северный ветер. Волны усиливались. Внезапно оборвался буксирный трос и баржу развернуло ветром на волнах. Волны стали ударяться о борт более сильно. Старый деревянный корпус не выдержал и вода стала поступать в трюм, где находилось одновременно более тысячи человек. Люди бросились к центральному люку, но он был перекрыт замком и тогда стали выбираться на палубу через кормовой люк. Но там болтался из стороны в сторону массивный баллер руля, под удары которого попали первые вылезшие на палубу и им просто раздробило головы и сбросило за борт.

Одному из курсантов удалось топором пробить в палубе еще одно отверстие и через него люди полезли на палубу.

Попытки буксира снова взять на буксир баржу не увенчались успехом. Баржу развернуло по волне. Началась паника. Офицеры пытались организовать откачивание воды из трюма с помощью четырех найденных на барже ведер и насоса. Но вода прибывала в трюмы значительно быстрее, чем ее откачивали. Появились в трюме большие пробоины через которые хлынула вода.

Пытаясь спастись, люди начали прыгать с баржи в воду и пытались плыть к буксиру, который подошел к месту катастрофы как можно ближе.  Многие тонули в холодной воде сразу, многих смывало волнами за борт и уносило в сторону, кто-то попал под винты буксира. Курсанты сбросили за борт четыре автомобиля, находившиеся на палубе баржи, пытаясь увеличить плавучесть баржи.

Курсанты и офицеры не сдавались и даже будучи уже обреченными боролись за жизни, находящихся на барже и в воде людей. Массовый героизм курсантов и офицеров ни в одном из поданных наверх документов не был впоследствии отражен. Помять о них и их подвиге остались только в воспоминания уцелевших.

Внезапно баржу разломило и носовая часть, вместе с находившимися на ней людьми, затонула. Стало волнами ломать палубу на которой находились люди. Оставшиеся в трюме люди также погибли. Над водой оставалась только часть палубы через которую перекатывалась вода, унося с собой новые жертвы. Офицеры, имевшие личное оружие, понимая, что спасения практически нет, стали стреляться сами и убивать членов своих семей, — детей и жен. Разрушение баржи № 752 произошло в районе Северной Головешки с координатами: широта 60 градусов 28 минут, долгота 31 градус 57 минут. До ближайших берегов были десятки километров.

С буксира бросали тонущим людям спасательные концы и вытаскивали, тех кто за них зацепился на палубу. Вода была очень холодной около 8-10 градусов, и многие погибали от переохлаждения.

К месту катастрофы баржи подошла канонерская лодка «Селемджа», проходившая из Новой Ладоги для следования в Осиновец с баржами, которые тоже разбило волнами. Погибли два пулеметных батальона. Ее задержали по приказанию контр-адмирала Заостровцева, который дал команду ей также спасать тонущих и обеспечивать безопасность. Действовали на канонерской лодке не совсем оперативно, не подходя к месту катастрофы, а поднимая только тех, кто к ней подплыл.

В результате спасательных работ буксир «Орел» спас 216 человек, а канонерская лодка «Селемджа» – 24 человека. Остальные погибли.

Архивное фото буксира «Орел» [22]

Долгое время Ладожская катастрофа оставалась закрытой для широкой общественности, в том числе и для родственников погибших, О ней не принято было говорить и даже упоминать в мемуарах. О ней просто забыли. И только недавно эта трагедия стала достоянием гласности.

Родственникам людей, погибшим в ту роковую ночь на Ладожском озере, в годы войны не выплачивались положенные погибшим фронтовикам пенсии. В информации получаемой родственниками в связи с гибелью близких, было написано, что погиб при аварии баржи и все. Не на фронте, не в бою, а при простой аварии, вроде как в тылу. Погибли более 130 человек, готовых для службы на всех флотах врачей, погибли свыше 500 человек без пяти минут офицеров флота гидрографов, инженеров механиков, армейских инженеров — которых в годы войны так не хватало в армии и на флоте. Погибли офицеры флота нескольких управлений ВМФ, эвакуировавшихся из Ленинграда вместе с семьями. Погибли несколько десятков ремесленников и их преподавателей, Погибли жители Ленинграда.

Ладожская катастрофа, безусловно, относится к одной из крупнейших в истории военно-морского флота России.

На помощь с берега, погибающим, рассчитывать почти не приходилось, поскольку все, что происходило — в темное время суток и в штормовом море. А с рассветом прилетевшие летчики немецкой авиации начали бомбить остатки баржи и буксир и обстреливали спасавшихся людей из пулеметов. И только присутствие в районе катастрофы канонерской лодки «Селемджа», отражавшей воздушное нападение не привело к более тяжелым последствиям.

Можно найти резоны для оправдания руководивших эвакуацией из Осиновца начальников, но сложно понять, почему же все же это стало возможным. За что погибли почти тысяча защитников Родины, способных принести пользу во имя победы.

Безусловно, анализируя произошедшее, с точки зрения сегодняшнего дня, можно уверенно сказать, что главной причиной трагедии баржи N 725 и гибели более чем 1000 человек (точно сказать невозможно, так как никто эвакуировавшихся на барже не считал) был человеческий фактор.

Эвакуация людей на Ладожском озере осенью 1941 года[22]

К сожалению, история нашего Отечества изобилует примерами, когда тысячи жизней считались ничем, по сравнению с кем-то поставленной целью, и трагедия на Ладоге не является здесь исключением.

Место трагедии на Ладожском озере[22]

Командованию Ладожской флотилии была поставлена задача — отправить людей через озеро! Командование задачу выполнило – отправило в кратчайшие сроки. А вот безопасность отправки людей обеспечить не смогла и предвидеть возможности гибели баржи и кораблей. То есть получается делают ошибки одни люди – любыми средствами, а расплачиваются за непродуманность их действий другие, порой своими жизнями и здоровьем другие.

После прочтения всех материалов по данной катастрофе, воспоминаний очевидцев становиться понятным — что командование Ладожской флотилии не было сделано все, чтобы обеспечить безопасность эвакуации. То есть получается, чтобы, что-то наладить, создать работающую и безопасную систему должно что-то произойти? Должны погибнуть люди? Кто-то  ответственный должен ответить за случившиеся своей должностью, погонами, или жизнью? Видимо ой как не хватало порой многим нашим начальникам императора всероссийского Петра Великого с большим посохом, который он бы обламывал о многие начальничьи спины и головы, чтобы они начинали все же думать и решать проблемы. Не завтра а сегодня, не тогда когда что-то произойдет, а когда ещё можно, что-то предусмотреть и сделать, чтобы не произошла катастрофа.

Какие можно сделать выводы по данной катастрофе?

Во-первых, можно сказать, что эта катастрофа даже во флотских кругах практически до сих пор неизвестна или малоизвестна.

Во-вторых, каждая скрытая и не расследованная катастрофа имеет специфику повторяться, порой с более тяжелыми последствиями.

В третьих отношение к погибшим и членам их семей было действительно скотским со стороны руководства ВМФ.

Сегодня в открытых источниках информации уже можно найти некоторые данные по этой катастрофе.

Что вспоминали и как оценивали эту катастрофу, люди пережившие ее и знавшие  о ней.

По результатам катастрофы один из спасшихся офицеров полковой комиссар Макшанчиков из ВВМИУ имени Дзержинского написал рапорт о том, что произошло на Ладожском озере в ночь на 17 сентября 1941 года.

Военному комиссару ВВМУЗ ВМФ СССР корпусному комиссару тов. Лаухину доклад о катастрофе на Ладожском озере 17 сентября 1941 года. [11] (рассекречено актом №36/2004 г)

В ночь на 16 сентября от старшего по эвакуации остатков (! так в докладе) ВМУЗ – капитана 2 ранга тов. Кададзе было получено приказание о том, чтобы 16/IX утром отбыть из Ленинграда первым эшелоном в составе: 

а.) ВВМИУ имени Дзержинского, 

б.) ВВМГУ имени Орджоникидзе, 

в.) врачей, окончивших ВММА ВМФ. 

Примерно в 9 часов 30 минут утра все были погружены в вагоны, чтобы следовать по Ириновской ветке Финляндской железной дороги до ст. Ладожское озеро. Дальнейший путь следования был намечен: переход по Ладожскому озеру до Новой Ладоги, от Новой Ладоги до ст.Волховстрой, от Волховстроя до Череповца и дальше. 

Наш эшелон на ст. Ладожское озеро прибыл в тринадцатом часу. Нелишне отметить, что наше прибытие совпало с налетом неприятельской авиации, которая за время нашего нахождения на ст. Ладожское озеро налетала раза 3, производя бомбежку места погрузки, наши люди в это время были укрыты в лесу. 

По прибытии на ст. Ладожское озеро нами было доложено Начальнику перевозок через Ладожское озеро капитану I ранга тов. Авраамову о том, что прибыл эшелон курсантов, который надлежит переправить на другой берег. 

Тов. Авраамов заявил, что баржа, которая будет использоваться для нашей переброски, еще не разгружена и занята батальоном, что она будет свободна часов в 16-ть, и что тогда он даст распоряжение приступить к погрузке. 

Действительно, часов в 17-ть капитан I ранга тов. Авраамов дал приказание приступить к погрузке наших людей. Отмечу, что к этому времени предназначенная для нас баржа уже была частично загружена мелкими партиями людей от различных организаций. Тов. Авраамов распорядился погрузить только половину нашего состава (примерно 400 человек), обещая оставшихся погрузить на другую баржу. Нами было принято решение погрузить гидрографов и выпускников ВММА. Когда это было сделано, тов. Авраамов распорядился на эту баржу погрузить и дзержинцев, обещая их перевести на другую баржу, как только наша баржа отойдет от причальной стенки. Дзержинцы были погружены, затем последовало указание – в интересах устранения демаскировки курсантов Училища им. Дзержинского с верхней палубы свести в трюм, затем были убраны сходни. Как только это последнее было сделано и буксир потянул нашу баржу, капитан I ранга Авраамов заявил, что другой баржи подано не будет и все погруженные будут следовать через Ладожское озеро в одной барже. Таким образом, в нашей барже оказалось не менее 1.100 – 1.200 человек. 

Когда еще грузились, было известно, что от стенки нас отведет один буксир, затем подойдет другой, и этот – то другой будет тянуть нас через Ладожское озеро. Так в начале и было: часов в 19-ть нас потащил один буксир, затем взял другой, и у нас была полная уверенность, что он нас поведет до Новой Ладоги, чего не получилось: буксир, подхватив нас, возил у берега взад и вперед. На наш запрос о причине этого капитан ответил, что он имеет распоряжение нашу баржу доставить к другому, более мощному буксиру «Боевой», а где этот «Боевой» находится, он не знает. Видя эту ненормальность, принимаем решение связаться с берегом, чтобы разыскать буксир. К этому времени на баржу прибыл контр-адмирал Заостровцев с целью следовать с нами до Новой Ладоги. Контр-адмирал тов. Заостровцев и капитан-лейтенант Кижель (начальник эшелона) идут на берег, где устанавливают отсутствие буксира «Боевой» и находят другой буксир «Орел», с которым и возвратились обратно. «Орел», взяв нас на буксир, часа в 23 потащил через Ладожское озеро. Таким образом, из-за неразберихи с буксирами было потрачено не менее 4-х часов времени (от 19 до 23-х часов). 

Сначала дул очень небольшой ветерок, который постепенно стал крепчать, а часам к 3-м усилился настолько, что баржа стала сильно изгибаться на волнах, и, видимо, оттого, что разошлись швы, дала течь.

Пришлось пустить в ход местные водоотливные средства, которые оказались неисправными. Ветряной и ручной насосы были отремонтированы и пущены в ход, но по причине ветхости работали недолго, и минут через 30-ть окончательно вышли из строя. Для выкачки воды использовали ведра, которых нашлось только 4. Этими ведрами и выкачивали воду до того момента, когда баржа окончательно была залита водой (часов около 9-ти). 

Когда увеличилась видимость настолько, что можно было использовать семафор, передал на буксир, на буксире находились контр-адмирал Заостровцев и капитан-лейтенант Кижель, о том, что баржа заполняется водой, а водоотливные средства отсутствуют, я запросил помощи, на что получил ответ, что буксир не имеет водоотливных средств. Между тем, положение баржи стало опасней. Я, чтобы сохранить плавучесть баржи, принял решение сбросить 4 автомашины, находящиеся на верхней палубе, что и было сделано. Это облегчило баржу и оттянуло момент ее погружения, но спасти не могло; положение стало еще опасней, о чем и было передано на буксир. Буксир по радио дает «СОС». Примерно в это время показалась какое-то военное судно. У нас появилась уверенность, что оно подойдет и окажет помощь, но этого не было сделано. Несмотря на тревожные гудки, которые давал «Орел», военный корабль, оказавшийся канонерской лодкой «Селемджа», к нам не подошел. Зажигание факела, махание белыми простынями, выстрелы из винтовок и т.п. так же не побудили капитана III ранга Антонова – командира «Селемджи» приблизиться к нам, чтобы оказать помощь. 

Часов около 9-ти, а к этому времени ветер и волны еще более усилились, на баржу обрушились три огромных волны, которые ее и затопили. Залитая водой баржа, сравнявшись с поверхностью озера, сохранила плавучесть и на дно не пошла. Это обстоятельство сохранило уверенность, что удастся до снятия продержаться на воде. Ветер же не только не утихал, но все более усиливался, и сила его дошла до 9-ти баллов. На нашу затонувшую баржу стали обрушиваться огромные волны, сбрасывающие в озеро людей, сама баржа не могла устоять и стала расползаться: сперва была смыта избушка и люди, находившиеся на ней; затем волнами сняло верхнюю палубу, за исключением небольших кусочков палубы, оставшейся на корме, в носу и в середине у мачты. Вместе с верхней палубой, смытой с баржи, были смыты и люди, которые, отдалившись от баржи, плавали на обломках. Вот этих – то людей, плавающих на обломках, и стал спасать «Орел», подняв на борт 216 человек. Остальные, кто держался на поверхности воды, постепенно застывали и тонули, или погибали, спасая других. Все это в пределах видимости к/лодки «Селемджа», но она наблюдала и не подходила, чтобы спасти. Правда, часов в 16-ть «Селемджа» подошла и стала спасать, но и то, только после того, как перегруженный спасенными людьми буксир «Орел» подошел к ней и контр-адмирал тов. Заостровцев угрозой оружием заставил капитана «Селемджи» идти спасать оставшихся. К сожалению, этих оставшихся было уже мало, и за 5 заходов к обломкам баржи «Селемджа» сняла только 24 человека. Позднее командир «Селемджи» объяснил, что он подходить боялся, т.к. его канонерская лодка переделана из землечерпательной машины и по расчетам может выдержать крен не более 16 градусов. 

Необходимо отметить, что когда баржа затонула и люди плавали в воде, показался неприятельский самолет, который сбросив 6 бомб, упавших в 80-ти м., полетел дальше. 

В связи с этим переходом необходимо отметить и следующий момент: перед отходом от причальной стенки мы с капитан-лейтенантом Кижель спрашивали у комиссара перебросок через Ладожское озеро – батальонного комиссара тов. Комарова о том, будет ли кто нас охранять в пути. Нам было сообщено, что будет охранять канлодка «Шексна», и это было правдой. Когда мы ходили в поисках буксира, то с «Шексны» шел катер и запрашивал, когда мы пойдем, чтобы «Шексна» могла сопровождать. 

К несчастью, на «Шексну» были приняты разные пассажиры, и она, тем самым, была превращена в пассажирское судно. Очевидно, в силу этого, «Шексна» ночью раз или два показалась нам, а затем ушла вперед, и поэтому в период бедствия и бомбежки с неприятельского самолета нам помощи оказать не могла. 

В итоге происшедшей катастрофы погибло не менее 900-1000 человек. По отдельным училищам цифры о погибших и спасенных показывают следующее: 

а.) Училище им. Дзержинского

б.) Военно-Морская Медицинская Академия

в.) Училище им. Орджоникидзе

Надлежит отметить, что случаев паники, переходящей в животный страх, почти не наблюдалось. Можно отметить только случай, когда выпускник ВММА (Военно-Морской Медицинской Академии) Виноградов (такого в списках академии почему-то не было) стремился сбить ногой своего товарища — женщину, тоже окончившую Академию, которая цеплялась за плот, на котором плавал Виноградов. И этот Виноградов, и женщина – оба погибли.

Гораздо больше было примеров обратного порядка. Так, например, курсант Кузнецов, спасая 3-х женщин, сам утонул. При таких же обстоятельствах погиб и лейтенант Смирнов. Очень хорошо себя показывали курсанты: Бочков, Барабанов, Рабиновский и др. 

Из командного состава Гидрографического училища погибли: лейтенант Емельянов, лейтенант Сазонов, лейтенант Смирнов, политрук Щербо, воентехник I ранга Золотов, воентехник I ранга Сорокин, интендант II р. Злобин, интендант III р. Купцов. 

Если говорить о причинах столь тяжелой катастрофы, то можно отметить: 

  1. Начальник перебросок через Ладожское озеро капитаном I ранга тов. Авраамовым была допущена чрезмерная перегрузка баржи. Может быть, если бы баржа не была так перегружена, то она бы и выдержала вышеуказанный шторм.
  2. Очевидно, был допущен просчет при предсказании погоды.
  3. Отсутствие порядка в речном пароходстве и беззаботность к этому со стороны капитана I ранга Авраамова, благодаря чему было потеряно в поисках буксира 4 драгоценных часа хорошей тихой погоды.
  4. Проявлена была халатность в организации охранения баржи в пути следования, благодаря чему канлодка «Шексна» была загружена разными пассажирами, охранение несла плохо, а в момент бедствия баржи и бомбежки ее непрятельским самолетом «Шексны» совсем не было.
  5. Командир канлодки «Селемджа» капитан III ранга Антонов до преступности оказался осторожен. Имея полную возможность оказать помощь и спасти людей, он долго не подходил, а когда после угроз оружием подошел и стал спасать, то мог спасти только 24 человека.
  6. Считаю так же, что плавучие средства, предоставляемые для перевозки людей через Ладожское озеро, и особенно, в осеннее бурливое время, мало пригодны. В Новой Ладоге, куда мы прибыли после спасения, сообщалось, что в этот день, 17 сентября, помимо нас были разбиты еще 2 баржи, в том числе, одна с пулеметным батальоном.

Военком эшелона 

Полковой комиссар ___________Макшанчиков

8 октября 1941 г. 

г.Астрахань 

Контр-адмирал А.А.Кузнецов и капитан II ранга В.Шарик письменно доложили командованию КБФ об этом переходе следующее [2]. .

На баржу было погружено 1200 человек, 4 машины и ряд других грузов. Деревянная баржа, не имевшая дополнительных креплений, не была подготовлена для плавания в условиях озера (осенью). Баржу должен был буксировать ледокольного типа буксир «Орел», на котором находился руководивший эвакуацией этой группы контр-адмирал Заостровцев. Ладожский вооруженный пароход «Шексна» предназначался для конвоирования каравана. Но так как погрузка затянулась, то командование, опасавшееся, по-видимому, воздушного налета, решило отпустить буксир с баржей без «Шексны», еще не готовой к отходу. Командир «Шексны» получил приказание догнать караван позже, если же в темноте его не найдет, то самостоятельно следовать в Новую Ладогу. «Шексна» караван не обнаружила и пошла самостоятельно.

Около 24.00 на Ладожском озере начался шторм, усилившийся к 2-3 часам 17 сентября до 7-8 баллов. Часам к 7 утра «Шексна» пришла в Н.Ладогу и встала на рейд, так как к пристани не могла подойти из-за своей осадки. «Шексна» была вынуждена длительное время ожидать буксир, способный принять и высадить пассажиров – командиров. Только после полудня появился портовый буксир, никого не принявший на борт. Как выяснилось потом, он шел к месту гибели барж. Дважды низко пролетал МБР, летчик что-то показывал, потом стало ясно – направление на место аварии. Часам 16.00 подошел «Орел», на котором находились спасенные сбаржи 250-300 человек (почти в два раза завышенная цифра. – Е.Ш.). «Орел» забрал часть пассажиров с «Шексны» и пошел к берегу. Затем «Шексна» приняла подошедший буксир, забравший остальных пассажиров. Контр-адмирал Кузнецов приказал «Шексне» идти к месту аварии. 

Такова роль «главного спасателя» флота в этой истории, описанная им самим. Канлодка «Шексна» дождалась темноты и ночью вернулась в Осиновец, так как идти к месту аварии было уже поздно – спасать было некого.

Контр-адмирал А.Т.Заостровцев рассказал историографу ВМФ кандидату исторических наук Беркову, зафиксировавшему подробности перехода. Записанное приводится дословно[1]. 

«Шексна» ушла раньше буксира с баржей, бросив их на произвол судьбы. По-видимому, «конвой» ушел, опасаясь налетов с воздуха. Караван двигался без огней: дул нордовый ветер 3-4 балла. Ветер крепчал, часам к 6 утра дойдя до 6-7 баллов. Пришлось повернуть против ветра. Была запрошена баржа — ответили, что все благополучно. Так шли против волны до 7 часов, когда с баржи поступил сигнал: в трюм поступает вода. Все аварийные средства баржи заключались в одном ведре. Около 7.30 сообщили, что на барже много воды, она изгибается на три части. Был дан сигнал «SOS» в Новую Ладогу, Ленинград и Лодейное Поле. Ответил только Ленинград.

Авария произошла у Сухова маяка, в 6-7 милях от него. Канлодка «Селемджа» проходила в это время недалеко от маяка, но на сигналы с буксира никак не реагировала и вскоре скрылась.

Баржу старались буксировать, но она становилась лагом к волне. Шторм в это время достиг 9 баллов. Одна из больших волн захлестнула баржу, снесла домик и разломила судно на три части. Сотни людей оказались в воде. На буксире обрубили конец и двинулись в самую гущу плавающих людей, стремясь спасти, сколько смогут. Около 200 человек подобрали (в действительности порядка 160 – Е.Ш.). Корма буксира осела, задним ходом вышли из этой «гущи» и пошли к Новой Ладоге.

Оценка работы штаба ЛВФ дал историографа ВМФ Беркова, опубликованного в газете «Морская старина в 1991 году[1] :

«Переход был организован чрезвычайно скверно. Достаточно указать на отсутствие конвоя». 

Массовая гибель офицеров и курсантов не нашла даже упоминания в мемуарах лиц, которые непосредственно были связаны с перевозками по Ладоге: адмирала В.Ф.Трибуца, адмирала Ю.А.Пантелеева, контр-адмирала А.Т.Караваева – бывшего инспектора по водным перевозкам в Новой Ладоге, а ранее заместителя начальника кораблестроительного факультета ВВМУ им. Дзержинского. 

Теперь — то, спустя полвека, пора рассказать правду о катастрофе. Наш долг перед погибшими установить истину, определить координаты места гибели ленинградцев и увековечить их память. 

Опубликовано в газете «Морская старина», 1991

Вице-адмирал Шитиков Е. вспоминает [3]. :

17 сентября на Ладожском озере у маяка Сухо погиб 151 врач из Военно-морской медицинской академии, 460 курсантов и офицеров военно-морских учебных заведений и много других военных и гражданских лиц. Их эвакуировали из блокированного Ленинграда на «Большую землю». Эшелон ВМУЗов формировался в Осиновце и для него был выделен конвой и транспорт в составе канлодки «Шексна», буксира «Орел» и баржи №752. «Шексной» командовал старший лейтенант М.А.Гладких, и у нее на борту находился начальник аварийно-спасательного управления ВМФ контр-адмирал А.А.Кузнецов, возвращавшийся из командировки. На «Орле» находился  старшим среди эвакуируемых командир учебной бригады подводных лодок контр-адмирал А.Т.Заостровцев. Контр-адмирал Кузнецов видимо так спешил, что просто бросил конвой из буксира и баржи, стремясь видимо не попасть под утренние бомбежки немецкой авиации. В 7 часов утра «Шексна» ошвартовалась у причалов Новой Ладоги. Контр-адмирал Заостровцев, находившийся на «Орле» не сумел надлежащим образом организовать спасательные работы в результате чего погибло очень много людей.

Надо сказать, что командование Ладожской флотилии сделало выводы из катастрофы баржи № 725 и еще баржи с двумя пулеметными батальонами, направлявшейся в Ленинград 17.09.1945 года. Впредь было запрещено отправлять людей на ненадежных баржах, а только на боевых кораблях. Это резко уменьшило количество подобных катастроф с гибелью большого количества людей.

