Бойко В. Трагедии Черноморского подплава. Действия подводных лодок Черноморского флота во время Великой Отечественной войны с 1941 по 1945 годы.

1941 год

В начале войны основной судоходный путь противника на Черном море пролегал вблизи западного побережья и соединял порты Констанца, Сулина, Бургас, Варна. Этот район, для которого характерны малые глубины, был неудобен для действий наших подводных сил. Небольшая протяженность транспортных линий позволяла врагу совершать переходы из одного порта в другой в течение одной ночи. Напряженность судоходства была незначительной, так как основной груз — румынская нефть — доставлялся главным образом по Дунаю и железной дороге. Направление движения изменилось после оккупации противником Крыма. С этого времени перевозки стали осуществляться по трассам Констанца — Одесса и Одесса — Севастополь. Иногда суда шли и прямым, кратчайшим путем между Констанцей (или другими портами) и Севастополем. В качестве транспортных средств использовались, как правило, десантные паромы и другие мелкосидящие суда. Попасть в них торпедами было очень трудно.

Обеспечивая защиту своих коммуникаций, противник еще до начала Боевых действий выставил параллельно береговой черте минные заграждения. Границы заграждений долгое время оставались не выявленными, и случалось, что наши подводные лодки, находившиеся на позиции, маневрировали среди мин. Дополнительные сложности для подводных лодок создавали переменные (дрейфовые) течения.

Подводные силы Черноморского флота были сведены в две Бригады и один Отдельный учебный дивизион. 1-я бригада (командир капитан 1 ранга П.И,Болтунов, начальник политотдела полковой комиссар А.Д.Якимчук, начальник штаба капитан 1 ранга А.В.Крестовский) состояла из четырех дивизионов, включавших двадцать две большие и средние подводные лодки. 2-я Бригада подводных лодок (командир капитан 1 ранга М.Г.Соловьев, начальник штаба капитан 3 ранга А.С.Куделя) состояла из трех дивизионов, включавших пятнадцать малых подводных лодок. Отдельный учебный дивизион (командир капитан 3 ранга Л.Г.Петров) имел в своем составе три средние и четыре малые подводные лодки.

В основу организации Боевого использования подводных лодок на Черноморском флоте, как и на других флотах, был заложен позиционный метод. Здесь он был выражен наиболее четко. Позиции имели небольшие размеры и были разнесены одна от другой, на значительные расстояния. Вначале были назначены три позиции. Одна располагалась у мыса Олинька, другая — в районе порта Мангалия, третья — на подходах к мысу Эмине.

Первыми на позиции вышли Щ-205 (командир капитан-лейтенант П.С.Дронин), Щ-206 (командир капитан-лейтенант С.А.Каракай), Щ-209 (командир капитан-лейтенант И.Н.Киселев). За июнь—июль было совершено девять Боевых походов, однако успеха они не принесли. Основная причина заключалась в том, что противник в первые же дни войны резко сократил объем перевозок. Сказывались также и ограниченные размеры позиций, и отсутствие боевого опыта у командиров подводных лодок.

В августе 1941 года размеры позиций и их нарезка были несколько изменены, что благоприятно отразилось на действиях подводных лодок. В первом же походе на новую позицию подводная лодка Щ-211 (командир капитан-лейтенант А.Д.Девятко) добилась успеха — потопила транспорт «Peles». В сентябре 1941 года тоже был успешным, действуя к югу от Варны, Щ-211 торпедировала  итальянский танкер «Superga».

Во второй половине октября 1941 года вместо прежних позиций подводным лодкам было нарезано в западной части Черного моря пять  обширных районов. Разграничительные полосы ликвидировались. В результате лодки получили возможность действовать как на прибрежных, так и на удаленных от берега путях движения судов. Для наблюдения непосредственно за подходами к портам, которыми мог пользоваться противник, дополнительно были отведены три небольшие позиции.

26 октября командир подводной лодки М-35 старший лейтенант М.В.Грешилов обнаружил в перископ три буксира с двумя паромами. В 18.22 М-35 всплыла в позиционное положение. Сблизившись на полном ходу до 3 кабельтовых, она открыла по целям огонь из 45-мм орудия и пулемета. В результате один паром затонул,  другой был вынужден выброситься на берег. 27 октября М-35 повредила фашистский транспорт «Lola».

5 ноября подводная лодка Щ-214 (командир капитан-лейтенант В.Я.Власов) потопила итальянский танкер «Torchelo». Это было уже второе уничтоженное судно из пяти крупных итальянских танкеров, перевозивших румынскую нефть в Италию. Движение этих судов прекратилось до середины мая 1942 года. Таким образом, удары черноморских подводников вызвали перебои в снабжении главного союзника Германии стратегическим сырьем.

Минные постановки на Черноморском флоте первое время выполнялись массированно, мины ставились на коммуникациях противника в линию. При этом предполагалось, что вражеские суда из-за минной опасности будут двигаться мористее и, таким образом, окажутся в зоне, благоприятной для атак торпедных подводных лодок. Для действий заградителей были выбраны подходы к портам Варна и Мангалия, а также район у мыса Олинька.

В августе в море вышла  Л-5 (командир капитан-лейтенант А.С.Жданов), которая поставила мины у мыса Олинька. Следом за ней в поход вышла Л-4 (командир капитан-лейтенант Е.П.Поляков). Обе подводные лодки, чередуясь, действовали только в минном варианте. Позднее к ним подключилась Л-6 (командир капитан-лейтенант Б.В.Гремяко). До конца года Л-4 совершила семь походов, Л-5 — пять, Л-6 — два Боевых похода. Было поставлено более 260 мин, на которых подорвались два транспорта противника.

Всего за кампанию 1941 года подводные лодки Черноморского флота совершили сто три Боевых похода, выполнили двадцать четыре торпедные атаки, потопили пять транспортов противника.

1942 год

Условия для действий подводных лодок Черноморского флота в 1942 году намного усложнились. В связи с осадой Севастополя им пришлось перебазироваться в Туапсе, Новороссийск, затем в отдаленные порты Кавказского побережья: Поти, Очамчире, Батуми. Это намного увеличило протяженность пути следования к морским коммуникациям противника и соответственно сократило время пребывания на позициях. Так, если в течение первых четырех месяцев войны ежемесячно в море находились 12—13 лодок и общий срок их пребывания на позициях составлял примерно сто тринадцать суток, то в первой половине 1942 года эти цифры соответственно сократились до девяти и восьмидесяти шести. После перебазирования подводных лодок в Кавказские порты возможности для их ремонта значительно ухудшились.

Первые месяцы 1942 года не принесли успеха нашим подводным лодкам. До середины февраля было совершено девять Боевых походов, но, как и раньше, кроме шхун, подводные лодки ничего не встречали. Причина оказалась простой: в это время противник прекратил свои перевозки вдоль западного побережья Черного моря.

В мае 1942 года противник активизировал действия в Крыму, интенсивнее стало и движение транспортных судов. Вечером 18 мая подводная лодка Щ-205 (командир капитан 3 ранга П.Д.Сухомлинов), находясь в 30 кабельтовых к северу от мыса Карабурун, обнаружила транспорт «Duatene».  С наступлением густых сумерек Щ-205 всплыла в позиционное положение и начала сближение. Противник заметил подводную лодку на фоне светлой части горизонта, сразу же повернул к берегу и выбросился на отмель. Подойдя на дистанцию 12 кабельтов, подводная лодка обнаружила небольшую шхуну. Артиллерийский огонь был открыт по обоим вражеским судам. Через несколько минут на шхуне вспыхнул пожар, и она затонула. Транспорт получил несколько прямых попаданий. Утром 23 мая Щ-205 торпедировала сухогрузный транспорт «Safac».

   В начале лета боевая активность подводных лодок Черноморского флота на коммуникациях противника резко снизилась, с 20 июня практически прекратилась. Все подводные лодки были перенацелены на оказание помощи осажденному Севастополю. Они вернулись к действиям на морских путях лишь после того, как Севастополь был оставлен нашими войсками.

Первой после перерыва на морские коммуникации вышла Щ-216 (командир капитан 3 ранга Г.Е.Карбовский). 10 октября Щ-216 торпедировала оказался румынский транспорт «Karpatu».

В 1942 году в тактике действий подводных лодок стал практиковаться новый прием, который впервые применил капитан-лейтенант М.В.Грешилов. Ночью 21 октября М-35 подошла на расстояние 50 кабельтов к порту Сулина и стала там на якорь. Оставаясь в надводном положении, она вела наблюдение за входом в порт. С рассветом М-35, не снимаясь с якоря, погрузилась на перископную глубину. Примерно в 18 часов на расстоянии 35 кабельтов от входа в порт был обнаружен крупный транспорт противника, шедший в охранении миноносца и двух сторожевых катеров. Сблизившись с транспортом до 4 кабельтовых, М-35 выпустила в него две торпеды и потопила транспорт «Progress». Корабли охранения, преследуя нашу лодку, сбросили на нее 32 бомбы, но не причинили повреждений.

В августе 1942 года командование флота, чтобы не дать противнику возможности использовать Севастополь в качестве Военно-морской базы и порта, поставило перед подводными лодками цель заминировать подходные фарватеры. Эта задача выполнялась подводными лодками Л-4 и Л-5. Совершив три похода, лодки поставили в районе мысов Фиолент и Сарыч пятьдесят шесть мин. Всего в 1942 году подводными лодками Черноморского флота было поставлено сто девяносто шесть мин.    Всего за кампанию 1942 года подводные лодки Черноморского флота уничтожили шестнадцать транспортов и других судов противника.

1943 год

Изменение обстановки на Черном море началось уже в январе 1943 года. Под ударами наших, войск враг поспешно отступал, оставляя один район за другим. В феврале советские войска вышли к Азовскому морю и отрезали противнику пути отхода на север через Ростов. Для гитлеровских частей, находившихся на Таманском полуострове, оставалось открытым одно направление — через Крым.

В сложившихся условиях на первое место выдвинулась задача воспрепятствовать эвакуации войск противника морским путем. С этой целью подводные лодки были переразвернуты из западной части Черного моря в район Феодосии. На позиции от мыса Киик-Атлама до мыса Опук вышли четыре подводные лодки. В западном районе осталась лишь позиция вблизи мыса Тарханкут. Однако противник не стал пользоваться морскими путями. Для эвакуации своих войск он использовал Керченский пролив, а далее — сухопутные дороги Крыма и Украины. Поэтому подводные лодки, поджидавшие суда противника на возможных коммуникациях, встреч с ним не имели.

После того как Крым оказался отрезанным нашими войсками, движение транспортных средств противника между Севастополем, Феодосией, Анапой, Керчью и западными портами Черного моря значительно усилилось. Особенно возрос объем перевозок к концу года. В сентябре число транспортов противника, прошедших по этим направлениям, превысило 1300 единиц. В качестве главной перевалочной базы использовался Севастополь. В связи с этими обстоятельствами подводные лодки снова вернулись на коммуникации, начинавшиеся у побережья Крыма. Здесь условия для боевых действий были благоприятными: открытая часть моря, большие глубины и, следовательно, незначительная минная опасность (до конца войны потерь подводных лодок из-за подрыва на минах не было).

Предпринимались усилия к налаживанию более тесного взаимодействия лодок с разведывательной авиацией. С этой целью была запланирована специальная операция, замысел которой сводился к следующему. Подводные лодки С-33, М-35, Щ-209 развертываются на позициях ожидания в северо-западной части Черного моря. Самолеты разведывательной авиации ведут поиск вражеских конвоев (транспортов) на трассе Сулина — Одесса — Севастополь. При обнаружении противника самолеты сообщают данные о нем на подводные лодки. Для приема радиограмм от самолетов подводные лодки по расписанию всплывают в позиционное положение. Радиопередачи самолетов репетуются береговыми станциями.

Операция проводилась в запланированный период  с 15 по 26 апреля. Однако условия, в которых она протекала, оказались исключительно неблагоприятными. Сильный ветер и низкая облачность затрудняли полеты. В результате вместо сорока запланированных самолето — вылетов было выполнено только десять. Из-за этого авиация не смогла обеспечить надежного наблюдения за коммуникацией противника, а подводные лодки не получили необходимой информации. Лишь 23 апреля подводная лодка Щ-209 (командир капитан-лейтенант В.И.Иванов), получив данные от самолета-разведчика, использовала их для выхода на курс конвоя.

В целом итог операции положительный: М-35 атаковала конвой, С-33 (командир капитан 3 ранга Б.А.Алексеев) потопила транспорт «Sucheava» — самое крупное судно противника на Черном море. Операция показала, что наведение возможно и что его нужно отрабатывать далее.

Получив данные о противнике, подводные лодки Щ-201, С-33 и Щ-203 перешли на новые, более выгодные позиции. Подводная лодка Щ-201 (командир капитан-лейтенант П.И.Парамошкин) первой обнаружила вражеский транспорт. Ее атака была успешной. Однако у торпедированного судна оказался большой запас плавучести и оно не затонуло. Утром 7 июля его добили паши бомбардировщики.

Минные постановки осуществляли подводные лодки Л-4, Л-6, Л-23. Все они действовали в минно-торпедном варианте. Было совершено шесть Боевых походов, поставлено 120 мин.

   В ходе кампании 1943 года подводные лодки Черноморского флота совершили сто два Боевых похода, из которых большинство пришлось на действия у южного побережья Крыма. Было выполнено восемьдесят семь торпедных атак, из них шестьдесят семь дневных и 20 ночных. Подводные лодки потопили и повредили двадцать семь транспортов и других легких судов, уничтожили восемндацть боевых кораблей и вспомогательных судов противника.

Наибольшего успеха добились пять подводных лодок: подводная лодка Д-4 (командир капитан-лейтенант И.Я.Трофимов) потопила три транспорта, М-111 (командир капитан 3 ранга Я.К.Иосселиани) — два транспорта и лихтер, М-112 (командир капитан-лейтенант С.Н.Хаханов) — транспорт и самоходную десантную баржу, Л-4 (командир капитан 3 ранга Е.П.Поляков) — самоходную десантную баржу и две шхуны, Щ-215 (командир капитан 3 ранга М.В.Грешилов) — транспорт и самоходную десантную баржу.

1944 год

Районы действий подводных лодок в 1944 году остались те же, что и в конце предыдущего года (мыс Тарханкут — Севастополь — южный берег Крыма). В эту часть акватории Черного моря за два месяца — январь и февраль — подводные лодки совершили семнадцать Боевых походов.  10 февраля подводная лодка Щ-216 (командир капитан 3 ранга Г.Б.Карбовский) потопила транспорт «Peter». 27 марта подводная лодка Щ-215 (командир капитан 3 ранга М.В.Грешилов) атаковала транспорт, шедший в охранении трех сторожевых кораблей.  Третью победу принесла М-117 (командир капитан-лейтенант А.Н.Кесаев), потопившая один транспорт противника.

   В марте 1944 года началась подготовка к операции по освобождению Крыма, и подводные лодки перестали выходить в море (на позициях оставались лишь С-31 и Щ-215). Нужно было провести необходимый ремонт, пополнить запасы топлива и продовольствия, дать отдых экипажам. После перерыва с началом операции предстояло развернуть на подходах к Крыму возможно большее число боеспособных подводных лодок.

   Таким образом, если раньше подводные лодки совершали боевые походы с примерно равной периодичностью, то в 1944 году их действия начинают приурочиваться к армейским операциям, проводимым совместно с флотом.

   Развертывание подводных лодок для участия в Крымской операции началось 11 апреля. Первыми вышли Л-6, М-35, М-111 и А-5, за ними — М-62. Находившиеся в море С-31 и Щ-215 заняли места в соответствии с общим планом операции. До 9 мая было развернуто еще шесть подводных лодок: М-55, Л-4, М-54, Щ-202, Щ-201 и С-33.

   В ходе операции подводными лодками успешно использовались данные воздушной разведки. М-111 (командир капитан-лейтенант М.И.Хомяков) получила непосредственно от самолетов 30 радиограмм. В результате подводная лодка уничтожила четыре корабля противника: два транспорта и два тральщика. Л-4 (командир капитан 3 ранга Е.П. Поляков), приняв сведения о конвое, вышла ему навстречу и атаковала транспорт «Friderics».

   В ходе операции осуществлялось и взаимное наведение подводных лодок. Щ-201 (командир капитан-лейтенант П.И.Парамошкин), получив данные о противнике от расстрелявшей торпедный боезапас М-62 (командир капитан-лейтенант Н.И.Малышев), сблизилась с конвоем и атаковала его. В результате был потоплен подбитый ранее транспорт «Dachia» вместе с буксировавшим его тральщиком.

С окончанием Крымской операции в боевой деятельности подводных лодок вновь наступила пауза — началась подготовка к разгрому немецко-фашистских войск на территории Румынии и Болгарии. В рамках очередной операции подводные лодки действовали в западной части Черного моря, в районе между Констанцей и Бургасом. Они совершили пятнадцать Боевых походов, выполнили семь торпедных атак, три из которых — успешно. Малое число торпедных атак подводных лодок на завершающем этапе войны объясняется тем, что противник практически прекратил морские перевозки. В сентябре 1944 года по окончании операции подводные лодки были возвращены в свои базы. Больше им не пришлось выходить на задания.

В ходе войны развивались и совершенствовались способы боевого применения торпедного оружия. Если в начале войны стрельба производилась преимущественно одиночными торпедами, то в 1942 году стал применяться способ стрельбы несколькими торпедами с временным интервалом. С осени 1943 года подводные лодки стали применять многоторпедные залпы, используя способ стрельбы «веером». В ходе ведения Боевых действий командиры лодок стали более широко использовать гидроакустические средства (шумопеленгаторы) для поиска и атак транспортов противника. Применение подводными лодками артиллерии для борьбы с морскими перевозками было ограниченным. Выяснилось, что орудия калибра менее 100-мм в борьбе с транспортными средствами противника малоэффективны. Всего за войну подводные лодки Черноморского флота, участвовавшие в боевых действиях, выполнили сто девяносто одну торпедную атаку, израсходовали триста восемьдесят семь торпед. Подводники добились девяноста попаданий, уничтожив при этом шестьдесят два транспорта.

  Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили героические дела черноморских подводников. 1-я Бригада подводных лодок Черноморского флота была удостоена ордена Красного Знамени и наименования Севастопольской, 2-я Бригада — ордена Ушакова I степени и наименования Констанцской.    Подводные лодки Л-4, М-111, М-117, С-31, Щ-201, Щ-209, А-5 были награждены орденом Красного Знамени, подводные лодки М-35, М-62, Щ-215, С-33, Щ-205 стали гвардейскими. Подводникам-черноморцам: капитану II ранта Б.А.Алексееву, капитанам III ранга М.В.Грешилову, М.Н.Малышеву и Я.К.Иосселиани, капитан-лейтенантам А.Н.Кесаеву  и М.И.Хомякову, мичману И.С.Перову и старшему краснофлотцу А.С.Морухову было присвоено звание Героя Советского Союза. Орденами и медалями были награждены многие матросы, старшины, офицеры подводных лодок.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.