Чередниченко А. Утилизация, похороны АПЛ К-141 (бывший АПРК «Курск»).

Когда доставили поднятую со дна Северного Ледовитого океана АПЛ «Курск, тактический номер К-141 в Росляково, там состоялась пересадка лодки в док ПД-50.

Представители нашего завода, лучшую бригаду судовых корпусников покойного Володи Мысова отправили подготовить лодку к пересадке на заводской док «Паллада», то есть произвести конвертовку по полной программе.

Конвертовка — это подготовка корабля или судна к транспортировке и придание ему положительной плавучести и непроницаемости.

Для начала на АПЛ нужно было отрезать, то есть демонтировать разрушенный район центрального отсека и произвести глушение прочного корпуса этого района.  Все работы, проведенные на АПЛ «Курск», уже описаны в статьях военных специалистов, постараюсь разместить в МП одну из них.

И вот состоялась передача, пересадка, в ПД в док «Паллада» конвертованной АПЛ, и этот тандем док»Паллада»-АПЛ «Курск» был отбуксирован на акваторию СРЗ «Нерпа». В одних их дней начала лета. вечерком тандем пришвартовался и пирса объекта 11 (эллинга). На второй день начали подготовку останков АПЛ к утилизации.

Не буду описывать процедуру подготовки объекта к утилизации, поясню и поделюсь внутренними переживаниями и нравственную сторону этого процесса.

Для корабля списание с учета, утилизация — это тяжелая болезнь, в данном случае, и смерть. Мы, работники завода и я лично тяжело перенесли эту утрату.

Вообще то в 90-е годы, когда промышленность растерзанного СССР стала, судостроение и судоремонт в том числе. Эту ситуацию тяжело переживали и работники нашей отрасли, и личный состав ВМФ, настолько тяжело, что многих и наших коллег с обеих анклавов не стало в живых.

Небольшое отступление. Любой военный корабль, прибывший на утилизацию, укомплектовывается урезанным в количестве личным составом, который и обеспечивает пожарную, ядерную и радиационную безопасность и соблюдение технологии утилизации, передачу заводу демонтированную материальную часть. На борту АПЛ «Курск» находилось два десятка офицеров и матросов.

Итак, было разрешено работникам завода посещать борт К- 141.

Мы с ведущим конструктором Славой Гордеевым решили посетить борт и изучить обстановку, особенности конструкции этого проекта. Была суббота. Решили зайти во внутрь корабля с кормового рубочного люка в девятый отсек.

Моему участку, согласно приказа ДЗ для производства утилизации была выделена кормовая оконечность с винторулевым комплексом, кормовой отсек номер 9.

Именно в этом отсеке и погибли последние военные из личного состава АПЛ. Зайти в кормовой отсек мы смогли только с третьего захода. Не могли перебороть страх перед тем, что там случилось, в отсеке. В отсеке, где и была написана последняя записка живых членов экипажа.  Начальник штаба Моцак, из адмиралов, с экрана вещал, как и негодяй, паркетный офицер Дыгало, что вот ещё живы ребята, стучат по прочному корпусу, дают о себе знать.

Переборов страх, мы со Славой, все-таки спустились по вертикальному трапу в концевой кормовой отсек. Теперь подробно опишу, что я там увидел.

Первое, что бросилось нам верхней палубе отсека, и в глаза, и ощущалось на ощупь, это то, что весь отсек был покрыт тончайшим слоем маслянистой жидкостью. Полностью.  Это осевшая взвесь гидравлики, которая и была разгерметизирована при ударе АПЛ о морское дно. 

Второе — было видно, что в отсека произошел большой пожар.  От поста КХРП, в котором якобы капитан-лейтенант Дмитрий Колесников написал записку, (пост химика, водоумягчительная установки).