Результаты катастрофы:

Согласно донесения за № 21 № 0654с от 20 ноября 1941 года (рассекречено), за подписью ВРИД начальника Высшего военно-морского инженерного училища ордена Ленина имени Ф.Э.Дзержинского инженер контр-адмирала Антонова и ВРИД военкома училища полкового комиссара Малинина в адрес Начальника организационно-строевого управления ВМФ (вх. 3963с от 16.12.1941 г.). Погибли в водах Ладожского озера офицеры, курсанты 1-ого  и частично 2-ого курсов, вернувшихся из батальона морской пехоты, воевавшего на Чудском озере[5] :

  1. капитан-лейтенант Адамов Константин Андреевич – инженер, адъюнкт, 1912 года, Днепропетровская область, ст. Синельниково, женат
  2. воентехник 1 ранга Антоненко Никита Архипович – курсант 2 курса, 1912 года, Киевская область, Переяславского района, с. Полош-Вергуны, женат, 1 ребенок
  3. главный старшина Богословский Александр Александрович – курсант 2 курса, 1912 года, Калининская (Тверская) область, Новоторжский район, с. Константиново
  4. капитан-лейтенант Боков Александр Васильевич – командир учебной роты, 1905 года, г. Москва, женат, 4 детей
  5. военный инженер Горохов Герасим Алмлеевич – курсант 2 курса, 1903 года, Московская область, Пушкинский район, с. Алешино
  6. главный старшина Григорьев Александр Михайлович – курсант 2 курса, 1914 года, г. Оренбург
  7. инженер-лейтенант Дмитриев Андрей Сергеевич – адъюнкт, Горьковская (Нижегородская) область, г. Арзамас, женат, 1 ребенок
  8. инженер-лейтенант Дубинин Николай Павлович – помощник командира роты, 1917 года, Казахская АССР, Актюбинская область, г. Актюбинск, женат
  9. инженер-лейтенант Иванов Александр Афанасьевич – помощник командира роты, 1912 года, Московская область, Егорьевский район, д. Комлево, женат, 1 ребенок
  10. батальонный комиссар Кичев Евгений Федорович – преподаватель, 1902 года, Архангельская область, Ровдинский район, Попонавский сельсовет, с. Угрюмово, женат, 3 детей
  11. младший воентехник Косолапов Николай Дмитриевич – курсант 2 курса, 1912 года, Пермская область, г. Молотово, женат, 2 детей
  12. воентехник 1 ранга Логвиненко Евгений Григорьевич – курсант 2 курса, 1915 года, г. Ростов-на Дону, разведен, 1 ребенок
  13. воентехник 1 ранга Максимов Михаил Андреевич – курсант 2 курса, 1907 года, г. Ульяновск
  14. младший воентехник Пашков Александр Иванович – курсант 2 курса, 1913 года, Ленинградская область, ст. Оредеж
  15. политрук Петров Борис Петрович – ответственный секретарь парторганизации, 1908 года, г. Москва, женато, 2 детей
  16. младший лейтенант Поздеев Евгений Дмитриевич – курсант 2 курса, 1913 года, Ставропольский край, г. Пятигорск
  17. главный старшина Семичев Павел Васильевич – курсант 2 курса, 1912 года, Ярославская область, Буйский район, д. Смольница
  18. воентехник 1 ранга Сибаров Андрей Семенович – курсант 2 курса, 1912 года, Западная (Смоленская) область, д. Беляево, женат
  19. воентехник 2 ранга Соболев Александр Григорьевич – курсант 2 курса. 1916 года, Вологодская область, Петреневский район, с. Романово
  20. воентехник 1 ранга Хохлов Михаил Андреевич – курсант 2 курса, 1911 года, Московская область, Ступинский район, д. Вальцево, женат, 2 детей
  21. главный старшина Чирков Иван Петрович – комендант, 1906 года, г. Ярославль, с. Тверицы, женат, жена погибла вместе с ним
  22. военврач 3 ранга Щедрин Борис Зосимович – врач эшелона, г. Воронеж
  23. курсант Абрамович Даниэль Меерович – 1 курс, 1923 года, Сталинская (Донецкая) область, с. Гришино
  24. курсант Алексеев Борис Васильевич – 1 курс, 1922 года, Московская область, Шаховской район, д. Меркулово
  25. курсант Алексеев Владимир Александрович – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  26. курсант Андреев Анатолий Михайлович – 1 курс, 1924 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  27. курсант Антипин Анатолий Павлович – 1 курс, 1923 года, Архангельская область, Ленский район, д. Прислон
  28. курсант Анциферов Виктор Иванович – 1 курс, 1922 года, Курская область, Поныровский район, с. Брусовое
  29. курсант Аранович Владимир Александрович – 1 курс, 1923 года, Грузинская ССР, Аджарская АССР, г. Батуми
  30. курсант Арзамасов Николай Михайлович – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  31. курсант Астафьев Валентин Алексеевич – 1 курс, 1922 года, Куйбышевская (Самарская) область, Вешкаймский район, с. Анненково
  32. курсант Аухтун Вадим Николаевич – 1 курс, 1923 года, Калининская область, г. Великие Луки
  33. курсант Афанасьев Вячеслав Александрович – 1 курс, 1922 года, Ярославская область, Ростовский район, д. Липовка
  34. курсант Афоненко Георгий Михайлович – 1 курс, 1923 года, Гомельская область, Тереховский район, с. Антоновка
  35. курсант Афонин Вадим Павлович – 1 курс, 1922 года, Ленинградская область, г. Новая Ладога
  36. курсант Бакши Евгений Александрович – 1 курс, 1922 года, Крымская АССР, г. Керчь
  37. курсант Балюк Яков Федорович – 1 курс, 1921 года, Сумская область, г. Кролевец
  38. курсант Банслов Николай Николаевич – 1 курс, 1922 года, Ленинградская область, Хвойненский район, д. Кушевере
  39. курсант Барабохин Петр Васильевич – 1 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Емельяновский район, д. Полубрашево
  40. курсант Бардин Игорь Васильевич – 1 курс, 1923 года, г. Минск
  41. курсант Баснин Алексей Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  42. курсант Баташев Георгий Андреевич – 1 курс, 1922 года, г. Тула
  43. курсант Белов Владимир Иванович – 1 курс, 1922 года, Горьковская (Нижегородская) область Кстовский район, с. Кстово
  44. курсант Белоконь Григорий Степанович – 1 курс, 1923 года, г. Харьков
  45. курсант Бельдюгин Алексей Владимирович – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  46. курсант Бельковский Иосиф Ионович – 1 курс, 1921 года, Житомирская область, г. Бердичев
  47. курсант Беляев Александр Дмитриевич – 1 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Брусовский район, д. Конопхово
  48. курсант Бердинский Леонид Прохорович – 1 курс, 1923 года, г. Омск
  49. курсант Беркович Самуил Гецович – 1 курс, 1921 года, Гомельская область, г. Рогачев
  50. курсант Бех Георгий Митрофанович – 1 курс, 1923 года, Житомирская область, Коростенский район, с. Бехи
  51. курсант Биушкин Дмитрий Фролович – 1 курс, 1923 года, Чувашская АССР, Алатырский район, с. Атрат
  52. курсант Бобрик Вадим Харлапиевич – 1 курс, 1923 года, Ставропольский край, г. Ессентуки
  53. курсант Бобряков Николай Петрович – 1 курс, 1923 года, Иркутская область, Киренский район, д. Алымовка
  54. курсант Бовин Владимир Иванович – 1 курс, 1922 года, Горьковская (Нижегородская) область, Работкинский район, с. Кадницы
  55. курсант Богдановский Виктор Евгеньевич – 1 курс, 1923 года, Винницкая область, г. Бершадь
  56. курсант Бойцов Николай Петрович – 1 курс, 1920 года, Калининская (Тверская) область, Октябрьский район, д. Страхи
  57. курсант Босиков Валентин Васильевич – 1 курс, 1923 года, г. Киев
  58. курсант Боченков Владимир Андреевич – 1 курс, 1917 года, Кировская область, г. Яранск
  59. курсант Брянцев Георгий Васильевич – 1 курс, 1922 года, Сумская область, ст. Конодон
  60. курсант Букоемский Андрей Борисович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  61. курсант Буланович Леонид Павлович – 1922 года, г. Киев
  62. курсант Бурнин Николай Михайлович – 1 курс, 1923 года, Пензенская область, Мокшанский район, с. Фатуевка
  63. курсант Бурнус Олег Петрович – 1 курс, 1922 года, Крымская АССР, г. Севастополь
  64. курсант Вайшля Петр Павлович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  65. курсант Вальтер Яков Борисович – 1 курс, 1922 года, Сумская область, г. Ромны
  66. курсант Варганов Николай Владимирович – 1 курс, 1919 года, Куйбышевская (Самарская) область, Сенгилейский район, с. Суходол
  67. курсант Васильев Виктор Федорович – 1 курс, 1923 года, г. Ярославль
  68. курсант Васильев Владимир Николаевич – 1 курс, 1922 года, Ленинградская (Псковская) область. Гдовский район, д. Монастырки
  69. курсант Ваучский Игорь Павлович – 1 курс, 1923 года, Вологодская область, Кирилловский район, с. Чар озеро
  70. курсант Вашуркин Евгений Филиппович – 1 курс, 1924 года, Чкаловская (Оренбургская) область, Новосергеевский район. ст. Новосергеевка
  71. курсант Введенский Вячеслав Васильевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  72. курсант Вейс Юрий Александрович – 1 курс, 1922 года, г. Саратов
  73. курсант Великодольский Владимир Федорович – 1923 года, Смоленская область, Екимовический район, с. Коханы
  74. курсант Величковский Петр Петрович – 1 курс, 1922 года, г. Москва
  75. курсант Верещагин Владислав Васильевич – 1 курс, 1922 года, Вологодская область, г, Белозерск
  76. курсант Вернослов Геннадий Михайлович – 1 курс, 1920 года, Калининская (Тверская) область, Старицкий район, д. Щелкачево
  77. курсант Веселов Геннадий Дмитриевич – 1 курс, 1922 года, г. Смоленск
  78. курсант Веселовский Михаил Яковлевич – 1 курс, 1923 года, г. Горький (Нижний Новгород)
  79. курсант Ветров Олег Иванович – 1 курс, 1923 года, Орловская область, Новодеревеньковский район, д. Потаповка
  80. курсант Виленский Эммануил Захарович – 1 курс, 1922 года, г. Сведловск (Екатеринбург)
  81. курсант Вильмс Владимир Максович – 1 курс, 1922 года, г. Полтава
  82. курсант Винер Фроим Абрамович – 1 курс, 1923 года, Одесская область, г. Ананьев
  83. курсант Вишневский Владимир Степанович – 1 курс, 1922 года, Смоленская область, Темкинский район, д. Бариново
  84. курсант Волынский Александр Абрамович – 1 курс, 1923 года, г. Запорожье
  85. курсант Воробьев Николай Васильевич – 1 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Максатихинский район, Мологское лесничество
  86. курсант Габрунер Анатолий Соломонович – 1 курс, 1923 года, г. Полтава
  87. курсант Гантман Григорий Абрамович – 1 курс, 1922 года, Минская область, Червенский район, д. Смиловичи
  88. курсант Гельфанд Григорий Зимельевич – 1 курс, 1922 года, Могилевская область, г. Кличев
  89. курсант Герман Абрам Яковлевич – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  90. курсант Гиндин Яков Израилевич – 1 курс, 1922 года, г. Могилев
  91. курсант Гоголев Владимир Паулинович – 1 курс, 1922 года, г. Николаев
  92. курсант Гольденберг Семен Исаакович – 1 курс, 1922 года, Сталинская (Донецкая) область, г. Горловка
  93. курсант Гончаров Владимир Георгиевич – 1 курс, 1922 года, Ростовская область, г. Таганрог
  94. курсант Гонченков Анатолий Иванович – 1 курс, 1922 года, Орловская область, Брянский район, с. Стеклянная Радица
  95. курсант Городецкий Лев Александрович – 1 курс, 1920 года, Крымская АССР, г. Керчь
  96. курсант Гостин Алексей Иванович – 1 курс, 1923 года, Рязанская область, Солодеченский район, с. Поляны
  97. курсант Готлиб Давид Яковлевич – 1 курс, 1922 года, Витебская область, г. Дрисса
  98. курсант Гречухин Александр Макарьевич – 1 курс, 1923 года, Вологодская область, Грязовецкий район, с. Вознесенье
  99. курсант Гриднев Петр Андреевич – 1 курс, 1922 года, Воронежская область, Полярный район, с. Ново-Гольск
  100. курсант Демерза Павел Васильевич – 1 курс, 1924 года, Киевская область, Черкасская область, с. Виноград
  101. курсант Денисов Александр Григорьевич – 1 курс, 1922 года, г. Москва
  102. курсант Дмитриев Анатолий Николаевич – 1 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Новоторнский район, д. Сосенка
  103. курсант Докаленко Евгений Кузьмич – 1 курс, 1922 года, Омская область, г. Ишим
  104. курсант Долгошеев Борис Васильевич – 1 курс, 1923 года, г. Ростов-на Дону
  105. курсант Дубле Вадим Григорьевич – 1 курс, 1923 года, г. Воронеж
  106. курсант Дудин Александр Дмитриевич – 1 курс, 1924 года, Тамбовская область, Бондарский район, с. Куровщино
  107. курсант Дьяченко Александр Иванович – 1 курс, 1920 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  108. курсант Евзлин Иосиф Геселевич – 1 курс, 1922 года, г. Самарканд
  109. курсант Егоров Борис Николаевич – 1 курс, 1923 года, Черниговская область, с. Ярославка
  110. курсант Еломанов Василий Васильевич – 1 курс, 1923 года, Ивановская область, Курловский район, д. Великодворье
  111. курсант Емельянов Тимофей Иванович – 1 курс, 1922 года, Тульская область, Калужский район, д. Бабинки
  112. курсант Ершов Евгений Васильевич – 1 курс, 1923 года, Ростовская область, ст. Константиновская
  113. курсант Ефремов Александр Тимофеевич – 1 курс, 1922 года, Тульская область, Демчинский район, д. Селиверстово
  114. курсант Жабин Владимир Николаевич – 1 курс, 1922 года, г. Москва
  115. курсант Жук Николай Иванович – 1 курс, 1923 года, г. Киев
  116. курсант Журавлев Лев Михайлович – 1 курс, 1924 года, Калининская (Тверская) область, Молодотутский район, д. Зуево
  117. курсант Завитаев Николай Владимирович – 1 курс, 1922 года, Воронежская область, г. Мичуринск
  118. курсант Загорулько Николай Яковлевич – 1 курс, 1923 года, Ростовская область, г. Шахты
  119. курсант Захаров Борис Яковлевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  120. курсант Захарьянц Николай Григорьевич – 1 курс, 1923 года, Ростовская область, г. Миллерово
  121. курсант Зеленин Михаил Александрович – 1 курс, 1923 года, г. Харьков
  122. курсант Зюльман Юрий Павлович – 1922 года, г. Москва
  123. курсант Иванов Борис Александрович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  124. курсант Иванов Сергей Александрович – 1 курс, 1923 года, Смоленская область, Дугинский район, д. Хохлово
  125. курсант Ивахин Владимир Дмитриевич – 1 курс, 1923 года, Сталинская (Донецкая) область, ст. Харцизская
  126. курсант Ипполитов Кирилл Георгиевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  127. курсант Истомин Василий Андреевич – 1 курс, 1923 года, Тамбовская область, Уваровский район, с. Уварово
  128. курсант Каганер Яков Наумович – 1 курс, 1923 года, г. Чернигов
  129. курсант Каганов Зайвель Борисович – 1 курс, 1923 года, Полтавская область. г. Лубны
  130. курсант Казанцев Юрий Васильевич – 1 курс, 1922 года, Восточно-Казахстанская область, г. Усть-Каменогорск
  131. курсант Казарин Анатолий Иванович – 1 курс, 1921 года, Ивановская область, Кинешминский район, д. Клепестиха
  132. курсант Каминский Вениамин Саулович – 1 курс, 1923 года, Черниговская область, г. Прилуки
  133. курсант Капелюшный Виктор Филиппович – 1 курс, 1922 года, Каменец-Подольская (Хмельницкая) область, г. Каменец-Подольск
  134. курсант Каперовский Моисей Лазоревич – 1 курс, 1922 года, Гомельская область, г. Речица
  135. курсант Кармазин Виктор Васильевич – 1 курс, 1922 года, г. Могилев
  136. курсант Карузин Юрий Алексеевич – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  137. курсант Кацнельсон Мотель Хацкелович – 1 курс, 1922 года, Гомельская область, г. Калинковичи
  138. курсант Кацнельсон Самуил Борисович – 1 курс, 1922 года, Могилевская область, г. Бобруйск
  139. курсант Кашменский Константин Степанович – 1 курс, 1922 года, г. Киров
  140. курсант Клилеков Геннадий Адамович – 1 курс, 1923 года, Гомельская область. Ветковский район, с. Даниловичи
  141. курсант Кожинский Владимир Александрович – 1 курс, 1922 года, Саратовская область, г. Петровск
  142. курсант Козырев Георгий Михайлович – 1 курс, 1923 года, Витебская область, Россонский район, с. Дворжище
  143. курсант Козьмин Михаил Михайлович – 1 курс, 1923 года, г. Калуга
  144. курсант Коновалов Виктор Александрович – 1 курс, 1922 года, Ярославская область, Рыбинский район, д. Болобаново
  145. курсант Коновалов Николай Николаевич – 1 курс, 1922 года, Ярославская область, Чухломский район, д. Романовская
  146. курсант Корандо Александр Григорьевич – 1 курс, 1922 года, Курская область, Глушковский район, д. Глушково
  147. курсант Корбут Александр Михайлович – 1 курс, 1923 года, г. Одесса
  148. курсант Корельский Маркел Михайлович – 1 курс, 1922 года, Архангельская область, Приморский район, с. Вознесенье
  149. курсант Корж Петр Павлович – 1 курс, 1916 года, Полесская (Гомельская) область, Житковский район. д. Коженовичи
  150. курсант Коризно Антон Иванович – 1 курс, 1922 года, г. Киев
  151. курсант Коробов Вениамин Александрович – 1 курс, 1923 года, Ивановская область, г. Вичуга
  152. курсант Корчиков Павел Владимирович – 1 курс, 1923 года, Орджоникидзевский (Ставропольский) край, Ипатовский район, с. Ипатово
  153. курсант Коц Михаил Шнеерович – 1 курс, 1920 года, г. Полоцк
  154. курсант Кошелев Виктор Петрович – 1 курс, 1924 года, г. Тула
  155. курсант Кошелев Леонид Андреевич – 1 курс, 1923 года, Сталинская (Донецкая) область, Амвросиевский район, с. Благодатное
  156. курсант Крамеров Наум Яковлевич — 1 курс, 1922 года, Полтавская область, г. Кременчуг
  157. курсант Красновидов Иван Семенович – 1 курс, 1924 года, Краснодарский край, Приморско-Ахтарский район, х. Свободный
  158. курсант Крис Фридрих Борисович – 1 курс, 1923 года, Могилевская область, г. Бобруйск
  159. курсант Кронберг Олег Иванович – 1 курс, 1922 года, г. Орел
  160. курсант Крутиков Вячеслав Павлович – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  161. курсант Кугучев Николай Александрович – 1 курс, 1922 года, Крымская АССР, г. Симферополь
  162. курсант Кудрявов Леонид Иванович – 1 курс, 1922 года, Московская область, Краснопахарский район, с. Вороново
  163. курсант Кудрявцев Анатолий Васильевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  164. курсант Кудрявцев Николай Дмитриевич – 1 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Локнянский район, с. Польшино
  165. курсант Кузнецов Александр Александрович – 1 курс, 1921 года, Ивановская область, Савинский район, д. Жаково
  166. курсант Кузнецов Борис Александрович – 1 курс, 1919 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  167. курсант Кузнецов Семен Антонович – 1 курс, 1923 года, Рязанская область, Захаровский район, д. Лопатники
  168. курсант Кузьмин Анатолий Алексеевич – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  169. курсант Кузьмин Николай Евтихеевич – 1 курс, 1921 года, Смоленская область, г. Рославль
  170. курсант Кунин Георгий Саулович – 1 курс, 1923 года, г. Орел
  171. курсант Курков Павел Филиппович – 1 курс, 1921 года, Азербайджанская ССР, г. Баку
  172. курсант Лазарев Леонид Дмитриевич – 1 курс, 1923 года, Московская область, г. Коломна
  173. курсант Лапотников Сергей Викторович – 1 курс, 1922 года, г. Калинин (Тверь)
  174. курсант Лаубе Адольф Васильевич – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  175. курсант Левитин Самуил Гершонович – 1 курс, 1923 года, Черниговская область, г. Конотоп
  176. курсант Лейзерович Давид Григорьевич – 1 курс, 1923 года, Калининская (Псковская) область, г. Великие Луки
  177. курсант Лившиц Лазарь Юдович – 1 курс, 1922 года, Могилевская область, г. Глуск
  178. курсант Лисанов Николай Васильевич – 1 курс, 1922 года, Саратовская область, Карабулакский район, с. Липовка
  179. курсант Литвинов Рувим Аронович – 1 курс, 1922 года, Сталинская (Донецкая) область, г. Славянск
  180. курсант Лобок Владимир Соломонович – 1 курс, 1923 года, Крымская АССР, г. Симферополь
  181. курсант Ложкин Николай Петрович – 1 курс, 1923 года, Кировская область, Новгородский район, д. Жуйковый Ключ
  182. курсант Лунев Владимир Тимофеевич – 1 курс, 1923 года, Омская область, г. Тюкалинск
  183. курсант Луцкий Николай Владимирович – 1 курс, 1923 года, г. Кировоград
  184. курсант Лучинин Евгений Евгеньевич – 1 курс, 1922 года, г. Киров
  185. курсант Львов Юрий Петрович – 1 курс, 1921 года, Ленинградская область, г. Пушкин
  186. курсант Маас Анатолий Георгиевич – 1 курс, 1923 года, Ленинградская область, Плюсский район, с. Заполье
  187. курсант Магнитов Лев Алексеевич – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  188. курсант Мадаев Василий Петрович – 1 курс, 1923 года, Пензенская область, Краснослободский район, п. Краснослободск
  189. курсант Максимов Алексей Федорович – 1 курс, 1920 года, Калининская (Тверская) область, Бежецкий район, с. Присеки
  190. курсант Малис Азриэль Иосифович – 1 курс, 1923 года, Одесская область, г. Котовск
  191. курсант Маломуд Леонид Ефимович – 1 курс, 1922 года, Винницкая область, г. Жмеринка
  192. курсант Малышев Вадим Анатольевич – 1 курс, 1922 года, г. Калуга
  193. курсант Марков Владимир Степанович – 1 курс, 1924 года, Ростовская область, ст. Морозовская, х. Басов
  194. курсант Масленников Владимир Михайлович – 1 курс, 1924 года, Татарская АССР г. Казань
  195. курсант Маслов Владимир Андреевич – 1 курс, 1923 года, Тамбовская область, Мичуринский район, ст. Кочетовка
  196. курсант Матвеев Дмитрий Гаврилович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  197. курсант Матвеюк Валентин Степанович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  198. курсант Мелешко Юрий Николаевич – 1 курс, 1922 года, Ленинградская область, г. Тихвин
  199. курсант Мелик-Абрамян Сурен Тигранович – 1 курс, 1923 года, Азербайджанская ССР, г. Баку
  200. курсант Мерсон Яков Самуилович – 1 курс, 1921 года, г. Витебск
  201. курсант Михайлов Виктор Федорович – 1 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Максатихинский район, Кострецкое лесничество
  202. курсант Моисеев Евгений Павлович – 1 курс, 1923 года, г. Курск
  203. курсант Моргунов Павел Львович – 1 курс, 1922 года, Полтавская область, г. Пирятин
  204. курсант Недригайлов Иван Иванович – 1 курс, 1920 года, Курская область, Железногорский район, с. Волково
  205. курсант Некрасов Георгий Петрович – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  206. курсант Несбытнов Александр Павлович – 1 курс, 1922 года, Пензенская область, Николаевский район, с. Канадей
  207. курсант Никитенко Борис Владимирович – 1 курс, 1923 года, г. Киев
  208. курсант Никифоров Константин Федорович – 1 курс, 1921 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  209. курсант Носов Николай Александрович – 1 курс, 1923 года, Татарская АССР, г. Кукмор
  210. курсант Обухов Сергей Степанович – 1 курс, 1922 года, Московская область, г. Подольск
  211. курсант Одинцов Валентин Николаевич – 1 курс, 1922 года, Ивановская область, г. Середа
  212. курсант Оленин Петр Данилович – 1 курс, 1919 года, Куйбышевская (Самарская) область, Новоспасский район, д. Дмитриевка
  213. курсант Ометов Владимир Борисович – 1 курс, 1923 года, г. Горький (Нижний Новгород)
  214. курсант Орлов Александр Петрович – 1 курс, 1922 года, Смоленская область, Духовщинский район, д. Кочейкино
  215. курсант Ошкадеров Александр Васильевич – 1 курс, 1923 года, г. Воронеж
  216. курсант Ощурков Авенир Николаевич – 1 курс, 1922 года, Архангельская область, г. Котлас
  217. курсант Пальмин Вениамин Алексеевич – 1 курс, 1923 года, Орловская область, г. Елец
  218. курсант Панайот Георгий Георгиевич – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  219. курсант Паскевич Михаил Сергеевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  220. курсант Пастернак Григорий Моисеевич – 1 курс, 1922 года, Киевская область, Ракитнянский район, м. Ракитно
  221. курсант Пашковский Виталий Николаевич – 1 курс, 1923 года, Одесская область, Грушевский район, Госсахзавод
  222. курсант Певзнер Давид Григорьевич – 1 курс, 1924 года, Смоленская область, г. Рославль
  223. курсант Певзнер Соломон Иосифович – 1 курс, 1922 года, г. Киев
  224. курсант Пеньков Юрий Яковлевич – 1 курс, 1921 года, г. Челябинск
  225. курсант Петров Валентин Михайлович – 1 курс, 1922 года, Ярославская область, г. Рыбинск
  226. курсант Петров Евгений Васильевич – 1 курс, 1922 года, Рязанская область, Ерминский район, с. Спасс-Раманье
  227. курсант Печурик Виктор Иосифович – 1 курс, 1922 года, г. Тула
  228. курсант Пивентьев Николай Александрович – 1 курс, 1922 года, Ярославская область. Мышкинский район, д. Болдино
  229. курсант Пискун Анатолий Филиппович – 1 курс, 1922 года, Сумская область, п. Воронеж
  230. курсант Платов Андрей Иванович – 1 курс, 1920 года, Смоленская область, с. Адуево
  231. курсант Платов Олег Дмитриевич – 1 курс, 1923 года, г. Хабаровск
  232. курсант Подсолнухин Константин Адрианович – 1 курс, 1923 года, Узбекская ССР, г. Ташкент
  233. курсант Пономарев Леонид Андреевич – 1 курс, 1923 года, Ярославская область, Сусанинский район, д. Острединово
  234. курсант Попов Владимир Георгиевич – 1 курс, 1922 года, Краснодарский край, Балахтинский район, с. Балахта
  235. курсант Портнов Яков Аронович – 1 курс, 1923 года, Узбекская ССР, г. Ташкент
  236. курсант Прим Ростислав Петрович – 1 курс, 1923 года, Калининская (Тверская) область, г. Торопец
  237. курсант Прошин Иван Ильич — 1 курс, 1921 года, Ленинградская область, г. Кронштадт
  238. курсант Пружанин Иван Алексеевич – 1 курс, 1922 года, г. Москва
  239. курсант Прыгунков Николай Павлович – 1 курс, 1923 года, Воронежская область, Таловский район, с. Абрамовка
  240. курсант Пужи Всеволода Александрович – 1 курс, 1923 года, г. Горький (Нижний Новгород)
  241. курсант Рабинович Фальк Маркович – 1 курс, 1922 года, Черниговская область, г. Городня
  242. курсант Раев Виктор Семенович – 1 курс, 1922 года, Московская область, Люберецкий район, ст. Малаховка
  243. курсант Раев-Горбик Виктор Никандрович – 1 курс, 1923 года, г. Куйбышев (Самара)
  244. курсант Реус Константин Николаевич – 1 курс, 1923 года, Краснодарский край, Мостовский район, с. Унароково
  245. курсант Ривлин Самуил Абрамович – 1 курс, 1922 года, г. Киев
  246. курсант Ровнов Александр Иванович – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  247. курсант Рогалев Иван Дементьевич – 1 курс, 1922 года, Новосибирская область, Горношорский район, с. Бенжереи
  248. курсант Рогачев Михаил Андреевич – 1 курс, 1922 года, Вологодская область, Устженский район, с. Домахово
  249. курсант Рубашев Яков Исаакович – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  250. курсант Рудаков Борис Васильевич – 1 курс, 1923 года, Тамбовская область, Рассказовский район, с. Рассказово
  251. курсант Рязанов Дмитрий Григорьевич – 1 курс, 1923 года, Московская область, г. Егорьевск
  252. курсант Салганик Мошко-Давид Янкелевич – 1 курс, 1923 года, Винницкая область, Чечельницкий район, м. Чечельник
  253. курсант Сальников Николай Васильевич – 1 курс, 1920 года, Орджоникидзевский (Ставропольский) край, Александровский район, с. Александровское
  254. курсант Самсонов Анатолий Алексеевич – 1 курс, 1922 года, Пензенская область, г. Кузнецк
  255. курсант Сандлер Всеволод Соломонович – 1 курс, 1923 года, г. Курск
  256. курсант Сапожников Владимир Георгиевич – 1 курс, 1923 года, Орджоникидзевский (Ставропольский) край, г. Минеральные воды
  257. курсант Сапрыкин Василий Иванович – 1 курс, 1922 года, Новосибирская область, Кыштовский район, с. Новоложниково
  258. курсант Сапрыкин Василий Петрович – 1 курс, 1922 года, Харьковская область, Балаклейский район, с. Глазуновка
  259. курсант Сафронов Вячеслав Николаевич – 1 курс, 1922 года, Воронежская область, г. Липецк
  260. курсант Свецицкий Борис Иванович – 1 курс, 1923 года, г. Тула
  261. курсант Семененко Виктор Афанасьевич – 1 курс, 1921 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  262. курсант Сенчугов Михаил Александрович — 1 курс, 1922 года, Ярославская область, Улический район, д. Вальцево
  263. курсант Сергеев Николай Никитович – 1 курс, 1923 года, Саратовская область, Духовницкий район, с. Никольское
  264. курсант Сердобольский Георгий Александрович – 1 курс, 1922 года, Ярославская область, г. Рыбинск
  265. курсант Синдюков Николай Иванович – 1 курс, 1922 года, г. Москва
  266. курсант Синчилеев Мустафа Фатихович – 1 курс, 1923 года, Кировоградская область, г. Знаменка
  267. курсант Скакунов Владимир Иванович – 1 курс, 1923 года, Ленинградская область, г. Кронштадт
  268. курсант Скворцов Михаил Михайлович – 1 курс, 1923 года, Алтайский край, Калманский район, с. Калманка
  269. курсант Смирнов Валентин Сергеевич – 1 курс, 1922 года, Туркменская ССР, г. Кушка
  270. курсант Смирнов Владимир Александрович – 1 курс, 1922 года, Ленинградская (Псковская) область, Палкинский район, д. Рожнополье
  271. курсант Смирнов Геннадий Дмитриевич – 1 курс, 1922 года, Вологодская область. г. Череповец
  272. курсант Соколов Борис Николаевич – 1 курс, 1921 года, г. Москва
  273. курсант Соколов Михаил Александрович – 1 курс, 1920 года, Татарская АССР, с. Шереметьевка
  274. курсант Соловейчик Завель Исаакович – 1 курс, 1922 года, г. Минск
  275. курсант Суров Лев Николаевич – 1 курс, 1924 года, Чкаловская (Оренбургская) область, г. Бузулук
  276. курсант Сутугин Борис Иванович – 1 курс, 1921 года, Калининская (Тверская) область, г. Кимры
  277. курсант Тачков Владимир Степанович – 1 курс, 1921 года, г. Кемерово
  278. курсант Теплов Владимир Иванович – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  279. курсант Терентьев Борис Иванович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  280. курсант Терехин Виталий Николаевич – 1 курс, 1921 года, Ростовская область, г. Таганрог
  281. курсант Тетеркин Анатолий Кузьмич – 1 курс, 1924 года, Харьковская область, г. Изюм
  282. курсант Тимофеев Алексей Федорович – 1 курс, 1922 года, Ленинградская область, Тихвинский район, д. Заболотье
  283. курсант Тимошкин Владимир Дмитриевич – 1 курс, 1923 года, Рязанская область, с. Опочково
  284. курсант Токарев Борис Филимонович – 1 курс, 1923 года, Грузинская ССР, Абхазская АССР, г. Сухуми
  285. курсант Толубеев Николай Федорович – 1 курс, 1922 года, Крымская АССР, г. Бахчисарай
  286. курсант Тришкин Борис Григорьевич – 1 курс, 1922 года, Краснодарский край, ст. Нижнебаканская
  287. курсант Трушкин Алексей Максимович – 1 курс, 1920 года, Рязанская область, Петелинский район, д. Нестерово
  288. курсант Туранов Георгий Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  289. курсант Тутик Александр Иванович – 1 курс, 1923 года, Киевская область, Рокитнянский район, с. Винтциантовка
  290. курсант Углов Владимир Александрович – 1 курс, 1922 года, Ярославская область, г. Рыбинск
  291. курсант Умеренков Анатолий Владимирович – 1 курс, 1924 года, Курская область, Медвенский район, с. Красное
  292. курсант Файбусович Соломон Борисович – 1 курс, 1923 года, Орловская область, г. Унеча
  293. курсант Фалютинский Юрий Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Псков
  294. курсант Федоров Виталий Александрович – 1 курс, 1922 года, Ленинградская (Псковская) область, Дедовичский район, д. Острая Лука
  295. курсант Федоров Юрий Васильевич – 1 курс, 1923 года, Калининская (Тверская) область, г. Старица
  296. курсант Федосеев Николай Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Краснодар
  297. курсант Флейтман Илья Мотелевич – 1 курс, 1922 года, г. Киев
  298. курсант Фридман Вельвель Исаакович – 1 курс, 1922 года, г. Горький (Нижний Новгород)
  299. курсант Хаимчик Лев Григорьевич – 1 курс, 1923 года, Азербайджанская ССР, г. Баку
  300. курсант Хант Александр Симхович – 1 курс, 1923 года, г. Одесса
  301. курсант Хаскин Цезарь Ефимович – 1 курс, 1922 года, г. Москва
  302. курсант Хлистунов Евгений Андреевич – 1 курс, 1922 года, Ростовская область, Мальчевский район, с. Хлистуново
  303. курсант Хрисонопуло Леонид Иванович – 1 курс, 1923 года, г. Одесса
  304. курсант Хромов Иван Александрович – 1 курс, 1922 года, Московская область, Орехово-Зуевский район, д. Асташково
  305. курсант Цеделер Юрий Николаевич – 1 курс, 1922 года, Татарская АССР, г. Казань
  306. курсант Чаев Леонид Александрович – 1 курс, 1923 года, Ивановская область, Кинешемский район, д. Зубцово
  307. курсант Черепенников Андрей Александрович – 1 курс, 1923 года, Ярославская область, Борисоглебский район, д. Селище
  308. курсант Чернихов Осип Маркович – 1 курс, 1923 года, г. Новгород Великий
  309. курсант Шаврин Леонид Павлович – 1 курс, 1922 года, Ивановская область, Суздальский район, с. Ляховицы
  310. курсант Шапиро Александр Захарьевич — 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  311. курсант Шатров Николай Михайлович – 1 курс, 1922 года, г. Киров
  312. курсант Шебанов Анатолий Викторович – 1 курс, 1922 года, Московская область, Одинцовский район, с. Перхушково
  313. курсант Шестаков Сергей Дмитриевич — 1 курс, 1923 года, г. Москва
  314. курсант Шилов Николай Сергеевич – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  315. курсант Шишло Михаил Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Пенза
  316. курсант Шкурский Владимир Иванович – 1 курс, 1923 года, г. Киев
  317. курсант Шрейбер Альбрехт Львович – 1 курс, 1924 года, г. Гомель
  318. курсант Шулика Александр Иванович – 1 курс, 1922 года, Ростовская область, Литвиновский (Белокалитвенский) район, х. Ленин
  319. курсант Шульман Зиновий Моисеевич – 1 курс, 1922 года, Минская область. г. Копыль
  320. курсант Шумилин Геннадий Иванович – 1 курс, 1921 года, г. Москва
  321. курсант Щеглов Борис Павлович – 1 курс, 1923 года, г. Куйбышев (Самара)
  322. курсант Эйшинский Владимир Петрович – 1 курс, 1922 года, Полтавская область. г. Кременчуг
  323. курсант Энкин Наум Борисович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  324. курсант Эренверт Лембит Эдуардович – 1 курс, 1923 года, г. Житомир
  325. курсант Юхт Герш Файвелевич – 1 курс, 1923 года, Житомирская область, г. Бердичев
  326. курсант Ющенко Андрей Артемьевич – 1 курс, 1923 года, Азербайджанская ССР, г. Баку
  327. курсант Яковлев Евгений Михайлович – 1 курс, 1922 года, г. Калинин (Тверь)
  328. курсант Ямопольский Моисей Львович – 1 курс, 1922 года, г. Полтава

