Бойко В. Трагедии Балтийского подплава

Краснознаменный Балтийский флот  накануне Великой Отечественной войны.

Балтийский флот, совершивший «ледовый поход», закрывший для интервентов путь на Петроград, передавший часть кораблей речным и озерным флотилиям, пославший тысячи моряков на сухопутные фронты, к весне 1921 года как боеспособное объединение не существовал. Только небольшие отряды тральщиков занимались очисткой фарватеров от мин. К 1921 г. на Балтике числилось в строю 7 линейных кораблей, 8 крейсеров, 9 эскадренных миноносцев типа «Новик», около двух десятков эсминцев других типов, 9 подводных лодок тип «Барс», 2 канонерские лодки, несколько минных заградителей, тральщики и вспомогательные суда. Многие из них были устаревшими, имели изношенную материальную часть, слабое вооружение.   

21 апреля 1921 года приказом Революционного Военного Совета Республики флот Балтийского моря был переформирован в Морские силы Балтийского моря. РВСР принял также решение о дальнейшем сокращении флота и утвердил новый состав РККФ на 1921 год. В составе МСБМ (морских сил Балтийского моря) предполагалось иметь линкор, 16 эсминцев в кампании и 8 в резерве, 9 подводных лодок в кампании и 2 в резерве, 2 канонерские лодки, минный заградитель, 5 торпедных катеров, 31 тральщик, 277 вспомогательных судов и плавсредств.

Наряду с восстановлением кораблей в 1920-х гг. были достроены корабли, спущенные на воду до октября 1917 года и имевшие большую степень готовности.  С 6 по 12 августа 1928 г. состоялся поход кораблей в целях отработки задач учебно-боевой подготовки и изучения морского театра. Линкоры «Марат», «Парижская Коммуна», «Октябрьская Революция», крейсер «Профинтерн», 9 эсминцев, 9 подводных лодок и три транспорта прошли из восточной части Финского залива в юго-западную часть Балтийского моря и вернулись обратно в Кронштадт. Все последующие годы на флотах проводились осенние итоговые маневры, в которых непременное участие принимали все находившиеся в строю корабли.

 5 марта 1927 года в Ленинграде на Балтийском заводе были заложены три первые подводные лодки советского проекта тип «Декабрист». Первая подводная лодка «Декабрист» вступила в строй 12 ноября 1930 года.

 В последующие годы начинается строительство подводных лодок новых проектов: подводных минных заградителей II серии тип «Ленинец», средних подводных лодок тип «Щука», малых подводных лодок тип «М».

   После принятия в июле 1940 года Эстонской и Латвийской республик в состав Советского Союза небольшие по своей численности флоты этих государств были включены в состав Краснознаменного Балтийского флота. Пополнение состояло из четырех подводных лодок: «Калев», «Лембит», «Ронис» и «Спидола», трех тральщиков, четырех минных заградителей, пяти посыльных судов.

   К началу Великой Отечественной войны Краснознаменный Балтийский флот являлся самым сильным из флотов Советского Союза. В составе флота находились 2 линкора, 2 крейсера, 2 лидера, 19 эсминцев, 7 сторожевых кораблей, 34 тральщика, 4 надводных заградителя, 2 канонерские лодки, 63 торпедных катера, 65 подводных лодок, 26 малых охотников, 4 бронекатера, 9 катеров-тральщиков, 133 вспомогательных плавсредства.

   19 июня 1941 года, в 16.15, командующий КБФ, по указанию наркома ВМФ, приказал ввести на флоте оперативную готовность №-2. В ночь с 21 на 22 июня 1941 года в дозорах находились: в устье Финского залива — БТЩ -216, подводная лодка М-99; в Ирбенском проливе — подводная лодка С-7, тральщик Т-297 («Вирсайтис»); на подходах к Таллину — СКА № 141; у Кронштадта — СКА № 223 и № 224; у Либавы — СКА № 212 и № 214. Вечером 21 июня 1941 года И.В.Сталин разрешил руководству НКО и НК ВМФ привести войска и силы флота в готовность №-1. На флоты немедленно был послан условный сигнал, а затем и подробная Директива о приведении сил флота в боевую готовность. В штабе флота условный сигнал был получен в 00.56 22 июня, а директива — в 2.32.

   Но мероприятия по приведению сил флота в боевую готовность начались сразу же после телефонного звонка наркома ВМФ, командующему флотом в 23.37 21 июня. В 4.50 22 июня ВС КБФ объявил по флоту: «Германия начала нападение на наши базы и порты. Силой оружия отражать всякую попытку нападения противника».

  С начала военных действий флот приступил к проведению мобилизации, усилил разведку и дозорную службу, развернул ускоренное строительство батарей и укрепленных пунктов на Ханко, островах Осмуссаар, Хиума и Сааремаа.

Действия подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота 1941 год

   На Балтийском море коммуникации противника проходили в основном по двум трассам. Первая, протяженностью около 900 миль, связывала германские порты южного побережья Балтийского моря со шведскими портами. По ней перевозилась основная масса стратегического сырья. Из Швеции, Норвегии и Финляндии в Германию транспортировались лесоматериалы, до 80% всей ввозимой железной руды, никель, кобальт, медь и другие важные стратегические материалы. Германия поставляла в Швецию и Финляндию в основном уголь и кокс.

   Вторая трасса ответвлялась от первой у северной оконечности о. Рюген. По ней транспорты шли вдоль побережья и, пересекая Померанскую бухту, направлялись далее к порту Мемель. Общая протяженность трассы составляла около 600 миль.

   Важное значение имела также линия паромного сообщения между Германией и Швецией, проходившая западнее о. Борнхольм.

   Мелководность Балтики позволяла широко использовать минное оружие. Учитывая это, противник еще за несколько дней до начала войны в ряде районов моря выставил минные заграждения, а с началом боевых действий начал активно осуществлять постановки мин в Финском заливе. Этим он преследовал цель закрыть советским подводным лодкам выход в Балтийское море.

Схема маневрирования подводной лодки Щ-323 при атаке транспорта 16.10.1941
Схема торпедно-артиллерийской атаки подводной лодки С-7 5.8.1942
Районы Боевых действий подводных лодок Балтийского флота в 1944 году.
Районы Боевых действий подводных лодок Балтийского флота в 1945 году.

   В зимний период, когда на несколько месяцев залив замерзал, лодки не могли действовать из-за тяжелой ледовой обстановки. Серьезная минная опасность и сложные навигационные условия,

особенно в районах шхерных фарватеров, в значительной мере осложняли действия подводных лодок Балтийского флота.

  Существенным оказалось и следующее обстоятельство. Полагая, что ликвидация нашего флота на Балтике — дело нескольких недель, противник счел выгодным задержать развертывание морских перевозок, с тем чтобы интенсифицировать их в последующем в более выгодных для себя условиях. В результате этого шага вероятность встречи подводных лодок с неприятельскими кораблями и судами стала незначительной.

   Подводные силы Балтийского флота были сведены в две боевые и одну Учебную бригады и один Отдельный учебный дивизион. 1-я бригада (командир бригады Герой Советского Союза капитан 1 ранга Н. П. Египко) имела в своем составе 23 подводные лодки. 2-я бригада (командир капитан 2 ранга А. Е. Орел) состояла из 19 подводных лодок. В учебной бригаде (командир капитан 1 ранга А. Т. Заостровцев) насчитывалось 15 подводных лодок (около 30 подводных лодок было в постройке). В отдельном учебном дивизионе (командир капитан 2 ранга Н. Э. Эйхбаум) было 10 подводных лодок.

Развертывание подводных лодок для борьбы с кораблями и судами противника началось в первый же день войны, к 25 июня на вражеских коммуникациях находилось уже 15 подводных лодок.

Состав соединений подводных лодок КБФ
(на 22 июня 1941 г.)

1 бригада

1-й дивизион2-й дивизион3-й дивизион4-й дивизион
С-1
С-3
С-4
С-5
С-6
С-7
С-8
С-9
С-13
С-10
С-101
С-102
Л-3
Калев
Лембит
Ронис
Спидола
М-71
М-77
М-78
М-79
М-80
М-81
М-83

2 бригада

6-й дивизион7-й дивизион8-й дивизион
Щ-309
Щ-310
Щ-311
Щ-317
Щ-318
Щ-319
Щ-320
Щ-322
Щ-323
Щ-324
М-90
М-94
М-95
М-96
М-97
М-98
М-99
М-102
М-103

Учебная бригада

9-й дивизион13-й и 14-й дивизионы
М-72
М-73
М-74
М-75
М-76
Щ-303
Щ-304
К-3
К-21
К-22
К-23
Л-1
Л-2
С-11
С-12

Отдельный учебный дивизион 
 
П-1
П-2
П-3
Щ-301
Щ-302
Щ-305
Щ-306
Щ-307
Б-2
L-55
 

Основные районы для действий подводных лодок были назначены в Балтийском море, некоторые лодки развертывались в Финском заливе. Был выбран позиционный метод использования подводных лодок. Следует заметить, что отдельные позиции имели довольно большие размеры. В первоначальном варианте коммуникации к западу от о. Борнхольм, у банки Штольпе, к востоку от о. Эланд, остались вне зоны действий наших подводных лодок, однако уже в июле в нарезку позиций были внесены необходимые изменения.

   Первой боевого успеха на Балтике добилась подводная лодка С-11 (командир капитан-лейтенант А.М.Середа), которая 19 июля 1941 года торпедировала и потопила в районе Паланги вражеский сетепрорыватель №-11. 10 августа в том же районе подводная лодка С-4 (командир капитан-лейтенант Д.С.Абросимов) потопила танкер противника.

   После захвата противником Либавы, Риги, Таллина и выхода его частей на южное побережье Финского залива подводные лодки стали базироваться на Ленинград и Кронштадт. Теперь, чтобы выйти на основные морские коммуникации в Балтийском море, им надо было пройти узкий и мелководный Финский залив, контролируемый неприятельскими береговыми наблюдательными постами и корабельными дозорами. Наши подводные силы понесли потери, многие лодки получили серьезные повреждения и стали на ремонт, число боевых выходов резко сократилось. С 28 августа в действиях подводных лодок наступил перерыв.

   Для улучшения управления Боевой деятельностью подводных лодок все они были объединены в одну Бригаду, состоявшую из семи дивизионов. Командиром бригады был назначен Герой Советского Союза капитан 1 ранга Н.П.Египко. Нарезка районов действий подводных лодок была изменена: упразднены позиции в Финском заливе, уменьшено число позиций в Рижском заливе (оставлена одна позиция), в Балтийском море вместо двенадцати позиций стало семь. Размеры позиций были увеличены, что приблизило действия подводных лодок к методу крейсерства в ограниченных районах.

   На втором этапе Боевых действий было решено направить в Балтийское море четыре подводные лодки: Щ-320, Щ-322, Щ-323, С-8. Первой 20 сентября вышла Щ-320 (командир капитан-лейтенант И.М.Вишневский). Она должна была определить возможность форсирования Финского залива и, решив эту задачу, действовать в Данцигской бухте. Выйдя в Балтийское море, Щ-320 донесла об этом по радио в штаб. Однако радиограмма не была принята, и остальные подводные лодки вышли в море только через две недели. За это время Щ-320 успела потопить транспорт.

   Из трех подводных лодок в район Боевых действий удалось дойти лишь Щ-323, подводные лодки Щ-322 и С-8 погибли, подорвавшись на минах в Финском заливе. 10 ноября после месячного пребывания в море Щ-323 благополучно вернулась в Кронштадт. За успешные Боевые действия Президиум Верховного Совета СССР наградил подводную лодку Щ-323 орденом Красного Знамени.

   Для минных постановок на Балтийском флоте в начале войны могли быть использованы лишь три подводные лодки: Л-3, «Калев» и «Лембит». Подводные лодки Л-1 и Л-2 находились в капитальном ремонте.   

Подводная лодка Л-3 (командир капитан 3 ранга П.Д.Грищенко) вышла в море в первый же день войны. Вначале ей была поставлена задача нести дозор в районе маяка Стейнорт. Однако 26 июня она получила по радио приказание перейти в район Мемеля для постановки мин. Прибыв в назначенный район, командир лодки, обнаружил транспорт, следовавший из Мемеля, и вскоре еще один, шедший навстречу первому. Движение транспортов свидетельствовало о наличии фарватера, которым пользовались суда противника, а место постановки мин, указанное в радиограмме, находилось в стороне от него. Выполняя боевой приказ, командир лодки поставил мины в указанном ему месте.

В июле 1941 года Л-3 вышла на минную постановку в район Данцигской бухты.  С прибытием в район Л-3 в течение двух суток вела разведку района. 19 июля были обнаружены два тральщика противника, которые осуществляли контрольное траление. Как только тральщики ушли, Л-3 выставила на протраленном фарватере минное заграждение, после чего отошла в сторону. Около 7 часов вечера, когда подводная лодка находилась в семи милях от района минной постановки, в отсеках услышали сильный взрыв. В направлении поставленных мин в перископ был виден столб черного дыма. Спустя час после взрыва в том же направлении были слышны взрывы глубинных бомб: противник решил, что в районе фарватера действует советская подводная лодка.

   Второй поход Л-3 подтвердил целесообразность предоставления командирам подводных лодок инициативы в выборе мест постановки мин. В октябре-ноябре на минах, поставленных Л-3, подорвались четыре транспорта противника.

  В августе 1941 года в поход вышла подводная лодка «Лембит» (командир капитан-лейтенант В.А.Полещук), которая должна была поставить мины в южной части Балтийского моря. Прибыв в назначенный район, командир произвел разведку к западу от о.Борнхольм и, воспользовавшись предоставленным ему правом, поставил мины на выявленных путях движения транспортов противника. Было выставлено пять минных банок с интервалом 8 — 12 кабельтовых, по четыре мины в каждой банке. На минах, поставленных подводной лодкой, подорвались три судна.

   В августе 1941 года подводная лодка «Калев» (командир капитан-лейтенант Б.А.Ныров) произвела постановку десяти мин тремя банками в районе Овиши — Ужава. 26 сентября здесь подорвалась немецкая плавбаза «Мозель». Получивший пробоину при взрыве мины транспорт выбросился на побережье.

   Всего за кампанию 1941 года подводные лодки Балтийского флота совершили 82 Боевых похода, большинство из которых — для действий на морских коммуникациях противника. В результате сорока торпедных атак были уничтожены пять транспортов, два танкера и подводная лодка, один транспорт поврежден. В большинстве случаев стрельба велась одиночными торпедами, лишь Щ-301 атаковала цель залпом из двух торпед. Минными заградителями было поставлено девяносто мин, на которых подорвались семь транспортов, тральщик и учебный корабль противника.   

Действия подводных лодок Балтийского флота на морских коммуникациях в 1941 году сыграли положительную роль. Они не только заметно ограничили свободу плавания вражеских транспортных судов, но и заставили противника выделить значительные силы и средства для защиты своего судоходства.

Действия подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота 1942 год

   Стремясь не допустить выхода наших подводных лодок в Балтийское море, противник с начала 1942 года, как только позволила ледовая обстановка, приступил к усиленным минным постановкам во многих районах Финского залива. 10 мая начались работы, по оборудованию минной позиции в районе о. Нарген — мыс Порккала-Удд. В сентябре в местах наиболее частого обнаружения наших подводных лодок (в северном Гогландском проходе и в районе банки Калбодагрунд) были поставлены противолодочные сети. К концу года Финский залив был превращен в противолодочный рубеж, форсирование которого представляло для подводных лодок большие трудности.

   Вследствие подрывов на минах и других боевых повреждений значительная часть подводных лодок нуждалась в ремонте. В условиях блокады Ленинграда при остром дефиците материалов, деталей, электроэнергии, при систематическом воздействии авиации и артиллерии противника решение такой задачи было крайне сложно. Тем не менее она была решена. Впервые в практике огромный по объему и сложный по характеру ремонт подводных лодок был выполнен экипажами и специально сформированными командами из числа квалифицированных рабочих ленинградских заводов под руководством флагманских и дивизионных инженеров-механиков. К концу апреля 1942 года для боевых действий было подготовлено 36 подводных лодок.   

Параллельно с ремонтом усиленно велась Боевая подготовка. Основным вопросом командирской подготовки было изучение опыта 1941 года, особенно методов форсирования минных заграждений, ставших главной опасностью подводных лодок в Финском заливе. Весной 1942 года были организованы совместные групповые упражнения командиров подводных лодок и командного состава ОВР по эскортированию подводных лодок. Тренировки в выполнении торпедных атак проводились на приборах торпедной стрельбы в Учебном отряде подводного плавания имени С.М.Кирова и в Военно-морской академии. Подготовка старшинского и рядового состава была нацелена на отработку действий по использованию оружия, боевой техники и борьбе за живучесть.

В целях непрерывного воздействия на морские коммуникации противника подводные лодки были развернуты тремя эшелонами. Развертывание первого эшелона относится к началу июня 1942 года. Подводные лодки выходили из Ленинграда одиночно и небольшими группами в течение месяца. Переход совершался в три этапа: первый — от Ленинграда до Кронштадта, второй — от Кронштадта до о.Лавенсари, третий — от о. Лавенсари до устья Финского залива. Все девять вышедших в поход подводных лодок успешно форсировали минные заграждения в Финском заливе и, прорвавшись в Балтийское море, приступили к действиям на вражеских коммуникациях.

   Особенно отличилась подводная лодка Щ-317 (командир капитан 3 ранга Н.К.Мохов).  10 июля она сообщила, что, потопив пять судов противника и израсходовав весь торпедный боезапас, возвращается на базу, но из похода не вернулась.  Позже удалось установить, что ее торпедами были уничтожены пять транспортов.

   Успешно действовала также подводная лодка Щ-320 (командир капитан 3 ранга И.М.Вишневский). 16 июня она потопила большой вражеский транспорт, 5 июля — транспортное судно, 16 июля торпедным залпом уничтожила плавбазу «Мозель». На боевом счету Щ-320 стало четыре потопленных корабля противника (один транспорт был ею потоплен в 1941 году). Боевая деятельность Щ-320 получила высокую оценку: подводная лодка была награждена орденом Красного Знамени.

   Большую настойчивость при выполнении Боевой задачи проявила команда подводной лодки С-7 (командир капитан 3 ранга С.П.Лисин). Выйдя 2 июля в Боевой поход, эта подводная лодка через пять суток была уже в Балтийском море. Вечером 9 июля она обнаружила одиночный транспорт. Командир приказал приготовить носовой торпедный аппарат и уверенно вышел на боевой курс. Однако выстрела не последовало: торпеда осталась в трубе аппарата. Транспорт стал удаляться. Тогда подводная лодка всплыла в надводное положение и начала преследование. Через четверть часа, когда дистанция сократилась до четырех кабельтовых, по транспорту была выпущена вторая торпеда. Взрыв произошел в районе мостика, и судно быстро затонуло. Командиру пришлось сделать вывод: для торпедной атаки следует готовить большее число аппаратов, чем непосредственно для стрельбы.

   11 июля, находясь на перископной глубине, С-7 обнаружила транспорт противника, шедший в охранении боевых кораблей. Умело маневрируя, командир лодки сблизился на дистанцию шесть кабельтовых и выстрелил по судну двумя торпедами. Сразу же после залпа корабли охранения начали бомбометание. Были сброшены двадцать три глубинные бомбы, которые не причинили лодке вреда.

Утром 30 июля в районе маяка Акменьрагс подводная лодка обнаружила два транспорта противника, шедшие под берегом. Из-за малых глубин применение торпедного оружия в подводном положении исключалось. Артиллерийская атака также была невозможна из-за неисправности 100-мм орудия. Оставалось всплыть, в надводном положении сблизиться с транспортами и атаковать их торпедами. Это был большой риск, так как с выходом на малые глубины подводная лодка лишалась возможности погружаться. Длительное сближение (около часа) в светлое время у берегов противника тоже было очень опасным. И все же командир решил догнать вражеские суда. Когда под килем оставалось всего семь метров, подводная лодка выстрелила в каждую цель по одной торпеде. Головное судно, получив пробоину, быстро затонуло. Судно, шедшее вторым, успело уклониться, и предназначенная для него торпеда взорвалась, ударившись о берег. 5 августа командир С-7 атаковал другой вражеский транспорт опять днем и в надводном положении. На подводной лодке оставалась всего одна торпеда, и, чтобы обеспечить большую надежность попадания, С-7 сблизилась с целью до двух кабельтовых. Противник заметил выпущенную торпеду и сумел уклониться от нее. Тогда командир приказал открыть огонь из 45-мм орудия. Получив множество пробоин, вражеское судно загорелось и вскоре затонуло.

  С большим боевым эффектом действовала Щ-406 (командир капитан-лейтенант Е.Я.Осипов). 6 и 7 июля она обнаружила и потопила два транспорта, 8 июля — моторную шхуну, 22 и 25 июля — еще два транспорта. Израсходовав за время похода весь боезапас торпед, подводная лодка направилась в Нарвский залив для встречи с нашими катерами. По пути она была атакована кораблями противника, которые сбросили на нее около ста глубинных бомб. Благодаря решительным и хладнокровным действиям командира Щ-406 оторвалась от преследования и благополучно вернулась в базу.

   Успешно действовала подводная лодка Щ-304 (командир капитан-лейтенант Я.П.Афанасьев). 15 июня в районе маяка Порккалан-Каллбода подводная лодка обнаружила и потопила двумя торпедами транспортное судно с военной техникой, направлявшееся в Таллинн. За время Боевого похода лодку четырнадцать раз атаковали противолодочные корабли, семь раз — самолеты, дважды — подводные лодки. Три раза она была обстреляна вражеской артиллерией.

   Последней из подводных лодок первого эшелона ушла в море Щ-303 (командир капитан-лейтенант И.В.Травкин). 12 июля, еще не дойдя до позиции, подводная лодка обнаружила транспорт, шедший в сопровождении тральщика и катеров, и атаковала его. Сразу же после успешного торпедного залпа Щ-303, уклоняясь от преследования, ушла на глубину. 20 июля в районе маяка Утё  повредила торпедой конвоируемый шестью кораблями транспорт.

   Подводные лодки первого эшелона, практически сами нащупавшие режим и характер действий противника на его коммуникациях, прекрасно справились с задачей. Они уничтожили четырнадцать судов  и повредили один транспорт противника, заставили немецко-фашистское командование подумать о привлечении боевых кораблей к охранению транспортных судов, об организации на Балтике конвойной службы.

   9 августа, когда часть подводных лодок первого эшелона еще продолжала действовать на позициях, началось развертывание второго эшелона. Первой проникла в Балтийское море Л-3 (командир капитан 3 ранга П.Д.Грищенко). 18 августа, находясь в районе о. Борнхольм, подводная лодка обнаружила большой конвой противника. Прорвав линию охранения, Л-3 заняла позицию для торпедной атаки и, выбрав наиболее крупный транспорт, выпустила по нему две торпеды. Одна из торпед попала в цель. Транспорт, разломившись на две части, быстро затонул.

   После залпа подводная лодка попала в неблагоприятную ситуацию. Не удержав глубину, она показалась на поверхности и была замечена противником. Корабли охранения атаковали подводную лодку. На нее было сброшено около сорок глубинных бомб, но Л-3, успевшая быстро изменить курс и погрузиться, серьезных повреждений не получила.

   Вечером 25 и ночью 26 августа западнее о. Борнхольм Л-3 поставила двадцать мин тремя банками. На этих минах, по данным противника, подорвались и затонули подводная лодка U416, два транспорта и шхуна.

  Другая подводная лодка второго эшелона С-13 (командир капитан-лейтенант П.Н.Маланченко) действовала по методу крейсерства в Ботническом заливе, на подходах к которому противник еще не успел (или не сумел) организовать противолодочного рубежа. Вечером 11 сентября, находясь в надводном положении, подводная лодка обнаружила и атаковала транспорт противника (более 1000 брт), следовавший в направлении порта Раума. Торпеда прошла мимо цели. Заметив подводную лодку, транспорт резко изменил курс и устремился в шхеры. Маланченко объявил артиллерийскую тревогу и начал преследование. Сблизившись с судном до 6 — 8 кабельтовых, он приказал открыть огонь из обоих орудий. После пятого выстрела транспорт застопорил ход. Воспользовавшись этим, командир выпустил торпеду. Она попала в середину судна. Переломившись, транспорт через полминуты скрылся под водой.   

На следующий день С-13 уничтожила транспорт. 18 сентября в районе финского порта Каскинен С-13 в надводном положении атаковала еще один транспорт. Однако волной торпеду сбило с курса. Следующая торпеда также не достигла цели. Тогда командир догнал судно и с дистанции 3 — 4 кабельтова открыл огонь из обоих орудий. После нескольких прямых попаданий транспорт, охваченный пламенем, затонул.

25 августа в северную часть Балтийского моря вышла подводная лодка «Лембит» (командир капитан-лейтенант А.М.Матиясевич). Ей предстояло действовать в торпедном варианте в районе маяка Богшер и близ о.Утё, где обычно формировались вражеские конвои. 4 сентября был обнаружен отряд кораблей и судов. Пропустив головной транспорт и два корабля охранения, командир прицелился по второму, более крупному судну и двухторпедным залпом уничтожил его. Остальные суда, увеличив ход, поспешили укрыться в шхерах.

   14 сентября был обнаружен еще один конвой: пять транспортов в охранении трех кораблей и сторожевого катера. На подводной лодке приготовились к атаке. Когда до головного транспорта оставалось семь кабельтовых, был произведен двухторпедный залп, торпеды поразили одновременно два транспорта. Почти сразу же подводную лодку атаковали сторожевые корабли.  Одна бомба разорвалась совсем близко по правому борту. В тот же миг раздался грохот в аккумуляторной яме. От взрыва водорода возник пожар, в лодку стала поступать вода. Многие члены команды имели ранения и ожоги. Командир подводной лодки получил отравление газами и был контужен, но сохранил самообладание. Ценой больших усилий удалось остановить поступление воды в прочный корпус подводной лодки, ликвидировать пожар. Преодолев тяжелые испытания,  «Лембит» пришла в базу. За успешные боевые действия, мужество и стойкость, проявленные в аварийной обстановке, личный состав подводной лодки был награжден орденами.

   Всего с середины августа 1942 года подводные лодки второго эшелона торпедным и артиллерийским оружием потопили и повредили четырнадцать транспортов и два миноносца противника, еще два транспорта затонули, подорвавшись на поставленных Л-3 минах.

   Подводные лодки третьего эшелона действовали в Балтийском море, Финском и Ботническом заливах. Условия, в которых они выполняли свои задачи, были значительно сложнее, чем у второго и особенно первого эшелонов. К моменту развертывания третьего эшелона противник имел довольно ясное представление о путях движения наших лодок. Он интенсивно ставил мины и сети, вел поиск лодок. Однако связанное с осенним периодом усиление ветров и увеличение продолжительности темного времени суток в определенной мере благоприятствовали нашим подводным лодкам. Появилась даже возможность осуществить выход на восточный Гогландский плес без захода на о. Лавенсари.

   В целях большей безопасности для третьего эшелона было решено изменить организацию встреч и приема подводных лодок, возвращавшихся из боевого похода, запретить использование прежних мест рандеву, изменить районы зарядки аккумуляторных батарей. Для дезинформации противника тральщики в светлое время суток вели траление на второстепенных фарватерах, не используемых подводными лодками, а траление основного фарватера для лодок выполняли ночью. Были несколько усилены действия торпедных и дозорных катеров, а также авиации в борьбе с противолодочными силами противника на участке между островами Гогланд и Большой Тютерс.

   16 сентября на позицию вышла первая лодка третьего эшелона С-9 (командир капитан-лейтенант А.И.Мыльников). Район ее действий располагался в Ботническом заливе, где продолжала находиться С-13. Чтобы избежать взаимных помех, Ботнический залив был разделен на две части: северную — для С-13 и южную — для С-9. Обе лодки осуществляли крейсерство в ограниченном районе.  

  Совершив трехсуточный переход, С-9 заняла назначенный район и приступила к поиску противника. 27 сентября в районе Васы (Ботнический залив) она обнаружила конвой, состоявший из четырех транспортов и четырех сторожевых кораблей. Прорвав охранение, подводная лодка с дистанции 2.5 кабельтовых выпустила по головному транспорту торпеду. В перископ было видно, как судно, объятое пламенем, начало тонуть. Командир решил атаковать второй транспорт, но в этот момент подводную лодку потряс сильный удар. Очевидно, таран совершил один из кораблей охранения. От атаки пришлось отказаться, и С-9 ушла на глубину.

На другой день, следуя в подводном положении, С-9 обнаружила одиночный танкер. Сблизившись с ним на дистанцию 3.5 кабельтовых, подводная лодка выпустила торпеду, но в цель не попала. Танкер увеличил ход и начал удаляться. Воспользовавшись наступающей темнотой, С-9 всплыла и стала догонять судно противника. Через 45 минут, когда дистанция уменьшилась до 2 кабельтов, С-9 открыла огонь из 100-мм орудия. На танкере начался пожар, и подводная лодка отошла от готового взорваться судна.

   На долю подводной лодки С-12 (командир капитан 3 ранга В.А.Тураев) выпали серьезные испытания. 20 сентября, на другой день после выхода из Кронштадта, ее заметил и атаковал самолет противника. От близких разрывов бомб были получены повреждения. Замыкание аккумуляторов на корпус вызвало пожар. 22 сентября к юго-западу от банки Калбодагрунд подводная лодка попала в противолодочную сеть и одновременно была атакована сторожевым кораблем, сбросившим на нее более тридцати глубинных бомб. В районе мыса Юминданина С-12 снова попала в заградительную сеть и опять с трудом от нее освободилась. Преодолев все препятствия, подводная лодка вышла в Балтийское море и, действуя там с 26 сентября по 15 ноября, уничтожила три транспортных судна. На обратном пути С-12 подорвалась на мине и получила повреждения, но основные механизмы продолжали работать и лодка смогла вернуться в базу.

   Совершив поход, который продолжался пятьдесят восемь суток (из них более сорока — непосредственно в районе боевых действий), С-12 почти вдвое перекрыла автономность подводных лодок тип «С» IX-бис серии. С увеличенной автономностью (более тридцати суток) ходили в Боевые походы и другие подводные лодки. Удавалось это за счет принятия дополнительного количества топлива (в цистерны легкого корпуса) и продуктов. Выигрыш получался двойной: подводные лодки реже форсировали Финский залив и дольше находились в районах Боевых действий.

   Успешно действовала в третьем эшелоне подводная лодка Д-2 (командир капитан 3 ранга Р.В.Линденберг). 3 октября в районе о.Эланд она обнаружила два вражеских транспорта, шедших в охранении двух эсминцев. В качестве цели командир выбрал концевое судно. После первого же удара транспорт затонул. 14 октября в районе о.Борнхольм  был потоплен вооруженный транспорт. 19 октября при следовании под перископом Д-2 обнаружила конвой противника в составе двух железнодорожных паромов, курсировавших на линии Треллеборг — Засниц, и сильного охранения (вспомогательный крейсер, пять сторожевых кораблей). Прорвав охранение, подводная лодка произвела двухторпедный залп с временным интервалом 19 секунд (с расчетом поразить оба парома). Как стало известно, было достигнуто попадание одной торпеды в головной паром. В сильно поврежденном состоянии он был отбуксирован в Треллеборг и поставлен в ДОК. Второй паром сумел уклониться от торпеды.

   Одновременно с Д-2 действовала подводная лодка Щ-406 (командир капитан 3 ранга Е.Я.Осипов). 26 октября у входа в Данцигскую бухту она потопила транспорт, 29 октября в этом же районе отправила на грунт еще одно транспортное судно, 1 ноября у маяка Риксгефт уничтожила транспорт. Во время этого похода Щ-406 пятьдесят пять раз преодолевала минные заграждения, но благополучно вернулась на базу.

Подводные лодки, действовавшие в третьем эшелоне, добились высоких результатов: они уничтожили и повредили двадцать одно транспортное судно противника (около 60 000 брт), значительно больше, чем подводные лодки первого и второго эшелонов. Успех был достигнут дорогой ценой: погибло несколько наших подводных лодок, некоторые лодки получили повреждения. Большинство из них подорвались на минах при форсировании Финского залива.

   Возможности подводных лодок в использовании минного оружия в 1942 году по сравнению с предыдущим годом значительно снизились (в связи с гибелью минных заградителей Л-2 и «Калев»). В этом году лишь подводная лодка Л-3 дважды выходила на минные постановки, выставив сорок мин. На ее минах подорвались четыре транспорта противника.   

В ходе кампании 1942 года, несмотря на крайне неблагоприятную обстановку, подводные лодки уничтожили сорок восемь транспортов, совершили сорок Боевых походов, в том числе тридцать в Балтийское море.

Действия подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота 1943 год

   Понеся на морских коммуникациях в 1942 году значительные потери и стремясь еще более затруднить действия наших подводных сил на Балтике, противник стал энергично укреплять противолодочный рубеж, протянувшийся от о.Гогланд до устья Финского залива. Были поставлены новые минные заграждения от Невской губы до о.Лавенсари, усилены противолодочные дозоры. К началу кампании 1943 года число кораблей и судов противника, действовавших в Финском заливе, возросло до 249. Более ста сорока кораблей участвовало в сооружении мощной сетевой преграды, протянувшейся от маяка Порккалан-Каллбода до о.Нарген и далее к о.Вульф и бухте Коплилахт. Близ о.Нарген и маяка Порккалан-Каллбода были установлены подводные гидроакустические станции, вдоль линии сетей стал осуществлять патрулирование корабельный дозор.

   К 10 апреля гитлеровцы закончили постановку сетей и мин на линии о.Нарген — мыс Порккала-Удд. Было поставлено более 9000 мин, причем в несколько ярусов — в 10, 15, 25, 30 и 35 метров от грунта. На Гогландской позиции число мин и минных защитников превысило тринадцать тысяч. Общее число мин в Финском заливе было доведено до тридцати трех тысяч.

   Ранняя весна 1943 года, позволяла нашим подводным лодкам начать Боевые действия уже с середины апреля. Однако массированные минные постановки, выполненные противником в районе Кронштадта и в устье реки Невы, заставили провести интенсивное траление и таким образом задержали развертывание подводных лодок почти на месяц. Первые две подводные лодки — Щ-303 (командир капитан 3 ранга И.В.Травкин) и Щ-408 (командир капитан-лейтенант П.С.Кузьмин) получили задание выявить возможность преодоления минно-сетевых заграждений в Финском заливе для выхода наших подводных лодок на коммуникации противника в Балтийском море. При успешном решении этой задачи они должны были действовать в районе о.Утё — маяк Ристна. 13 мая с о. Лавенсари отправилась Щ-303. Успешно форсировав Гогландский противолодочный рубеж, командир подводной лодки сообщил по радио в штаб о проходе района и проследовал далее в район Нарген-Порккалауддского рубежа. Здесь подводная лодка встретилась с мощным сетевым заграждением, которое, несмотря на многократные попытки, не смогла форсировать. Вражеские корабли периодически атаковали ее. Положение складывалось критическое. Командир донес об этом командованию и получил приказание возвращаться в базу.

   Щ-408 должна была выходить в море после получения донесения от первой подводной лодки о проходе Гогландской позиции. Но донесение не было получено, и в штабе бригады предположили, что Щ-303 погибла, подорвавшись на мине. Щ-408 было приказано следовать на позицию маршрутом, отличным от маршрута Щ-303. 18 мая подводная лодка вышла в Боевой поход, а 22 мая около трех часов ночи донесла, что атакована противолодочными силами противника. К месту нахождения подводной лодки вылетела наша авиация, но помощь опоздала: Щ-408 была потоплена противником.

   Вторая группа подводных лодок в составе Щ-406 и С-12 должна была выйти в поход в конце мая. В ночь на 29 мая от о.Лавенсари в Балтийское море начала движение подводная лодка Щ-406 (командир капитан 3 ранга Е.Я.Осипов). Не дойдя до своей позиции, она погибла. Выход С-12 не состоялся, так как в связи с гибелью двух экипажей было принято решение временно подводные лодки в Балтийское море не посылать.

Следующая попытка прорваться через Нарген-Порккалауддский рубеж была предпринята в августе, после того как наши летчики сбросили в районе сетей большое количество бомб. В состав группы вошли М-96 и М-102. Но, М-102 была повреждена во время авиационного налёта на о. Лавенсари, М-96 в первый же день похода наскочила на мель и из-за полученных повреждений вынуждена была вернуться.

   К следующему походу были назначены подводные лодки С-12 (командир капитан 3 ранга А.А.Бащенко) и С-9 (командир капитан 3 ранга А.И.Мыльников). Перед С-12 была поставлена боевая задача — после двухдневной разведки района попытаться форсировать противолодочный рубеж, в случае удачи сообщить об этом по радио и следовать в Балтийское море для действий на коммуникациях. С-9 должна была разведать район сетей и определить возможность их разрушения взрывами торпед. Выполняя Боевые задания, обе подводные лодки погибли.

   Дальнейшие попытки форсировать Финский залив могли привести к неоправданным потерям подводных лодок. Чтобы открыть им путь в Балтийское море, надо было либо уничтожить рубеж, либо, овладев побережьем Финского залива, использовать обходные маршруты. Но, поскольку обстановка не позволяла выполнить ни то ни другое, действия подводных лодок пришлось прекратить. Задача нарушения морских сообщений противника была возложена на торпедоносную и штурмовую авиацию.

   Таким образом, в кампанию 1943 года наши подводные лодки столкнулись с мощной противолодочной преградой, закрывшей им путь в Балтийское море. На выставленных ранее минах в 1943 году подорвались два вражеских транспорта. От полученных при взрыве мины повреждений затонула подводная лодка U416.

Действия подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота 1944 год

К началу 1944 года Бригада подводных лодок (с февраля 1943 года командир бригады контр-адмирал С.Б.Верховский) имела в своем составе восемнадцать боеспособных подводных лодок. Кроме того, восемь подводных лодок находилось в консервации, восемь достраивалось, одна была в капитальном ремонте. Команды подводных лодок много времени уделяли Боевой подготовке, оснащению подводных лодок, новой, более совершенной техникой. Активным действиям подводных лодок на коммуникациях по-прежнему мешали выставленные в Финском заливе минные и сетевые заграждения. В сентябре силами двух подводных лодок была предпринята попытка разведать проходы между минными полями в районах Нарвского залива — М-96 и Гогландского плеса — М-102. Обе подводные лодки подорвались на минах: М-96 погибла, а М-102 получила повреждения.

   Новые возможности для действий подводных сил появились после выхода из войны Финляндии. Условиями перемирия предусматривалось использование финского шхерного фарватера для выхода наших подводных лодок в Балтийское море (в обход минных заграждений). Финские порты Хельсинки и Турку были открыты для базирования сил нашего флота (в конце сентября — начале октября сюда были переведены десять подводных лодок).

   С учетом изменения обстановки на Балтийском море в 1944 году подводным лодкам были нарезаны новые районы Боевых действий, которые охватывали коммуникации противника, проходившие главным образом между портами Виндава, Либава, Данциг, Любек, откуда началась эвакуация войск противника. Эти участки моря были довольно большие, и подводные лодки действовали в них по методу крейсерства в ограниченных районах. Одновременно практиковалось переразвертывание из одного района в другой (позиционно-маневренное использование подводных лодок).

   В интересах подводных лодок велась воздушная разведка. Однако прямой связи между самолетами и подводными лодками не было, и это удлиняло сроки прохождения радиограмм, вследствие чего содержание их нередко устаревало. Удачно воспользовались данными воздушной разведки и вышли на перехват конвоев противника две лодки: Щ-309 и К-51. В основном же подводные лодки вели поиск противника самостоятельно.

   6 октября северо-западнее Мемеля подводная лодка Щ-407 атаковала и потопила вражеский транспорт. Четыре транспорта противника потопила в 1944 году подводная лодка Щ-307. В последующие дни Боевого похода Щ-307 выполнила несколько успешных торпедных атак, в результате которых были потоплены танкер и три сухогрузных судна противника. Больших боевых успехов добилась подводная лодка Щ-310 (командир капитан-лейтенант С.Н.Богорад). Заняв 5 октября позицию в районе Виндавы, она уже на другой день удачно атаковала шедшее в составе конвоя транспортное судно. Еще через трое суток в районе маяка Ужава подводная лодка потопила фашистский транспорт и буксирный пароход. 14 октября в том же районе ею было уничтожено транспортное судно. В следующем, декабрьском боевом походе Щ-310 потопила еще два транспорта противника.

   Активно действуя в торпедном варианте, подводная лодка «Лембит» (командир капитан 3 ранга А.М.Матиясевич) уничтожила два транспорта. Подводные лодки Щ-318 (командир капитан 3 ранга Л.А.Лошкарев), К-51 (командир капитан 3 ранга В.А.Дроздов), К-53 (командир капитан 3 ранга Д.К.Ярошевич) торпедным оружием потопили по одному-два судна противника.

   Удачными были в 1944 году действия подводных минных заградителей. Подводная лодка Л-3 (командир капитан 3 ранга В.К.Коновалов) поставила западнее о.Борнхольм два десятка мин, на которых 20 ноября подорвался немецкий миноносец, а 24 ноября — транспорт. После постановки мин подводная лодка действовала в торпедном варианте. В районе о.Борнхольм ею были потоплены два транспорты.

Подводные лодки Балтийского Подплава у плавбазы «Смольный».
Подводные лодки «Калев» и «Лембит».
Подводные лодки «Ронис» и «Спидола» в порту Таллина.
Подводная лодка Щ-309 в порту Турку (Финляндия).
Зима 1944—1945 гг.
Подводные лодки М-74 и М-75 на фоне эсминцев тип «Новик».
Подводные лодки «Лембит», М-90 и М-102.
Турку (Финляндия). 1945 год.

Подводная лодка «Лембит» 9 октября выставила на подходах к Кольбергу пять минных банок, по четыре мины в каждой банке. 23 октября здесь подорвалось буксирное судно противника. 3 декабря «Лембит» выставила несколько минных банок у мыса Брюстерорт. Позже в этом районе от взрывов на минах затонули два транспорта. На минном поле, выставленном Л-21 (командир капитан 3 ранга С.С.Могилевский), гитлеровцы потеряли еще два транспорта.

   До конца года подводными заградителями в общей сложности было поставлено семьдесят семь мин. От взрывов на этих минах затонули пять транспортов, два боевых корабля и буксир противника. В среднем приходилось около десяти мин на каждую подорвавшуюся единицу.

   В итоге длившейся около трех месяцев кампании 1944 года подводными лодками Балтийского флота было уничтожено тридцать три транспортных судна противника, совершено тридцать четыре Боевых похода, выполнена шестьдесят одна торпедная атака, израсходовано сто тридцать две торпеды. Артиллерийское оружие применяли три подводные лодки: С-18, К-51, С-4. Объектами артиллерийских атак стали малые транспортные средства. Все артиллерийские атаки были успешными.

   В связи с тем, что противник большей частью совершал переходы морем в темное время суток, возросло в процентном отношении число ночных торпедных атак, однако их успешность была ниже дневных. Примечательно, что в течение трех месяцев Боевых действий против вражеского судоходства Балтийский флот не потерял ни одной подводной лодки.

Действия подводных лодок Краснознаменного Балтийского флота 1945 год

   Стремительное январское наступление наших войск вдоль побережья Балтийского моря привело к окружению в районах Кенигсберга, реки Вислы и полуострова Хела крупных группировок немецко-фашистских войск. Прижатый к морю, противник вынужден был думать в первую очередь о спасении. Для этой цели он задействовал все находившиеся в районе корабли и транспортные суда. Нашим подводникам была поставлена задача — всемерно воспрепятствовать эвакуации врага. У морских баз Виндава и Либава, откуда отправлялись фашистские суда с живой силой и техникой, подводным лодкам назначались позиции в виде секторов. В феврале — марте 1945 года в связи с массовой эвакуацией гитлеровцев с южной части побережья было увеличено число подводных лодок, действовавших между Данцигской и Померанской бухтами (закрепленные за ними районы были довольно обширны), а в апреле — мае, чтобы сорвать эвакуацию вражеских войск с курляндского плацдарма, лодки были вновь сосредоточены на Либавском направлении.

   Для боевой деятельности подводных лодок в 1945 году характерно применение различных методов их использования: позиционного, позиционно-маневренного и крейсерства в ограниченных районах. Их действия согласовывались с действиями сухопутных войск — лодки сосредоточивались на тех направлениях, которые в данный момент считались главными.

Исключительного результата добилась команда подводной лодки С-13 (командир капитан 3 ранга А.И.Маринеско).  Вечером 30 января в районе маяка Хела акустик уловил шумы винтов. В 21.10 рулевой-сигнальщик заметил вражеские суда, выходившие из Данцигской бухты. Это были лайнер «Wilhelm Gustloff» и крупный теплоход «Hanza». Теплоход вскоре остановился (из-за неисправности), лайнер продолжал путь. Корабли охранения располагались мористее: противник и мысли не допускал, что со стороны берега могут действовать советские подводные лодки.

   Лайнер шел курсом 280° со скоростью 15 узлов. Чтобы выйти на курсовой угол цели, С-13 отошла несколько в сторону от лайнера и легла на параллельный курс. Погода была свежая, и подводную лодку, шедшую полным ходом в позиционном положении, сильно заливало. Однако она продолжала движение.

   Поравнявшись с целью, С-13 поворотом вправо вышла на боевой курс. В 23.08  с дистанции 5 кабельтов был произведен четырехторпедный залп «веером». Менее чем через минуту раздались три мощных взрыва. С мостика подводной лодки было видно, как одна торпеда взорвалась в районе фок-мачты лайнера, другая — у машинного отделения, третья — под грот-мачтой. Лайнер с дифферентом на нос и большим креном на левый борт стал медленно погружаться. Корабли охранения включили прожекторы, но С-13, выполнив срочное погружение, уже уходила в северном направлении. Считая, что большая безопасность будет обеспечиваться в районе погружения лайнера (здесь бомбить противник не стал бы из-за оказавшихся в воде людей), командир повернул на обратный курс. Маневр помог С-13 благополучно оторваться от преследования.

   Продолжая боевые действия, С-13 10 февраля к северу от маяка Ярославец обнаружила крупный транспорт «General von Steuben», следовавший в охранении миноносца и катера — торпедолова. С-13 сделала попытку атаковать транспорт торпедами из носовых аппаратов, но миноносец, неожиданно оказавшийся перед подводной лодкой, закрыл своим бортом цель. Тогда подводная лодка, развернувшись, произвела двухторпедный залп из кормовых аппаратов. Обе торпеды попали в транспорт.

   17 апреля 1945 года подводная лодка Л-3 (командир капитан 3 ранга В.К.Коновалов потопила захваченное гитлеровцами норвежское транспортное судно, на борту которого находилось более 5000 гитлеровцев.

   Два похода совершила в 1945 году подводная лодка Щ-310 (командир капитан 3 ранга С.Н.Богорад). Потопив три транспорта противника, она довела свой боевой счет до десяти.

   Высоких боевых успехов добились подводная лодка К-52 (командир капитан 3 ранга И.В.Травкин), уничтожившая шесть судов и сторожевой корабль противника, а также подводные лодки Л-21 (командир капитан 2 ранга С.С.Могилевский), Щ-318 (командир капитан 3 ранга Л.А.Лошкарев), Щ-309 (командир капитан 3 ранга П.П.Ветчинкин).

   Подводные заградители поставили в 1945 году семьдесят две мины, на которых подорвались два транспорта и девять боевых кораблей противника. За четыре месяца Боевых действий балтийские подводники, безраздельно господствуя на морских сообщениях противника, уничтожили двадцать шесть транспортных судов, совершили двадцать семь Боевых походов, выполнили пятьдесят две торпедные атаки, израсходовали сто пятьдесят две торпеды.

   За весь период войны подводные лодки Балтийского флота, участвовавшие в Боевых действиях, выполнили 239 торпедных атак, израсходовали 479 торпед. В среднем на каждое потопленное или поврежденное судно расходовалось четыре торпеды. Было поставлено 278 мин, на которых подорвались 20 транспортов и 16 боевых кораблей противника. Артиллерийское оружие подводные лодки применяли ограниченно и только при условии, если был израсходован торпедный боезапас или торпедная атака была невозможна. Артиллерийским огнем было уничтожено семь транспортов и два малых боевых корабля.

   Опыт Боевой деятельности подводных лодок со всей очевидностью показал, насколько сложно использование этого рода сил в условиях Балтийского моря. Несмотря на исключительно трудные условия, подводники Краснознаменного Балтийского флота достигли высоких боевых результатов и с честью выполнили свои задачи.

   Родина высоко оценила самоотверженный героизм балтийцев. Бригада подводных лодок была награждена орденом Красного Знамени. Подводные лодки Щ-307, Щ-310, Щ-320, Щ-323, Щ-406, С-13, «Лембит» и К-52 стали именоваться Краснознаменными, Щ-303, Щ-309 и Л-3 — гвардейскими. Капитаны 3 ранга С.Н.Богорад, В.К.Коновалов, С.П.Лисин, И.В.Травкин и капитан-лейтенанты М.С.Калинин, Е.Я.Осипов были удостоены звания Героя Советского Союза. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *