Баншац Б. Набег на Констанцу 26 июня 1941 года. Часть 1. Приказано забыть

К 80-летию гибели лидера эсминцев «Москва»

«О БОЕВЫХ СОБЫТИЯХ ПРОШЛОЙ ВОЙНЫ НЕЛЬЗЯ СУДИТЬ С ПОЗИЦИЙ СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ НЕ ТОЛЬКО ИЗ-ЗА ИЗМЕНИВШИХСЯ ВОЗМОЖНОСТЕЙ, НО И ПОТОМУ, ЧТО НЕКОТОРЫЕ МОМЕНТЫ ОБСТАНОВКИ, ИГРАВШИЕ НЕМАЛОВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ  ПРИ ПОДГОТОВКЕ ТОГО ИЛИ ИНОГО БОЕВОГО ДЕЙСТИВЯ И  ПРИ ЕГО ВЫПОЛНЕНИИ, ТРУДНО ОЦЕНИТЬ ОБЪЕКТИВНО». В.И.АЧКАСОВ,  Н.Б.ПАВЛОВИЧ

«Советское военно-морское искусство в Великой Отечественной войне»

(Москва, Воениздат, 1973,  стр.304-307).

ЛИДЕР ЭСМИНЦЕВ «МОСКВА»

27 июня 1941 года Совинформбюро сообщило: «Наш Черноморский флот совместно авиацией нанес удар по базе немецких кораблей в Констанце.»

29 июня редактор флотской газеты «Красный черноморец» П. И. Мусьяков записал в своем дневнике: «…вчера вернулись корабли из операции по обстрелу Констанцы с моря.  Сотни  снарядов были посланы по городу, порту и нефтяным бакам. Черный дым нефтяных пожаров долго стоял  на горизонте, когда наши корабли уже были за десятки миль  от  румынских берегов.»(1)  Вскоре Политуправление флота издало книгу «Слава героям Отечественной войны», где в очерке В. и А. Бориных «Удар по Констанце» говорилось, что «с честью выполнив боевое задание, отбив все атаки врага, корабли вернулись в свою базу.».(2)           

Практически то же сообщалось  и  в  другой  брошюре, изданной в июле 1941 г. Главным Политуправлением ВМФ в серии «Боевая библиотека краснофлот-ца»: «Краснофлотцы, участвовавшие в набеге на Констанцу, с победой воз-вратились к берегам родной земли. Вскоре они послали письмо в Москву, к тому, кто вдохновлял бойцов на бой, с чьим именем они одержали победу. В этом письме было сказано:

«Дорогой Иосиф Виссарионович!

В бою с врагом мы испробовали свои силы, проверили свои ряды. Наши артиллеристы хладнокровно и метко вели огонь по военным объектам Констанцы, предав их огню и разрушению. Наши зенитчики метко стреляли по вражеским самолетам, отправив три из них на дно нашего Черного моря. Мы только выполнили приказ».

Победа у Констанцы стала известна во всех уголках Советского Союза. Морякам корабля Н. прислали письмо труженики комбината «Трехгорная мануфактура»:

«Мы восхищены … вашим мужеством, отвагой и геройством, с каким вы так основательно разгромили Констанцу.

Мы горды таким вашим замечательными артиллеристами и зенитчиками как старшина Шеин, краснофлотцы Губенко, Купцов, Татаринцев, и всем личным составом кораблей, которые с самообладанием, выдержкой и умением в одно и то же время бомбили вражеский порт и отбивались от наседавших на наши корабли разбойничьих катеров, миноносцев, самолетов и подводной лодки …» (3)  Кроме того в обеих публикациях упоминаются фамилии Ендовицкого, Доронина, Мезенцева, Перельмана, Наумова, Берёзова, Наволочного, Плотникова, Руднева, Кабаненко, Кириченко, Берестова, Орзул, Гребенникова, Бондаренко, Даниленко, Каирова и лейтенанта Беспалько.

О каком корабле идет речь? Так как «Москва» погибла, получается, что это лидер эсминцев «Харьков».  Действительно,  большинство  из  них в составе экипажа лидера «Харьков» погибли вместе с кораблем 6 октября 1943 года. Это подтверждают хранящиеся  в  ЦАМО  архивные  документы.