 

Согласно донесения № 0571с от 25 октбяря 1941 года (рассекречено), за подписью бригадного комиссара ВВМУ имени Фрунзе списки погибших бывшего Военно-морского гидрографического училища имени Г.К.Орджоникидзе в адрес начальника ОРСУ ВМФ и начальника 3 отдела УВМУЗ ВМФ (вх. 3785с от 13 ноября 1941 года). Погибли в водах Ладожского озера офицеры, курсанты 1-ого  и 2-ого курсов, вернувшиеся из батальона морской пехоты, воевавшего в Таллине[6] :

  1. лейтенант Емельянов Валентин Михайлович – командир роты (начальник курса), 1916 года, ленинградская область, г. Сестрорецк, женат, 1 ребенок, все погибли на барже
  2. интендант 2-ого ранга Злобин Александр Игнатьевич – фельдшер стоматологии поликлинического отделения пункта медицинской помощи, 1888 года, Ленинградская область, г. Тосно, женат, 1 ребенок
  3. воентехник 1 ранга Золотов Иван Александрович – преподаватель кафедры электротехники и радиотехники, Горьковская (Нижегородская) область, г. Лысково, жена, 2 детей
  4. старшина 2 статьи Копейкин Николай Захарович – старший кладовщик, 1916 года, Московская (Тульская) область, Тульский район, Мехунинский сельсовет, д. Мехунино, женат
  5. интендант 3-ого ранга Купцов Степан Васильевич – начальник продовольственного снабжения, 1902 года, Ленинградская область, Подпорожский район, д. Лукинская, женат, 1 ребенок
  6. краснофлотец Потапов Андрей Дмитриевич – ИД старшины кладовщика столовой, 1916 года, Ленинградская область, Белозерский район, Староникитский сельсовет, д. Степаново
  7. лейтенант Сазонов Александр Сергеевич – помощник командира учебной роты, 1918 года, Калининская (Тверская) область, Калининский (Тверской) район, сельсовет Жерновский, д. Новенькая, холост
  8. лейтенант Смирнов Михаил Степанович – старший преподаватель кафедры физподготовки, 1910 года Московская (Тверская) область, г. Вышний Волочек, женат, 2 детей
  9. воентехник 1 ранга Сорокин Дмитрий Романович – начальник боевого питания, 1903 года, Тамбовская (Пензенская) область, Вадинский район, д. Лесная Крутовка, жена, 3 детей, все погибли на барже
  10. сержант Чайков Андрей Иванович – химист склада боепитания, 1912 года, Ленинградская (Псковская) область, Островский район, Костыговский сельсовет, д. Приезжево
  11. политрук Щербо Владимир Матвеевич – политрук роты, 1911 года, г, Смоленск, женат
  12. курсант Агеев (Агаев) Константин Васильевич – 1 курс, 1923 года, Пензенская область, Большевыясский район, с. Лесной Выясс
  13. курсант Александров Олег Борисович – 2 курс, 1921 года, г. Иваново (Иваново-Вознесенск)
  14. курсант Алексеев Сергей Иванович – 2 курс, 1923 года, Тульская область, Алексинский район, с. Першино
  15. курсант Андреев Владимир Яковлевич – 1 курс, 1923 года, Удмуртская АССР, Бемышский район, д. Бажениха
  16. курсант Анохин Александр Лазоревич – 2 курс, 1922 года, Тамбовская область, Шульгинский район, д. 1-ая Изосимовская
  17. курсант Барабанов Юрий Иванович – 2 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  18. курсант Башкатов Афанасий Митрофанович – 1 курс, 1917 года, Курская область, Прохоровский район, с. Подяручи
  19. курсант Белицин Николай Николаевич – 1 курс, 1924 года, Московская область, г. Орехово-Зуево
  20. курсант Белков Александр Степанович – 2 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  21. курсант Бессарабов Владимир Иванович – 2 курс, 1922 года, Ярославская область г. Рыбинск
  22. курсант Богатырев Алексей Владимирович – 2 курс, 1922 года, Воронежская область, г. Павловск
  23. курсант Богданов Вадим Яковлевич – 1 курс, 1922 года, г. Омск
  24. курсант Боголепов Андрей Викторович – 1 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  25. курсант Бондарев Василий Павлович – 1 курс, 1923 года, Калининская (Тверская) область, Верхнелуцкий район, д. Новоселье
  26. курсант Бондаренко Николай Спиридонович – 1 курс, 1923 года, Казахская ССР, Кустанайская область, Затобольский район, д. Рыспай
  27. курсант Бочаров Ростислав Тихонович – 2 курс, 1922 года, г. Харьков
  28. курсант Брикман Владимир Борисович – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  29. курсант Бубненков Михаил Михайлович – 1 курс, 1922 года, Тамбовская область, Кирсановский район, г. Кирсанов, сл. Двойневка
  30. курсант Бураченко Иван Тимофеевич – 1 курс, 1923 года, Ростовская область, Морозовский район, Савченский сельсовет
  31. курсант Буяло Сергей Корнеевич – 1 курс, 1923 года, Читинская область, Зейский район, с. Николаевка
  32. курсант Бычков Николай Михайлович – 2 курс, 1922 года, Ленинградская область, Дрегельский район, д. Савино
  33. курсант Варфоломеев Виктор Константинович – 2 курс, Калининская (Тверская) область Остыновский район, Сарожский сельсовет, д. Погорелово
  34. курсант Василевич Владимир Иванович – 2 курс, Минская область. Крупский район, ст. Крупки
  35. курсант Васильев Борис Михайлович – 1 курс, 1924 года, Ленинградская (Псковская) область, Полновский район, д. Жолга
  36. курсант Васюков Владимир Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Архангельск, Соломбала
  37. курсант Величко Алексей Сергеевич – 1 курс, 1922 года, Одесская область, Ольшанский район, с. Ольшанка
  38. курсант Власов Евгений Борисович – 2 курс, 1922 года, Саратовская область, Сердобский район, г. Сердобск
  39. курсант Волошенко Владимир Иванович – 2 курс, 1923 года, Каменец-Подольская (Винницкая) область, г. Ямполь
  40. курсант Голубков Арон Яковлевич – 2 курс, 1922 года, Сумская область, Кролевецкий район, г. Кролевец
  41. курсант Глаголев Михаил Васильевич – 2 курс, 1922 года, Смоленская область, г. Ярцево
  42. курсант Грудский Израиль Абрамович – 1 курс, 1922 года, г. Херсон
  43. курсант Грузнов Михаил Алексеевич – 1 курс, 1923 года, Калининская (Тверская) область, Брусовский район, с. Жидка
  44. курсант Грязнов Виктор Владимирович – 1 курс, 1923 года, Калининская (Тверская) область, г. Красный Холм
  45. курсант Гусев Игорь Дмитриевич – 1 курс, 1923 года, Кировская область, Кирешевский район, с. Кильшези
  46. курсант Данилов Игорь Александрович – 1 курс, 1922 года, Крымская АССР, г. Севастополь
  47. курсант Дмитриев Борис Михайлович – 2 курс, 1922 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  48. курсант Додолин Сергей Дмитриевич – 2 курс, 1920 года, Смоленская область, Рославльский район, г. Рославль
  49. курсант Долгих Анатолий Иванович – 1 курс, 1922 года, Ростовская область, г. Таганрог
  50. курсант Драчев Анатолий Михайлович – 2 курс, 1922 года, Краснодарский край, г. Новороссийск
  51. курсант Думкин Николай Иванович – 2 курс, 1922 года, Кировская область, Киричанский район, Васильевский сельсовет, д. Сосновица
  52. курсант Егоров Сергей Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  53. курсант Епифанов Михаил Петрович – 2 курс, 1923 года, Московская область, Луховицкий район, д. Федоровская
  54. курсант Ерышкин Валентин Михайлович – 2 курс, 1920 года, Чечено-Ингушская АССР, Грозненский район, старые нефтяные промыслы, участок № 36
  55. курсант Золотов Михаил Александрович – 2 курс, 1922 года, Горьковская (Нижегородская) область, Лысковский район, д. Лысково
  56. курсант Иванов Александр Николаевич – 1 курс, 1923 года, г. Москва
  57. курсант Ищенко Петр Ефимович – 1 курс, 1923 года, Киевская область, Бориспольский район, с. Старое
  58. курсант Капитонов Борис Васильевич – 2 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Кесовогорский район, ст. Кесова гора, д. Петровское
  59. курсант Катарин Алексей Алексеевич – 2 курс, 1922 года, Ленинградская область, г. Новый Петергоф
  60. курсант Кашин Борис Артемьевич – 1 курс, 1923 года, Кировская область, г. Котельничи
  61. курсант Кириллов Борис Михайлович – 1 курс, 1923 года, Ростовская область, Артемовский район, г. Шахты, пос. имени Артема
  62. курсант Коваленко Василий Кондратьевич – 1 курс, 1923 года, Новосибирская область, Коченевский район, с. Козловка
  63. курсант Козлов Абрам Владимирович – 2 курс, 1922 года, Смоленская область, Рославльский район, г. Рославль
  64. курсант Комиссаров Георгий Сергеевич – 1 курс, 1923 года, Смоленская область, Вяземский район, Кокоревский сельсовет, д. Старый Русовец
  65. курсант Костько Олег Григорьевич – 2 курс, 1922 года, Могилевская область, Бобруйский район, г. Бобруйск
  66. курсант Кочетов Алексей Григорьевич – 1 курс, 1923 года, Тульская область, Детчинский район, д. Косилово
  67. курсант Кузнецов Владимир Павлович – 1 курс, 1924 года, г. Горький (Нижний Новгород)
  68. курсант Кутузов Александр Захарович – 1 курс, 1922 года, Ленинградская область, Кингисеппский район, д. Пески
  69. курсант Кутузов Валентин Александрович – 2 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Овинищенский район, д. Васильки
  70. курсант Ланге Андрей Андреевич – 2 курс, 1921 года, Ленинградская область, ст. Парголово
  71. курсант Ласкин Василий Иванович – 2 курс, 1923 года, Московская область, Звенигородский район, д. Большая Вязьма
  72. курсант Лукьянов Евгений Степанович – 2 курс, 1922 года, Ленинградская область, Чудовский район, ст. Чудово
  73. курсант Лысенко Евгений Стефанович – 1 курс, 1923 года, Краснодарский край, г. Ейск
  74. курсант Люцернов Олег Владимирович – 2 курс, 1922 года, Западно-Сибирский (Красноярский) край, Агинский (Саянский) район, с. Серени
  75. курсант Макулов Владимир Васильевич – 2 курс, 1922 года, г. Москва
  76. курсант Митрофанов Александр Григорьевич – 2 курс, 1921 года, Ленинградская область, Гатчинский район, г. Красногвардейск (Троцк, Гатчина)
  77. курсант Михалев Виталий Иустинович – 2 курс, 1921 года, Удмуртская АССР, г. Ижевск
  78. курсант Морозов Борис Васильевич – 1 курс, 1923 года, Горьковская (Нижегородская) область, г. Муром
  79. курсант Назаренко Анатолий Петрович – 2 курс, 1922 года, Краснодарский край, ст. Каниловская
  80. курсант Однодворский Владимир Лукич – 1 курс, Краснодарский край, Верхнебаканский район, г. Новороссийск, д. Южная Озерейка
  81. курсант Ольховый Георгий Дмитриевич – 2 курс, 1922 года, Харьковская область, Балаклейский район, с. Балаклея
  82. курсант Омельченко Петр Петрович – 1 курс, 1923 года, Запорожская область, Ореховский район, с. Новоселовка
  83. курсант Ошкало Николай Иванович – 1 курс, 1923 года, Киевская область, Переяславский район, с. Сосново
  84. курсант Панкратов Юрий Александрович – 1 курс, 1923 года, г. Харьков
  85. курсант Паттури Сергей Александрович – 1 курс, 1923 года, Ленинградская область, Волосовский район, д. Лисино
  86. курсант Певнер Александр Ильич – 1 курс, 1923 года, Житомирская область, г. Бердичев
  87. курсант Петров Яков Николаевич – 2 курс, 1923 года, Краснодарский край, г. Ейск
  88. курсант Полежаев Игорь Александрович – 2 курс, 1922 года, Калининская 9Тверская) область, г. Зубцов
  89. курсант Половицкий Исаак Хаимович – 2 курс, 1922 года, Гомельская область, г. Рогачев
  90. курсант Поляков Юрий Антонович – 1 курс, 1924 года, Ворошиловградская (Луганская) область, г. Ворошиловград (Луганск)
  91. курсант Преображенский Геннадий Федорович – 1 курс, 1922 года, Орловская область, Рогнедонский район, м. Рогнедино
  92. курсант Пугач Владимир Алексеевич – 1 курс, 1923 года, Витебская область, Полоцкий (Всятрянский) район, Шпаковщинский сельсовет, д. Двораца
  93. курсант Пунг Виктор Иоганович – 1 курс, 1924 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  94. курсант Пябус Борис Николаевич – 2 курс, 1923 год, Ленинградская область, Красногвардейский (Гатчинский) район, д. Каськово
  95. курсант Распертов Григорий Семенович – 2 курс, 1921 года, Чкаловская (Оренбургская) область, Саракташский район, д. Богословка
  96. курсант Рожановский Анатолий Анатольевич – 1 курс, 1921 года, Орловская область, Клинцевский район, с. Рожны
  97. курсант Савкин Сергей Николаевич – 2 курс, 1922 года, Смоленская область, Дорогобужский район, Хатожский сельсовет, д. Садовище
  98. курсант Саженков Алексей Константинович – 1 курс, 1923 года, Калининская (Тверская) область, Онищенский район, Острецовский сельсовет, д. Дьячково
  99. курсант Самарин Петр Андреевич – 1 курс, 1924 года, Горьковская (Нижегородская) область, Бутурлинский район, д. Погибловка
  100. курсант Сафронов Юрий Михайлович – 1 курс, 1923 года, г. Горький (Нижний Новгород)
  101. курсант Севастьянов Борис Владимирович – 2 курс, 1922 года, г. Днепропетровск
  102. курсант Семенов Григорий Максимович – 2 курс, 1922 года, Ленинградская область, Пестовский район, Воскресенский сельсовет, д. Кадниц
  103. курсант Серяков Василий Сергеевич – 1 курс, 1924 года, Орджоникидзевский (Ставропольский) край, Петровский район, с. Шведино
  104. курсант Сидорчук Павел Титович – 1 курс, 1920 года, Приморский край. Шмаковский район, с. Тараща
  105. курсант Скорлато Кронид Александрович – 1 курс, 1922 года, Ленинградская (Псковская) область, Новоржевский район, Дубровский сельсовет, колхоз Лабуиси
  106. курсант Скрипин Владимир Иванович – 1 курс, 1922 года, Куйбышевская (Самарская) область, г. Сызрань
  107. курсант Славин Марк Андреевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  108. курсант Слепов Николай Иванович – 1 курс, Куйбышевская (Самарская) область, Новомалыкинский район, с. Новая Малыкла
  109. курсант Смирнов Василий Михайлович – 2 курс, 1922 года, Калининская (Тверская) область, Максатихинский район, д. Горячево
  110. курсант Смыслов Виктор Петрович – 2 курс, 1921 года, Ивановская область, Пученский район, с. Бакланиха
  111. курсант Соколов Игорь Николаевич – 1 курс, 1924 года, Калининская (Псковская) область, Опочецкий район, д. Сухирково
  112. курсант Соловьев Игорь Владимирович – 2 курс, 1921 года, Ленинградская область, г. Шлиссельбург
  113. курсант Степанов Анатолий Ильич – 2 курс, 1922 года, Ленинградская область, Осьминский район, д. Подлесье
  114. курсант Сыслятин Аркадий Александрович – 1 курс, 1924 года, Кировская область, Арбажский район, д. Валки
  115. курсант Татаринов Георгий Петрович – 1 курс, 1923 года, Воронежская область, Грибановский район, с. Малые Алабухи
  116. курсант Терземан Николай Александрович – 1 курс, 1923 года, Одесская область, Троицкий район, Романовский сельсовет, д. Марьяновка
  117. курсант Терзиев Георгий Арташесович – 1 курс, 1924 года, Орджоникидзевский (Ставропольский) край, г. Ворошиловск (Ставрополь)
  118. курсант Фаенсон Залман Абрамович – 2 курс, 1918 года, Ярославская область, г. Рыбинск
  119. курсант Федоров Валерий Иванович – 1 курс, 1923 года, г. Орел
  120. курсант Федоров Иван Семенович – 1 курс, 1924 года, Ленинградская область, Дедовичский район, Ясновский сельсовет, с. Давыдово
  121. курсант Федулов Всеволод Павлович – 1 курс, 1923 года, г. Одесса
  122. курсант Ферин Николай Лукич – 2 курс, 1922 года, Архангельская область, Шенкурский район, Ледский сельсовет, с. Водокупское
  123. курсант Филин Вадим Афанасьевич – 1 курс, 1923 года, г. Ленинград 9Санкт-Петербург)
  124. курсант Фокин Олег Константинович – 2 курс, 1922 года, Свердловская область, Осинский район, с. Бикбарда
  125. курсант Формозов Олег Данилович – 2 курс, 1922 года, Ростовская область, г. Новошахтинск
  126. курсант Хаинсон Тавель Израелевич – 1 курс, 1923 года, Орловская область, г. Святск
  127. курсант Хорев Ефим Петрович – 2 курс, 1923 года, Ивановская область, Гаврилов-Посадский район, Петрово-Городецкий сельсовет, д. Марково
  128. курсант Черкавский Виктор Яковлевич – 1 курс, 1924 года, Сталинская (Донецкая) область, Волновахский район, с. Волноваха
  129. курсант Чернышов Михаил Григорьевич – 2 курс, 1922 года, г. Москва
  130. курсант Шендерович Кушель Алконович – 2 курс, 1922 года, Полесская (Гомельская) область, Паричский (Светлогорский) район, м . Паричи
  131. курсант Щербаков Руфим Иванович – 1 курс, 1923 года, Горьковская (Нижегородская) область, Бутурлинский район, с. Бутурлино
  132. курсант Юдин Борис Иванович – 2 курс, 1923 года, г. Москва
  133. курсант Юргенов Евгений Николаевич – 1 курс, 1922 года, Витебская область, Лизнянский район, Уновский сельсовет, д. Ловяги
  134. курсант Янковский Марк Янович – 1 курс, 1923 года, г. Киев
  135. курсант Яхнич Исаак Борисович – 2 курс, г. Минск

Согласно донесения 6-ого отделения НК ВМФ, организационно-строевого отдела КБФ № 6/0505с от 14 июля 1944 года (рассекречено) зам начальника ОРСО КБФ капитана 2 ранга Михайлова — начальнику ЦБУП ВМФ полковнику интендантской службы Ермакову (вх. 1936с от 20.07.1947) погибли выпускники Военно-морской медицинской академии ВМФ 17 сентября 1941 года при аварии баржи на Ладожском озере и донесения начальника ВММА ВМФ бригадного врача Иванова  и военкома ВММА ВМФ полкового комиссара Погодина в адрес начальника ВМУЗов ВМФ г. Астрахань за № 1295 с от 10.10.1941  года (рассекречено) [7]  и донесение начальнику 4 управления ВМФ по формированию кадров КБФ № 1323м от 15 октября 1941 года (рассекречено) за подписью начальника ВММА ВМФ бригадного врача Иванова  и военкома ВММА ВМФ полкового комиссара Погодина список безвозвратных потерь личного состава Военно-морской медицинской академии ВМФ[8] :

  1. военврач 1-ого ранга Зинченко Алексей Алексеевич – 1893 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  2. военврач 2 ранга Жаворонков Алексей Алексеевич – 1898 года, Рязанская область, Новодеревенский район, с. Никольское
  3. военврач 2 ранга Саранюк Анатолий Александрович – 1911 года, Киевская область, Жашковский район, с. Сабадаш
  4. старший военфельдшер Альтман Дися Михайловна – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Тульская область, ст. Паточная
  5. старший военфельдшер Андреева Екатерина Ивановна – в распоряжение ТОФ, 1916 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  6. старший военфельдшер Барсуков Иван Семенович – в распоряжение СФ, 1918 года, Горьковская (Нижегородская) область, Наруксовский район, с. Модаево
  7. старший военфельдшер Бать Семен Израилевич – в распоряжение АКФ, 1920 года, г. Полтава
  8. старший военфельдшер Бахарев Федор Захарович – в распоряжение ТОФ, 1908 года, Мордовская АССР, Ичалковский район, с. Оброчное
  9. старший военфельдшер Бахтин Олег Михайлович – в распоряжение СФ, 1918 года, Челябинская область, Ждановский район, с. Кипель
  10. старший военфельдшер Белянко-Ткаченко Антонина Васильевна – в распоряжение ЧФ, 1918 года, г. Николаев
  11. старший военфельдшер Богомолов Михаил Иванович – в распоряжение АКФ, 1920 года, Марийская АССР, г. Йошкар-Ола, с. Азоново
  12. старший военфельдшер Будник Иван Иванович – в распоряжение АКФ, 1920 года, Витебская область, Ушачский район, п. Брагин
  13. старший военфельдшер Быстров Владимир Николаевич – в распоряжение ЧФ, 1916 года, Калининская (Тверская) область, г. Великие Луки
  14. старший военфельдшер Василевский Зуся Борисович – в распоряжение ТОФ, 1918 года, Рязанская область, Рыбновский район, с. Новоселки
  15. старший военфельдшер Вознесенский Георгий Павлович – на в распоряжение ЧФ, 1919 года, г. Новгород (Новгород Великий)
  16. старший военфельдшер Волкова Анна Ивановна – в распоряжение ТОФ, 1918 года, Рязанская область, Рыбновский район, с. Новоселки
  17. старший военфельдшер Вышегородский Николай Александрович – в распоряжение ТОФ, 1913 года, Алтайский край, г. Бийск
  18. старший военфельдшер Герцман Шая Иосифович – в распоряжение ТОФ, 1909 года, Киевская облсть. г. Златополь
  19. старший военфельдшер Глушков Андрей Егорович – в распоряжение ВМФ, 1918 года, Кировская область, Шабалинский район, д. Помитенки
  20. старший военфельдшер Глушков Николай Федорович – в распоряжение ЧФ, 1917 года, г. Тамбов
  21. старший военфельдшер Глушкова Ирина Николаевна – в распоряжение ЧФ, 1912 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  22. старший военфельдшер Голованов Вячеслав Михайлович – в распоряжение ТОФ, 1911 года, Горьковская (Нижегородская) область, Вачский район, с. Орефино
  23. старший военфельдшер Гольдин Израиль Львович – в распоряжение ВМФ, 1919 года, г. Гомель
  24. старший военфельдшер Горюнов Алексей Александрович – в распоряжение ВМФ, 1918 года, Калининская (Тверская) область, г. Осташков
  25. старший военфельдшер Горючко Владимир Фомич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  26. старший военфельдшер Графенков Петр Михайлович – в распоряжение ТОФ, 1913 года, Могилевская область, Дрибинский район, д. Сусловка
  27. старший военфельдшер Гречишкина Татьяна Нестеровна – в распоряжение СФ, 1912 года, Рязанская область, Тумский район, д. Артемово
  28. старший военфельдшер Громан-Проварихина Татьяна Борисовна – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Московская область. ст. Викторово
  29. старший военфельдшер Громов Константин Михайлович – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Ярославская область, Нейский район, д. Каменка
  30. старший военфельдшер Гунин Михаил Аверьянович – в распоряжение ТОФ, 1910 года, Рязанская область, Октябрьский район, д. Раещево
  31. старший военфельдшер Гуревич Лев Захарович – в распоряжение ТОФ, 1916 года, Западная (Витебская) область, Лиозненский район, с. Бабиновичи
  32. старший военфельдшер Демидов Михаил Михайлович – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Калининская (Тверская) область, Холмский район, д. Красный Клин
  33. старший военфельдшер Денежкин Алексей Григорьевич – в распоряжение СФ, 1917 года, Ярославская область, Мышкинский район, д. Глазово
  34. старший военфельшер Дубровенский Даниил Моисеевич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Гомельская область, г. Рогачев
  35. старший военфельдшер Дудников Александр Иванович – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Ленинградская область, Вознесенский район. д. Иваноково
  36. старший военфельдшер Евдосеев Тимофей Федорович – в распоряжение ТОФ, 1905 года, Ленинградская область, Ефимовский район, д. Арамова Горка
  37. старший военфельдшер Екатерининская Нина Васильевна – в распоряжение СФ, 1920 года, Ленинградская область, Пестровский район, с. Охона
  38. старший военфельдшер Ерин Петр Антонович – в распоряжение ТОФ, 1908 года, Мордовская АССР, Саранский район, д. Луховка
  39. старший военфельдшер Захарова Муза Петровна – в распоряжение ТОФ, 1918 года, г. Калуга
  40. старший военфельдшер Захваткин Иван Федорович – в распоряжение ТОФ, 1915 года, Ярославская область, д. Ляпино
  41. старший военфельдшер Земляникин Василий Сергеевич – в распоряжение СФ, 1913 года, Куйбышевская (Самарская) область, Радищевский район, д. Рязановка
  42. старший военфельдшер Иванов Сергей Емельянович – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Сумская область, Путивльский район, д. Кривоносовка
  43. старший военфельдшер Израэлит Давид Герасимович – в распоряжение ТОФ, 1914 года, г. Витебск
  44. старший военфельдшер Ильгин Константин Сергеевич – в распоряжение ТОФ, 1914 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  45. старший военфельдшер Коган Зелик Хаимович – в распоряжение ТОФ, 1914 года, Орловская область, г. Клинцы
  46. старший военфельдшер Коган Мендель Алтерович – в распоряжение ТОФ, 1912 года, Могилевская область, г. Чаусы
  47. старший военфельдшер Казакевич Лейба Гиршович – в распоряжение АКФ, 1917 года, Орловская область, Новозыбковский район, с. Святск
  48. старший военфельдшер Казакевич Нина Алексеевна – в распоряжение АКФ, 1919 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  49. старший военфельдшер Кирара Дмитрий Дмитриевич – в распоряжение ЧФ, 1919 года, г. Одесса
  50. старший военфельдшер Климов Иван Андреевич – в распоряжение ТОФ, 1903 года, Ленинградская область, Молвотицкий район, д. Быково
  51. старший военфельдшер Князев Александр Афанасьевич – в распоряжение СФ, 1915 года, Калининская (Тверская) область, Луковниковский район, д. Боярниково
  52. старший военфельдшер Кобиенц Абрам Шахнович – в распоряжение СФ, 1920 года, Свердловская область, г. Камышлов
  53. старший военфельдшер Коган Иосиф Рафаилович – в распоряжение ТОФ, 1918 года, г. Полоцк
  54. старший военфельдшер Колокольнин Сергей Алексеевич – в распоряжение ТОФ, 1916 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  55. старший военфельдшер Кондратьев Василий Акимович – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Мордовская АССР. г. Темников
  56. старший военфельдшер Коршунов Петр Петрович – в распоряжение ТОФ, 1913 года, Калининская (Тверская) область, Медновский район, д. Рагодино
  57. старший военфельдшер Косихин Георгий Иванович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Тульская область, Бельский район, Черногрязский сельсовет, д. Юшково
  58. старший военфельдшер Кошелев Иван Иванович – в распоряжение ЧФ, 1920 года, Калининская (Тверская) область, Лихославльский район, с. Микшино
  59. старший военфельдшер Красиков (Красик) Александр Георгиевич – в распоряжение ТОФ, 1918 года, Калининская (Тверская) область, Брусовский район, д. Попово
  60. старший военфельдшер Кузнецов Семен Никитович – в распоряжение ТОФ, 1914 года, Курская область, Дмитриевский район, д. Брянцево
  61. старший военфельдшер Кухарев Григорий Иванович – в распоряжение ТОФ, 1914 года, Ленинградская область, Валдайский район, д. Добывалово
  62. старший военфельдшер Кушнер Шмерель Вениаминович – в распоряжение ТОФ, 1916 года, г. Орел
  63. старший военфельдшер Левинсон Владимир Липманович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Могилевская область, г. Бобруйск
  64. старший военфельдшер Левинсон Семен Моисеевич – в распоряжение ТОФ, 1918 года, г. Одесса
  65. старший военфельдшер Лемеш Николай Григорьевич – в распоряжение ТОФ, 1915 года, Минская область, Слуцкий район, Ленинский сельсовет, д. Шалавичи
  66. старший военфельдшер Ляховецкий-Чехович Игорь Николаевич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Витебская область, д. Лужасно
  67. старший военфельдшер Малкиель Матвей Борисович – в распоряжение ВМФ, 1911 года, г. Смоленск
  68. старший военфельдшер Малкинд Вульф Гутманович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  69. старший военфельдшер Мараев Иван Васильевич – в распоряжение ЧФ, 1919 года, Ярославская область, Нерехтский район, д. Бламово
  70. старший военфельдшер Маслов Александр Матвеевич – в распоряжение ЧФ, 1918 года, г. Горький (Нижний Новгород)
  71. старший военфельдшер Матвеев Александр Васильевич – в распоряжение ТОФ, 1912 года, Вологодская область, Кирилловский район, д. Березники
  72. старший военфельдшер Матюшичев Николай Павлович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Ленинградская область, Лодейнопольский район, д. Комбиково
  73. старший военфельдшер Мелешин Иван Васильевич – в распоряжение ТОФ, 1918 года, Рязанская область, Чучковский район, д. Большая Дмитриевка
  74. старший военфельдшер Мелик-Агромян Константин Артемьевич – в распоряжение ЧФ, 1916 года, Азербайджанская АССР, г. Баку
  75. старший военфельдшер Мельцер Роман Моисеевич – в распоряжение ТОФ, 1914 года, Могилевская область, Краснопольский район, м. Краснополье
  76. старший военфельдшер Мильштейн Леонид Яковлевич – в распоряжение ЧФ, 1915 года, Каменец-Подольская (Хмельницкая) область, Виньковецкий район, м. Зиньков
  77. старший военфельдшер Минаева Клавдия Петровна — в распоряжение ТОФ, 1912 года, Крымская АССР, г. Симферополь
  78. старший военфельдшер Молчанов Павел Сергеевич – в распоряжение ВМФ, 1919 года, Ярославская область, Буйский район, с. Смольница
  79. старший военфельдшер Наборов Валериан Николаевич – в распоряжение ТОФ, 1916 года, Вологодская область, Борисово-Судский район, д. Корнилово
  80. старший военфельдшер Николаев Иван Николаевич – в распоряжение СФ, 1919 года, Смоленская область, Кармановский район, д. Первая Знаменка
  81. старший военфельдшер Ойрик Абрам Моисеевич – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Крымская АССР, г. Евпатория
  82. старший военфельдшер Пирамидина Екатерина Александровна – в распоряжение СФ, 1919 года, Ивановская область, г. Гороховец
  83. старший военфельдшер Попов Петр Васильевич – в распоряжение ТОФ, 1910 года, Архангельская область, Няндомский район, д. Антошиха
  84. старший военфельдшер Попок Абрам Адольфович – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Смоленская область, Хиславичский район, м. Хиславичи
  85. старший военфельдшер Пурецкий Вячеслав Григорьевич – в распоряжение ВМФ, 1917 года, г. Ярославль
  86. старший военфельдшер Рабинович Борис Маркович – в распоряжение ТОФ, 1916 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  87. старший военфельдшер Резонов Всеволод Михайлович – в распоряжение ТОФ, 1918 года, Воронежская область, г. Липецк
  88. старший военфельдшер Руховец Зелик Беркович – в распоряжение ТОФ, 1916 года, Минская область, Старобинский район, д. Дубей
  89. старший военфельдшер Садомский Семен Тимофеевич – в распоряжение СФ, 1912 года, Мордовская АССР, Саранский район, с. Грибово
  90. старший военфельдшер Сапиро Абрам Хунович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Житомирская область, г. Новгород-Волынский
  91. старший военфельдшер Сафонов Александр Иванович – в распоряжение ТОФ, 1916 года, Ярославская область, Судайский район, д. Рогачево
  92. старший военфельдшер Секаренок Аркадий Захарович – в распоряжение СФ, 1909 года, Витебская область, Освейский район, Задежданский сельсовет, колхоз «Ударник»
  93. старший военфельдшер Сидоров Василий Георгиевич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Чкаловская (Оренбургская) область, Бугурусланский район, д. Ивановка
  94. старший военфельдшер Синицын Петр Григорьевич – в распоряжение ТОФ, 1906 года, Калининская (Тверская) область, Пустошский район, д. Турлаково
  95. старший военфельдшер Скороход Владимир Афанасьевич – в распоряжение ТОФ, 1920 года, Полесская (Гомельская) область, пгт. Брагин
  96. старший военфельдшер Смедрисман Пинхас Шмулевич – в распоряжение ТОФ, 1920 года, Житомирская область, г. Бердичев
  97. старший военфельдшер Смирнов Иван Александрович – в распоряжение СФ, 1910 года, Ленинградская область, Пестовский район, д. Стиникино
  98. старший военфельдшер Смирнова Екатерина Федоровна – в распоряжение СФ, 1909 года, Ивановская область, г. Наволоки
  99. старший военфельдшер Смородинов Анатолий Иванович в распоряжение ТОФ, – 1919 года, г. Орел
  100. старший военфельдшер Соколов Василий Федорович – в распоряжение ТОФ, 1910 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  101. старший военфельдшер Соломыков Николай Васильевич – в распоряжение ТОФ, 1906 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  102. старший военфельдшер Соркин Арон Абрамович – в распоряжение ТОФ, 1916 года, Смоленская область, г. Сычевка
  103. старший военфельдшер Стажадзе Геронтий Малакиевич – в распоряжение ЧФ, 1914 года, Грузинская ССР, с. Абоноэты
  104. старший военфельдшер Стрелковский Сергей Георгиевич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Минская область, Гресский район, д. Грозово
  105. старший военфельдшер Стрельник Андрей Алексеевич – в распоряжение ТОФ, 1905 года, Киевская область, Бориспольский район, д. Бороньково
  106. старший военфельдшер Суворов Михаил Васильевич – в распоряжение ТОФ, 1910 года, Вологодская область, Кичменгско-Городецкий район, д. Конец
  107. старший военфельдшер Суворов Николай Акиндинович – в распоряжение ЧФ, 1918 года, Архангельская область, Подосиновский район, Пинуч сельсовет, д. Сухово
  108. старший военфельдшер Толстов Анатолий Васильевич – в распоряжение ТОФ, 1912 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  109. старший военфельдшер Травина Елена Петровна – в распоряжение ЧФ, 1907 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  110. старший военфельдшер Трошеев Иван Петрович – в распоряжение ТОФ, 1906 года, Карело-Финская ССР, Кондопожский район, д. Лычный Остров
  111. старший военфельдшер Турковский Василий Сергеевич – в распоряжение ТОФ, 1918 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  112. старший военфельдшер Ускова Антонина Ивановна – в распоряжение ТОФ, 1914 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  113. старший военфельдшер Успенский Ефим Петрович – в распоряжение ТОФ, 1904 года, Калининская (Тверская) область, Сережинский район, д. Радча
  114. старший военфельдшер Фадеев Борис Сергеевич — в распоряжение ТОФ, 1907 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  115. старший военфельдшер Федосов Валериан Михайлович – в распоряжение ТОФ, 1916 года, г. Сумы
  116. старший военфельдшер Фейгин Давид Романович – в распоряжение ВМФ, 1919 года, Гомельская область, Кормянский район, п. Корма
  117. старший военфельдшер Фейгин Хаим Зусевич – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Калининская (Тверская) область, Октябрьский район, с. Улин
  118. старший военфельдшер Фирсова Татьяна Яковлевна – в распоряжение ТОФ, 1917 года, Ленинградская (Псковская) область, г. Гдов
  119. старший военфельдшер Фролова Анна Павловна – в распоряжение ТОФ, 1920 года, Вологодская область, Череповецкий район, д. Новец
  120. старший военфельдшер Фурман Израиль Давыдович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Сталинская (Донецкая) область, г. Мариуполь
  121. старший военфельдшер Хайкин Кусиель Шмуил-Лейбович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, г. Гомель
  122. старший военфельдшер Хансеваров Камиль Шайхутдинович – в распоряжение ТОФ, 1917 года, г. Ворошиловград (Луганск)
  123. старший военфельдшер Храпов Николай Николаевич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Ярославская область, Галичский район, д. Головино
  124. старший военфельдшер Цареградский Сергей Павлович – в распоряжение ТОФ, 1918 года, Ярославская область, Судиславский район. с. Бородатово
  125. старший военфельдшер Шахов Сергей Дмитриевич – в распоряжение ТОФ, 1912 года, Ярославская область, Пошехоно-Володарский район, д. Большая Гарь
  126. старший военфельдшер Шевелев Михаил Иванович – в распоряжение ТОФ, 1912 года, Смоленская область, Починковский район, д. Киселев
  127. старший военфельдшер Шевцов Иван Семенович – в распоряжение ТОФ, 1906 года, Западная (Смоленская) область, Краснинский район, Самсоновский сельсовет, д. Лучки
  128. старший военфельдшер Щиченков Василий Васильевич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Саратовская область, г. Аткарск
  129. старший военфельдшер Юдин Хаим Борисович – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Калининская (Тверская) область, Опочецкий район, г. Себеж
  130. старший военфельдшер Южаков Иван Михайлович – в распоряжение ТОФ, 1914 года, Вологодская область, Рослятинский район, Суминский сельсовет, д. Нефедово
  131. старший военфельдшер Юрлов Василий Федорович – в распоряжение ТОФ, 1911 года, Тамбовская область, Юрловский район, с. Юрловка
  132. старший военфельдшер Юшков Константин Алексеевич – в распоряжение ТОФ, 1915 года, Вологодская область, Белозерский район, д. Буброво
  133. старший военфельдшер Ястребов Геннадий Сергеевич – в распоряжение ТОФ, 1919 года, Калининская (Тверская) область, Старицкий район, ст. Старица

Согласно донесения 238527с от 20 ноября 1941 года (рассекречено) г. Омск, за подписью заместителя начальника Гидрографии ВМФ капитана 2 ранга Глинкова и военкома гидрографии дивизионного комиссара Морозова в адрес Начальника организационно-строевого управления ВМФ (вх. 2955с от 3.12.1941 г.) погибли 17.09.1941 в водах Ладожского озера при эвакуации из Ленинграда офицеры и личный состав Гидрографии ВМФ[9] :

  1. инженер-капитан 1 ранга Галанин Константин Семенович – заместитель начальника гидрографии ВМФ, 1905 года, г. Ленинград (Санкт-Петербург)
  2. инженер-капитан 2 ранга Бурлаков Александр Федорович – начальник картографического отдела, 1905 года, г. Тула
  3. инженер-капитан 2 ранга Соловьев Владимир Васильевич – начальник отделения снабжения средствами навигационного оборудования, 1890 года, Ивановская область, г. Гусь-Хрустальный
  4. инженер-капитан 3 ранга Кононов Петр Яковлевич — старший инженер 2-ого отделения штурманского отдела, 1901 года, Куйбышевская (Самарская) область, Николаевский район, с. Поника
  5. техник-интендант 2 ранга Семушкин Александр Григорьевич – старший инженер 2-ого отделения штурманского отдела, 1913 года, Архангельская область, Шенкурский район, д. Лапухинская
  6. военинженер 3 ранга Шульгин Юрий Николаевич – начальник 3 отдела навигационного оборудования
  7. капитан 3 ранга Жахов Василий Александрович – начальник организационно-планового отдела, 1905 года, Ярославская область, Тутаевский район, д. Белятино
  8. инженер-капитан 2 ранга Знаменский Константин Иванович – начальник 4 отдела, 1908 года, Полтавская область, Златоношенский район, с. Белоусовка

Хочется обратить внимание, что служащие гидрографии и члены семей в донесении не учтены.

Пусть вода и земля будут для вас пухом братья!

После просмотра всех списков можно сделать вывод, что списки составленные начальниками не полностью соответствуют спискам и данным, составленным и поданным наверх полковым комиссаром Макшанчиковым. Понятно, что была неразбериха, и сложно было пересчитать всех спасшихся. Кого-то видимо увозили в госпиталя, кого-то отправляли дальше от переправы, кто-то возможно умер уже на буксире от переохлаждения. На слудующий день опять были налеты немецкой авиации на порт и корабли и суда. Были погибшие. Война……..

Погибшие курсанты 1 и 2 курсов – реально закончившие свои курсы и не переведенные пока на следующие по причине отправки на фронты в составе курсантских бригад и рот. Это уже практически максимум через полгода офицеры военного времени, которые должны были прийти на корабли и подводные лодки. Не пришли! Погибшие старшие фельдшера военно-морской медицинской академии ВМФ – это подготовленные  в течении пяти лет готовые врачи – офицеры. Потеря нескольких сотен практически готовых специалистов для военно-морского флота невосполнимая. Особенно во время войны. Да и горе для родных и близких во всех областях и краях Советского Союза сложно передать словами. Тем более что эта катастрофа замалчивалась десятки лет и люди фактически не знали что же все таки произошло 17 сентября 1941 с их родными.

Безусловно списки погибших на барже 725 составленные нами не полные. Автором рассматривались только погибшие ВМФ и то не полностью. Не удалось пока восстановить погибших офицеров, вольнонаемных и служащих управлений ВМФ (артиллерийского и инженерного). Заслуживают памяти и погибшие курсанты и офицеры высшего общевойскового инженерного училища  имени Жданова, учащиеся и преподаватели ремесленных училищ, члены их семей,  бывшие на барже граждане города Ленинграда. Пусть воды Ладожского озера им будут пухом.

Мы сегодня помним их, погибших за нашу с вами победу. Героически погибших.

Памятник погибшим курсантам в катастрофе на Ладожском озере 17.09.1941[22]

В 1942 году группа гидрографов во главе с капитан-лейтенантом Клюевым Н.П. на плесе острова Птинов (южный берег Ладожского озера, западнее впадения реки Волхов) обнаружила остатки разрушенной штормом баржи № 752, прибитую волнами к берегу острова[22]. В  трюме баржи находились тела погибших командиров и курсантов военно-морских училищ и гражданских лиц, штурманское и гидрографическое имущество, перевозимое на барже.

Всех погибших гидрографы похоронили с отданием воинских почестей в северо-восточной части острова Птинов и установили памятный камень. На камне в рост человека выгравировали текст: «В этом микрорайоне захоронены курсанты ВВМИУ им. Дзержинского, ВВМУ им. Орджоникидзе, слушатели Военно-морской медицинской академии ВМФ им. Кирова и другие военнослужащие, погибшие при переходе через Ладогу 17 сентября 1941 года. По сторонам надписи высечено изображение двух якорей.

Воспоминания уцелевших в этой трагедии. Что же происходило на барже[10]?

Это случилось примерно в 3 часа ночи. Вода поступала в трюм медленно и сначала подмочила тех, кто спал, лежа прямо на днище. Спросонья кто-то возмущенно закричал: «Кто меня обоссал?» Но ему подсказали, что он подмочен забортной водой, и, сообразив в чем дело, тот стих.

Вода стала заполнять трюм все быстрее.

Усилилось беспокойство. Стали жечь спички, чтобы осветить трюм и осмотреться. Обнаружилась трещина в обшивке борта, сначала через нее вода поступала в трюм. Заделать трещину было нечем. Попытки затолкать в трещину мягкие вещи вручную окончились, крепежного материала и инструментов не было.

Теперь скрипы баржи становились зловещими.

Спустя какое-то время в средней части баржи в корпусе возникла большая трещина, через которую вода стала быстро заполнять трюм. Поплыли чемоданы, ящики, другие предметы. Люди стали искать места повыше от днища — на балках, сходнях, ведущих к выходным люкам. Постепенно большинство людей скопилось именно вблизи выходных люков.

А вода прибывала, перемещаться по днищу приходилось в воде — где по пояс, где по грудь, где и вплавь, придерживаясь за детали корпуса. Баржу качало, вода в трюме от этого постоянно перемещалась и давила на людей.

Именно в этот предрассветный час у многих наступило первое ощущение тревоги. Было еще темно. Темнота усложняла и без того опасную аварийную обстановку, а в трюме она устрашала. Казалось, что спасение может быть только на палубе, и в данной ситуации все так и складывалось. Поэтому люди устремились к люкам. Естественно, были крики, усилился общий шум. Под тяжелыми волновыми ударами баржа сотрясалась.

Однако центральный люк оказался закрытым на запор с палубы, из-за чего на сходне под ним образовалась людская «пробка». Из трюма стали стучать по люку, кричали, требуя открыть его, на что с палубы отвечали, что выходить наверх нельзя, что с целью маскировки надо всем оставаться в трюме. У кого-то в трюме нашелся топор, которым стали рубить люк снизу.

Теперь уже с выходом из трюма надо было поторапливаться, поскольку любые задержки могли закончиться трагически.

Несмотря на это на палубе у люка встал лейтенант Сазонов и, размахивая наганом, кричал: «Всем оставаться в трюме, наверх никому не выходить!»

В связи с этим многие люди бросились к кормовому люку, через который другие уже выходили наверх.

Добирались туда то вплавь, то придерживаясь за укосины стрингеров и за другие детали корпусного набора.

Скоро и у кормового люка скопилось много людей и, хотя люк был сравнительно большим и снабжен широкой сходней, его пропускная способность оказалась недостаточной, она не обеспечивала быстрого и ровного выхода людей из трюма.

Кроме того, скорость выхода была ограничена румпелем руля. Румпель представлял собою брус круглого сечения диаметром около 150 см и длиною 4 — 5 метров .

Руль стал неуправляемым, от ударов волн румпель мотало с борта на борт, он с большой скоростью проносился на высоте приблизительно 80 см над палубой, часто доставая людей, выходящих из трюма.

Люди были сильно взволнованы опасной ситуацией в трюме, к тому же на идущих впереди напирали снизу и подгоняли криками те, которые еще оставались в трюме.

Поэтому каждый человек старался проскочить через люк побыстрее.

Не зная о том, что рядом время от времени проносится огромный тяжелый румпель, кое-кто попадал под его роковой удар — человек либо валился обратно на сходню, либо его сметало за борт, откуда возврата уже не было. Требовалось время, чтобы убрать пострадавшего со сходни, после чего опять восстанавливалось движение из трюма.

Через этот люк выходил из трюма и Жора Сокальский. Ему удалось вовремя сориентироваться в люке и ползком уйти от удара румпеля. Румпель был окровавлен, на нем были заметны налипшие белые хлопья мозгов. От его вида мутило.

Чтобы ускорить выход из трюма, курсант Коля Тарасов, спортсмен, призер инженерного училища по классической борьбе, расположившись спиной на подпалубной балке, своими мощными ногами выдавил в палубе несколько досок. Через образовавшийся пролом выбрались на палубу многие курсанты, в том числе сам Тарасов и его товарищ Саша Дворкин.

Случайность и сообразительность помогли выйти на палубу курсанту Никольскому. В то время он был маленьким и худеньким, ростом 162 см . Работать руками и ногами, как это делали здоровые ребята, он не мог. Когда попал на сходню центрального люка, его так крепко прижали спиною к какому-то жесткому, неподвижному предмету, что хоть плачь. Предмет начал болезненно вдавливаться в тело. Собрав все свои силы, Никольский развернулся лицом к этому предмету и с радостью увидел, что предметом оказался пиллерс со скобтрапом, а над ним располагался маленький квадратный лючок в палубе. Недолго думая Никольский полез по скобтрапу на палубу, а за ним последовали и другие. Впоследствии Никольский станет капитаном 1 ранга и… вырастет до 176 см .

В конце концов центральный люк все же был открыт, и через него люди пошли из трюма быстрее и организованнее. В первую очередь были выведены женщины и дети.

Когда этим ходом вышли последние, трюм был осмотрен, чтобы никто там не остался. В этом осмотре активно участвовал курсант Игорь Жуковский.

Среди последних выходил курсант Михаил Соколов, в это время воды в трюме было уже ему до подбородка. А последним вышел из трюма самый дисциплинированный Жора Ольховый, которому уровень воды закрыл грудь несмотря на его двухметровый рост.