Было ясно, что в отсеке был пожар. АПЛ «Курск» когда тонул, ударился вначале кормой о морское дно, после такого удара открылись тарелки прочных захлопок вентиляции, включая и переборочные захлопки, начала поступать вода в отсеки, в том числе и кормовой 9 отсек. В 9 отсеке, как и в остальных размещались банки В-64, в которых хранились платины РДУ регенерации воздуха. Внимание!!!- эти пластины очень чувствительны к влаге и маслянистым жидкостям, при соприкосновении происходит взрыв с выделением большой количества тепла. Так и произошло. В районе поста химика были закреплены банки В-64, вот они то и загорелись. Так возник пожар. Находящийся в отсеке личный состав просто отравился угарным газом.

Что бы постучать по ПК, как это говорил начальник штаба Моцак, нужно было добраться до чистого металла прочного корпуса. ПК АПЛ, что бы не было активного отпотевания, 100% покрыт изоляцией, за исключением района трюма под съемным настилом.  Чистый для доступа металл, чтобы постучать чем-то, был только в районе нижнего комингса входного аварийного люка. Но этот район был на удалении от настила ВП более 2,5 м. В полном аварийном снаряжении моряку трудно постоянно подыматься по вертикальному трапу и стучать. Личный состав боролся с возгоранием. Да!

Но никто по прочному корпусу АПЛ не стучал.

Вот и краткое описание место последнего приюта еще живых моряков АПЛ.

Буквально за сутки до утилизации ко мне подошел офицер из личного состава К-144, кап. 3 ранга, и спросил, знаю ли я такого то капитана 3 ранга, служившего в 1996 году на ТАКР «Адмирал Кузнецов», называет его фамилию. Я вспомнил, его.

Небольшое отступление. В 1995 -1996 годах с декабря по март месяц я со своей сервисно-ремонтной группой находился на борту ТАВК » Адмирал Кузнецов» вовремя боепохода АМГ в Средиземном море.

https://voenflot.ru/cherednichenko-anatolij-vasilevich/cherednichenko-a-boepohod-tavkr-admiral-flota-sovetskogo-soyuza-kuznetsov

На борту авианосца был очень серьезный эпизод с нарушением норм безопасных приёмов ремонта и разборки арматуры, лепесткового клапана с статочным внутренним давлением. Во время разборки этого клапана, он под напором внутреннего давления разрушился и серьезно повредил ногу старшему лейтенанту, руководившего этой работой. Аппарата Елизарова на борту не было. По просьбе начальника госпиталя мы из сервисно-ремонтной группы, срочно изготовили ложемент. На этот ложемент была уложена, зафиксирована нога старшего лейтенанта и он вертолетом был отправлен сначала в Дамаск, затем на Родину.  Оказывается, лечение было успешно, и старший лейтенант вернулся в строй.  И вот он передавал мне и моим ребятам из нашей группы слова благодарности за спасение. Было, конечно очень приятно это слышать.

Утилизацию описывать подробно не буду, только повторюсь, что это похороны корабля, который недавно был в строю и защищал нашу Родину. Просто опишу пару эпизодов.

При подготовке к конвертовке и при конвертовке корпуса АПЛ, специалисты не вскрыли и не выгрузили продукты или что от них осталось, с провизионных цистерн. Когда дошла до них очередь во время утилизации… не буду описывать…

На время приборки остатков продуктов из провизионных цистерн в доке работали только два крана и в специальной одежде с противогазами исполнителей этой операции. Затем проветривание….

В 3 отсеке, где и находился ЦП, при вскрытии настила нижней средней палубы для доступа на нижнюю палубу были обнаружены останки погибшего члена экипажа, не буду указывать конкретно…Срочно появились представители ФСБ, все было оцеплено и быстро убрано.

Через пару месяцев прочный и легкий корпус был порезан на стандартные куски и металлолом был вывезен и продан государству. Мы заработали деньги, но не славу, не получили от этого удовольствие.

Повторяюсь, это было похороны К-141, АПРК «Курск».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.