B  октябре  1945 г.  вышел  в  свет  очередной  труд  черноморских  политработников  по  истории  флота  «Черноморский  флот  в  Великой  Отечественной  войне»,  в  котором  сообщалось,  что  «в  конце  июня,  буквально  через  несколько  дней  после  первого  налета  врага  на  Севастополь,  наши  корабли  совершили  дерзкий  набег  на  главный  порт Румынии – Констанцу,  в  котором   укрывались  немецкие  суда.  В  журнале  боевых  действий  немецкой  береговой    батареи  «Тирпиц»  в  Констанце  об  этом  дерзком  набеге  командир  батареи   записал  25   июня  (так  в  тексте,  хотя  обстрел  был  на  следующий  день  26  июня – ББ):  «С  точки  зрения  замысла  атака  русских  эсминцев  против  побережья  была  произведена  с  исключительной  смелостью.  Пожар  бензоцистерн  и  эшелона  с  боезапасом  на  ст.   Палас  является  хорошей  оценкой  эффективности  артобстрела.  В  результате  разрушения  железнодорожного   полотна  было  прервано движение  по  линии  Констанца – Бухарест.  В  результате  разрушения  станции  затруднилось  снабжение  румынского  флота  горючим.  Я  лично  считаю,  что  успешные  стрельбы  русских  эсминцев  были  обеспечены  хорошим  наблюдением  за  вспомогательными  целями».

На  следующий  год   под  редакцией  генерал–майора  С.Ф. НАЙДЫ  Нар-комат  ВМФ  выпустил  в  серии  «В  помощь  краснофлотцам  к  политзанятиям»  книгу  «Материалы  по  истории  Военно–Морского  флота  СССР»,  в  которой  говорилось,  что  «Черноморский  флот  и  морская  авиация  уже  с  первых  дней  войны  начали  активные  действия…  Легкие  силы  флота  и  авиация  нанесли  комбинированный  удар  по  Констанце…»

И никто не упомянул о том, что на обратном пути погиб лидер эсминцев «Москва». На многие годы история гибели корабля и судьба его экипажа были скрыты под грифом  секретности.

В  последующем  неоднократные  публикации  об этой  операции  были  или  достаточно  однобоки  (только  о  лидере  «Харьков»  или  «скромно  замалчивающие»  о   гибели  «Москвы»).  Лишь  11-14 марта 1959 года старший  научный  сотрудник  Одесского  Краеведческого  музея  Н.С.ПЕЛЬЦ  после  многомесячной  проверки   в  Штабе   ЧФ  и  контролирующих  органах   смог  опубликовать   в  газете  Черноморского  флота  «Флаг  Родины»   статью  о  гибели   корабля  и  судьбе  его  командира-капитан-лейтенанта  А.Б.ТУХОВА.

6 апреля 1959 года своими воспоминаниями поделился ветеран войны Н.Н. ТАРАН. Защитник Севастополя, после окончании обороны был захвачен в плен. Находясь в лагере в Румынии, 25 декабря 1942 г. он встретился с А.Б. ТУХОВЫМ, прибывшим в составе группы из сорока военнопленных из лагеря Майя. Моряк  рассказал  ему  о  гибели  корабля  при  подрыве  на  мине.

В 1960 г. Политуправление ЧФ издало сборник «Нам дороги их имена», в котором опубликован материал Н.С. ПЕЛЬЦ «Дорогой мужества» о А.Б. ТУХОВЕ.

В  60 – 70 е  годы  начали  выходить  мемуары,  в  которых  появилась  информация  о  гибели  «Москвы»,  но  с  подачи   В.Н.ЕРОШЕНКО,  командовавшего  до  войны  «Москвой»,  кроме  ТУХОВА  упоминались  лишь  два  бежавших  из  плена  моряка – МЕДВЕДКОВ  и  ФИЛАТОВ.  Затем  целый  ряд  авторов  указывал  только  эти  фамилии, как  будто  забыв  о  существовании  других  моряков,  хотя  ЕРОШЕНКО  упоминал  служивших  с  ним  на  «Москве»  и  погибших  26  июня  военкома  корабля  ПЛЮЩЕНКО  и  командира  БЧ-3  ХОЛОДНОГО (4).  Только  в  засекреченной   до  конца  прошлого  века  книге  В.Н.КРАСИКОВА  «Опыт  борьбы  за  живучесть  кораблей  и  судов  Черноморского  флота  в  Великой  Отечественной  войне»  были  названы   еще  несколько   моряков  корабля,  боровшихся  за  его  живучесть  после  подрыва на  мине.  Появилась  и  информация  о  попавших  в  плен  69  моряках.  В  то  же  время  данные  о  численности экипажа  и  количестве  погибших моряков в разных  источниках отличалась на десятки.

В   80 —  90-е  годы  прошлого  века  вышло  большое  количество  военных  мемуаров,  авторы  которых  не могли  обойти  стороной  тему  набеговой  операции  25 – 26  июня  1941 г.  и,  соответственно,  историю гибели лидера  эсминцев  «Москва».  Так  появилось  немало  версий  этой  трагедии,  большинство  из  которых  никакими  официальными  документами,  а  тем  более  воспоминаниями  участников  и  современников  этих  событий  как   с  нашей,  так  и  вражеской стороны, не подтверждаются.

Вышедшие  в  начале  21  века  труды  по  истории  Военно–Морского  флота  СССР  в  годы  Великой  Отечественной  войны,  основанные  на  рассекреченных  архивных  документах, позволили  внести  некоторую  ясность  во  многие  вопросы,  но  судьба  экипажа  «Москвы»  так  и  осталась  темным  пятном  в  нашей  истории. 

В   книге  «Лидер  эсминцев  «Москва».  История  корабля.» впервые  опубли-кован  список  погибших  26.06.41 г. моряков  лидера  «Москва»,  подтвержденный  Центральным  военно–морским архивом. (5)   Как  выяснилось  позднее,  в  нем  оказалось  немало  ошибок,  опечаток,   включены   оставшиеся  в  живых  и  не  включены  некоторые  из  погибших  моряков.  Лишь  в  декабре  1942 г.  в  Центральном  бюро  учета  потерь  ВМФ   приступили  к  заполнению  карточек  формы  № 1  на  моряков  «Москвы».  Причем до  сих  пор,   согласно  хранящихся  в  ЦВМА  карточек,   даже   при  наличии  документов о  нахождении  в  живых  30  моряков  считаются  погибшими  26.06.1941….

За  прошедшее  после   2006 г.  время  удалось  найти  многие  из  ранее  недоступных  авторам  документов,  проанализировать  их  и  составить  списки  моряков,  участвовавших  в  этом  первом  и  для  многих  последнем  боевом  походе. 

Даже  прошедшие  после  гибели  «Москвы»  годы  не  позволяют   в  полной  мере  ознакомиться  со  всеми  хранящимися  до  сих  пор  в  сейфах спецслужб  государств  СНГ  документами  на  моряков,  находившихся  в  плену,  особенно  на  тех,  кто  после проверки  на  сборно–пересыльных  пунктах  НКО   был  по какой – то  причине  направлен  в  спецлагеря  НКВД  или  осужден.  Разобщенность  документов  по  различным  архивам  затрудняет  уточнение    отдельных  данных,  а  сложившееся  в  СССР  во  время  и   после  войны   негативное  и  предвзятое    отношение  к  бывшим  военнопленным  заставляло  их  умалчивать  о  происшедшем  с  ними.  Лишь  много  лет  спустя  некоторые   из  оставшихся  в живых   моряков  рассказали своим родственникам о пережитом.

28 октября 1967 г. Командующий Краснознаменным Черноморским флотом издал приказ, в котором говорилось: «В годы Великой Отечественной войны военные моряки Черноморского флота в боях за честь, свободу и независимость нашей Родины проявили беспримерную храбрость, мужество, стойкость и массовый героизм. Их подвиг вдохновляет ныне личный состав кораблей и частей на успешное решение задач боевой и политической подготовки, совершенствование военного мастерства и повышение боевой готовности флота.

В целях увековечения памяти о погибших кораблях и экипажах Черноморского флота объявляю места их гибели, при прохождении которых кораблям и судам флота отдавать воинские почести.

Приказываю:

  1. На всех кораблях и судах флота вышеуказанные координаты мест гибели кораблей нанести на навигационные карты.
  2. При прохождении кораблями и судами в расстоянии не менее 5 миль от этих мест отдавать воинские почести приспусканием военно-морского флага и объявлением соответствующей информации по корабельной трансляции».

В этом приказе были указаны координаты мест гибели лидера «Харьков», эсминцев «Фрунзе», «Смышленый», «Дзержинский», «Безупречный», «Беспощадный», «Способный», канонерской лодки «Красная Армения», подводных лодок «М-60», «Щ-203», «Л-6». Впоследствии дополнительным распоряжением были указаны координаты погибших подводных лодок «Л-23», «М-33», «С-32» и «Щ-214». Но те, кто составлял этот приказ, почему-то забыли о геройской гибели лидера «Москва», а может быть просто не считали ее такой…

В то же время первым артиллерийским боем надводных кораблей в Великой Отечественной войне признают состоявшийся 6 июля 1941 г. бой отряда кораблей Краснознаменного Балтийского флота в составе эсминцев «Сильный», «Сердитый», «Энгельс» и сторожевого корабля «Туча» с кораблями противника (плавбаза и два тральщика) в районе маяка Овиши. Тогда два корабля противника получили повреждения. (6)

В 1968 году Политуправление КЧФ издало книгу «Они погибли за Родину (Краткая историческая справка о кораблях флота, погибших в годы Великой Отечественной войны)». В предисловии указано, что «экипажи этих кораблей в годы Великой Отечественной войны в борьбе против немецко-фашистских захватчиков поистине проявили массовый героизм, до конца выполнили свой долг перед Родиной. Сейчас все корабли и суда КЧФ каждый раз, проходя места гибели этих кораблей, отдают им воинские почести».

Написанная в духе времени и в строгом соответствии с руководящими документами того периода, брошюра определила десять кораблей, экипажи которых действительно достойны преклонения перед их подвигом. Другие же погибшие во время войны корабли почему-то в список не вошли.  Увы, как бывало уже не раз в нашей истории, из нее в очередной раз вычеркнули до поры до времени отдельные, порой даже очень значительные  события и имена, которые просто не вписывались в установленные правила.

И с лидером «Москва» опять не посчитались. Да, корабль погиб, причем в начале войны, но его экипаж до конца выполнил свой воинский долг и достоин увековечения своего подвига.

Попытки приоткрыть завесу этого первого боевого похода черноморцев неоднократно наталкивались на возмущение отдельных должностных лиц. Даже в справочном издании «Морские памятные даты» об этом набеге почему-то не упоминается вообще.  А в изданном в 1988 году справочнике «Корабли и суда ВМФ СССР. 1928-1945» (М., Воениздат.) на странице 26 о лидере «Москва» сказано коротко – «Участвовал в Великой Отечественной войне».

19 декабря 1998 года Главнокомандующий Военно-Морским Флотом СССР издал приказ «Об объявлении памятных мест славных побед и героической гибели кораблей русского и советского флота и отдании воинских почестей», в котором несправедливость по отношению к лидеру «Москва» наконец-то была устранена. На Черном море было установлено 14 мест, при прохождении в расстоянии не менее 5 миль от которых, корабли и суда ВМФ СССР обязаны отдавать воинские почести.  Двенадцатый пункт этого скорбного списка гласит: «При подходе на дистанцию 50 кабельтовых к маяку Констанца – в память об экипаже лидера «Москва», погибшего 26 июня 1941 г. при артиллерийском обстреле Констанцы».

8 мая 1979 года, накануне 35-летия освобождения Севастополя на подпорной стене набережной Приморского бульвара   был  установлен  Памятный  знак  кораблям  эскадры  ЧФ,  участвовавших  в  Великой  Отечественной  войне. Он представляет собой архитектурную арку, в центре которой трёхметровая литая бронзовая плита с наименованиями 28-ми боевых кораблей, отличившихся в боях с немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны. В верхней части плиты даты: «1941» и «1944», над ними эмблема, отлитая из бронзы, с изображением линкора «Севастополь» на фоне Графской пристани и надписью: «Героям эскадры». Слева и справа от арки две плиты. На одной изображение гвардейского знака и наименования кораблей, удостоенных звания гвардейских, на другой — изображение ордена Красного Знамени и названия кораблей, удостоенных этой награды.   

У основания памятника на полированной гранитной плите — контурное изображение Чёрного моря с обозначением городов-героев Одессы, Севастополя, Керчи и Новороссийска, в обороне которых принимали участие корабли эскадры. Слева и справа поставлены якоря и образцы снарядов  главных  калибров  кораблей.

ТАК ВЫГЛЯДЕЛ ПАМЯТНЫЙ ЗНАК ПОСЛЕ ОТКРЫТИЯ

Но  в  первоначальном  проекте  архитекторов В. М. Артюхова и В. А. Савченко, скульптора — В. Е. Суханова  и  инженера — А. В. Володина  были  предусмотрены  и  расположенные  выше  арки  между  спусками  к  морю  плиты  с  изображениями  и  названиями  кораблей, погибших  в  годы  войны  и  датой  их  гибели.  Сейчас  трудно  установить,  кто  принял  решение  убрать  их  из  композиции.  То ли  продолжало  действовать  негласное  правило  по  возможности  умалчивать  наши  потери  во  время  войны,  то  ли,  как  у  нас  бывало  и  раньше,  строители  не  укладывались  в  выделенные  средства  и  определенные  сроки.  До  сих  пор  плиты  так  и  не  установлены.

ТАК ДОЛЖЕН БЫЛ ВЫГЛЯДЕТЬ ПАМЯТНЫЙ ЗНАК

Выступая  на  торжествах  по  случаю  открытия  Памятного  знака,  командующий  Черноморским  флотом  адмирал  Н. ХОВРИН  рассказал  о  боевом  пути  кораблей  и подвигах   черноморцев.  Однако  ни  слова  не  было  сказано о  погибших  кораблях,  а  название  лидера  «Москва»  не  упоминалось  вообще. (7)

Лишь  через  13  лет  историческая  справедливость  была  восстановленаПо  инициативе  ветеранов  эскадры была  изготовлена  и  установлена  внизу  арки  дополнительная  мемориальная  доска,  на  которой  были  увековечены  погибшие  в  годы  войны  корабли,  но  без  указания  даты  гибели.  Вторым в списке значится  лидер  эсминцев  «Москва» — первая  боевая  потеря  флота  и  очень  «неудобный»  корабль  для  флотской  историографии.

ТАК ВЫГЛЯДИТ ПАМЯТНЫЙ ЗНАК КОРАБЛЯМ ЭСКАДРЫ ЧФ

В  мае  2011 г. в  районе  Констанцы  работала  экспедиция  дайверов,  которая  обнаружила  место  гибели  лидера   «Москва». 24  июня  на  месте  гибели  корабля   была проведена церемония отдания воинских почестей  и  отслужен молебен по погибшим воинам-черноморцам.

26  июня  на  канале  ТВЦ  был  показан  фильм  «Лидер  эсминцев  «Москва». Последняя  битва.», посвя-щенный   70-летию начала войны и 70-летию гибели «Москвы».

21 апреля 2012 года стартовала 2-я Международная исследовательская экспедиция «Лидер Москва – 2012» , которая  идентифицировала носовую часть лидера  и  нашла часть паравана, который, предположительно, и зацепил мину.   Был  развенчан  миф о том, что в момент затопления лидер осуществлял поворот (разворот),: перо руля направлено ровно — вдоль корабля.

(1) Мусьяков П.И. «В осажденном Севастополе.» Литературное наследство, том 78, книга 1. Москва, 1965.
(2) «Слава героям Отечественной войны», Симферополь, Изд.ПУЧФ, 1941, стр. 147-155.
(3) «Разгром Констанцы», Военмориздат, НКВМФ, 1941, стр. 1-12.
(4) Ерошенко В.Н. «Лидер «Ташкент» Москва, Воениздат, 1966, стр. 137-140.
(5) Баншац Б. Ш., Лубянов А.Н. «Лидер эсминцев «Москва» История кораб-ля.», Севастополь, 2006.
(6) Г.А. Амон. «Морские памятные даты». М., ВИ., 1987 стр. 280-281.
(7) «Флаг Родины» 9 мая 1979 г

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.