Можно было осмотреться и оценить обстановку. Находясь в трюме, люди, конечно, понимали и ощущали, что Ладога штормит, но этого не видели. Теперь же с открытой палубы шторм был виден каждому, и эта картина сама по себе в какой-то степени уравновешивала психическое состояние людей.

Озеро бушевало. Баржа оседала все глубже. Однако люди вели себя относительно спокойно, паники не было. Старались держаться группами, вели разговоры, даже шутили. Игорь Жуковский предложил своим ребятам съесть неприкосновенный двухсуточный запас, который выдавали на руки для подкрепления в тяжелых условиях.

Предложение это, естественно, понравилось. Это была группа курсантов-электриков. К ним подошел М.С. Паскевич и стал показывать свои уникальные часы. Часы похвалили, и Паскевич ушел.

До своей кончины Игорь Жуковский жалел о том, что не догадался оставить Паскевича в своей группе, ведь Паскевич не умел плавать и Игорь об этом знал, но в тот момент об этом не вспомнил, а можно было бы дать ему совет использовать хотя бы пустой чемодан в качестве спасательного круга.

Теперь внимание людей поглотила буря. Ладога ревела и свистела. Небо было закрыто темными, почти черными на горизонте облаками. За бортами, совсем близко, перекатывались и обрушивались крутые волны. Вода была темная и холодная. Казалось — попади за борт в эту темную бушующую воду и сразу же потеряешься из виду, исчезнешь, пропадешь за высокими волнами.

Но это были еще не пиковые часы штормовой ночи. Однако уже в эти минуты одни почувствовали, а другие ясно и четко поняли, какая им грозит опасность.

Промокшие в трюме, люди расположились на палубе в основном сидя и лежа, в дальнейшем по мере оседания баржи поднимались на ноги.

Баржа оседала все глубже. Какой-то мужчина, возможно это был один из шоферов, бегал по палубе с надутой автомобильной камерой. Рядом с рубкой стоял курсант Яков Петров, родившийся в городе Ейске, весельчак, который любил шутить и смеяться, знал много русских и украинских смешных забав и развлечений. Запомнился Юра Селезнев своей крупной фигурой, выразительным лицом и огненно-рыжими волосами, делавшими его заметным среди других курсантов.

Начальник службы продовольственного снабжения интендант 3 ранга Купцов Степан Васильевич привык заботиться о личном составе. И здесь надо сказать, что воинская профессия вложила ему это качество прямо в душу. По характеру предприимчивый и деловой, он решил действовать, чтобы не допустить вспышек паники. Купцов собрал вокруг себя группу надежных курсантов, дал им задание присматривать и поддерживать всех, кто перестанет владеть собой. Приказал Селезневу запустить ветряк-насос, предназначенный для осушения трюма. Приказал всем вычерпывать воду из трюма любыми подручными средствами, какие найдутся. С большим трудом Селезневу удалось пробраться к ветряку, который располагался в носовой части палубы, и вытащить стопор. Однако сильный порыв ветра тут же изломал это слабое устройство.

Шторм уже набрал большую силу. Курсанты Дворкин и Тарасов, посоветовавшись, тоже решили съесть неприкосновенный запас продовольствия, так как если придется оказаться в воде, то заправка продовольствием им не помешает.

Волны понемногу начали «слизывать» людей. Люди стали жаться друг к другу, некоторые из них привязывались к выступам на палубе. Выпускница академии стала на колени перед своим раскрытым чемоданом и начала брать из него вещи, которые хотела иметь при себе в случае, если ее смоет за борт. На ее ноги кто-то навалился, и она не могла подняться. Тогда она обратилась к Дворкину:

— Товарищ курсант! Помогите мне подняться.

Дворкин сунул руки ей под мышки и поднял ее. Она поблагодарила.

Пожилой мужчина спрашивал у них:

— Как вы думаете, придут ли к нам на помощь?

Дворкин и Тарасов обсудили вопрос — стоит ли раздеваться? Попытались получить ответ у выпускников-врачей, но у них опыта в этом деле было не больше. Поэтому они разделись до кальсон, расшнуровали ботинки, а шинели накинули на плечи, как бурки.

Началась борьба за обеспечение плавучести баржи.

Ее организовывали капитан-лейтенант Боков и полковой комиссар Макшанчиков, и помогали им параллельщики-дизелисты (из параллельных классов). Технических средств для спасения баржи не было. Нашлись ручная помпа и несколько ведер. Ручную помпу расположили около кормового люка, всасывающий шланг через люк опустили в трюм, а нагнетательный шланг уложили по палубе к левому борту, где с его наконечником работали один-два курсанта. На штангах помпы работали по четыре-шесть человек, работали быстро, напряженно, с остервенением.

Работающие на штангах быстро выдыхались, и их места занимала новая смена. Людей, работавших у борта, смывало за борт, на их места вставали другие.

Палубу захлестывало водой, баржу качало, помпа беспрерывно скользила и сбивала с ног, поэтому работать было трудно, то и дело сбивались с ритма.

На сходнях люков цепочками разместились курсанты с ведрами для вычерпывания воды из трюма. На барже нашлось лишь четыре ведра.

Когда курсант Шитиков выскочил на верхнюю палубу, он сразу же услышал команду «Откачивать воду!» и встал в цепочке в районе верха сходни в люк и передавал в одну сторону полное ведро, а в другую — пустое.

Вода продолжала заполнять трюм. Шитиков по-прежнему продолжал постоянно передавать ведра. Все курсанты на сходне работали необычайно напряженно. В связи с непрерывным повышением воды в трюме цепочка на сходне постепенно уплотнялась, и когда волны стали уже перекатываться по палубе, они почти все вышли из трюма.

Пытались вычерпывать воду бескозырками. Раздавались голоса — черпать воду любыми предметами, мало-мальски пригодными для этого.

Разумеется, все эти средства не дали никакого эффекта, так как с каждой волной через люки и щели воды наливалось в трюм больше, чем ее откачивали.

Видимо, организаторы этой борьбы сами понимали тщетность усилий, но делали бесполезную работу, считая, что она сама по себе в какой-то мере дисциплинирует людей.

Наконец военком Макшанчиков приказал сбросить за борт автомашины.

Красивы были новые легковые автомашины, много блеска и никеля, многим запомнилась автомашина «бьюик» вишневого цвета. Говорили, что принадлежали они правительствам Прибалтики.

Выделялся воентехник 1 ранга Логвиненко Евгений Григорьевич, который, несмотря на очевидный трагизм обстановки, не потерял деловитости и с юмором участвовал в работе. Параллельщики-дизелисты, шутя между собой, собирались после войны достать эти автомашины со дна морского в личное пользование, а сейчас, в эти минуты, споря друг с другом, каждый из них выбирал машину для себя в зависимости от понравившегося «колера».

Курсанты-гидрографы совместно с курсантами инженерного училища деловито скатили за борт легковые автомашины.

Грузовые автомашины были тяжело загружены имуществом Гидрографического управления и картфабрики. Руководили скатыванием этих машин Купцов Степан Васильевич и командир роты лейтенант Емельянов Валентин Михайлович. Активно работали курсанты Неверов, Колодяжный, Евланов, Бычков.

С грузовиками пришлось потрудиться, особенно когда надо было перекатить их через бурт, устроенный по борту палубы. В связи с этим решили ручной труд заменить лошадиными силами двигателя.

Один из шоферов запустил двигатель, включил сцепление и выскочил из кабины на палубу. Грузовик своим ходом пошел к борту, как вдруг, неожиданно для всех, из-под брезента, закрывавшего груз, выскочил курсант Саша Великотный. А получилось так. Великотный схитрил, это с курсантами бывало, он не пошел в трюм, как все, а устроился на ночлег в кузове грузовика. Здесь было уютно, не толкались люди. Под шум волн спалось хорошо, сквозь сон слышал крики, слово «вода», но посчитал, что на палубе идет утренняя уборка, участвовать в которой не было никакого желания. Решил: людей много, обойдутся. Высунулся из кузова только на резкий шум двигателя.

Когда сбросили автомашины за борт, показалось, что баржа немного подвсплыла и стала легче всходить на волну. И это побудило действовать всех, кто был на барже. Сбросили все прочие грузы, выбросили личные вещи, чемоданы, вещевые мешки, ящики.

Но эта передышка была чрезвычайно кратковременной.

Управление действиями людей было возможным только в первое время. Можно было руководить выходом людей из трюма на палубу, размещением их на палубе, руководить борьбой за плавучесть, используя самые примитивные средства, освобождать палубу от грузов. Можно было успокаивать женщин, курсантов, работников гидрографии — этим занимались командиры.

Все это было возможным до момента сбрасывания рубки за борт.

Дальше стихия быстро подавила всякие попытки к управлению и обрекла людей на самостоятельные решения, оставив им лишь призрачную надежду как-то спасти жизнь себе и близким.

Люди упорно боролись против разбушевавшейся стихии. Главной заботой на палубе стало — держаться всеми силами за любой выступ, щель, предмет, друг за друга. Женщины держали себя относительно сдержанно. Одна пожилая женщина говорила, что умирать все-таки еще не хочется. Женщина с ребенком умоляла окружающих спасти ее ребенка, потому что он еще ничего не видел в жизни и должен жить, мысленно она уже готовила себя к гибели.

Женщин успокаивали офицеры. Они информировали и окружающих курсантов о том, что на помощь уже идут корабли. И действительно, вскоре на горизонте показалась канлодка.

Мужья обнимали жен, детей, стараясь их согреть. Некоторые продолжали привязываться к деталям палубы.

Когда волны стали окатывать палубу, то люди упорно сопротивлялись их напору, они крепко стояли группами, держались друг за друга, сидели группами, держались за предметы, выступы и т.д. Но каждая очередная волна все равно смывала за борт по несколько человек. Несмотря на всю трагичность этого положения, безотчетной паники все же не было.

Курсант Сокальский до сих пор помнит обстановку, когда женщин и детей, мокрых и промерзших, стали помещать в шкиперскую рубку. Незнакомый офицер, забравшись на крышу рубки, размахивал белой простыней, прикрепленной к палке, подавая сигналы находящейся невдалеке канлодке. Ее трудно было заметить в сумерках утра и взбешенного моря. Но кто-то ее видел, когда баржа оказывалась на гребне волны.

Через некоторое время старший воентехник Антоненко Н.А. крикнул, что видит, как корабль идет к ним на помощь. Все стали вглядываться и с гребня волны действительно увидели корабль. Как потом стало известно, это была канлодка «Селемджа». Из своих вещей кто-то вытащил простыню и передал ее Антоненко и Логвиненко, и они тоже с крыши рубки стали размахивать простыней, чтобы привлечь внимание канлодки.

Сильным ударом волны сбросило за борт трех человек, которые стояли рядом с Серебровским и разговаривали с ним. В их числе была женщина. Все они только один раз показались на мгновение из волн и исчезли. Сразу же все стали смещаться подальше от борта. Но теперь волны стали все чаще «слизывать» людей с палубы.

Те минуты, когда в зоне видимости появилась канлодка и стала приближаться к барже, вызвали необычайную радость, особенно у женщин и детей.

Но когда канлодка весьма близко прошла мимо баржи, а затем когда офицеры начали стрелять, чтобы привлечь внимание удалявшегося корабля, у людей возникла глубокая тревога, ставшая причиной тяжелых происшествий. Кричали женщины и дети, охваченные страхом. Командир роты электриков выхватил свой пистолет из кобуры, но ему приказали выбросить его, и он подчинился. Пистолет попал в руки бахвалистого курсанта, у которого его отобрал Игорь Жуковский, который сохранил его при себе, плавая среди волн, и выбрался с ним на буксир «Орел».

Аварийная ситуация теперь развивалась быстро. Ветер крепчал, росла волна, шторм набирал силу.

Борьба за плавучесть баржи с использованием подручных средств не могла обеспечить необходимой плавучести. Когда это стало очевидным для всех, люди перестали заниматься бесполезной тратой сил.

Баржа продолжала быстро заполняться водой и также быстро оседала. Шквальные порывы ветра срывали и уносили за борт бескозырки, шапки и другие предметы.

Наступила чрезвычайно опасная обстановка. Не скрывали своего волнения женщины, особенно матери с детьми.

Наступил такой момент, когда волны одна за другой стали обрушиваться на палубу, унося за борт в кипящие волны каждый раз большие группы людей, которые на глазах погибали.

Всем стало очевидно, что положение на барже стало катастрофическим, что гибель угрожает каждому.

Состояние тревоги теперь охватило всех. Каждый человек напряженно искал, что предпринять, чтобы остаться в живых, чтобы спасти женщин с детьми, чтобы спасти близких.

Вот почему офицеры собрали женщин с детьми, а также малолетних учеников-ремесленников в рубку, считая рубку самым надежным для них местом.

Каждый курсант и офицер, каждая женщина понимали, что плавания среди волн уже не избежать, и, чтобы по возможности облегчить себе это плавание, стали раздеваться, разуваться, освобождаться от всех личных предметов.

Раздевшись и прихватив с собою какой-нибудь деревянный брус, отдельные офицеры и курсанты сами прыгали за борт, видимо считая, что так будет надежнее, чем быть сбитым с борта и искалеченным.

Курсант Кутузов, известный пловец, решил вплавь добираться до берега, несмотря на то, что побережья не было видно. Он разделся до трусов и, придерживаясь за буксирный трос, полез в воду. Но через минуту его уже не стало.

Раздавались крики о помощи, о спасении.

Курсанты в этих условиях проявили исключительное самообладание. Находясь в опасной обстановке, они добрыми словами, а иной раз и жесткими, не совсем дозволенными словами успокаивали растерявшихся.

Капитан-лейтенант Боков и интендант 3 ранга Купцов строго и громко требовали сохранять порядок. Их личное самообладание служило хорошим примером для остальных.

Делить людей на строевые группы стало невозможным. Группы перемешались. В связи с этим и офицеры переходили с одного места на другое. В один из таких моментов смыло за борт политрука Щербо и группу курсантов. Он судорожно пытался сбросить с себя снаряжение и шинель. С криками «Спасать политрука!» за борт бросились несколько курсантов — Фаенсон, Василевич, Александров, но следующая волна накрыла их всех навсегда.

Почему-то около рубки безучастно стоял курсант Ферин, и его глаза были необычно широко раскрыты.

Плакали женщины, кричали дети.

Продолжали раздеваться, разуваться, спрашивали, что же делать дальше. Курсант Соколов остался в тельняшке и трусах.

Политрук Подкорытников пытался успокоить молодую женщину, которая полностью разделась и замерзла до синевы, она лишилась самообладания, в ее широко раскрытых глазах не было проблеска мысли. Политрук тормошил ее, шлепал по щекам, тряс, но на все это женщина совершенно не реагировала.

Иван Переверзев и Гриша Распертов разместились где-то на средней части палубы. Качка и водяная пыль здесь ощущались меньше. В руках была банка консервов, не выбрасывать же вкусное добро! Поэтому с помощью имевшегося на всякий случай перочинного ножичка, Иван открыл банку. В ней оказалась треска в томате. Предложил Грише, который машинально проглотил кусочек, а от другого отказался, таким образом вся рыба досталась Ивану, и он съел ее с большим аппетитом.

На рассвете шторм продолжал усиливаться. Еще когда от рубки доносился голос, призывавший женщин и детей собраться около рубки, то именно в тот момент Иван и Гриша увидели симпатичную девушку в морском кителе, которая пробивалась к рубке. Девушка была выпускницей медицинской академии, ростом она была ниже среднего, с хорошо сложенной фигурой. Парни решили ей помочь, но помощь получилась неэффективной, так как впереди была плотная масса людей, да и девушка вскоре передумала продвигаться к рубке. Они остановились, познакомились, девушка назвалась Таней. В обществе этой девушки парни, естественно, подтянулись, приободрились, заговорили примерно в духе: «Да что нам шторм, и не такое видали!» Особенно она понравилась Грише. Разговаривали, шутили. Присутствие девушки сглаживало серьезность их положения.

Между тем с усилением ветра волны становились более крутыми, водяная пыль стала долетать и до них. Становилось все труднее удерживаться на палубе. Почему-то толпа людей оттесняла их к носу, где положение, казалось, становилось еще более критическим.

В это время они и Таня тоже почувствовали и осознали грозную опасность. Расшнуровали ботинки, сбросили бушлаты. Все трое взяли друг друга за руки, заверили, что если погибать — так всем вместе. Таким образом они умножили свои силы.

Послышался гул самолетов. Думали, что это наши. Оказалось, что это были два немецких разведчика, которые сделали два круга и улетели.

Когда на горизонте появился дымок корабля и когда с буксира и баржи стали подавать сигналы выстрелами, сигнальными ракетами, а с рубки баржи еще и белой простыней, — это опять вселило надежду на скорую помощь.

Но потом баржа настолько осела, что ее палуба все чаще оказывалась почти на уровне воды. Ее буксировка стала для «Орла» невозможной. Переверзев видел, как с «Орла» отдали буксирный трос и «Орел» начал маневрировать вблизи баржи. Качка становилась особенно опасной, когда баржа с гребня волны кренилась на подветренную сторону, в этом случае к силе инерции качки прибавлялась еще и сдувающая сила ветра. Большие волны стали напрямую перекатываться через палубу, и потому каждая такая волна сносила за борт все больше и больше людей. Удерживаться на палубе становилось невозможным. Иван, Гриша и Таня все еще крепко держали руки друг друга. Когда волна сбила с ног Таню, парни удержали ее на руках, и не только ее, но и тех, кого навалило на них волной.

После посылки сигнала «SOS» над районом бедствия появилась вражеская авиация. Самолеты прошли на сравнительно низкой высоте, достаточной для классификации морских объектов. По самолетам открыли винтовочный огонь, винтовок было мало, рассчитывать на эффективность такого слабого огня не приходилось.

На этот раз самолеты атаковали канлодку, которая находилась в одной-двух милях от баржи.

На место катастрофы вражеские самолеты налетали неоднократно. Они «утюжили» этот участок. Налеты производились в течение всего дня. Самолеты бомбили и обстреливали целиком весь участок, не выбирая отдельных целей, поскольку было видно общее скопление обломков с людьми.

Хотя все видели надвигающуюся смертельную опасность, курсанты вели себя исключительно мужественно.

Из выпускников академии только Константин Артемович Мелик-Агамирян, прибывший в академию из Армении, сделал самое решительное действие. Он не умел плавать и, вероятно, по этой причине, по-дикому что-то выкрикнул, потом прыгнул за борт баржи и больше не всплыл.

Самая тяжелая участь выпала на долю женщин и детей.

Выпускник академии Константин Юшков, который погибнет в утренние часы, помог Ане Воротиловой снять рюкзак и вывел ее из трюма на палубу. Дися Альтман, Томилова Лена, Волкова Аня, Захарова Муза, Косулина Катя, Пирамидина Катя, Проварихина Таня, Гречишкина Таня, Фролова Аня, Новикова Ира, Ильина Лиза — все они были бледные и лежали на палубе, где недавно стояли легковые машины. Здесь же была и Елена Петровна Травина с маленькой дочкой.

Их подняли с этих мест раньше, когда начали сбрасывать за борт автомашины.

Аня Воротилова стояла одетая в шинель с противогазом через плечо. Вдруг к ней подошел однокурсник Михаил Нилович Ситкин и скомандовал: «Раздевайся!» Но укачавшаяся Анна стояла и ничего не слышала. Тогда Ситкин сам снял с нее противогаз и бросил его в волны, затем снял шинель, ботинки и пытался снять с нее китель, но Анна этого не разрешила. Затем Ситкин, намереваясь прыгнуть с баржи за борт, стал звать и Анну поступить так же.

Однако Анна подумала, что нет в этой затее смысла, поскольку под ногами — палуба. Она держалась за спины товарищей.

Баржа кренилась то на левый борт, то на правый. Вдруг баржа накренилась так сильно и резко, что женщины и мужчины не удержались на палубе и опрокинулись за борт. Анна сразу же окунулась с головой, затем вынырнула и стала удерживаться на воде, поскольку умела плавать. Благодаря тому, что на ней были спортивные брюки, она могла свободно работать ногами.

Продержалась на воде примерно полчаса и сильно устала.

Несколько спасательных кругов, которые висели на стенках рубки, были давно за бортом. Больше не было никаких спасательных средств.

Около рубки находился лейтенант Емельянов с семьей. Он был племянником Емельянова Николая Алексеевича, участника трех российских революций, который в июле-августе 1917 года укрывал В. И. Ленина в Разливе. Валентин Михайлович оценил ситуацию для семьи как безнадежную. Он понял, что семью спасти не сможет, представил себе мучительную, бесполезную гибель двухлетней дочки и жены среди бушующих волн. Понял он и бессмысленность продолжения собственной жизни без любимой семьи. Отец и муж, он решил сократить мучительные переживания живых сердец. Со всей серьезностью он испросил разрешения у военкома Макшанчикова и, не дожидаясь ответа, выстрелил в дочь, жена с ужасом взглянула на него, он выстрелил в жену и в себя. Ему никто в этом не мешал.

Волна подхватила окровавленные тела и унесла в темноту глубин.

Ни криков, ни воплей, ни причитаний не было.

Происшествие потрясло очевидцев. Люди теперь отчетливо осознали близкую для себя опасность, стали окончательно готовить себя, продумывали как вести себя за бортом.

А волны смывали все большее число людей. Даже сильные спортсмены, пловцы-разрядники погибали. Гордостью второго курса считались пловцы Сергей Додолин, Константин Кутузов, Олег Костко. Все они погибли.

У борта баржи стояли обнявшись отец и сын, инженер-капитан 2 ранга и курсант Соловьевы. Их вместе смыло волной, они и погибли тоже вместе.

Лейтенант Красной армии Алексашин Александр Михайлович старался пробраться поближе к центру палубы и вдруг попал прямо в набежавшую волну и на ее высоте оказался за бортом. Потихоньку стал подплывать к борту баржи, который был примерно на высоте одного метра, уже ухватился за борт, и тут один из тонувших оперся на него и влез на борт, а Алексашина оторвало от борта и отбросило волной на 30 — 40 метров . И здесь один из моряков, державшихся за доску, помог ему поймать еще доску от палубы, на конце которой Алексашин держался примерно час-полтора. Плавал Алексашин в шинели и сапогах, первое время — с автоматом. Когда оказывался на гребне волны, то видел вокруг себя вблизи и вдалеке множество голов людей, которых становилось все меньше и меньше. Видел на носу и на корме баржи небольшие группы людей.

Недалеко от него держался на воде Сергей, тоже лейтенант из его же команды. Сергей крикнул Алексашину, чтобы он передал брату, командиру взвода в их училище, о его гибели, крикнул и исчез под водой. Запомнились его руки, взметнувшиеся над водой. Алексашин был спортсменом и крепок здоровьем. Это ему хорошо помогло.

К счастью Алексашина он сам оказался на курсе «Орла». Ему бросили конец и вытащили на палубу.

Из команды Ленинградского военно-инженерного училища был спасен лишь один курсант-красноармеец.

Серое, мрачное небо, темно-свинцовые тучи, такие же серые тяжелые волны и это безлюдное море теперь пугали больше и больше.

Выпускник академии Кривошеев Василий Иванович медленно и не один раз переходил с носовой части в кормовую и обратно. Он вспоминал прочитанные книги о стихиях, о катастрофах, о людях, сумевших противостоять им. Ведь было множество таких примеров, когда, даже будучи бессильными против стихии, люди на теряли присутствия духа. Кривошеев говорил об этом окружающим людям. Это успокаивало и его, и тех людей и поддерживало в какой-то мере состояние духа.

Неожиданно около люка закричал лейтенант:

— Товарищи, товарищи, помогите! Там оказалась моя жена!

Кривошеев влез в темный трюм, перебирался с балки на балку, пока не услышал тихий стон. Ему удалось подтащить мокрую, окоченевшую молодую женщину к люку. Только периодическая дрожь, поверхностное дыхание да сердцебиение говорили о том, что она жива. Лицо было бледное, губы синие, большие глаза полузакрыты. Лейтенант взял ее на руки и отнес ближе к рубке, снял с себя шинель и накрыл вздрагивающее тело жены.

Кривошеев мучился над мыслью, как бороться за существование. Он стремился держаться за всякие прочные выступы и советовал соседям делать так же, а если собьет волна за борт, то, убеждал он их, следует цепляться за бревна, за доски.

Иногда мысль уносила его к старикам, представлялись их грусть о сыне, слезы, рыдания. Самому было грустно, но он все же верил в то, что сам он будет жить.

Кривошеев сбросил шинель, китель и ботинки. Стал снимать джемпер и верхнюю рубаху, но в этот же момент был сбит с ног и унесен за борт, быстро собрал силы и энергично вернулся на баржу.

Работники Гидрографического управления разместились в кормовой части палубы.

Зина Симаничева, чертежница, увидела здесь Муравьева — начальника граверной части. Это был высокий, стройный мужчина лет сорока с правильными чертами лица. Одетый в два пальто, необычно красный в лице, он глубоко сидел в тачке. Зина спросила:

— Что с вами?

Он ответил, что у него температура сорок градусов.

Сильный, холодный ветер пронизывал любую одежду.

Кругом — бушующие волны, земли не видно. Низко над озером неслись темные тучи. Иногда выглядывало солнышко, и тогда тяжелые волны озарялись блеском.

Люди укачались, не выспались и измучились. Стихия внушала страх. Зине почему-то не верилось, что она погибнет. Наделенная чувством юмора, она пробовала шутками подбадривать своих сотрудников. Наблюдала, как сбрасывали за борт автомашины, видела, как грузовая машина зависла задними колесами на борту и как ее общими силами столкнули с борта.

Зина имела звание мастера спорта по плаванию.

В связи с этим сотрудники говорили: «Зинка нас спасет». Зина же подумала, что с этими надеждами они ее просто утопят, и, когда узнала, что на барже находится ее знакомый курсант, начала передвигаться на носовую часть палубы, где видели этого курсанта. Передвигалась на четвереньках, иначе, она так считала, могло сдуть или смыть с палубы.

Предварительно вынув руки из рукавов пальто и застегнув его у ворота на одну пуговицу, она ползла вдоль борта, соображая, что если сдует или смоет, она легко освободится от пальто уже в воде.

Вдруг около рубки за полу пальто ее поймал начальник инженер-капитан 2 ранга Бурлаков, схватил за пальто и не отпускал. Зина стала перед ним на колени, сложила руки и, молясь, просила: «Отпустите, пожалуйста».

Вдруг баржу резко качнуло. Бурлаков непроизвольно выпустил из руки полу Зининого пальто, Зина быстро этим воспользовалась и проскочила мимо рубки вперед и здесь увидела корректора Захара Бэлка, настоящего моряка, работавшего раньше штурманом дальнего плавания.

Бэлк сидел на бухте толстого белого каната, курил свою испытанную и хорошо прокуренную трубку с мундштуком, изогнутым настолько круто, что табачная чашечка висела ниже подбородка.

Пожилой, среднего роста крепкий блондин, он задумчиво курил, когда Зина, пробираясь рядом, сказала:

— Обидно тебе, должно быть, тонуть в этом озере?

Бэлк лишь пыхнул на нее табачным дымом.

Наконец Зина увидела знакомого курсанта Илью Евланова. Илья ничего не знал о ее присутствии на барже, и встреча оказалась совершенно неожиданной, удивила и сразу же напугала его сложностью ситуации для девушки. С этого момента они теперь держались вместе. Стояли обнявшись, плечом к плечу. Илья был лицом к носу баржи, он выполнял в данном случае обязанность впередсмотрящего и поддерживал девушку за талию. Зина же была лицом к рубке и своим пальто охватывала Илью, поскольку он уже сбросил шинель.

Зине запомнилось, как волна, напоминавшая трехгранную форму, сначала покачала баржу, а вслед за этим другой водяной вал как бы с размаху треснул по стенкам рубки и снес ее с палубы.

В вое ветра раздался громкий крик отчаяния и ужаса.

Курсанты Кронберг и Хромов, прихватив с собою бревна, сами прыгнули с ними за борт.

Прыгали за борт и другие сильные мужчины, рассчитывая доплыть до невидимых берегов.

Находясь среди волн, курсанты и офицеры боролись за жизнь, за жизнь товарищей, за жизнь женщин, оказавшихся рядом. Быстро погибали те, которые не успели раздеться и разуться.

Отдельным курсантам удалось сбросить шинель, будучи уже за бортом. Курсанту Белицкому, например, поручили для охраны велосипед с подвязанными к его раме документами, сложенными в портфеле, и оставили его вместе с велосипедом на палубе. Белицкий пристроился с велосипедом к стенке рубки с ее подветренной стороны.

В связи с холодной погодой он несколько раз заходил в рубку погреться, так как там была печка. Повторял это неоднократно. Затем каким-то внутренним чутьем Белицкий понял, что барже наступает конец, и вышел из рубки наружу опять же к велосипеду.

К этому моменту на палубе было уже много людей.

С подветренной стороны рубки он видел, как волна сорвала кусок палубы в носовой части и вместе с людьми сбросила его за борт.

А затем рубка, оторванная от палубы, столкнула его самого и еще группу людей, прятавшихся с подветренной стороны, за борт.

Белицкий погрузился в воду, уже на глубине кто-то отталкивался от него, пытаясь всплыть. Именно в эту опасную минуту и поскольку шинель он расстегнул еще на палубе Белицкому удалось под водой сбросить шинель и всплыть на поверхность, а затем прицепиться и влезть на деревянный обломок от палубы, на котором уже закрепились два человека.

Палубный настил баржи оказался хлипким, от ударов волн от настила стали отлетать доски. В это время Шитиков сбросил противогаз, в сумке которого лежали фотографии, сбросил бушлат и фланелевку. Бескозырку, казалось, унесло раньше.

Большой водяной вал изуродовал кусок палубы у Шитикова под ногами, оторвал этот кусок, и на образовавшемся плотике Шитиков внезапно оказался за бортом. Плотик получился неправильной формы, курсантов было здесь четверо, они боялись его дальнейшего разрушения или опрокидывания, поэтому находились на разных его краях. Окатывало их леденящей водой все время.

У Шитикова возникала мысль плыть на маяк острова Сухо. Если бы вода была теплая, то, вероятно, он так бы и сделал, но в тех холодных условиях на это не решился. К тому же он видел, что «Орел» уже начал подбирать людей, видел, как с его борта кидали плавающим людям бросательные концы.

17 сентября Шилову, Хорошхину и Караваеву стало известно, что ночью штормом разбило буксир «Козельск» и несколько барж с продовольствием, выбросило также на берег самоходное судно «Калинин».

А днем 17 сентября Ладожское озеро показало свою грозную силу в полной мере.

Мне довелось быть одним из лучших гимнастов училища. Перед началом Великой Отечественной войны, примерно в апреле-мае 1941 года я занял первое место в соревнованиях по программам «с листа» на первенство спортивного клуба Ленинградской военно-морской базы. Подняться на крышу рубки без трапа — для меня не было вопросом. А с крыши рубки окружающая обстановка просматривалась значительно дальше. Пароход «Орел» виделся впереди темным силуэтом.

Казалось, черные тучи опустились совсем низко. Волны были высокими, шли они длинными валами. С крыши рубки виделось, как тупой нос баржи медленно, как бы с огромным трудом, поднимался на гребень вала и разбивал его верхушку, а когда нос начинал опускаться во впадину, то уже в этот момент чудилось, что баржа получила поперечный излом где-то в центральной части, так как нос баржи круто шел вниз.

В это время волна накатывалась по носу справа под острым углом.

Удары волн по корпусу сотрясали, и казалось, что баржа сталкивается с массивными таранами.

Рядом скрипела мачта. Баржа кренилась, и мне приходилось то и дело балансировать, двигаясь по крыше рубки.

Для улучшения своей собственной плавучести мне пришлось швырнуть за борт вещевой мешок, я разделся, остался в тельняшке и кальсонах.

На крышу рубки влез курсант Серебровский, сел на крыше и тут же почувствовал, как рубка съезжает с баржи за борт. Палубный же настил баржи еще оставался на месте, и большинство людей на нем — тоже.

Рубку сорвало с палубы целиком и сбросило за борт.

Сильнейшее потрясение вызвали эти минуты трагедии.

Начиналась самая тяжелая ее фаза, когда шторм стал терзать баржу, выворачивая настил палубы и все, что было можно сломать и выбросить, унося с палубы людей десятками.

Оказавшись смытым с палубы вместе с другими, Сокальский ухватился за какую-то полупустую бочку и плавал среди волн, придерживаясь за нее.

Многих людей смыло с баржи мгновенно, таким образом, что в первый момент у них возникало какое-то недоумение и было как-то даже непонятно — как же это произошло?

Подобное первичное ощущение было у курсантов Ермолина, Якименко, у лейтенанта Алексашина, у курсантов Шитикова и у многих других.

Находясь на крыше рубки, я как-то не ощутил того момента, когда волновой вал оторвал рубку от палубы, и поразился тому, что рубка вдруг, ни с того ни с сего, поплыла за борт, чего никто не мог даже предполагать, и поплыла за борт ровно, даже без крена.

За бортом рубка стала быстро погружаться также почти без крена. Сначала мне пришлось так и стоять, как прежде, на ее крыше, пока сам не погрузился до пояса, и только тогда уже оттолкнулся от крыши рубки и поплыл.

Женщины и дети, размещенные в рубке, вероятно, в первый момент ее движения даже не поняли наступившей для них последней минуты, потому что внутри рубки было как-то тихо, кричали на палубе только те, кто стоял рядом с рубкой.

Рубка была оторвана, сброшена и утоплена за бортом за одну минуту, поэтому женщины в ней, по всей вероятности, в эти мгновения успели лишь прижать детей к себе, поскольку для борьбы за жизнь не было ни секунды.

Оказавшись среди волн, я поплыл в сторону от баржи, не имея под рукой никакой деревянной опоры. Держаться около баржи показалось делом безнадежным. К тому же плавать я умел хорошо и сил было много.

В предыдущем году на Валаамских островах боевая подготовка для молодых курсантов проводилась по широкой и напряженной программе, включавшей подготовку одиночного бойца как в береговых условиях, так и на воде.

На занятиях и на учениях курсанты обливались путом и чувствовали боль в натруженных мышцах. Многие часы они трудились и на воде, много плавали, в том числе одетые в рабочую форму, с винтовкой и с противогазом. Многие часы ходили на шестивесельных ялах, на катерах и на баркасах, на веслах и под парусами.

То была настоящая подготовка для боевых действий.

Среди волн неожиданно я увидел впереди себя курсанта Николая Бойцова, который уже был довольно далеко от баржи, держался за бревно диаметром около двадцати сантиметров и длиною четыре-пять метров. За это бревно прицепился и я. Мы держались руками за концы бревна, которое, в общем-то, оказалось вполне надежной опорой, если рассчитывать на недолгое время. Осмотрелись. Держались в основном молча. Бойцов и раньше был немногословным. Буквально поминутно вода накрывала нас, то и дело мы отряхивали воду с головы, с лица, а то и прихлебывали.

Получалось, что ты находишься то здесь, то волна отбросит тебя на двадцать-тридцать метров дальше, то высоко поднимет на гребень, то круто опустит во впадину, как в глубокий овраг, откуда тебе ничего не видно и где кипящая вода также беспрестанно хлещет в лицо, заливая и заливая без конца глаза, уши, нос.

Пожалуй, больше всего говорили о холоде. Крепко замерзли.

Часть тела ниже плеч уже окоченела и не ощущала холода, замерзли кисти рук. До сознания уже доходила догадка о том, что через короткое время можно совсем лишиться сил.

Конечно, нужна была посторонняя помощь. Но рассчитывать на помощь «Орла» стало, безусловно, рискованно, так как нас двоих с «Орла» могли и не увидеть, поскольку мы плавали довольно далеко от скопления людей и среди волн мелькали лишь две наших неприметных головы.

Получалось, что ждать буксира на этом месте нельзя. Поэтому я предложил плыть к буксиру, не считаясь со штормом. Но Бойцов от этого отказался.

Трудно сказать, сколько затрачено в одиночку времени, но мне все же удалось доплыть до «Орла». Волны беспрестанно и круто качали буксир, и было видно, что вплотную к нему подплывать опасно — могло придавить.

Пока я плыл по курсу, поддерживая скорость, чтобы не отстать, матрос с буксира кинул в мою сторону бросательный конец, который я уловил. Матрос подтянул к борту и крепкими руками помог подняться на палубу. А там, на барже светловолосый финн курсант Паттури на родном языке ругал и проклинал вражеских летчиков, облетавших баржу. Соседи с интересом слушали финские проклятия и поддерживали его гневное возмущение.

Когда за бортом оказались женщины, Паттури четыре раза прыгал в воду, подплывал к обессиленной женщине, отрывал ее от доски или бревна и, поддерживая на плаву, перетаскивал обратно на баржу, где ему помогали поднять женщину на борт.

Финн проявил редкостные доброту и мужество.

Однако и ему, сильному пловцу, при очередной попытке спасения не хватило сил. Под давлением и круговоротом волн он погиб.

Там же, где располагались гидрографы и где среди них размещался и Рыбинский, кто-то крикнул:

— Братцы! Есть поверье — бросайте деньги богу моря! Тогда спасемся!

И полетели на палубу и за борт пачки и отдельные купюры — красные, зеленые, синие.

А трагедия продолжалась.

Подвиг «Орла»

Спасательные действия «Орла» начались на рассвете.

В 6.00 17 сентября на вахту заступил первый помощник механика Дунин Алексей Иванович.

Уже в тот час он видел факел огня на барже и предположил, что с баржи давали буксиру аварийный сигнал.

Наступал рассвет. Криков на барже не было слышно, их заглушал шторм, однако было видно, что осадка увеличилась.

С этого времени начали наблюдать за движением баржи.

Об аварийном сигнале доложили контр-адмиралу Заостровцеву.

Разрушение баржи №752 произошло в районе Северной Головешки с координатами: широта 60 градусов 28 минут, долгота 31 градус 57 минут.

До ближайших берегов были десятки километров.

Капитан буксира Ерофеев Иван Дмитриевич рисковал судном и жизнью экипажа и пассажиров, но сделал все возможное для спасения погибающих людей. Открытым текстом в эфир был послан сигнал «SOS», сигнал о необходимости скорой помощи. Но главное состояло не в этом, а в том, чтобы спасать погибающих людей, не ожидая подхода других спасателей.

Закон моря об оказании помощи людям, терпящим бедствие, знают моряки всей планеты. Этот закон вечен.

В истории еще не известны случаи, когда судно-спасатель в подобной ситуации принялось бы спасать тех, кто находится еще на палубе аварийного судна, оставив без помощи тех, которые выброшены в бушующие волны и обречены на скорую гибель. К тому же в данном случае было ясно, что деревянная баржа полностью не затонет.

Брать людей с воды! Это решение было единственно правильным. Осуществить же его было трудно из-за исключительной сложности маневрирования малого судна в условиях 10-балльного шторма при скорости ветра в 50 — 60 км/час и высоте волны в 3,0 — 3,5 метра .

Маневрировать требовалось множество раз с поворотами на обратный курс. Причаливание к плотикам-обломкам в шторм, называемый «сильным» по любым меркам, невозможно. Более того, по правилам безопасности плавания подобные препятствия полагается обходить стороной.

Стремились подобрать людей с воды столько, сколько получится.

Ерофеев распорядился отдать буксирный трос и развернул буксир на обратный курс, чтобы войти в зону плавающих людей.

Высокие волны вызывали крутую бортовую и килевую качку. Сразу же стало ясно, что подбирать людей будет очень трудно и что едва ли эта работа пройдет удачно, без травмирования, без жертв. Ерофеев уверенно владел искусством судовождения, и это должно было помочь в ходе спасения.

С каждого борта и с кормы были вывалены пеньковые концы. Спасательные круги привязали на длинных концах. Связали петли для зацепления обессилевших людей. Приготовили метрштоки и отпорные крюки для сдерживания плотиков, бревен, досок.

Скорость хода уменьшили до минимальной, но с таким расчетом, чтобы сохранить управляемость.

При отключении машины на «стоп» буксир валяло с борта на борт, аналогичной качке подвергались и плотики и прочие плавучести, на которых в самых различных позах удерживались люди.

Пришвартовка плотиков к себе вообще исключалась, так как на обломках не было штормовых устройств, за что можно было бы прикрепиться тросами, и, главным образом, из-за беспрерывности штормовой волны.

Снимать людей можно было либо в моменты коротких касаний с плотиками, либо с небольших расстояний при помощи различных бросательных концов, бросая их людям. Когда волна разъединяла их или, наоборот, наваливала одного на другого, буксиру приходилось неоднократно повторять свой маневр до трех, четырех раз. Каждое сближение с плотиком и касание с ним таило в себе угрозу гибели людей на пороге спасения. Но общая трагичность ситуации принуждала капитана рисковать.

Огромный вал не дал времени на раздумья, накрыл, схватил и понес в неизвестность, и таким именно образом курсант Николай Лазарев оказался за бортом.

Начал всплывать и почувствовал боль от ударов по голове ногами тех, кто плавал на поверхности.

Поэтому пришлось погрузиться, открыть глаза в глубине и рвануться вверх на мутное светло-зеленое пятно. Всплыл рядом с небольшим березовым поленом, пристроил его под левую руку, а правой рукой и ногами удерживал себя на поверхности.

Рядом всплыл человек и сразу же обхватил Лазарева сзади мертвой хваткой за шею. Полено не выдержало двойной нагрузки, и оба они погрузились под воду. Лазарев начал захлебываться, когда вдруг эта хватка на шее ослабела, и Лазарев всплыл, схватился за полено и увидел искаженное ужасом лицо красноармейца, всплывшего опять рядом, — тот снова в панике бросился к Лазареву. Но Лазарев успел показать ему плавающее рядом другое полено, за которое красноармеец ухватился и затем постепенно успокоился.

Лазарев остался одетым и обутым, он успел на барже снять только шинель, поэтому за бортом ему в первое время было сравнительно тепло.

«Орел» подходил, как правило, к группе людей на плотике и, подрабатывая винтом на самый малый ход, подбирал людей. Подбирал он и тех курсантов, которые, имея запас сил, решительно плыли навстречу пароходу. В удобный момент курсант Сергей Валдохин прыгнул с баржи за борт и поплыл к «Орлу», где и был удачно подобран.

Курсант Дворкин, придерживаясь за скобу двадцатилитровой банки из-под масла и проплывая мимо курсанта Евдокимова, державшегося за доску, прокричал ему: «Привет, Андижан!», на что последний ответил ему: «Привет!», удивившись при этом тому, куда это он — Дворкин — так устремленно плывет мимо. Оба запомнили это приветствие и спустя 45 лет рассказали друзьям. Почему Евдокимов — Андижан? Евдокимов приехал для поступления в училище из города Андижана. В связи с этим кто-то — теперь никто не может вспомнить кто именно — назвал его Андижаном. Так с чьей-то легкой руки прилипла к курсанту кличка Андижан — на всю жизнь.

Евдокимов служил на Тихоокеанском флоте, затем на Балтийском служил командиром Бу-5 легендарной подлодки С-13, экипаж которой под командованием капитана 3 ранга Александра Ивановича Маринеско за один поход в начале 1945 года потопил лайнер «Вильгельм Густлов» и крупный транспорт «Генерал Штойбен», уничтожив вместе с ними около восьми тысяч гитлеровцев.

Многие годы Евдокимов заведовал кафедрой в одном из институтов Ростова-на-Дону, где его уважительно называли Владимиром Васильевичем. А среди своих однокашников по-прежнему остался Вовкой Андижаном.

Жизнь идет в одну ногу с любовью. А любовь всегда найдет себе пару.

Так и случилось среди курсантов выпускного курса Военно-морской медицинской академии. Когда про влюбленность Тони Белянкиной, Кати Косулиной, Нины Курицыной стало известно в женском взводе выпускного курса, то командир взвода Елена Петровна Травина одобрила серьезные намерения своих подопечных. Как мать, она понимала жизнь и по-матерински воспитывала подчиненных девушек.

Ближе к выпуску Тоня вышла замуж за однокурсника Алексея Ткаченко, Катя — за офицера Андреева из Высшего инженерного училища, Нина — за однокурсника Леву Козакевича. А однокурсник Андрей Лемешев полюбил ленинградскую девушку Тамару и также женился незадолго перед выпуском.

Все они, кроме офицера Андреева, плыли этой штормовой ночью на барже к другому берегу Ладоги. Погибли они на рассвете, когда шторм достиг неодолимой силы. Только Алексей Ткаченко остался в живых. Всеми силами он старался спасти жену, пока не обессилел, и остался в живых благодаря помощи товарищей. Жить ему было суждено тоже совсем недолго, он погиб в бою под Севастополем в 1943 году.

Еще в то время, когда мужчины сбрасывали автомашины, Елена Петровна Травина крепкими узлами привязала к себе самой восьмилетнюю Таню.

Плавающие люди призывали на помощь буксирный пароход, самые голосистые кричали: «Орел»! «Орел»! Но и самые громкие голоса терялись в шуме шторма, и, вероятно, они не достигали ушей тех, кто управлял пароходом. Но кричать, может быть, и не надо было, потому что «Орел» напряженно занимался именно спасательной работой.

Иван Лобзенко, может быть, еще и не полностью осознал весь трагизм положения, однако инстинкт уже подсказал, что пора приготовиться к худшему. Он снял бушлат и накинул его на плечи, расшнуровал ботинки. Вдруг волна ударила в спину, свалила, накрыла валом и с невероятной силой понесла, ни на миг не выпуская на поверхность. Двигая руками, ногами, всем корпусом, Иван пытался нащупать хоть какую-нибудь опору на барже, но ничего не было, он лишь почувствовал, что движением волны его забивает в глубину уже где-то за бортом. Сил, чтобы пробиться наверх, вырваться из пучины на поверхность, не хватало, воздух уходил из легких, уже стал делать непроизвольные глотательные движения, еще задерживал вдох, но понимал, что наступают последние секунды, зашумело и сразу же застучало в висках, в глазах поплыли желтые пятна, понеслись картинки из детства, вспомнилась девушка из института. Иван перестал уже сопротивляться. Вдруг что-то жесткое ударило по ногам, по коленям, по животу, Иван невольно ухватился за этот предмет, и его, как пробку, понесло из глубины наверх, вытолкнуло на поверхность, к воздуху, только эта неожиданная случайность под водой спасла Ивану жизнь, потому что в запасе уже не оставалось ни одной секунды.

Спасательным предметом оказался довольно крупный брус круглого сечения, вытолкнутый из глубины почти вертикально вверх. С полчаса Иван продержался за этот брус, затем бросил его и вплавь подался к «Орлу». Ему удалось доплыть совсем близко, осталось метров семь-восемь, когда в этом промежутке поднялась волна и, как бы оттолкнувшись от парохода, отбросила Ивана метров на двадцать. «Орел», не сбавляя хода, прошел мимо Ивана. И тут на фоне темно-серого неба Иван увидел силуэты вражеских самолетов и понял, что «Орел» спешит уйти от места катастрофы, чтобы отвлечь самолет на себя. Потом, поблизости, Иван увидел раздетых людей, которые плавали на волнах, сидя на чем-то. Подплыл, понял, что они сидят на крупном обломке решетчатого люка и крепко за него держатся. Иван плавал некоторое время, придерживаясь за этот плотик одной рукой, устал, затем влез на плотик и сел на краешек. На плотике было трое полуодетых и один полностью обнаженный, он лежал неподвижно, тело его было покрыто пятнами то с синевой, то с желтизной, глаза — мутно-голубые, из раскрытого рта волны вымывали пену. Он умирал, и помочь ему было нечем. Люди молчали. Волны без устали то раскачивали, то накрывали плотик и людей массой воды, и незаметно для живых они унесли неподвижное тело в глубину.

Остальные продолжали держаться. По обрывкам фраз Иван понял, что его соседями были курсанты Высшего инженерного училища.

Прошло немало времени, когда снова показался «Орел», идущий к месту катастрофы. Баржа выделялась над водой только носовой и кормовой частями, на которых сосредоточились группы людей. Затем показался силуэт еще одного корабля. Но Иван очень внимательно следил за действиями «Орла», который, подбирая людей из воды, продолжал медленно приближаться.

Другие курсанты вытащили из воды чемодан с белыми «французскими» булками и завтракали, не обращая внимания на происходящее вокруг.

Еще в начале трагедии курсант Леонид Суевалов разделся до брюк. Он всегда помнит, как с приятелем Андреем Букоемским они выкурили «по последней», когда уже стало ясно, что скоро баржа пойдет ко дну и никаких берегов не видно.

Когда средняя часть палубы была оторвана от корпуса баржи, то несколько сотен человек, расположенных на ней, сразу оказались в воде.

Сначала Суевалов погрузился метра на два среди массы других людей, а затем всплыл на поверхность. Многие плавали сначала без всякой опоры, другие держались за деревянные предметы. Слышались крики, стоны.

Суевалов пристроился к каким-то бревнам, держался за них и осматривался. Видел и некоторых знакомых, в частности видел гибель Сережи Шестакова. Шестаков тоже держался за какой-то деревянный предмет, но, видимо, так замерз, что силы его иссякли, и он, свернувшись клубком, пошел ко дну.

Увидев, что буксир движется в его сторону, а скопление людей и предметов все еще расплывается, Суевалов поплыл к буксиру.

По концам, которые сбрасывали с палубы буксира, курсанты взбирались наверх. Суевалову показалось, что он там «конкуренции» не выдержит. Поэтому он некоторое время проплавал около носа буксира, и вдруг одна из волн приподняла его до якоря, который торчал из клюза.

Суевалов быстро уцепился за якорь и по нему взобрался до фальшборта, а здесь последнее усилие помог ему сделать паросиловик Шнайдман, перетянувший его на палубу.

Андрей Букоемский, выкуривший с ним «последнюю», погиб.

В те минуты, когда шторм взламывал среднюю часть палубы и сбрасывал ее за борт, среди множества людей за бортом оказался и курсант Евгений Перешивайло.

Намокшая форменная одежда и обувь тянули его ко дну, ему требовались неимоверные усилия, чтобы удержаться на поверхности кипящих волн. Крутая волна подняла Евгения настолько высоко, что ему стала видна группа моряков, вцепившихся под водой за какую-то притопленную плавучую конструкцию, и Евгений поплыл к ним.

Под водой он нащупал бревно и также прицепился к нему, а отдышавшись и успокоившись, по взаимному расположению людей определил, что это была рама для фиксирования автомашин на палубе баржи. Среди незнакомых моряков Евгений узнал однокурсников — ленинградца Руфима Щербакова и волжанина Николая Слепова, расположившихся на противоположной стороне рамы. Как и многие другие, они поспешили раздеться до тельняшек, в связи с этим стали быстро коченеть, глаза их тускнели, их одолевала дрема, от которой цепенели движения и мысли.

Евгений советовал им больше шевелиться, но по ходу времени эти советы курсанты воспринимать перестали. Накрыла ребят очередная волна, и их больше не стало.

Под нависшими тучами появились вражеские самолеты, они сделали несколько заходов и с бреющего полета пулеметами били по людям, плавающим среди волн.

Курсанты наблюдали, каким образом «Орел» подбирал людей, старались и к себе привлечь внимание, чтобы не пропустить его курса, махали руками, звали. В какой-то момент «Орел» стал удаляться из поля зрения. Сразу же подумалось, что он, вероятно, уже загрузился и ушел к берегам. Настроение резко упало. А холод делал свое: переохлаждение сковывало, неодолимо клонило ко сну. Именно в этом состоянии волны чаще поглощали одного человека за другим. На раме людей становилось все меньше. Цепко держась за раму, Евгений разминался и сгонял дрему.

Минула, казалось, целая вечность тяжкого ожидания, когда на горизонте появился дымок, потом показался силуэт приближающегося судна. Это снова был «Орел». Опять вспыхнула надежда.

И их заметили, буксир пошел прямо на них.

Оказавшись за бортом одетым по летней форме, Серебровский схватился за деревянную сходню, смытую с баржи. К нему стали подплывать другие и хвататься за сходню, ввиду этого сходня становилась ненадежной опорой, она тонула. Тогда он уступил сходню, приметил другой плавающий деревянный предмет и перехватился за него, и так Серебровский поступил несколько раз.

Вдруг в глухом шуме шторма возник тяжелый многоголосый крик со стороны баржи.

На средней части палубы, как на главной основе баржи, находилось основное скопление людей. Людям казалось, что в этом скоплении будет надежнее. Именно здесь произошел самый страшный эпизод трагедии.

Средняя часть палубы в несколько сотен квадратных метров площади вместе с сотнями расположенных на ней людей была вся оторвана волнами от корпуса, поднята над корпусом вместе с людьми и смыта с баржи. Тут же волны стали крошить ее на мелкие части, на куски, на обломки. Все это рассыпалось за минуты. Люди пытались удержаться на обломках, не считаясь со своими травмами, с переломами, с ушибами. В разломах и вокруг обломков образовалась очень плотная масса людей, их плотность почти равнялась плотности на барже. Одни плыли, другие беспомощно барахтались, хватались за все, что попадало под руку, чтобы держаться за что-то на поверхности. Тот, кто не умел плавать, судорожно хватался за плавучий кусок, за плавающего человека, который оказался рядом. Сцепленные друг с другом погибали вдвоем-втроем, погибали быстро.

Когда волны крошили эту часть палубы, многие люди попадали вниз, под обломки со скорым смертельным исходом.

Панически кричали женщины, кричали подростки, кричали мужчины, терявшие около себя своих родных людей.

Именно в этом невообразимом и страшном людском месиве, смешанном с гулом бушующих волн и треском ломаемой палубы, быстро погибла большая часть мужчин, женщин и малолетних детей.

В этом скоплении были знакомые и незнакомые. В этой массе оказались и сцепленные руки Переверзева, Распертова и Тани. Волны разорвали их руки.

Теперь на барже остались лишь две группы людей: одна в носовой части палубы и вторая — в кормовой части, да еще человек, сидящий на рее мачты.

Серебровский оказался среди большой массы плавающих людей. На образовавшихся плотах и плотиках удерживались различные по численности группы людей. «Орел» упорно двигался около баржи и подбирал людей.

Мимо проплыл плот, на котором старший военфельдшер дирижировал, а группа скандировала: «Орел», иди к нам — баржа продержится!»

Серебровского ошеломила чудовищная картина. Рядом несколько человек, придерживаясь за деревянные предметы, плавали близко друг от друга. Неожиданно из-за волны выплыла маленькая девочка лет пяти. Плыла и не погружалась под воду. Шубка держала ее в вертикальном положении, ручки были опущены вниз, глаза — неподвижные, как стеклянные. Рядом плавали две женщины, они даже позвали: «Девочка, плыви к нам!» Затем одна из них подтянула девочку к себе и с ужасом вскрикнула: девочка — мертвая!

А волны без конца швыряли людей, то накрывая и замуровывая их в глубину, то выталкивая их на поверхность. Погибли и эти женщины.

Серебровского забросило в какую-то другую сторону.

Люди напряженно ожидали помощи. Взоры их были прикованы к маневрам буксира. Силы иссякали с каждой минутой.

Обстановка среди волн была чрезвычайно быстротечна. Достаточно было отвернуться на две-три минуты, чтобы увидеть затем на этом же участке совсем другую картину.

Так оно, вероятно, и произошло, когда неожиданно для Владимира Серебровского «Орел» оказался непосредственно рядом с ним. Кто-то с палубы буксира помог ему взобраться на борт и велел идти в кубрик.

Курсант Федор Ермолин помнит, как вдоль борта баржи пронесло курсанта Кудрявцева. Ермолин протянул ему руку, но тот от помощи отказался. Больше Ермолин его уже не видел. За бортом, в этом хаосе из людей и волн, Ермолин заметил, что к плотику саженками приближается какая-то девушка, подал ей руку и помог взобраться на плотик. Она была не в себе от страха. Вскакивала на ноги, кричала: «Помогите», порывалась плыть к «Орлу». Какое-то время Ермолин целиком был занят тем, что боролся с ней, не давал ей покинуть плот, держал за руку, когда надвигалась очередная волна. Потом девушка успокоилась и стала слушаться.

Самым невыносимым был холод. Не так холодна была вода, сколько ветер. После каждого погружения под волну холод сковывал все тело. Девушка была лишь в легком платьице. Ермолину подвернулся под руку из воды ватник, под которым они, как могли, укрылись и таким образом согревали друг друга.

На этом же плотике находились курсанты Якименко Василий, Коновалов Виктор, Маслов Иван и другие, фамилии которых не были установлены. В какой-то первоначальный момент, когда сорвало с баржи и понесло в клокочущую пучину, Васе Якименко запомнился на воде батальонный комиссар Богданов с женой. Богданов плыл в шинели, поддерживал жену и успокаивал: «Ирочка, держись!» Но стихия распорядилась так, что Богданову выпало жить, а жена его все же погибла.

Где-то среди волн аналогичная семейная трагедия произошла у инженер-лейтенанта Чурилова. Перед самой эвакуацией из Ленинграда он женился и взял с собой молодую жену. Жена погибла.

Обстановка на плотике была дружественной от начала до конца. Было небольшое время, когда паническое состояние девушки обеспокоило всех, но потом, после того как удалось ее успокоить, попритихли все присутствующие. Поскольку они были одеты, в основном, в нижнее белье и стали мерзнуть, принялись внимательно осматриваться. Вытащили из воды открытый ящик с размокшими галетами. Перекусили. Затем удалось выловить кое-какие предметы одежды, делились этими вещами, набрасывали на себя, чтобы в какой-то мере согреться. Васе Якименко кто-то дал флотский ремень, посредством которого он укрепил себя на плоту.

Плот держался в притопленном положении, но давал надежную опору.

На бреющем полете появились вражеские самолеты. Они сделали несколько заходов и сбросили бомбы.

Девушка сказала Ермолину: «Давай перед смертью познакомимся». Ее звали Тосей Захаровой. Рассказали друг другу о себе. Тося была выпускницей Военно-морской медицинской академии.

Их плотик отнесло далеко от баржи. Те, кто плавал в одиночку и группами без деревянных опор, уже погибли. «Орел» ушел из поля зрения.

Только волны тяжко шумели кругом. Замерзли.

Пропали переживания, пропали чувства. Наступило полное безразличие.

Схватывали судороги.

Где-то поблизости плавал выпускник академии Вдовенков Иван Филимонович, постоянно считавшийся отличным пловцом, и это умение помогло ему сохранить самообладание, когда пришло критическое время.

Он держался достаточно уверенно и решил снять с себя только лишь шинель.

Когда волна смыла его за борт, он вынырнул на поверхность довольно далеко и когда оглянулся, то баржа оказалась уже скрытой за следующей волной. Недалеко от себя он заметил небольшое бревно, доплыл и прицепился к нему.

Спустя какое-то время он увидел Бориса Рабиновича, который сидел на какой-то плавучести. Борис крикнул ему: «Прощай, Ваня!» — и заплакал. В числе спасенных Бориса недосчитались.

Так и носился в одиночку Иван с бревном по волнам, пока не прибило его к плотику, на котором в лежачем положении держались семь человек и среди них был его коллега Михаил Нилович Ситкин.

Иван перебрался на плотик, здесь стало удобнее и спокойнее вместе с людьми и со своим товарищем.

Очень хорошо запомнилось Ситкину, как курсанты Высшего военно-морского инженерного училища среди холодных волн пытались спасти девочку дошкольного возраста, родители которой находились тут, в воде. Родители выбились из сил и вскоре утонули. Трое курсантов из последних сил держали девочку на поверхности воды до тех пор, пока не иссякли и их собственные силы. Среди них был курсант Рогачев Михаил Андреевич, который держал эту девочку в ситцевом платьице на плечах. И девочка, и ее спасатели погибли.

Переверзеву удалось вырваться на поверхность волны лишь где-то в стороне от баржи. Отдышавшись после долгого погружения, он заметил поблизости обломок доски и инстинктивно подобрался к нему. С гребня волны можно было ориентироваться — справа отчетливо выделялись на воде головы барахтающихся людей, а слева невдалеке плавал сравнительно большой кусок — обломок от палубы баржи, к которому подплывали два человека. Опираясь на обломок доски и используя попутное движение гребней волны, Иван относительно легко достиг плавучего обломка палубы. Один из тех двоих уже подплыл к нему и пытался взобраться, это ему никак не удавалось, каждый раз он соскальзывал обратно. Им обоим удалось взобраться на него, только когда Иван создал противовес, прицепившись с противоположной стороны. Так они оказались на небольшом плотике. Мерзли руки. Иван растирал их рукавами фланелевой рубахи. С гребня волны, сквозь пелену водяной пыли, он увидел силуэт буксира в лучах поднимавшегося над горизонтом солнца.

Он неотрывно следил за движением буксира как за единственной надеждой. Буксир медленно приближался. Пальцы на руках не сгибались, он продолжал их растирать. Сосед на противоположной стороне плота был одет в армейскую гимнастерку, он был в безразличном состоянии, и происходящее вокруг как будто его не касалось. На предложение Ивана — добираться до буксира при помощи разбросанных на воде обломков досок, бревен — он никак не отозвался. Недалеко от плота Иван заметил голову и плечи в черной одежде и узнал — это был однокурсник Яша Попов. Он держался за небольшое бревно. Иван стал звать его на свой плот, Попов услышал и направился в сторону плота. И тут большая волна накрыла и скрыла его навсегда.

Было около 60 — 70 метров от буксира, когда Иван увидел другого однокурсника — Сашу Великотного. Тот плыл к буксиру, и видно было, что он уже теряет силы.

На призывы Переверзева он отозвался не сразу, тогда Иван стал еще махать ему руками, и только теперь Великотный повернулся в его сторону и, увидев, что Иван — на плоту и совсем близко, направился к нему. Великотный был в бушлате, поэтому был особенно тяжел, и Переверзеву стоило большого труда вытащить его на плот, уцепившись за ворот бушлата. Конечно, было не до седьмого пота, но труд в какой-то мере разогрел, а присутствие близкого товарища подбодрило.

Вскоре Иван не то чтобы определил — скорее почувствовал, что буксир уже больше не приближается, а наоборот — начал удаляться в левую сторону. Сразу же предложил Саше добираться до буксира вплавь с помощью обломков, пока есть силы, но ответа не получил. Подождал еще немного, пока он определит свои силы, а когда понял, что Саша колеблется, крикнул: «За мной!» — и бросился в воду. Постепенно переплывая от доски до доски, Иван преодолел трудное расстояние около 70 метров и уже был метрах в 5 — 7 от борта буксира, где скопилась большая группа барахтающихся людей, как вдруг почувствовал, как кто-то сзади сильно даванул на его плечи, и он, уже обессиленный, быстро погрузился под воду. Это был последний критический момент для Переверзева, в голове просвечивались прожитые события, проносились последние мысли. Появилось вдруг сильное отвращение к тому, чтобы вода проникла в рот, сцепил зубы. Сколько времени продолжалось погружение, трудно сказать, но ясно другое. Еще в детстве Иван любил нырять на время и любил устраивать себе отдых путем полного расслабления при медленном погружении на глубину. Выработался условный рефлекс. В этот критический момент рефлекс сработал. Это позволило собрать силы, чтобы ритмично опираясь в слоях воды, вырваться из глубины на поверхность. Вынырнул Переверзев уже за кормой буксира, где людей было значительно меньше.

Это случилось около 9 часов, время врезалось в память на всю жизнь. В первые минуты его поддерживала на воде шинель, надетая поверх бушлата, пока еще была сухая, а намокнув — стала тянуть в глубину. В связи с этим Юрий Селезнев сбросил шинель, стащил через голову противогаз, из его сумки переложил в брючный карман записную книжку, две плитки шоколада «Золотой якорь», сбереженные «на черный день», и перчатки.

Подчеркнем, что все это было проделано не где-то в сторонке от 10-балльного шторма, а, выражаясь предметно, в центре этого водоворота. Для этого нужно было уметь надежно держаться среди волн, к тому же надо учесть, что Селезнев оставался одетым в бушлат и в форму 3 и обут в ботинки.

Однако умения держаться на воде еще мало. Надо было еще уметь владеть собой. Наконец, нужно было оставаться рассудительным. Этими качествами Юрий располагал в полной мере.

Зачем-то он аккуратно застегнул ремешок сумки и потом уже отбросил противогаз в сторону от себя.

Тем временем намок бушлат и тоже стал тянуть в глубину, пришлось и его снять. Пытался снять ботинки, несколько раз нырял, чтобы достать до шнурков, но они были сделаны из сыромятной кожи, это — на века. Они намокли, затянулись намертво, такие — зубами не развязать. Поэтому с ботинками пришлось смириться.

Юрий очень берег финский нож в чехле. Боясь, что нож может выскользнуть или оторваться вместе с чехлом, он взял его в зубы и не выпускал потом ни при каких обстоятельствах.

Процедура раздевания очень утомила, поскольку при этом пришлось долго и напряженно работать ногами.

Сравнительно недалеко Юрий увидел плавающий ящик и подплыл к нему. Он оказался с сухарями, а две запаянные жестяные банки в нем создавали хорошую плавучесть. Попытался сесть на ящик, но он каждый раз выскальзывал, пришлось лечь на него животом. Теперь наконец смог передохнуть и осмотреться. От баржи его отнесло метров на сто. Кругом плавали свои ребята, держась за бревна, за другие обломки. Старшина класса Ростик Бочаров кричал: «Держись, ребята! В большой компании тонуть не страшно!»

Трудно себе представить, трудно поверить, удивительно, но это факт: на одном из плотиков курсанты пели песню о геройской гибели русского крейсера «Варяг».

Когда поднимало на гребень волны, видна была баржа. Люди по-прежнему располагались там в носовой и кормовой частях.

Шквалистый порыв сорвал бескозырку, на шее остались связанные ленты. Ящик опять выскользнул, его унесло, пришлось снова барахтаться. Рядом несло вместе с бревном Диму Князева. Дима окликнул, позвал к себе.

Бревно было очень скользким, сколько он ни суетился, лечь на нем не удалось. Пришлось лишь держаться за бревно руками, оставаясь в воде. Людей разбросало, относило от баржи все дальше. Волна оторвала Юрия от опоры, накрыла, пришлось наглотаться воды. Когда пришел в себя, то оказался рядом с плотом, на котором сидели младший политрук Подкорытников, старшина 1 статьи Измайлов и другие. Когда Юрий уже схватился за плот, Подкорытников крикнул: «Помоги девушке!» Юрий увидел ее поблизости, подплыл, схватил за воротник и подтащил к плоту. Подкорытников с Измайловым вытащили ее на плот. Таким же порядком им удалось взять на плот и вторую девушку. Обе они оказались выпускницами медицинской академии.

Юрий все еще держался на воде и очень устал. В следующую минуту его самого вытащили на плот, где он и остался лежать в полной неподвижности, держась за доски. Оказалось, что доски и брусья плота были связаны ремнями, всеми ремнями, которые нашлись у его пассажиров. Отсюда было видно, как, держась за брус, плавал командир роты майор Сергейчик. Его поддерживали два курсанта, по-видимому, он сильно ослаб.

Их плот относило все дальше, вокруг уже никого не было. Доски, связанные ремнями, стали расползаться, пришлось их неоднократно перетягивать теми же ремнями. Самым страшным врагом становился холодный ветер. Замерзнув, они поочередно опускались в воду, чтобы хоть в малой степени согреться. Это удавалось, поскольку в воде не продувало. Был момент, когда мимо пронесло деревянный щит, на котором сидел, глядя на них, преподаватель физической культуры старший лейтенант Смирнов. Потом на плот неожиданно выбросило труп мужчины в нижнем белье. Подкорытников сказал, что это — политрук Высшего военно-морского инженерного училища. Юрий столкнул труп с плота.

На этом плотике Рыбинский сбросил с себя дополнительно еще и суконку, чего на плотике делать, может быть, и не следовало.

Вместе с другими сидевшими на плотике Рыбинский видел, как взметывались столбы воды вместе с обломками плотиков и детьми, слышал душераздирающие крики людей, попавших под разрывы бомб.

Видел, как вражеские самолеты на бреющем полете осыпали плавающих людей пулеметными очередями.

При очередном ударе волны палуба под ногами курсанта Колодяжного затрещала, разломилась, и он оказался в воде на плотике из нескольких скрепленных между собой досок, на котором и носило его по волнам. В какой-то момент он увидел такой же обломок палубы, а на нем девочку 14 — 15 лет, одетую в кофту с рукавами до локтей. Девочка сильно продрогла. Аркадий подплыл к ней, снял с себя суконку и бескозырку и отдал ей. Девочка охотно их надела. Сам остался в белой форменке, под нею была еще тельняшка, в брюках и ботинках. Держал свой плотик около нее, успокаивал и ободрял девочку, учил, как надо держаться за плотик. Неожиданно волны разбросали их плотики. Как погибла девочка — нельзя было видеть, волны понесли их в разных направлениях. То ли его накрыла волна, то ли девочку — точно сказать невозможно. Одно лишь ясно, когда Аркадий всплыл и стал высматривать ее вокруг, то ее уже не обнаружил.

Заметил лежавшего на каком-то предмете Сергея Немилова, видно было, что он — в тельняшке и брюках.

Во время одного из заходов буксира курсант Колодяжный оказался у его кормы. С кормы свисало несколько концов. Увидев это, он бросился вплавь к одному из концов, поднялся до фальшборта и закинул правую ногу за фальшборт. И здесь в этот момент силы его кончились. Так и остался висеть, держась за фальшборт правой рукой и правой ногой. Кто-то на палубе увидел, схватил его за место, «на котором заседают», и перетащил на палубу. Из последних сил он дополз до машинного отделения, где уже находились курсант Саша Великотный и майор Сергейчик Александр Андреевич.

Еще в те минуты, когда была сброшена рубка, за бортом примерно в двух-трех метрах оказался пожилой инженер-капитан 1 ранга Галанин К.С. Кривошеев вытащил его на палубу. Однако попозже волна опять снесла Галанина за борт, и он погиб.

Прошло еще какое-то время, и вдруг волна снова сбросила Кривошеева за борт, и опять же он изо всех сил устремился обратно.

Именно в это время он увидел, как Муза Захарова подплыла к борту баржи на доске. Ей оставалось еще одно последнее усилие, чтобы вплотную приблизиться к стенке борта и ухватиться за какой-либо выступ.

Но волна ударила ее о борт, сбила с доски и унесла девушку в глубину.

Так Муза Захарова и была предана морю.

Кривошеев подплыл к барже и взобрался на борт.

«Орел» все еще подбирал людей. Все, кто мог это видеть, напряженно следили за его работой и видели, что «Орел» к барже не сможет подойти, видели, что он будет подбирать только тех, кто плавает вдали среди волн, кто рискует погибнуть каждую минуту.

«Орел» собрал уже много людей и, по-видимому, скоро должен был загрузиться до отказа.

Насколько было тяжело на душе у каждого участника в это время, может себе представить только человек, уже переживший какую-то трагедию или видевший нечто аналогичное.

Человек был рожден для жизни. Кривошеев сознавал, что погибнуть нельзя.

Он увидел вражеские бомбардировщики, которые сбросили бомбы и заходили на второй вираж, и, приняв последнее решение, прыгнул с баржи и поплыл наперерез движению «Орла» и доплыл до него. Ему бросили конец, он ухватился, но руки уже не держали, тогда он схватился зубами и руками. Его вытащили на палубу «Орла», и тут же Кривошеев потерял сознание.

Курсант Дмитрий Тихомиров располагался по правому борту впереди рубки.

Он хорошо запомнил, что стоял в обнимку с устройством для подъема грузов. Это было вертикально поставленное на металлический штырь бревно с приделанным под углом отростком.

Как только смыло за борт рубку, Тихомиров понял, что пора и самому раздеваться.

Успел снять только один ботинок, потому что сыромятный шнурок на другом ботинке не развязывался. Сбросил шинель, пытался снять суконку, но это сделать не удалось, поскольку она была здорово ушита — заужена по фигуре, для стройности, а под нею был еще свитер, поэтому Дмитрий разорвал суконку до шва внизу, но снять ее все же не успел, так как участок палубы с людьми оторвало и прижало им Дмитрия к грузовому устройству, штырь которого от этого согнулся, и сам он вдруг оказался под этим участком палубы в воде за бортом.

Затем, спустя какое-то время, Тихомиров устроился на плотике.

Когда буксир оказался рядом с плотиком Ситкина и Вдовенкова, то их плотик — и это конечно произошло случайно — волной прижало к его борту так плотно и высоко, что они все сразу перескочили с плотика прямо на палубу. Это был самый удачный и самый счастливый случай.

Хорошо одетые и обутые, способные еще потрудиться, Михаил Ситкин и Иван Вдовенков включились в спасательную работу. Работали в паре, а то и большим числом. Бросали на плотики концы и после того, как человек за бортом обвязывался ими, его вытаскивали на палубу.

«Орел» подошел к плотику с курсантами, среди которых были Селезнев, Кузнецов, две девушки — выпускницы медицинской академии. До их спасения остались минуты.

На плотик были брошены пеньковые концы, и люди поползли к ним. Из-за этого край плота, где лежали пеньковые концы, стал уходить в глубину, а противоположный край потянуло вверх. Чтобы избежать переворота, курсант Кузнецов и одна из девушек поползли на верхний край. Селезнев тоже пополз за ними, как вдруг ударом волны плот развернуло, и плот попал по форштевень буксира. Плот разорвало. Кузнецова и девушку, которая была рядом с ним, накрыла волна, и они больше не всплыли. Селезневу удалось схватиться за веретено якоря и перекинуть ноги через его лапы.

Сидя верхом на якоре, он раскачивался и коленями бился то о борт буксира, то об обломок бруса, который болтало почему-то между ним и бортом.

Пока поднимали на палубу всех других с обломков этого плотика, Селезнев тихо ждал своей очереди, крикнуть о помощи не мог, потому что по-прежнему держал нож в зубах. Наконец пришла и его очередь. С палубы спустили веревочную петлю, которую надо было набросить на себя под мышки. Долго не мог совладать с окоченевшими руками, в конце концов надел петлю.

До этого момента Селезнев был очень активен. Несмотря на опасности, он не жалел сил для оказания помощи другим. Вероятно, он затратил все свои внутренние резервы, потому что к моменту его спасения у него уже не было сил, его сковало оцепенение, похожее на контузию. Юрия подняли петлей. На палубе вытащили зажатую зубами финку.

…А «Орел» работал. Он шел, то с грохотом врываясь в волну, то возносясь форштевнем высоко над водой, обнажая переднюю часть красного днища, то опадал носом, задирая корму, оголяя гребной винт и издавая при этом металлический вой холостых оборотов.

Капитан буксира напряженно наблюдал за участком катастрофы, он искал — куда идти.

Капитан увидел среди волн небольшую плавучесть с людьми и направил судно прямо к ней. Курсантам, среди которых находился Евгений Перешивайло, казалось, что «Орел» пришлепнет их своим днищем, как башмак пришлепывает букашек. Но капитан осторожно развернул буксир лагом, и с борта на плотик полетел десяток спасательных концов, это было больше, чем в данном случае погибающих. Евгению запомнилось, что в каждой его руке оказалось по одному концу, причем один из них был брошен от носовой части, а другой — от кормовой.

Когда Евгения подтянули к борту, то получилось так, что он завис у борта на двух концах как на растяжках.

Ему кричали: «Отпусти один конец!», но оказалось, что это сделать невозможно, так как руки не разжимались. Тогда его вытащили при помощи багра и на палубе разжали руки.

После долгих ожиданий, уже возвращаясь от канлодки «Селемджа», «Орел» подошел к этому плотику. В данный момент буксир сильно качало на крутой волне, поэтому он застопорил ход, и плотик оказался с его правого борта. С палубы им метнули бросательный конец, который поймал Лазарев, и с его помощью подтянул плотик к борту буксира. Положение плотика на волне оказалось очень удачным, что позволило врачам и Лазареву быстро схватиться за перила фальшборта, а перевалиться на палубу им помогли уже товарищи с буксира. Именно здесь Лазареву помог его однокурсник Ермаков, поднятый на палубу за минуту раньше.

Трагедия шла своим ходом, и курсант Жуковский стал чувствовать, что остывает и теряет силы. На его счастье к плотику уже подошел буксир и носом навалился на плотик. Уже падая в воду, Жуковский успел уцепиться за якорь. А его товарищ и женщина уцепились за борт. Матросы буксира помогли им выбраться на палубу.

Когда Жуковский спустился в трюм, там уже были курсанты электрики Александров, Семенов, Сеппенен, Суевалов.

Немного просохнув и согревшись, Жуковский поднялся наверх, чтобы помочь спасению людей.

Запомнился ему пример, когда к буксиру подплыла женщина. Была она буквально в одном купальном костюме, а это был уже третий или четвертый час от начала катастрофы. Ей подали бросательный конец, который она ловко подхватила и самостоятельно поднялась на борт и спустилась в кубрик.

Навсегда запомнилась Жуковскому трагическая гибель офицера, который самостоятельно подплыл к буксиру. Ему бросили конец, затем еще и спасательный круг.

Но у борта волна кипела, бросательный конец погружался под воду, круг тоже не мог лежать на волне спокойно, его надо было ловить, чего офицер сделать уже был не в силах, и руки его не могли удержать круг. Офицера затянуло под корму, и там уже никто и ничем не смог ему помочь. Никогда не мог забыть Жуковский его скорбные, с безысходной тоской просящие глаза.

Был и такой факт. Еще на барже курсанты Жуковский, Грахов, Мохов и врач держали друг друга за руки перед тем и в тот момент, когда большой вал сбросил их всех за борт. Оказалось так, что вся эта четверка полностью собралась на буксире.

Рядом с другими плотиками располагался и плотик с курсантом Евлановым. Вероятно, по этой причине совсем неожиданно буксир оказался рядом.

Пассажирам на плотик бросили конец. Евланов скомандовал: «Женщине вперед!» Зина Симаничева намотала конец на руки, так как окоченевшие пальцы не сжимались, и двинулась к буксиру, но как-то получилось, что на уровне ватерлинии ее вдруг крепко прижало к корпусу буксира, она не могла даже сдвинуться. Тогда двое командиров с палубы перегнулись за борт, один из них схватил Зину за руку, а другому Зина подняла ногу, и тот схватил ее, и, оторвав Зину от борта, они вытащили ее на палубу.

Это были капитан-лейтенант Кижель и капитан 2 ранга Терещенко Афанасий Михайлович.

Илья Евланов не в силах был самостоятельно отцепиться от бревна, так как руки закоченели в обхвате.

На его удачу сильная волна подняла его вместе с бревном выше борта и толкнула прямо на палубу.

И Зина, и Илья были рады спасению. Но снова они видели несчастья. Зина видела, как с кормы буксира бросали конец туда, где плавала Пименова К.А. — секретарь комсомольской организации Гидрографического управления. Руки Пименовой не удержались за конец, тогда она поплыла к борту и попала во всасывающую струю гребного винта, который тут же ее искалечил и утопил.

У сотрудницы Кати Додоровой были две доски, скрепленные по букве икс. Катя так пронзительно кричала, что крик ее навсегда врезался в память Зины. Катю на глазах поглотила в глубину тяжелая волна.

Кроме Зины Симаничевой из сотрудниц Гидрографического управления были спасены Терентьева Александра, Воскресенская Лидия и Баранова Ирина.

По какой-то очередности «Орел» приблизился сравнительно близко к плотику, где были замерзшие Шитиков и его товарищи по плотику.

Каждый из них, естественно, ощущал эту спасительную минуту и мысленно стремился обязательно достать до борта «Орла». У всех это стремление проявлялось различным путем.

В данном случае плотик своей стороной поднялся на гребень крутой волны, идущей к борту. Поэтому он стал как бы трамплином для прыжка, и если вообразить, что как по деревянной дорожке можно разбежаться, то вполне можно было бы прыгнуть с этого «трамплина» на палубу «Орла».

Одна секунда была нужна, чтобы принять решение для прыжка-толчка, и Шитиков с большой силою оттолкнулся от плотика и, достигнув борта, ухватился за привальный брус. Двое матросов с буксира быстро схватили его за руки и перебросили через борт на палубу. Это был тоже счастливый случай.

Шитикова направили в кубрик, но там оказалось уже совсем тесно, свободных мест на койках не было, люди заняли места и на тумбочках, и стояли на сланях. Оставалось место только под столом. Там он и устроился.

В следующий момент «Орел» уткнулся носом в плотик, где находился Тихомиров вместе с другими курсантами.

Все прошло благополучно.

Таня Степанова, Анна Воротилова, Волков и Досычев старались крепко держаться за плотик, так как только это давало какую-то надежду на спасение. Они постоянно наблюдали за движением «Орла» и ждали его, ждали многие часы, затрачивая на это ожидание огромные душевные силы.

«Орел» подошел к этой группе. Кто-то из мужчин с палубы ухватил Анну за руки и вытащил на палубу. Затем приблизительно таким же образом вытащили Таню, Волкова и Досычева.

Махлах видел удивительный факт, когда в положении глубокого крена «Орла» один из курсантов с плотика схватился за его винты и удерживался на них до тех пор, пока его обратным креном не вынесло на палубу «Орла».

Рыбинский Альфред Николаевич помнит, что у женщины, которую он видел на плотике, было очень красивое лицо, и то, что, как это потом выяснилось, она была высокого роста и имела прекрасное сложение. На плотике женщина закрепилась у какого-то кнехта. Была она в шинели, а по мере того как некоторые курсанты, что были рядом, раздевались и бросались в воду, очевидно, чтобы доплыть до сновавшего среди волн «Орла», она натягивала на себя брошенные шинели и таким образом сохраняла тепло тела. Сохранив сил и энергии больше, чем другие, она взобралась на борт буксира по брошенному ей спасательному концу самостоятельно, как пантера. А других поднимали на борт, предварительно обвязав их концами.

Именно так поступили и с самим Рыбинским, оставшимся на плотике последним. Когда ему бросили конец и крикнули: «Вылезай!», он не смог этого сделать — руки, и особенно пальцы, не подчинялись его воле.

Тогда по просьбе капитан-лейтенанта Кижаля на плотик спустился молодой матрос. Матрос рисковал своей жизнью, так как у борта буксира уже погибли многие, и матрос видел и понимал — волна легко могла его поглотить навсегда. Несмотря на эту очевидную опасность смелый юноша обвязал обессиленного курсанта.

Матросу затем помогли подняться на борт, а Рыбинского вытащили курсант Евгений Васильев, капитан-лейтенант Кижель и двое матросов из экипажа.

Рыбинского подтащили до люка в котельное отделение, помогли туда спуститься, и там он снова увидел ту самую приметную женщину.

Стороннему наблюдателю показались бы страшными скованность и неподвижность раздетых людей — то погружающихся под волны, то вновь возникающих на поверхности.

Немало было людей, воля и тела которых были скованы холодом. Они погибали. Нужны были дополнительные внутренние силы, душевные порывы к жизни, волевые толчки.

У полностью раздетых людей хватило сил на меньшее число часов. Они быстрее теряли способность сопротивляться напору волн и погибали от замерзания.

Для спасения людей нужна была скорая помощь. Пароход «Орел» делал все, что мог. Но его помощь была недостаточной.

Потерь было бы меньше, если бы раньше, а не позже подоспела дополнительная помощь.

Еще живые, но уже скованные, как манекены, люди еще ждали, все еще надеялись.

Коренной ленинградец, курсант Васильев Евгений Анатольевич в этой тяжелой аварийной ситуации сохранил хорошую способность управлять своими действиями и поступками. Надо принять во внимание, что он с детства был знаком с морской волной Финского залива, рано научился плавать. Любил купаться в Неве вплоть до наступления холодного осеннего сезона. Хорошо нырял. Он убедительно подтвердил свои способности здесь, среди холодных волн штормовой Ладоги, самостоятельно пробился через волны к буксиру и выбрался на его палубу. Качку он переносил отлично, более того — качка ему нравилась, возбуждала в нем повышенную работоспособность. Добровольно включился в спасательную работу, подхватывал и вытаскивал людей с воды на палубу, рисковал жизнью, как это было при спасении курсантов Рыбинского и Шишкина. Открытый и правдивый по характеру, он любил общаться с друзьями, с товарищами по службе и сотрудниками. Уважал людей и сам пользовался их взаимным уважением.

Евгений Анатольевич окончил воинскую службу в звании капитана 1 ранга в Центральном картпроизводстве ВМФ, там же он продолжал работать и после увольнения в запас до самой своей кончины в 1986 году. Почти все эти годы он был главой оргкомитета своего выпуска, инициатором всех дружеских встреч и празднований юбилейных событий.

Казимир Константинович Кижель состоял на должности начальника строевого отдела Высшего военно-морского гидрографического училища. По специальности сам был гидрографом, при необходимости мог оказать квалифицированную помощь курсантам как в теории, так и в практических делах. В процессе обучения и воспитания курсантов был неизменно строгим, но при этом — всегда справедливым. Имел вид настоящего строевого офицера, тем самым и представлял собою хороший пример для курсантов и молодых офицеров. Его лучшие душевные качества проявились в ходе трагедии. Находясь на буксире в критические часы, он целиком и полностью включился в спасательную работу, организовывал подъем людей с воды на палубу буксира, оказывал ту первую помощь, которая полагается при спасении утопающих, безотлучно находился на палубе в тех местах, где нужна была немедленная помощь пострадавшим. Многие курсанты, молодые офицеры — выпускники академии, Зина Симаничева обязаны жизнью этому человеку.

Курсанты и офицеры училища уважали капитан-лейтенанта. После трагедии его авторитет возрос еще больше. В последние годы жизни он имел звание капитана 1 ранга.

Казимир Константинович ушел из жизни чрезвычайно рано, прожив лишь 47 лет.

Спустя некоторое время, приблизительно через один час, когда одежда на нем подсохла, Переверзев вышел на верхнюю палубу. «Орел» уже взял курс на Новую Ладогу. В это время увидели еще один небольшой плотик, на котором держались, обняв друг друга, мужчина и женщина. Кто-то сказал, что это — младший политрук. «Орел» осторожно подошел к плотику, застопорил ход. С большим трудом подняли этих почти неподвижных, закоченевших людей на палубу, поместили их в носовом кубрике, где они неразлучно сидели рядом весь путь до прихода в порт Новая Ладога.

Первый помощник механика «Орла» Дунин Алексей Иванович сам лично активно спасал погибающих. По его мнению, многие спасенные, видимо, уже на палубе «Орла» расслаблялись и поэтому теряли сознание.

Алексей Иванович на все годы запомнил молодую красивую девушку, которую спас лично сам. Она подплыла к борту буксира, и здесь получилось так, что волна ее как бы подхлестнула повыше, и Алексею Ивановичу удалось схватить девушку сначала за волосы, потом за руки и вытащить ее на палубу.

Девушка была в полной памяти, она сняла с руки золотые часы и отдала их ему, но Алексей Иванович не взял часы себе, а надел ей на руку, хотел помочь ей дойти до кубрика, но девушка отказалась, она осталась здесь же и стала помогать спасению, но скоро все-таки устала.

Поражали воображение спасателей мертвецы, обнявшие свои плавучие обломки и продолжавшие то вздыматься на гребни волн, то скрываться в провалах между ними.

Особенно было горько спасателям, когда погибающие криками звали на помощь, а сделать ничего было нельзя из-за того, что подходили прежде всего к тем плотам, где было больше людей, в надежде спасти людей побольше.

Буксир был слишком малым судном, а вокруг находилось более тысячи погибающих людей, которых «Орел» неспособен был вообще поднять на борт. Вот почему контр-адмирал Заостровцев требовал от командира канлодки «Селемджа» оказать немедленную помощь.

Пассажирских кают буксир не имел. Штатные жилые помещения, в которых размещался экипаж, уже были заняты офицерами-руководителями.

Все лодки и отверстия были задраены по штормовому расписанию.

«Орел» недопустимо глубоко осел под тяжестью перегрузки. В связи с этим необычайно увеличилась опасность гибели для самого буксира.

Около пяти часов без передышки продолжалась эта очень сложная и тяжелая спасательная работа.

Благодаря смелым и самоотверженным действиям капитана судна Ерофеева и экипажа «Орла», а также контр-адмирала Заостровцева, офицеров Терещенко, Брамана, Кижеля, Белоконова и добровольных помощников из числа спасенных — Ситкина, Вдовенкова, Васильева, Жуковского — «Орел» подобрал среди волн 216 человек.

С этой необычно большой перегрузкой, оставив для канлодки «Селемджа» последнюю группу людей на разрушенной барже, «Орел» взял курс на Новую Ладогу.

На пути к Новой Ладоге налетела вражеская авиация.

Послышались стрельба, бомбовые разрывы. Кто-то, стоявший у выходного люка, сказал, что это немецкие самолеты, а артиллерия канлодки стреляет по самолетам.

Буксир беспрерывно маневрировал, его валяло с борта на борт.

Иллюминаторы были задраены, они давно погрузились в воду. Кто-то из курсантов заделывал чем придется пулеметные пробоины в борту.

Вода все же просачивалась и на палубе кубрика хлюпала под ногами.

Надо отдать должное и финским судостроителям 1904 года. Удачно был создан буксирный пароход, его остойчивость и плавучесть оказались надежными для спасательной работы в условиях штормовой погоды.

Шторм усиливался. Перегруженный «Орел» не мог идти полным ходом, волны уже не разбивались о его форштевень, а накатывались на палубу, при килевой качке пароход зарывался в волну. Казалось, что он может и не всплыть.

Переверзев возвратился в носовой кубрик. В кубриках, как и в других помещениях, до отказа набитых людьми, было сумрачно, слабые отблески дневного света лишь урывками проникали внутрь в те короткие моменты, когда открывали люки.

Было тихо. Измотанные люди молчали.

В кормовом кубрике с верхней полки неожиданно громко кто-то сказал: «Здесь лежит совсем голая женщина, дайте ей чем-нибудь прикрыться». Женщине дали одеяло.

Мрачная обстановка тревожила душу неизвестностью. Когда люди напряженно боролись против стихии лично, лицом к лицу с нею, многие из них не ощущали страха, полагаясь на собственные силы. Теперь же вся борьба сосредоточилась в руках других людей, собственное напряжение спало, пришло бездействие, а вместе с ним и сомнения в безопасности.

Многократная перегрузка судна, глубокая качка, шторм и опасность многих налетов вражеской авиации еще в большей степени тревожили капитана судна и контр-адмирала.

К счастью, большой опыт Ерофеева, его высокое мастерство судовождения в сложных условиях сильного шторма и четкая работа экипажа «Орла» обеспечили безопасность на переходе от места трагедии до порта Новая Ладога.

С прибытием в порт членов экипажа «Орла» повезли в особый отдел для опросов по трагедии.

Спасенных с баржи пассажиров хорошо приняли в порту Новая Ладога.

Курсантов разместили в каком-то теплом доме, где удалось обогреться, выдали по стакану водки, накормили горячими щами и уложили спать вповалку на полу.

Затем выдали обмундирование. Среди вещей были как новые, так и бывшие уже в носке. Обмундирования хватило всем, кроме Е. Шитикова. Поскольку он получил вещи последним, то ему вместо бушлата досталась лошадиная попона облегченного типа, размером 1,8ґ1,0 метра.

Из порта Новая Ладога остатки от эшелона были отправлены к местам назначений.

Гибель курсантов, офицеров, их семей и пассажиров, перевозимых на барже №752, послужила причиной для запрещения перевозки эшелона Высшего военно-морского училища.

Последние курсанты на барже

Никому не известно, каким был шторм в доисторические времена, зато широко известно, что его грозные силы веками неподвластны человеку.

Катастрофы с их неисчислимыми жертвами были и останутся горькой платой за незнание законов моря либо за пренебрежение трагическими последствиями их нарушений.

…Шторм не утихал, а усиливался. Куда ни глянь, от горизонта до горизонта катились высокие валы и всюду обрушивались огромными пенными горбами. Если прислушаться к шторму, то можно расслышать, как шумит отдельная волна, а вместе волны создают сплошной глухой, напряженный шум, поглощающий в себя прочие звуки.

К концу трагедии баржа была низко притоплена и только нос и корма немного выступали из воды. Поэтому каждая волна перекатывалась через судно. Оставшиеся на нем люди оказывались попеременно то под холодной волной, то под холодным ветром. При каждом приближении волны дружно и громко люди предупреждали: «Держись! Волна!» Держались за выступы, за палубные детали, за проломы. Держались друг за друга. В кормовой части держались за оставшиеся концы манильского троса от рулевого управления, укрепленные кнехты.

Курсанты Федор Пашков и Георгий Брянцев, хорошие друзья, были одновременно сброшены волной за борт, но каждый из них изо всех сил рванулся обратно, им удалось подплыть к корме, сначала Пашкову, а затем и Брянцеву, ухватились за фальшборт. Потом Брянцев обессилел, волна оторвала его от фальшборта и унесла в пучину. Пашков не видел, как это произошло. Подобных случаев было много. На первый взгляд может показаться странным, почему сосед не видел. Объяснение этому простое. Высокая, крутая волна, несущая большую массу воды, забирала человека внутрь себя. Оторванные люди уносились за борт, оставаясь внутри этой водяной массы.

Спустя какое-то время Пашкову удалось «оседлать» фальшборт. В такой позиции ему стало легче. Если до этого все внимание и силы были заняты тем, чтобы удержаться за фальшборт руками, оставаясь в воде в висячем положении, то теперь стало несколько спокойнее, можно было осмотреться.

Люди были одеты по-разному. Пашков был в суконке и брюках, старший политрук Носов — в тельняшке и кальсонах. Курсант Толстобров где-то еще до посадки на баржу надел на себя теплое байковое белье, шерстяные носки, совсем не потому, что был мерзляком, а для того, чтобы вещевой мешок стал легче и удобнее для ношения за плечами. К тому же надо было принять во внимание и то обстоятельство, что через плечо должен был висеть еще и противогаз. Шинель, ботинки, мешок и противогаз были выброшены. Таким образом Толстобров остался прилично обмундированным: простое и теплое белье, суконка, брюки и бескозырка, лентами своими надежно привязанная под подбородком. Забегая вперед, скажем, что бескозырку он сохранил до конца.

В носовой части людей было больше. Среди них выделялся высоким ростом полковой комиссар Макшанчиков, рядом с ним стоял военврач Злобин. Оба держались за якорь-кошку, лежащий на палубе. В момент глубокого крена баржи якорь опрокинулся за борт. При падении он зацепил Макшанчикова за карман брюк, а Злобина — за ремень пистолета. Уже в воде Макшанчиков сумел разорвать брюки и всплыть на поверхность, а пожилой Злобин освободиться не смог, тяжелый якорь с огромной безвозвратной скоростью утянул его в глубину озера.

Температура воздуха в течение суток колебалась от +4 до +9о по Цельсию, температура воды была 10 — 12,5.

Часы тянулись тяжело. Люди стали переохлаждаться, коченеть. Застывали полностью, волны смывали их с палубы за борт либо в трюм. Потом, спустя приблизительно месяц, выяснится, что в заполненном водой трюме было много трупов.

Когда в кормовой части баржи людей было еще около сорока человек, в их гуще находилась девочка лет одиннадцати-двенадцати, одетая в одно лишь платьице. Пока людей было сравнительно много, она барахталась в их гуще, ее поддерживали при накатах волн. Затем девочку навсегда поглотила волна вместе с теми, кто ее удерживал.

В конце концов волны сорвали руль и румпель и отбросили их за борт.

Кнехты высотою в рост человека стояли прочно, и на них еще держались обрывки манильского троса. Те, кто остался в кормовой части, продолжали удерживаться за эти кнехты-столбы и за обрывки манильского троса.

Число людей постепенно уменьшалось. Когда на тросе осталось человек двадцать, усилие общего сопротивления волнам уменьшилось настолько, что трос извивался подобно огромному змею, борющемуся с водяным валом. Людей мотало в разные стороны. Чтобы держать себя вместе с тросом, надо было предельно напрягать силы.

Много лет спустя капитан 1 ранга Толстобров Олег Леонидович помнил, что разговоров в то время они не вели, издавали только предупреждения: «Берегись! Волна!» Все внимание обращалось на волны образца «девятого вала». Люди стояли, крепко держась за манильский трос, но волны были такой высоты, что перекатывались и над ними.

Громкое предупреждение позволяло успевать глубоко вдохнуть воздух и покрепче ухватиться за трос или кнехт. И все же после схода волны недосчитывались людей.

Навсегда остались в памяти голое тело, которое то погружалось, то всплывало в наполненном водой провале баржи.

Со своим соседом по тросу Толстобров пытался держать полуобнаженную обезумевшую женщину, у которой погиб ребенок. Она стояла между ними, была очень обессилена. Сильная волна, накрывшая их, оторвала эту женщину и унесла в пучину.

Еще стояла надломленная мачта, и на ее рее сидел курсант.

Людей становилось все меньше.

Видели канлодку на горизонте, очень надеялись, очень ждали, когда же она подойдет. Сигналить ей было нечем.

К этому времени, выбрав удачный момент и курс, «Орел» подошел на пересечку курса «Селемджи» и, приблизившись к ней, контр-адмирал Заостровцев под угрозой оружия приказал командиру немедленно изменить курс и оказать помощь оставшейся группе людей на разрушенной барже.

В последние минуты на корме баржи остались курсанты Олег Толстобров, Лев Фейгин, Федор Пашков, Василий Максимов, старший политрук Носов. Теперь они держались только за кнехты, им хватало теперь места у самих кнехтов, и их больше не болтало на манильском тросе.

На палубе, кроме носового и кормового настила, ничего не сохранилось. Между бортами был огромный провал, заполненный водой.

В носовой части баржи людей было больше, вероятно потому, что там был невысокий полубак, возвышавшийся, по крайней мере, над уровнем кормовой палубы. Он все-таки оказывал некоторое сопротивление волне.

Последний раз в своей жизни Василий Максимов увидел старшего брата на палубе баржи метрах в сорока от себя за несколько минут до того, как первая волна перекатилась через баржу и смыла часть людей за борт. В тот момент Алексей сбрасывал с себя шинель, товарищи ему помогали. Через считанные минуты после того, как братья встретились взглядом, Алексей погиб.

В детстве братья часто ходили в лес. Обычно на обратном пути купались в реке Мологе. Однажды, едва научившись держаться на воде, Василий поплыл на глубокое место и чуть было не утонул. Алексей помог ему выбраться на мель.

На Ладоге Василий не мог отплатить брату тем же. Не мог сделать даже попытки, так как среди большого количества сброшенных с палубы в бушующую воду людей он не смог его увидеть.

Все время, пока Василий держался на барже, а затем находился на канлодке, у него была надежда, что брат попал на буксир.

Какая-то другая волна и Василия сбросила за борт и притопила глубоко под воду. Подняться на поверхность сначала не удалось, так как над головой оказалась плотная масса барахтающихся людей, а он оказался под ними. Стал задыхаться, но волны расталкивали, разбрасывали одного от другого, кого-то топили, кого-то поднимали наверх. Вынырнул Василий на поверхность, увидел, что баржа почти рядом, увидел на ее палубе группу людей, уцепившихся за канат. Пока не набежала новая волна, он успел подплыть к барже и ползком добраться до людей и также уцепился за канат.

Сбиваемые с ног тяжелыми волнами и сильным ветром, замерзающие и слабеющие все больше и больше, они все же многие часы продолжали бороться со штормом.

Василий оставался одетым в летнюю форму, в какой-то мере это согревало, пошло на пользу и то, что не успел снять второй ботинок. Нога, оставшаяся без ботинка, распухла от холода. Василий помнит, что в первый момент на манильском канате было человек пятьдесят. Вели себя достойно, подбадривали друг друга.

Те из ребят, которые совсем разделись, коченели от холода, не могли бесконечно держаться за канат. Более тяжелые волны накрывали их, отрывали кого-то и уносили в глубины, даже не показывая на поверхности.

Из доклада командира канлодки «Селемджа» капитана 3 ранга М.И. Антонова было известно, что 16 сентября в 21.00 на рейде Новой Ладоги этот корабль взял для буксировки в Осиновец баржу с грузом в 400 тонн муки и 460 бойцов пополнения для Ленинградского фронта. В 22.00 «Селемджа» вышла в рейс.

17 сентября в 3 часа 50 минут в трюме баржи была обнаружена течь воды, волны ломали на барже даже кнехты, корпус трещал, и вода в трюме прибавлялась.

Бойцы стали стрелять, это было их сигналом об аварии с просьбой о помощи. Крен достигал 35 градусов. Под воздействием штормовых волн буксирные тросы лопнули, и баржу понесло к валунам банки Северной Головешки.

При отсутствии сигнальных огней на маршруте в ночные часы для канлодки было опасно сбиваться с фарватера. Чтобы каким-либо способом сдерживать дрейф баржи, «Селемджа» встала на якорь и осталась держаться там до рассвета.

С рассветом в районе Северной Головешки Антонов обнаружил лишь обломки от баржи и плавающие мешки с мукой. Бойцы погибли.

В дневное время этой канлодке пришлось отражать налеты авиации противника.

После приказания контр-адмирала Заостровцева «Селемджа» подошла к барже №752 около 16 часов.

Сначала канлодка подошла бортом. С нее бросили на воду концы со спасательными кругами.

С баржи к ним бросились курсанты, но в то же время волна отбросила корабль, вследствие чего многие люди не успели схватиться за круги.

Обессиленные долгой борьбой со стихией, потерявшие подвижность от длительного переохлаждения, они не могли уже держаться на воде самостоятельно и погибли в эти минуты.

Когда канлодка снимала оставшихся людей, Василий снова был на волосок от смерти. Ему бросили на конце спасательный круг, матрос подтянул Василия к борту и схватил его за руки, но Василий выскользнул из них и начал тонуть. Однако набежавшая волна вдруг подняла его, подбросила вверх по борту, и в тот же момент теперь уже двое матросов с борта схватили Василия за руки и рывком вытащили на палубу.

Запомнилась Василию жутко смеющаяся женщина с наброшенными волной на лицо волосами. Она какое-то время держалась в люке на палубе баржи, а затем была сброшена волной за борт.

Командир зенитной артиллерии канлодки «Селемджа» Григорий Иванович Саночкин спустя многие годы после войны зрительно помнит, как примерно в метре от правого борта женщина, не в силах держаться за конец-веревку, отпускает ее и сама буквально свечой спускается в глубину, тонет, а ее длинные прямые волосы колышутся пшеничным снопом в прозрачной воде Ладоги.

Затем канлодка подошла своим носом с подветренной стороны и, подрабатывая винтами, удерживалась теперь плотно. Концы с кругами бросили прямо на палубу. Это было уже надежнее, хотя сил у людей хватало лишь только на то, чтобы держаться за круг либо за конец. Когда Пашкова вместе с кругом подтянули к фальшборту корабля и сказали: «Лезь на палубу», — он не смог этого сделать, руки и ноги не поддавались желанию двигаться. Его вытащили матросские руки.

Толстобров промедлил к кругу и бросился прямо в воду, когда канлодка стала отходить от баржи, или, может быть, ее отводила волна, проплыл десять-пятнадцать метров, схватился за штормтрап, опущенный с ее полубака. Сил хватило только подняться до фальшборта канлодки, там его подхватили матросы и отвели в теплое машинное отделение.

За пять заходов к барже «Селемджа» сняла только 24 человека. Это были последние.

Один человек с расстроенной психикой, все время что-то кричавший, был оставлен на обломках баржи. Его не могли заставить взяться за канат с поясом, который для него сделали и бросили ему с канлодки.

Курсантов, Макшанчикова и Носова отогрели кого-то у горячей дымовой трубы, кого-то в машинном помещении, дали водки и накормили, затем переодели в сухие вещи, развели по кубрикам и уложили спать.

Спустя некоторое время канлодка высадила спасенных людей в порту Новая Ладога.

Здесь Василий Максимов убедился, что старшего брата у него больше нет.

Ладожское озеро не случайно называют морем — пространство озера представляет собой неограниченные просторы для бурных стихий природы.

И в самом деле, для этого озера характерны штормы. Еще с тех пор, когда началась история судоходства на Ладоге, люди знали, что это озеро грозно и коварно.

Режим волнения на озере отличается своеобразием.

В северной части озера развиваются обычно пологие волны длиной 23 — 25 м и высотой до 4 м . На юге волны имеют длину 15 — 18 м и высоту 2,5 — 3,5 м , но при скоростях ветра более 18 м/сек иногда развиваются волны высотой 5 — 6 м.

В годы Великой Отечественной войны самым штормовым годом на Ладоге оказался 1941 год.

По данным метеостанций портов Осиновец и Новая Ладога, 17 сентября 1941 года наблюдался северо-западный ветер, температура воздуха в течение суток колебалась от +4 до +9 градусов, температура воды от +10 до +12,5. Высота волн в озере в этот период могла составлять ориентировочно 2,5 — 3,0 м . В последующие два дня 18 и 19 сентября ветер усиливался до 14 — 17 м/сек и высота волн могла быть больше.

Литература:

  1. Воспоминания контр-адмирала Заостровцева. Контр-адмирал А.Т.Заостровцев рассказал историографу ВМФ кандидату исторических наук Беркову, зафиксировавшему подробности перехода.
  2. Воспоминания контр-адмирала Кузнецова А.А.
  3. Воспоминания вице-адмирала Шитикова Е.
  4. газета «Морская старина», 1991 Оценка произошедшего на Ладожском озере историографа ВМФ Беркова
  5. Донесение о безвозвратных потерях № 21 № 0654с от 20 ноября 1941 года (рассекречено), ВРИД начальника Высшего военно-морского инженерного училища ордена Ленина имени Ф.Э.Дзержинского инженер контр-адмирала Антонова и ВРИД военкома училища полкового комиссара Малинина в адрес Начальника организационно-строевого управления ВМФ (вх. 3963с от 16.12.1941 г.).
  6. Донесение о безвозвратных потерях № 0571с от 25 октября 1941 года (рассекречено) бригадного комиссара ВВМУ имени Фрунзе списки погибших бывшего Военно-морского гидрографического училища имени Г.К.Орджоникидзе в адрес начальника ОРСУ ВМФ и начальника 3 отдела УВМУЗ ВМФ (вх. 3785с от 13 ноября 1941 года).
  7. Донесение начальника 6-ого отделения НК ВМФ, организационно-строевого отдела КБФ № 6/0505с от 14 июля 1944 года (рассекречено) зам начальника ОРСО КБФ капитана 2 ранга Михайлова — начальнику ЦБУП ВМФ полковнику интендантской службы Ермакову (вх. 1936с от 20.07.1947) о гибели выпускников Военно-морской медицинской академии ВМФ 17 сентября 1941 года при аварии баржи на Ладожском озере
  8. Донесение начальнику 4 управления ВМФ по формированию кадров КБФ № 1323м от 15 октября 1941 года (рассекречено) начальника ВММА ВМФ бригадного врача Иванова и военкома ВММА ВМФ полкового комиссара Погодина. Список безвозвратных потерь личного состава Военно-морской медицинской академии ВМФ
  9. Донесение № 238527с от 20 ноября 1941 года (рассекречено) г. Омск, заместителя начальника Гидрографии ВМФ капитана 2 ранга Глинкова и военкома гидрографии дивизионного комиссара Морозова в адрес Начальника организационно-строевого управления ВМФ (вх. 2955с от 3.12.1941 г.) погибли 17.09.1941 в водах Ладожского озера при эвакуации из Ленинграда офицеры и личный состав Гидрографии ВМФ
  10. Непомнящий Н.Н.. Военные катастрофы на море. Изд. «Вече». 2001 год стр. 57-95
  11. ЦВМАОпись1697, фонд 881, д. 2265 Военному комиссару ВВМУЗ ВМФ СССР корпусному комиссару тов. Лаухину доклад о катастрофе на Ладожском озере 17 сентября 1941 года полкового комиссара Макшанчикова

Интернет ресурсы:

  1. https://www.chitalnya.ru/work/368730/ Изба-читальня Ю. Андрианов. Броды
  2. http://wikimapia.org/35098574/ru/%D0%91%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%BB%D0%B0-%D0%BA%D1%83%D1%80%D1%81%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%BE%D0%B2-%D0%BF%D0%BE%D0%B3%D0%B8%D0%B1%D1%88%D0%B8%D1%85-17-09-1941-%D0%B3 Братская могила курсантов погибших 17.09.1941 года
  3. http://flot.com/history/patriotwar/deadlist2.htm Именной список безвозвратных потерь личного состава бывшего Военно-Морского Гидрографического Училища имени Г.К.Орджоникидзе, погибшего при аварии баржи № 752 на Ладожском озере 17 сентября 1941 г.
  4. http://flot.com/history/patriotwar/deadlist.htm Именной список преподавателей, офицерского состава Высшего Военно-Морского Инженерного ордена Ленина училища им. Ф.Э.Дзержинского, погибшего при аварии баржи № 752 на Ладожском озере 17 сентября 1941 г
  5. http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=76719122&page=2. Донесение о безвозвратных потерях
  6. http://www.obd-memorial.ru/html/info.htm?id=76562677. Донесение о безвозвратных потерях
  7. http://flot.com/history/patriotwar/barza.htm Катастрофа на Ладожском озере 17.09.1941 года
  8. http://tatasoz.livejournal.com/1722246.html Катастрофа на Ладоге
  9. http://www.razlib.ru/istorija/voennye_katastrofy_na_more/p9.php. Ладожская трагедия
  10. http://www.asiak110mb.com/arxiv/Titanikj.html Памяти курсанта Высшего военно-морского гидрографического училища Григория Пастернака, погибшего 17.09.1941
  11. http://www.korvet2.ru/ladozhskaya-tragediya.html Ладожская трагедия с фотографиями
  12. http://namtaru.ru/sea-catastrof/item/425-tragediya-barzhi-725-na-ladoge.html Трагедия баржи 725 на Ладоге

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme