Матвеев А. «Чудо на Висле» или почему после советско-польской войны западная Украина, часть Литвы и западная Белоруссия отказались в составе Польши

Карта наступления Красной армии в Польше 1920 год. e-news.su

К 11 августа войска Западного фронта под командованием командующего фронтом Тухачевского М.Н. вошли в Польшу и стояли на линии Цеханув – Пултуск – Вышкув – Седлец – Лукув – Коцк.

Амбиции наркома военных и военно-морских дел Троцкого Л.Д. (как, впрочем, и Ленина) простирались на мировую революцию, а не только на революцию в России. Поэтому война и победа над Польшей рассматривалась Троцким, только как распространение мировой революции на всю Европу. В эти дни он неоднократно говорил, что поражение Польши в войне даёт возможность распространить революцию на Германию и дальше и даже бредил, что рабочие Польши, Германии и Франции должны поддержать революционные армии. И Ленин его в этом вопросе поддерживал.

Поэтому руководители Советской России так наплевательски отнеслись к предложению Польши, Великобритании и Франции немедленно прекратить военные действия и установить границу Советской России и Полькой республики по линии Керзона, по которой и Западная Украина со Львовом и Западная Белоруссия с Гродно и Брестом и даже с Белостоком входили бы в состав Советской России.

Запах мировой революции не давали возможности Ленину и Троцкому мирным путём закончить эту войну. Надо было взять Варшаву и была отдана команда командующему Западным фронтом Тухачевскому – брать Варшаву. В это же время отдаётся приказание Главнокомандующим силами Советской России Каменевым С.С. о передаче из Юго-западного фронта 1-ой конной армии и 12 армии в состав Юго-западного фронта, нацеленного на Варшаву. Однако командующий Юго-западным фронтом и член его РВС Сталин (Джугашвили) И.В. не выполнили это приказ под различными предлогами (не смогли расшифровать приказ, части втянуты в бои подо Львовом, сначала надо взять Львов, силы на юге необходимо оставить, чтобы нейтрализовать возможный удар Румынии). Западный фронт вынужден был начат наступление на Варшаву в одиночестве. Силы фронта значительно уменьшились за период боёв в Белоруссии, необходима была передышка, пополнение сил, вооружения, боеприпасов. Население Польши относилось уже к наступающим войскам, не так как в Белоруссии к освободителям, а считало захватчиками своей земли и где могло вредило. Тылы растянулись и не успевали за наступающими войсками. Снабжение частей было отвратительным.

Тухачевский в этот период докладывал, что фронт к наступлению на Варшаву не готов, но Троцкий и Ленин не хотели об этом слышать – вперёд, вперёд на Варшаву.

Отказ от мирных предложений во многом заставил Францию и Великобританию пересмотреть свои обязательства и договора по отношению к Советской России. Началась поставка вооружений и боеприпасов (артиллерии, пулемётов, лошадей и танков) отобранных у поверженных Германии и Австро-Венгрии в польские войска. Поехали добровольцы со всей Европы и инструктора и генералы, имеющие боевой опыт из Франции в Польшу. На границах Советской России стала готовится румынская армия к наступлению на Советскую Россию. В войска генерала Врангеля, расположенных в тылу стали поступать вооружения и боеприпасы, пропускались офицеры и солдаты из других армий для ее усиления (корпус генерала Бредова). Для отражения наступления на Варшаву были собраны все польские силы.

Поляки действовали по принципам стратегии Клаузевица – нельзя быть сильным везде – нужно быть сильными в одном, но нужном месте, где необходимо создать значительный перевес сил.

Силы Юго-западной армии связывали подо Львовом незначительные силы польской армии. Задача была не отпустить их по Варшаву. Этому помогали значительно разногласия между Сталиным и Троцким.

Главнокомандующий силами Советской России Каменевым С.С., командующий Западным фронтом уже слали директивы в 1-ую конную армию выйти в район Замостья -Томашова – Грубешова, а 12-ой армии нанести удары на Люблин. А в это время и 1-ая конная и 12-ая армии топтались подо Львовым не думая выполнять приказание ставки. То есть просто игнорировали и выполняли приказания своего командующего и его председателя РВС. И первая конная армия и 12-ая армии аж до 19 августа продолжали затяжные и тяжёлые бои подо Львовом.

Сражение на Висле началось ещё аж 13 августа. 13 августа 21 и 27 дивизии овладели городом Радзимином в 23 километрах от Варшавы.

14 августа Троцкий потребовал от Тухачевского занять ещё Данцигский коридор и перерезать поставки вооружения, продовольствия и боеприпасов из Западной Европы, как он считал уже осаждённой Варшаве. И 4-ая и 15-ая красные армии начали обход с севера Варшавы и наступление на север к германской границе, выполняя приказание Троцкого.

Прорыв в районе Радзимина угрожал непосредственно Варшаве, и в наступил момент, когда лучше всего нанести фланговый удар по ушедшим вперёд частям. И польский генерал Галлер нанёс неожиданный удар по двум прорвавшимся дивизиям силами 5-ой польской армии, находившимся севернее наступления на Варшаву. Силами кавалерии он отрезал им возможности отступления на восток.

Наступление 5-ой польской армии было столь стремительным, что в городе Цеханув ими был захвачен даже штаб 4-ой Советской армии. Началось беспорядочное отступление войск Красной армии, превратившееся в бегство. Паника бежала впереди отступающей армии. Многие части оказались в окружении. Недолго продолжались упорные бои в районе Радзимина, ибо перевес быстро склонился на сторону Польской армии, так как советские дивизии сражались в полном окружении и были вынуждены в конце концов сдаться, когда кончились боеприпасы.

Поляки преследовали отступающие советские части. Местные жители активно помогали своей армии и вопросы разведки перед поляками не стояли. Отступающие (бегущие) части бросали вооружение, боеприпасы, продовольствие.

15 августа Главнокомандующий Вооружёнными силами Советской России Каменев уже ультимативно потребовал от Егорова и Сталина о срочной передаче 1-ой конной армии в состав западного фронта. Но юго-западный фронт проигнорировал и это приказание. Хотя в принципе это было уже поздно. Западный фронт практически развалился. Командованием уже было потеряно управление частями. Некоторые части добровольно сдавались в плен полякам.

В сводках и донесениях это отступление (бегство) называлось официально уже с 17 августа перегруппировкой сил. Надо было сделать хорошую мину при очень плохой игре.

В наиболее сложную ситуацию попали 4-ая (лившаяся своего штаба) и 15 Красные армии, дальше всех продвинувшиеся на север оказались в окружении в районе Млавы. Им сразу отрезали пути к отступлению назад 8-ая польская армия и 4-ый кавалерийский корпус. Оставалось или прорываться, или сдаваться или интернироваться в Германию. 22 августа основные силы 4-ой Красной армии Шуваева находилась ещё в районе Млавы.

25 августа силами двух дивизий 4-ая армия попыталась прорваться на восток и заняла даже город Кольно, но на этом наступательный порыв и ее возможности угасли, тем более, что поляки перебрасывали всё новые и новые силы, блокирующие части армий у германской границы. Командующий 4-ой Красной армии Шуваев был вынужден отдать приказ отходить через границу Восточной Пруссии. 18-я, 53-я, 12 стрелковый дивизии 4-ой армии были вынуждены интернироваться в Германии. В это же время в Восточную Пруссию отступили и 33-я, и 4-ая стрелковые дивизии 15-ой армии Корка, блокированные ещё севернее. А 26 августа в Восточную Пруссию отступили две дивизии 3 кавкорпуса Красной армии под командованием Гая, та и не сумевшие пробиться на восток.

Интернировалось суммарно более 50 тысяч бойцов Красной армии. Более 60 тысяч попали в плен к полякам. Разгром Западного фронта был полный. Польские войска теперь двинулись на восток и сдерживать их было практически некому, кроме набираемых срочно новых частей, перебрасываемых в срочном порядке с юга и востока.  

В это же время вынужден был отступить от Львова на Украину и Юго-западный фронт, удерживаемый там в период разгрома Западного фронта относительно небольшими силами Польской армии. Зазнайка Тухачевский и Троцкий были наказаны, теперь надо было спасать хотя бы лицо за невыполнение приказаний Верховного командования и 1-ая конная в исполнение ранее принятого приказания была отправлена в состав уже разваливающегося Западного фронта. Попытки ее прорыва были также неудачными, хотя вперёд она немного продвинулась в районе Замостья, но была вынуждена также начать отступление. 12-ая и 14-ая армии юго-западного фронта отступали вместе с ней на Украину.

Завоевание силой Польши было полностью провалено, как и сорвана «мировая революция».

В сложившейся обстановке советская делегация инициировала срочные переговоры с поляками в Минске при содействии Великобритании и Франции. Однако наступающие поляки теперь уже не желали вести никакие переговоры. Теперь польская делегация всячески тянула время и категорически отказалась признавать границы по линии Керзона и настаивала на выполнении заявления Советской России от 28 января 1920 года в период максимального продвижения польской армии на восток. Поляки хотели теперь получить уже Вильно, и южную Литву, и территории Западной Белоруссии и Украины.

Страны Антанты на переговорах считали тоже что Советская Россия должна быть наказана за свою несговорчивость двумя неделями ранее.

Тем временем все взоры руководства Советской России были обращены уже на Северную Таврию, где генерал Врангель, воспользовавшись разгромом Красной армии в Польше начал своё наступление на север. Теперь Ленин и Троцкий были готовы заключать договора о мире с Польшей на любых условиях.

Если бы войска генерала Врангеля соединились с наступающими войсками Польши, то Советская Россия могла потерять и Украину и Северную Россию и Кавказ. Спасла ситуацию 2-ая конная армия, из казаков северных округов Войска Донского, срочно собранная из частей бывшей Донской армии Филиппом Мироновым, которая ударила на конницу Барбовича и разбила ее не дав соединиться Врангелю и полякам. В этот момент Троцкий обещал Миронову и автономию казачьих территорий Дона и Кубани, и немедленное прекращение расказачивания и амнистию всем казакам, воевавшим в белых армиях. Однако, как только обстановка более или менее наладилась сразу после взятия Крыма командующий 2-ой конной армией Филипп Миронов был арестован и расстрелян по настоянию Троцкого, автономии Дон и Кубань никакой не получили, а расказачивание ударило по казакам с новой силой. Это про Филиппа Миронова написал песню «Бывшие подъесаул» Игорь Тальков. Но в тот момент он ещё был нужен и казаков Советская власть использовала по полной.

С поляками, в такой обстановке, когда под угрозой был весь юг России, стоял вопрос о заключении мира любой ценой. Виновными за поражение политическим руководством страны были назначены командующий западным фронтом Тухачевский М. и главнокомандующий вооружёнными силами Советской России Каменев С. Ленин и Троцкий разочаровались в Каменеве и Тухачевском и характеризовали их после этого, как глупых и неграмотных в военном деле людей. Впоследствии этот эпизод советско-польской войны в том числе и будет поставлен в вину Тухачевскому при расследовании его дела.

Позднее генерал Конев писал про Тухачевского «К его (Тухачевского) недостаткам принадлежал известный налёт авантюризма, который проявился ещё в польской кампании, в сражении под Варшавой. И. С. Конев говорил, что он подробнейшим образом изучал эту кампанию, и, каковы бы ни были ошибки Егорова, Сталина на Юго-Западном фронте, целиком сваливать на них вину за неудачу под Варшавой Тухачевского не было оснований. Само его движение с оголёнными флангами, с растянувшимися коммуникациями и всё его поведение в этот период не производят солидного, положительного впечатления».

Более 85 тысяч солдат и командиров Красной армии, попавшие в плен полякам, а также возвращающиеся из Германии пленные и задержанные поляками белогвардейцы корпуса Бредова и армии Юденича пропадут и погибнут в польских концентрационных лагерях Стржалково, Шипеорно, Пикулице, Бресте, Тухоли, Вадовице, Домбе. Суммарно количество пленных оценивается цифрами до 150 тысяч человек. Положение пленных красноармейцев, задержанных русских военнопленных и белогвардейцев в польских концлагерях было весьма трагичным. Франция и Великобритания предпочли этого не замечать. Из плена вернулись в Советскую Россию всего 76 тысяч человек. 25 тысяч из числа украинцев и казаков перешли на сторону поляков и воевали уже за Польшу против Советской России.

Из ноты НКИД РСФСР чрезвычайному и полномочному поверенному в делах Польской республики Т.Филипповичу о положении и гибели военнопленных в польских лагерях от 9 сентября 1921 года:

«На ответственности польского правительства всецело остаются неописуемые ужасы, которые до сих пор безнаказанно творятся в таких местах, как лагерь Стржалково. Достаточно указать на то, что в течении почти двух лет из 130 тысяч русских военнопленных в Польше умерло 60 тысяч человек».

К 25 августа линия фронта стабилизировалась по линии Августов-Липск-Кузница-Вислочь, Беловеж- Жабинка- Опалин.

31 августа под давлением польских армий силы Красной армии продолжали отступать на восток, уступая полякам теперь уже территории Западной Белоруссии, Литвы и Украины. Стратегическая инициатива из-за безграмотных действий советских военачальников и их политических руководителей, полностью перешла к Польской стороне.

6 сентября войска Красной армии оставили Брест. Задача сдерживание противника на реке Шара была не выполнена. Мало того военачальники были вынуждены перебрасывать значительные силы на борьбу с Врангелем. Даже 1-ая конная и 12 армия, предназначенные против поляков были вынуждены направить на борьбу с войсками генерала Врангеля.

25 сентября Красная армия отступила уже за реку Неман, оставил города Западной Белоруссии и Литвы по левому берегу Немана. На Украине оставшаяся там 14-я Красная армия отошла за реку Збруч.

По инициативе Франции и Великобритании начались срочные переговоры в Риге между поляками и советскими дипломатами. Советская дипломатия очень торопила эти переговоры. Поляки же всячески тянули время стремясь захватить, как можно больше территорий и категорически отказывались разговарить о любых уступках.

26 сентября польская конница Булак-Булаховича захватила Пинск. 15 октября поляки заняли уже Минск и продолжали наступать далее. Отдельными польскими частями захватывались плацдармы по левому берегу реки Неман. Под угрозой уже были восточная Белоруссия и Смоленск.

Требовалось политическое решение для срочной остановки войны с поляками и принятия любых уступок. Для этого была собрана срочно IX партийная конференция в Москве.

Прибывший в Москву Сталин потребовал провести расследование причин поражения Красной армии под Варшавой и наказания виновных, однако Троцкому при поддержке Ленина удалось снять это вопрос с повестки дня. На повестке дня были первыми уступки полякам.

На IX партконференции в Москве Ленин фактически признал стратегическую ошибку:

«Мы потерпели …. гигантское, неслыханное поражение. Была допущена ошибка либо в политике, либо в стратегии. Может следовало тогда принято ноту Керзона и получить Восточную Галицию, что стало бы важнейшей базой для действий в Центральной Европе. Возможно это была политическая ошибка за которую отвечает ЦК вообще, за которую каждый из нас берёт ответственность. Поэтому комиссию по изучению условий наступления и отступления создавать не будем. Чтобы изучить этот вопрос у нас уже нет сил. У нас сейчас ряд других вопросов, которые требуют немедленного решения. Для того чтобы избежать ещё одной зимней компании, следует замириться с Польшей и разбить Врангеля».

Троцкий же в своём выступлении сказал, что поход на Варшаву был всего лишь попыткой прощупать врага, а не завоевать Польшу. Вопроса о том, где остановиться в ЦК даже не было. Быстрое продвижение войск при слабо работающем тыле и практически без пополнения привело к тому, что человеческий материал пришёл в состояние некоторого гипноза, или сомнамбулизма. В этих условиях контрудар противника привёл к величайшей из катастроф, которые мы когда-либо переживали на наших военных фронтах. Это, бесспорно.

Сталин в своей записке, направленной в президиум указал, что если бы командование войсками Западного фронта предупредило об истинном положении дел в войсках, то никто бы из членов ЦК от них не стал требовать наступления на Варшаву.

21 сентября в Риге все же начались переговоры о заключении мирного договора между Польшей и Советской Россией, которые проходили на фоне наступления польских войск на Украине и в Белоруссии.

23 сентября Советская Россия (по решению IX партконференции) согласилась на границу по линии река Шара – река Ясельда – река Стырь и далее по границе Восточной Галиции и мир должен быть заключён в течении 10 дней.

Но поляки уже завоёванную Восточную Галицию отдавать не хотели и 28 сентября ими была предложена граница между Советской Россией и Польской республикой по реке Свислочь – Рудня – Белавеж – Каменец – Литовск – Брест-Литовск – Пиша – Любомль – Владимир Волынский и Грибовица и далее до Днестра.

Советская делегация продолжала настаивать на своём предложении. Но это было не то время и не те условия, когда на чем-то можно было настаивать. 1 октября польская сторона посчитала советские предложения неприемлемыми и отклонила их. А в это время началось наступление армии Врангеля на Харьков, Дон и губернии Новороссии. Срочно требовались перебрасывать войска с польского фронта.

2 октября польская сторона внесла новые предложения по границе – река Збруч – Ровно – Сарны – Лининец – западнее Минска – Вилейка – Дисна. Литва уже оказывалась полностью отрезанной о Советской России.  4 октября в связи с тяжёлым положением на фронте с Врангелем в Москве было принято политическое решение уступить полякам.

5 октября советская делегация заявила о принятии всех польских предложений. Западная Украина и западная Белоруссия остаются в составе Польши. Также по настоянию поляков Советская Россия согласилась на передачу части золотого запаса царской России Польше, а также возврат культурных ценностей, вывезенных из царства Польского в течении двух столетий.

Однако аппетит приходит во время еды. И внезапно польское правительство выдвинуло новые условия заключения мирного договора. Потребовала от Советской стороны передачи ей дополнительно 2 тысяч паровозов и 2 тысяч вагонов, кроме угнанных во время войны с территории Белоруссии и Украины 255 паровозов и 435 пассажирских и 8859 товарных вагонов. А также потребовали передачи ей городов Проскуров, Каменец Подольский, Ново-Константинов, Новоушицк. Польша понимала, что у Советской России времени нет – идёт наступление барона Врангеля и что Россия будет вынуждена согласиться на все требования. И политическое руководство России во главе с Лениным согласились на территориальные уступки. В ответ Советская Россия потребовала от Польши не поддерживать Петлюру и Врангеля, и разоружения всех белогвардейских формирований на ее территории. На это Польша согласилась, так как иметь дало с бароном Врангелем, выступавшим за единую и неделимую России они не могли и не хотели, так как все территориальные приобретения могли в случае победы барона Врангеля могли просто обнулиться. Белогвардейские и бандитские русские и украинские формирования с территории Польши ушли на территорию Румынии откуда благополучно воевали с Советской Россией.

Временное перемирие с Польшей вступало с утра 18 октября 1920 года. Все соглашения были ратифицированы УССР 20 октября, Польшей 22 октября, РСФСР – 23 октября. В Лиепае состоялся обмен ратификационными грамотами 2 ноября.

В целом Польша получила уже западнобелорусские земли с населением 3 миллиона 983 тысячи человек из которых 3 миллиона составляли этнические белорусы и западноукраинские земли с населением 10 миллионов человек, большая половина которых была этническими украинцами. Правда при подсчётах в поляки записывались все люди униатского вероисповедования (а таковых было много особенно на Западной Украине).

21 февраля 1921 года Польша заключила Союза с Францией направленный против Советской России и Германии.

24 февраля в Риге было подписано продление перемирия и заключение окончательного мирного договора было перенесено в оставляемый поляками Минск. Во время этих переговоров Польша потребовала выплаты Москвой 30 миллионов рублей золотом в качестве репараций за принесённый ущерб и ещё 12 тысяч километров территорий на Украине. А также другого имущества на 18 миллионов 245 тысяч рублей золотом. Польские армии находились в готовности к наступлению на границах с Советской Россией и Советское правительство согласилось полностью с выплатой обозначенных репараций и договорилось передачей только 3 тысяч дополнительных территорий (по согласованию с поляками) в Полесье на берегу реки Западной Двины. Так Россия потеряла города Двинск и Резники.

К огромному сожалению во время переговоров не были решены вопросы с обменом пленными и их содержанием. Видимо такие вопросы мало интересовали Советское Правительство и лично товарища Ленина.

Мелочность поляков вызывали даже неприятие французов и англичан, которые понимали, что рано или поздно Польше придётся снова столкнуться с Советской Россией, так как русские за своим всегда возвращаются.

14 апреля 1921 года Договор ратифицирован ВЦИК РСФСР, 15 апреля польским Сеймом, 17 апреля, 17 апреля ЦИК Украины. 30 апреля после обмена ратификационными грамотами в Минске договора вступил в силу. Советско-польская война закончилась 30 апреля 1921 года.

Хотелось обратить внимание, что руководство Советской России привыкло расплачиваться за политические дивиденды русскими территориями. Так Эстонской республике за её не поддержку Белой армии генерала Юденича и противостояния с ней отвалили с барского плеча Ивангородский и Изборский уезды Петроградской и Псковской губерний, а также город Нарву с преимущественно русским населением, подчинявшийся до революции Петроградской губернии. Латвийской республике фактически подарили Палкинский, Двинский и Резниковский уезды Витебской и Псковской губерний с преимущественно русским населением за не поддержку и противостояние с белой армией Бармонт-Авалова. С Польской республикой рассчитались Западной Украиной и Западной Белоруссией, с Румынией рассчитались Бессарабией, с Турецкой республикой рассчитались за не поддержку националистических движений Грузии, Армении и Азербайджана Карской губернией, с Финляндией – Выборгской губернией не входившей в состав княжества Финляндского и частью территорий на Карельском перешейке по реке Сестра Петроградской губернии. С вновь возникающими союзными и автономными республиками большевики рассчитывались за их лояльность казачьими территориями, с Украиной губерниями Новороссии, с Белоруссией Гомельской областью. Сегодня все это выливается в пролитие большой крови и проблемами со всеми соседями, муками русского населения этих стран.

До конца до сих пор неясны потери Красной армии в войне с поляками 1919-1920 годов. Более или менее известны потери в 1920 году, и они оцениваются в 232 тысячи человек, а Войска Польского за весь период в 184246 человек. Польские войска взяли в плен за 1919 и 1920 годы более 146 тысяч красных бойцов и командиров. Помимо этого, они содержали в концлагерях бойцов белых армий, возвращающихся в Россию военнопленных из Германии и Австро-Венгрии. Суммарное количество удерживаемых и пленных в Польской республике приближалось к 200 тысячам человек, причём офицеры задерживались вместе с семьями и детьми. Детей безжалостно убивали, над женщинами изощрённо глумились и издевались. Известно, что в польских лагерях погибло более 80 тысяч человек.

Польские войска уходят на фронт kinogallery.com

К 21 февраля 1921 года из Польши в Советскую Россию вернулись 75699 бывших пленных и 932 человека, в основном бывших царских офицеров, отказались возвращаться в Советскую Россию и выехали в Германию. А из Германии все же вернулись в Советскую Россию 40986 интернированных из армий Корка и Шуваева и кавалерийского корпуса Гая. Польских пленных в России было около 85000 человек. В Польшу вернулись из советского плена только 27598 человек, 2000 остались в Советской России, остальные погибли в плену.

3 марта 1921 года Польская республика подписала договор против России с Румынией. Теперь угроза на западе для Советской России была очень серьёзная. Надо было заниматься серьёзно военным строительством для обеспечении независимости и суверенитета Советской России в 1922 ставшей СССР.

И теперь о нотах Керзона. Таких нот было аж пять, как и линий разграничения Польши и Советской России. Британия и Франция действительно пытались прекратить кровопролитие между Россией и Польшей. Англичане и французы предлагали немедленный мир, граница по предложенной первой линии лорда Керзона, немедленный мир в Закавказье и признание Россией суверенных Грузии, Армении и Азербайджана, мир в Крыму, амнистия всех белых. Троцкому и Ленину тогда это было не выгодно, и они этих нот не замечали до определённого времени.

Что интересно, что Советское правительство начинало слышать эти ноты, когда на фронтах дела шли из рук вон плохо, и поляки наступали; и не слушали, когда наступали сами, а поляки отступали. И поляки с точностью до наоборот. Все думали только о том, как выгоднее для себя и своей власти, что-то на что-то поменять, разменять, выторговать, обмануть. А если учесть, что противостояние России и Польши в различных ипостасях продолжалось уже более 10 веков и было весьма принципиальным, то решить это противостояние могла лишь победа или разгром какой-то стороны, а не мирные переговоры. Порой складывалось мнение, что Советской страной руководят не политические деятели, радеющие о престиже страны и пользе народа, а простые рыночные торговцы для которых все-равно, что менять и как — лишь бы остаться у власти.

В польско-советской войне у каждой стороны была своя стратегия и свои цели. Поляки хотели возродить Польшу с территориями до ее разделов, то есть включающая в себя левобережную Украину, Белоруссию, Литву и даже Смоленск с землями и им надо было не уничтожить Советскую Россию, а лишь отвоевать, как они считали, «свои» земли. Поэтому, как только они выходили границы своих целей их наступление сразу приостанавливалось.

Советская сторона (Ленин и Троцкий) была больна идеей всемирной революции и им нужна была не просто победа над поляками, а превращение Польши в передовой плацдарм мировой революции в Европе. И не понимающие в военном деле «стратеги», пытавшиеся добиться своей цели любыми средствами привели страну и Красную армию к разгромному поражению соизмеримому с Цусимой о которой в Советское время было не принято даже вспоминать.

Не квалифицированное военное руководство, набранное из сочувствующих революции, капитанов и прапорщиков военного времени практически было у них под пятой и не оглядываясь выполняло (под страхом смерти) любые указания, порой даже самые безумные и безответственные.

Чудо на Висле. Карта. echo.msk.ru

И весьма решающим образом на все их планы повлияли неприязненные взаимоотношения Сталина и Троцкого. В самый ответственный момент – взятия Варшавы Юго-западный фронт (находившийся под пятой Сталина) развернулся ко Львову и не помог Западному фронту под Варшавой, чем повлиял на его разгром и поражение Советской России в войне.

Принципиальный, независимый от политической конъектуры, и подробный разбор причин разгрома советских войск в Польше в Советском Союзе произведён не был, виновные не были установлены и не искались по понятным причинам. Большинство остались на своих местах и получили награды и высокие назначения.

Польско-советская война 1919-1920 годов остаётся одним из малоисследованных и позорных эпизодов истории Красной армии. За просчёты командования и политического руководства страны рассчитались своими жизнями и кровью сотни тысяч русских солдат и офицеров. Но кто же на это смотрел, когда на кону был призрак «мировой революции».

Чудо на Висле. Наступление польских войск press.lv

Литература:

  1. Ленин В. Стенограмма выступления с политическим отчётом ЦК РКП (б) в 1920 году о войне с Польшей и вооружённой поддержке мировой революции

https://harmfulgrumpy.livejournal.com/387479.html

https://harmfulgrumpy.livejournal.com/387682.html

2. Мельтюхов М. История войн. Советско-польские войны. Белый орёл против красной звезды. М. «Яуза», «Эксмо». 2004, ч. 1

3. Пилсудский Ю. Маршал Польши Юзеф Пилсудский 1920 Советско-польская война. Военные мемуары. М. «Вече» 2018

4. Шамбаров В. Белогвардейщина. М. «Эксмо», «Алгоритм». 2004, глава 92, 94

5. Шефов Н. Битвы России. Военно-историческая библиотека. М. «Акт» 2002

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Статья очень интересная. Но, вопреки утверждению автора, 95% информации, изложенной в ней, было известно в СССР еще в 60-70 годы по учебникам, Большой Советской энциклопедии, воспоминаниям участников войны. Единственное, что для меня было новым — это конкретное количество военнопленных и то, что в их числе оказались и белогвардейцы.

    1. Да среди этих пленных были мои родственники. Штабс-капитан Даниленко из армии Юденича пробирался на юг в армию Врангеля с группой офицеров и семьями. Среди них была сестра моего деда Блытова-Даниленко Пелагея Степановна. Задержали и 10 лет в лагере Стржалково и Шипиорно. Непонятно за что. Там же были офицеры и солдаты корпуса Бредова, отступившего в Польшу Ненависть была страшная к русским польской и частично западно-украинской охраны. Ненавидели русских одинаково и белых и красных. Белых даже больше, так как Врангель заявил,что не признаёт Рижского и Минского договоров. Для поляков это было весьма серьёзно. Поэтому в сражении красных и белых — поляки ставили на красных и даже помогали красной армии вооружением.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.