Баншац Б. Боевые подвиги черноморцев. С моря на берег. (продолжение 2)

Среди представленных  к  присвоению  звания  Героя  Советского  Союза посмертно,  но  не  удостоенных  этого  высокого  звания значится  и  автоматчик  393 — го  Новороссийского  отдельного  батальона  морской  пехоты  старшина  1  статьи  ПРОХОРОВ  Иван  Александрович …

Высадка морского десанта webkamerton.ru

Согласно  документов,  которые  удалось  найти  в  Центральном  Военно – Морском Архиве,  о  моряке  известно  немного.  Иван  Александрович  ПРОХОРОВ  родился  в  1914 г.  в  деревне  Морунина  Слобода  (в  документах – Морслобода – ББ)  Нерехтского  района  ныне  Пригородного  сельского  поселения  Костромской  (до  13.09.1944 г.  Ярославской – ББ)  области, холост,  отец  ПРОХОРОВ Александр  Павлович  проживал  там  же, соцположение – рабочий, русский, в  ВМФ  призван  из  запаса  в  1941 г. Буйнакским  РВК  Дагестанской  АССР,  член  ВКП(б)  с  1943 г.

     В январе 1943 года Ставка Верховного Главнокомандования утвердила план комбинированного удара по новороссийско-краснодарской части кавказской группировки немецко-фашистских войск, который предусматривал проведение двух операций: по овладению Краснодаром   и Новороссийском.  Планировалась  высадка основного десанта юго-западнее Новороссийска  и  отвлекающего  на самой окраине Новороссийска, в пригородном поселке Станичка. Его задачей было произвести переполох, обратить на себя внимание, оттянуть силы противника, посеять панику, дезориентировать немецкое командование, а далее либо прорываться на соединение с основными силами, либо попытаться эвакуироваться.

Командиром второго десанта был назначен майор  Цезарь  Львович   КУНИКОВ. Ему дали право отбора лучших бойцов и 25 суток на их подготовку. Основу отряда составили морские пехотинцы –защитники Одессы и Севастополя, участники феодосийского и керченского десантов, боев на Тамани и в Новороссийске. К 10 января 1943 года отряд был окончательно сформирован. Всего было зачислено 190 краснофлотцев, 70 старшин и сержантов, 16 человек командного и политического состава. Структура отряда обеспечивала максимальную мобильность и удобство управления и самоуправления в бою.  Номером расчета  ПТР  (противотанкового  ружья) в отряд  особого  назначения  Новороссийской  военно – морской  базы  майора  Ц.Л. КУНИКОВА   был  зачислен старшина  2  статьи  ПРОХОРОВ  И.А.

25 тренировочных суток были потрачены не зря. Петр МЕЖИРИЦКИЙ, автор книги о Цезаре КУНИКОВЕ, позже напишет: «Весь личный состав отряда, включая и самого командира, готовился к высадке по программе, в которую попросту нечего было добавить. Дни и ночи были заполнены напряженными тренировками. Ночью, в самый глухой ее час, можно было услышать грозное матросское «ура» –в тот миг, когда во главе с Куниковым его люди, подойдя на катерах к мелководью, в полной амуниции бросались в студеную январскую воду по пояс, по шею, иногда с головой. Для учебных высадок Куников выбирал такие места, где берег был круче, а дно усеяно камнями и обломками скал: дескать, на песочке будет легче… Все без исключения участники десанта тренировались в стрельбе по звуку, в скалолазании, в метании гранат из любого положения. Учились быстро окапываться, ходить по гальке с завязанными глазами, не глядя разбирать и собирать любое оружие, в том числе трофейное, метанию ножей. Каждый должен был владеть пулеметами и минометами всех систем, трофейными орудиями. Учились бинтовать, останавливать кровотечение, накладывать шины при переломах. Учились распознавать минные поля, минировать и разминировать местность. Уникальная система подготовки привлекла к отряду внимание, сюда часто наведывались гости из самых высоких инстанций. С созданием штаба высадки начался последний этап подготовки –расчет времени, сигналы основные и запасные, код, ориентиры, цели, график движения, последовательность действий по секундам, чтобы не дать врагу опомниться. На этом этапе уверенность Куникова в захвате плацдарма стала беспредельной, поколебать ее ничто уже не могло.»

Куниковцы в полном составе, с оружием и снаряжением, трижды высаживались с катеров в обжигающе холодную воду бухты и, ведя огонь, кидая вперед настоящие, только без рубашек, гранаты, выбирались в ночной темноте на крутой берег, схожий с тем, который им предстояло отбить у врага. А этим общеотрядным «репетициям» десанта предшествовали дневные и ночные тренировки боевых групп, отделений, расчетов, одиночных бойцов.

Весь отряд надел поверх фланелевок или кителей стеганые ватные куртки и такие же брюки, заправляемые в сапоги. На головах — шапки-ушанки. Краснофлотцы и командиры, ставшие похожими на партизан, без устали карабкались по скользким скалам под дождем и снегом (в январе хватало и того и другого), учились укрываться в расщелинах, действовать по условным сигналам, блокировать и штурмовать огневые точки, вести рукопашный бой…

Бойцы  изучали выпущенное Генеральным штабом описание опыта уличных боев в Сталинграде  и в Великих Луках. Куников раздобыл где-то книжку о тактике боевых рабочих дружин девятьсот пятого года на Пресне. Все, что могло пригодиться при высадке десанта, находило отражение в планах очередных практических занятий.

Кроме автомата и гранат каждому десантнику необходимо было холодное оружие. Однако снабдить им почти триста бойцов оказалось не просто — вещь «нетабельная». Пришлось организовать изготовление кинжалов кустарным способом. В кузнице Геленджикской МТС, где теперь хозяйничали судоремонтники, их ковали из старых вагонных рессор и заостряли на ручном точиле. Холодное оружие предназначалось не только для рукопашных схваток при сближении с противником вплотную, но и для поражения врагов на расстоянии — десантников учили метать кинжалы в цель. 

«Беспощадная» учеба стоила людям огромного напряжения сил. Но что бы они ни делали, сразу возникало азартное соревнование. Соревновались и в точности метания кинжалов, и в том, кто скорее перезарядит в полной темноте диск автомата, и в быстроте посадки на катера и высадки с них.

Чтобы не занимать постоянно катера, у которых были и свои задачи, посадку-высадку отрабатывали сперва на суше: на ровном месте обозначался колышками и слегка окапывался «макет» палубы сторожевого катера в натуральную величину и приставлялись настоящие сходни. Этот «земляной кораблик» помогал каждому заранее запомнить свое место на палубе и до автоматизма отшлифовать общий порядок движения. Потом посадка на катера всего отряда укладывалась в пятнадцать минут, а высадка боевой группы с полным вооружением — в две.

Перед  выходом  на  задание  личный  состав  батальона  дал клятву:

«Мы получили приказ командования — нанести удар по тылам врага, опрокинуть и разгромить его.

Идя в бой, мы даем клятву Родине в том, что будем действовать стремительно и смело, не щадя своей жизни ради победы над врагом. Волю свою, силы свои и кровь свою, каплю за каплей, мы отдадим за жизнь и счастье нашего народа, за тебя, горячо любимая Родина.

Нашим законом есть и будет движение только вперед!

Мы победим! Да здравствует наша победа!»

Майор КУНИКОВ прочел эти строки перед отрядом и, поцеловав край развернутого знамени, первым скрепил клятву подписью. Вслед за, командиром поцеловали знамя и подписались все десантники.

3 февраля 1943 г. погода была штормовая, ветер северный, до 4 баллов. Пасмурно. Временами накрапывал  дождь. В качестве плавсредств демонстративному десанту досталось то, что не подошло основному.   В последний раз проверена укладка в вещевые мешки боеприпаса и продовольствия. Осмотрено оружие. В каждой группе по 2 противотанковых ружья, 1 ротный миномет. На отделение из 10 человек пулемет ППШ и по 2 снайперских винтовки. Вооружение бойцов – автоматы, по 800 патронов, гранаты (по 8 лимонок и 1 противотанковая). Одежда – теплые брюки, ватники, сапоги (или ботинки), каска. На левой руке у каждого белая повязка – для опознания в темноте. Погрузка личного состава была осуществлена четко и быстро. На катерах людей покормили, выдали вина для защиты от холода.  

Прибыв в район развертывания,  по  сигналу   катера   двинулись к берегу. Снаряды рвались густо, но катера наращивали ход, не боясь теперь выдать себя звуком моторов.   Торпедные катера стремительно пересекли курс отряда и поставили между ним и берегом дымовую завесу.  Затем  заработали реактивные установки.   После  переноса  огня   в  глубь вражеской обороны  началась  высадка десанта. 

Ошеломленные гитлеровцы, не видя цели, палили наугад. Рассыпавшись по берегу, отряд в кромешной тьме вел беспощадный и яростный, до мелочей отработанный, жуткий для врага ночной бой. Через 10 минут на всем протяжении высадки первая линия обороны противника была прорвана. Бой был перенесен в глубину. Тогда-то КУНИКОВ и передал открытым текстом свою знаменитую радиограмму: «Полк высадился успешно, действую по плану. Жду последующие эшелоны. Куников».

В течение ночи на плацдарм было высажено более 800 человек, захвачено 9 орудий, занято несколько кварталов в южной части Станички и береговая полоса вдоль железнодорожного полотна. Существование плацдарма стало реальностью.  В течение 4 и 5 февраля противник пытался сбросить десант в море, подтянув свежие силы. На различных участках морские пехотинцы отражали по 12–15 атак пехоты и танков за день.  На плацдарме итоги дня оценивали скупыми словами: линия обороны удержана на всем протяжении, люди дрались умело и хладнокровно; нераненых почти нет, но оставаться в строю с легкими ранениями – уже норма.

В ночь на 5 февраля  майор Куников передал по цепи приказ:

«1. При любом тяжелом положении никто не имеет права отходить, даже в тех случаях, когда грозит неминуемая смерть.   

2. Стрельбу из автоматов вести по ясно видимым целям только одиночными выстрелами, на расстоянии не более 50–100 метров.

3. Всему личному составу вооружиться немецкими трофейными автоматами и винтовками, используя захваченный к ним боезапас.

4. Гранаты бросать в исключительных случаях, по приказанию командира отделения и только по большим группам противника, с расстояния 25–30 метров.

5. Собрать весь боезапас с убитых и взять у раненых, которые не могут вести огонь самостоятельно.

6. Беречь продукты питания и особенно воду; суточную норму уменьшить втрое».

Вновь прибывающие части сразу же вступали в бой и расширяли плацдарм. В ночь на 12 февраля  КУНИКОВ был тяжело  ранен. Двое суток врачи госпиталя боролись за его жизнь, но безрезультатно. Не приходя в сознание, отважный командир   скончался в полдень 14 февраля.    

Во  время  операции  старшина 2 статьи ПРОХОРОВ «проявил  себя  отважным,  мужественным  и  стойким  защитником  нашей  Родины.  Поддерживая  наступление  взвода  огнем из  ПТР  подавил  2  пулеметные  точки  противника  и  обеспечил  продвижение  взвода  вперед.  Лично  сам  (гранатами  и  из  автомата)  уничтожил  6  гитлеровских  солдат»,  за  что  командиром  отряда  старшим  лейтенантом  БОТЫЛЕВЫМ  был  представлен  к  награждению  медалью  «За  отвагу». В  наградном  листе  указано  о  наличии  3-х  ранений  и  благодарности  от  майора КУНИКОВА  за  доставку  продовольствия  на  боевую  позицию.   Представление  поддержал  командир  Новороссийской  ВМБ  контр – адмирал  ХОЛОСТЯКОВ  и  моряк  был  награжден  этой  медалью   приказом  командующего  Черноморским  флотом  № 36с от  24  мая  1943 г. (ЦВМА, ф.3, оп.1, д.588, л.315, пор.8; л.321).

27 марта  куниковцы  были  эвакуированы   в  Геленджик.  С  20  апреля  до  15  августа  отряд  занимался  обеспечением  боеприпасами,  продовольствием  и  другими  военными  грузами  десантников  на  Малой  Земле.  После  получения  пополнения  отряд  был   переформирован  в  393-й  отдельный  батальон  морской  пехоты  Новороссийской  ВМБ  ЧФ.  Командиром  назначили  капитан–лейтенанта В.А.Ботылева.

Предстояла  высадка  десанта  в  Новороссийске. Батальон Ботылева предназначался для захвата центральной части порта и ключевых позиций на набережной с последующим продвижением в глубь города.

Вместе с приданными подразделениями батальон насчитывал около тысячи ста человек. Он имел больше, чем другие части, времени на тактическую подготовку к высадке, провел много дневных и ночных учений. 

Как и перед высадкой в Станичке, каждый боец батальона скрепил  своей подписью матросскую клятву Родине. Морские пехотинцы стремились взять гранат и патронов сверх нормы (норма — триста патронов на винтовку, тысяча на автомат), а из трехдневного сухого пайка — только самое компактное и легкое.

В ночь на 10 сентября корабли десанта вышли из Геленджика. После артиллерийской подготовки и авиационных ударов по вражеской обороне катера группы прорыва атаковали торпедами огневые точки противника на молах  и боно-сетевые заграждения у входа в бухту,   высадили на молы штурмовые группы.

Затем  в порт ворвались  катера, мотоботы и мотобаркасы с частями первого эшелона десанта.

Высадка производилась под сильнейшим артиллерийско-миномётным и пулемётным огнём врага. Поняв, что началась десантная операция в порт, противник стал спешно стягивать к нему силы, усилил артиллерию, а с рассветом начала активно действовать его авиация.  Тем не менее, были созданы два плацдарма: в порту (высажено свыше 800 человек из 393-го ОБМП) и в северо-восточной части бухты у цементного завода «Красный Октябрь» (1247 бойцов из 1339-го СП), закрепившись на которых десантники отражали непрерывные атаки врага. Бои на плацдармах шли непрерывно, отличались крайним ожесточением, изобилуя рукопашными схватками. Личный состав проявлял массовый героизм.  Командование Черноморского флота и Военный совет 18-й армии по радио передали приветствие воинам батальона БОТЫЛЕВА: «Гордимся вашей воинской доблестью, героизмом, отвагой и стойкостью».

В ночь на 16 сентября   десантники  ворвались непосредственно в город и завязали уличные бои.  К  10  часам  утра  Новороссийск  был  освобожден.

Приказами  командующего  флотом  № 70с  от  16.09.1943 г.,  № 77с   и  78с от  14.10.1943 г.  были  награждены  468 войнов  393-го  ОБМП    (орденом  Красного  Знамени – 51  чел.,  Отечественной  войны  2  степени – 17  чел..  отечественной  войны  2  степени – 78  чел.,  Красной  звезды – 141 чел.,  медалью  «За  отвагу» – 181 чел.),  батальону приказом Верховного Главнокомандующего  от  16 сентября было  присвоено почетное наименование «Новороссийского».   Указом  Президиума  Верховного  Совета  СССР  от  18  сентября  1943 г.  звание   Героя Советского Союза   было  присвоено командиру  393-го  НОБМП   В. А. БОТЫЛЕВУ   и  командиру  роты  автоматчиков  393-го НОБМП  А. В. РАЙКУНОВУ.  Кроме  того  16  сентября  1943г. приказом  командующего  Черноморским  флотом  № 70с  они  были  награждены  орденом  Красного  Знамени.  

Так,  в  своей  книге «Вечный огонь» Г.Н.ХОЛОСТЯКОВ  вспоминал:   «Л. А. Владимирского и меня потребовал к себе генерал-полковник И. Е. Петров — он тоже прибыл в Новороссийск.

— Ну так кого из ваших орлов представляем к званию Героя? — сразу спросил командующий фронтом.

Лично я не ожидал, что решать это понадобится в столь спешном порядке. С командующим флотом разговора об этом еще не было. Но Иван Ефимович ждал немедленного   ответа — он хотел сейчас же передать представление в Москву по телеграфу.

Желая, очевидно, чтобы все шло по инстанциям, Л. А. Владимирский предоставил мне первому назвать достойных. Подумав немного, я начал:

— Капитан-лейтенант Ботылев, капитан-лейтенант Райкунов, капитан-лейтенант Африканов, капитан-лейтенант Сипягин…

— Пока будет, — улыбнулся Иван Ефимович.

Л. А. Владимирский согласился с названным и кандидатурами. Объяснять И. Е. Петрову, кто эти офицеры и чем отличились, не требовалось: очень памятливый на людей, он уже знал всех четверых.»

К полудню на этих и других героев, а также на целые части и соединения сухопутных, морских и воздушных сил, проявивших исключительный героизм в сражении за освобождение Новороссийска, было передано по телеграфу представление в Москву.

Но  среди  награжденных   ПРОХОРОВА  И.А.  не  было,  хотя  он  совершил    подвиг,  о  котором  впоследствии  писали  многие  ветераны,  писатели  и  историки.  Адмирал  Г.Н. ХОЛОСТЯКОВ   вспоминал: «В штурме электростанции (засевшие в ней гитлеровцы сопротивлялись отчаянно, и бой в самом здании шел около трех часов) участвовал вместе с армейцами высадившийся здесь взвод из батальона Ботылева, а также моряки из группы, захватившей Восточный мол. На том же правофланговом участке и в то же время, когда шел бой за электростанцию, старшина 1-й статьи Иван Александрович Прохоров совершил подвиг, который, может быть, и не нужно подробно описывать — настолько он теперь известен. Но не вспомнить о нем я не могу.

Группа морских пехотинцев, продвигаясь под сильным огнем, оказалась перед минированным проволочным заграждением. Обойти его они не могли, а задержка в этом месте грозила всем гибелью. И беспартийный старшина, крикнув друзьям: «Считайте меня коммунистом!», бросился на проволоку и мины. Одна сразу же взорвалась,   Прохоров упал, вероятно раненный, но быстро поднялся и, опираясь на автомат, двинулся дальше. Сильный взрыв нескольких мин расчистил морякам путь…»

О  подвиге  моряка  писал  в  книге  «Битва за Кавказ»   Маршал  Советского  Союза  А.А. ГРЕЧКО:  «Бессмертный подвиг совершил в бою за электростанцию старшина 1-й статьи Иван Прохоров. Взвод, в котором находился Прохоров, после высадки в районе электростанции под ураганным артиллерийским, минометным и пулеметным огнем пошел в атаку. В этой атаке Иван Прохоров уничтожил гранатами вражеский пулеметный расчет, в рукопашной атаке убил трех гитлеровцев. Метр за метром продвигались десантники, пробивая себе путь гранатами и штыками. Сильный огонь прижал их к земле. Кто-то крикнул «Вперед!», и моряки дружно рванулись навстречу огненному шквалу. Но тут же остановились: перед ними было минированное проволочное заграждение. Секунды замешательства стоили дорого. Слева били две вражеские пушки, справа и в упор стреляли гитлеровские автоматчики. И тогда от десантников отделился Иван Прохоров. Он повернулся к товарищам и сказал: «Я, наверно, погибну, ребята. Считайте меня коммунистом». Крепко сжимая автомат, он бросился к заграждению. Прохоров пробежал всего несколько метров, как взорвалась одна мина. Моряк упал. Но тут же поднялся и, пошатываясь и опираясь на автомат, зашагал дальше. Грянул страшный взрыв. Моряки устремились в проход, проделанный ценою жизни героя.»

Замполит  отряда  Куникова,  а  затем  393-го ОБМП  Герой  Советского  Союза Н.В. СТАРШИНОВ в  книге  «Зарево  над  волнами»  так  описывал  подвиг  ПРОХОРОВА:  «Враг сосредоточил на этой группе ураганный огонь. Моряки вынуждены были залечь на совершенно открытой местности. Укрыться негде. Пальба усиливалась. Можно спастись только резким броском вперед. Но он неосуществим — перед бойцами минное поле. Каждая минута нахождения под огнем приносила все новые и новые жертвы. Казалось, всему конец… Вдруг десантники увидели старшину 1 статьи Ивана Прохорова. Он поднялся во весь рост и зычно крикнул:

— Пусть я погибну, ребята, но мы все равно победим! Уничтожайте проклятых врагов! Считайте меня коммунистом!

С этими словами он бросился прямо на минное поле.

Грянул взрыв. За ним — второй, третий… Близко установленные одна к другой мины детонировали. Минное поле взлетело на воздух. В этом месиве огня и дыма геройски погиб старшина 1 статьи Иван Прохоров, Ценой своей жизни он проложил дорогу подразделению.

Еще не рассеялся дым, а моряки уже ринулись вперед и овладели немецкими позициями.»

А.САМСОНОВ в статье «Освобождение Новороссийска и Таманского полуострова»  писал  о  десантниках:  «Морпехи бились не щадя своей жизни. В бою за электростанцию ушел в небесную дружину старшина 1-й статьи Иван Прохоров. Взвод под ураганным огнем врага шел в атаку. Прохоров уничтожил гранатой вражеский пулеметный расчёт, убил трех врагов в рукопашной схватке. Метр за метром продвигались герои, пробивая дорогу гранатами и штыками. Во время одной из атак дорогу преградило заминированное проволочное заграждение. Каждая секунда задержки грозила смертью. Тогда вперед вышел Иван Прохоров и сказал: «Я, наверно, погибну, ребята. Считайте меня коммунистом». Он рванулся вперед. Взорвалась первая мина. Морпех упал. Но тут же поднялся и, шатаясь, опираясь на автомат, двинулся дальше. Второй взрыв. Герой погиб. Но в заграждении образовался проход. Бойцы бросились вперед.»

И.Д.  КИРИН в  книге  «Черноморский флот в битве за Кавказ»  писал:   «В этих боях навеки прославил себя матрос Иван Прохоров, повторивший бессмертный подвиг Александра Матросова. Взвод автоматчиков, высаженный на Импортный пирс и продвигавшийся к Цементному заводу, неожиданно наткнулся на минированное проволочное заграждение, обойти которое не было возможности. Взвод остановился, обстреливаемый со всех сторон вражескими автоматчиками. Медлить было нельзя. Тогда вперед вышел матрос Иван Прохоров, один из героев-куниковцев, и сказал: «Дорогие товарищи! Я жертвую собой ради победы над врагом. Прошу вас, братья, двигаться только вперед. Славное имя нашего отца Куникова вы должны оправдать с честью. Просите командование, чтобы меня считали коммунистом и сообщили родным, что я погиб за великое дело». С этими словами он бросился на минированное проволочное заграждение. Произошел взрыв. Не стало ни героя, ни минного поля. Ценой своей жизни матрос Иван Прохоров проложил путь к победе своим товарищам.«

Н. РОМАНОВ  в  хронике «День за днем и жизнь за жизнью. 1943 год»  писал,  что  «матрос Иван Прохоров, увидев, что продвижению десантников мешает минное поле, сказал товарищам:

— Я иду вперед, а вы дожидайтесь, когда взорвутся мины. Передайте командиру базы, что Прохоров выполнил свой долг до конца и просит считать его коммунистом.»

Информацию  о  жизни  И.А.ПРОХОРОВА  удалось  найти  в  книге   флотского  политработника  А. Т. КАРАВАЕВА «По срочному предписанию»:  «В первом броске третьего десантного отряда шел приданный части взвод морских пехотинцев во главе с лейтенантом Спиридоновым. Под ураганным огнем десантники пошли в атаку. Метр за метром продвигались они к цементному заводу. Сильный огонь прижал моряков к земле. Кто-то крикнул: «Вперед!» — и они снова поднялись. Но тут же остановились: перед ними было минное поле с проволочным заграждением. Атака захлебнулась. Слева били две вражеские пушки, справа в упор стреляли автоматчики и снайперы.

Лейтенант Спиридонов мучительно искал выход. Он оглянулся. Неподалеку залег старшина 1-й статьи Иван   Прохоров, опытный десантник, воевавший с Куниковым на Мысхако.

 Выход один — прорвать проволоку, — предложил Прохоров и, повернувшись к залегшим рядом с ним морякам, сказал: — Я, наверное, погибну, ребята, считайте меня коммунистом.

Рослый старшина в бескозырке рывком поднялся и бросился к заграждению. Он пробежал всего несколько метров, как взорвалась одна мина. Моряк упал. Но тут же поднялся и, пошатываясь, опираясь на автомат, зашагал дальше. Грянул страшный взрыв.

   Десантники с криком «ура!» устремились в образовавшийся проход.

В те дни весть о подвиге Ивана Прохорова быстро разнеслась по флоту. Помнится, о нем писала газета «Красный черноморец». Контр-адмирал Г. Н. ХОЛОСТЯКОВ представил героя к высокой награде. Но, как иногда бывало на войне, представление где-то задержалось…

Позже я узнал, что родился Иван Александрович Прохоров в 1914 году в деревне Морунина Слобода, под Костромой. В девятнадцать лет по комсомольской путевке уехал на Дальний Восток. После службы в армии работал в Донбассе, перед войной переехал в Дагестан. Отсюда добровольно ушел на фронт. Словом, обыкновенная биография честного трудового парня, комсомольца тридцатых годов.

Забегая вперед, скажу, что его не забыли. В канун двадцатилетия Победы подвиг старшины 1-й статьи Ивана Прохорова отмечен орденом Отечественной войны I степени.»

Действительно,  Указом  Президиума  Верховного  Совета  СССР 6  мая  1965 г.  старшина  1  статьи ПРОХОРОВ  И.А. награжден  орденом  Отечественной  войны  1  степени  посмертно.

Детский писатель С.П. АЛЕКСЕЕВ  выпустил  книгу  «Герои Великой Отечественной»,  в  которую   вошли рассказы о русских воинах, получивших звание Героя Советского Союза в годы Великой Отечественной войны,  среди  них  есть  и  рассказ  «Старшина  Иван  ПРОХОРОВ».  Но  моряк  Героем  Советского  Союза  не  стал.

2 октября  1943 г.  командир  батальона  представил  ПРОХОРОВА  к  присвоению  звания  Героя  Советского  Союза.  В  представлении  кто-то  впоследствии  внес  исправления  карандашом.  В  подкорректированном  документе   говорилось,  что  «ст.1 ст.  Прохоров  участник  двух  десантных  операций:  в  районе  г. Новороссийска  в  предместье  Станичка  и  Новороссийский  порт.

Тов.  Прохоров,  участвуя  в  ночь  с  3  на  4  февраля  1943 г.  в  десантной  операции  предм.  Станичка  в  составе  отряда  Героя  Советского  Союза  майора  Куникова,  проявил  образцы  мужества,  храбрости  и  отваги.  Своим  личным  примером  и  отвагой  увлекал  бойцов  своей  группы  на  разгром  фашистских  полчищ  за  освобождение   родного  гор. Новороссийска.  Отбивая  многочисленные  атаки  немецкой  пехоты  при   поддержке  танков,  в  трудные  минуты  боя,  ов.  Прохоров  с  возгласом:  «Вперед  за  мной,  братишки,  разве  мы  не  черноморцы!»  увлекал  бойцов  в  контратаку  и  метр  за  метром  освобождал  территорию  Станички  от  немецких  оккупантов.  Лично  на  своем  счету  за  февральскую  десантную  операцию  имел  7  убитых  солдат и уничтожил  2  пулеметные  точки  противника.

Когда  отряду  была  поставлена  другая  боевая  задача  по  обеспечению  доставки  продовольствия  и  боезапаса  десантным  войскам  малой  земли,  т. Прохоров  десятки  раз  под  ожесточенным  арт  и  минометным    огнем,  выполнял  боевые  задания  только  на  отлично.  Мотобот,  на  котором     т. Прохоров  был  старшим  пятерки  по  разгрузке  и  погрузкеразгружался  одним  из  первых.

В  ночь   с  9-го  на  10-е  сентября  1943 г.,  участвуя  в  десантной  операции  в  Новороссийский  порт  в  составе  393 Новорос.  ОБМП,  ст. 1 ст. Прохоров  проявил  исключительную  отвагу  и  геройство,  стойкость  война – черноморца,  преданность  партии  Ленина – Сталина,  своей  Родине.

Высадившись  одним  из  первых  на  берег,  занятый  противником,  под   ураганным  артиллерийским,  минометным  и  пулеметным  огнем  противника т. Прохоров своим  личным  примером  повел  бойцов  свонго  взвода  на  штурм  немецких  дзотов.  Лично  сам  уничтожил  гранатами  пулеметный  расчет  противника  и  в  рукопашной  схватке  уничтожил  трех   гитлеровцев.  Неожиданно  на  пути  движения  взвода  встретилось  непревиденное  обстоятельство – минное  поле.  Подорвалось  несколько  человек.  Секундное  замешательство.  Бьет  пулемет  противника.  Тов.  Прохоров  выдвигается  вперед  с  возгласом:  «Тов.  матросы,  черноморцы!  За  Сталина!  За  Родину!  За  мною  вперед!  Передайте  командованию,  что  я  свою  клятву,  данную  тов.  Сталину,  выполнил!»  и  повернувшись  лицом  в  сторону  врага,  пошел  по  минному  полю.  От  взрыва  первой  мины  т. Прохоров  был  ранен,  но   зная.  Что   еще  много  мин  впереди,  он  пополз  дальше,  очищая  своим   собственным  телом  проход  штурмующим   войскам.  Подорвав  4  мины,  т. Прохоров  освободил  путь  для  своего  взвода,  чем  способствовал  выполнению  боевой  задачи.

Тов.  Прохоров,  павший  смертью  героя,  выполнил  свой  долг  перед  горячо  любимой  Родиной.»

4  октября  ходатайство  поддержал  командир  Новороссийской  ВМБ  контр–адмирал  ХОЛОСТЯКОВ.  Почему –то  отсутствует  заключение  Военного совета  ЧФ. 24  декабря  материал  поступил  в  УКОС  ВМФ,  где  кто – то  из  вышестоящего  командования  наложил  резолюцию:  «Отказано.  См. исх. 9550с — 44 г.» Что  это  за  документ,  послуживший поводом  для отказа  награждения,  пока  установить  не  удалось.  Так  нереализованный  наградной  лист  попал  в  дело  отказных  героев,  а   герой  никакой  награды  не  получил.  (ЦВМА, ф.3, оп.1, д.498, л.137)

Представленный вместе  с  ПРОХОРОВЫМ  к  присвоению  звания  Героя  Советского  Союза  снайпер  393-го НОБМП  старшина  1  статьи  РУБАХО  Ф.Я.  был  удостоен  этого  звания посмертно Указом  ПВС  СССР  от  22.01.1944 г.

Циркуляром  начальника  ОСО  ЧФ  № 0763  от  30.10.1943 г.  старшина  1  статьи  ПРОХОРОВ Иван  Александрович  исключен  из  списков  Черноморского  флота  как  погибший  при  высадке  десанта  в  г. Новороссийск  11.09.1943 г.  В  Донесении  о  безвозвратных  потерях  указано,  что  воин  похоронен  в  г. Новороссийск.  (ЦВМА, ф.1250, оп.2, д.164, л.26 обор., пор.233)   

Н.В.СТАРШИНОВ  писал,  что «через два дня, 16 сентября 1943 года, отважные советские воины овладели городом.

Радость победы омрачилась трудными минутами прощания с боевыми друзьями, павшими смертью храбрых в неравном бою. На поляне неподалеку от управления порта вырыли братскую могилу. Сюда бережно сносили тела героев.»

В  Новороссийске,  согласно  данных  ВМЦ,  имеется  несколько  захоронений  бойцов  393-го ОБМП,   но  ни  в  одном  из  них  И.А. ПРОХОРОВ  не  значится.  В  списке  советских  воинов,  похороненных  в  братской  могиле   (захоронение  № 23-686  по  ВМЦ)  напротив  городского  кладбища  на  Мысхакском  шоссе  значится  рядовой  ПРОХОРЕНКО  Иван  Александрович  (л.685, пор.№ 1410),  погибший  10.09.1943 г.  Сверив  список  с  донесением  о  безвозвратных  потерях  393 ОБМП  установил,  что  в  списке  три  ошибки:  должно  быть  старшина  1  статьи  ПРОХОРОВ  Иван  Александрович,  1914 г.р.,  погибший  11.09.1943 г.  Аналогичные  ошибки  найдены  и  у  некоторых  других  его  сослуживцев,  о  чем  я  сообщил  в  ГБУ КК «Кубаньпатриотцентр».

И.А.ПРОХОРОВ   включен   дважды  в  Книги  Памяти  Костромской  области:  как призванный  в  1941 г.  Буйским   (так  в  тексте – ББ) РВК, погиб  в  сентябре  1943 г.  в  г. Новороссийск  (том 8, стр.52)   и  как  призванный  в  1942 г.  Буйнакским  РВК,  Дагестан,  погиб  11.09.1943 г.,  захоронен  в  г. Новороссийск  (том 2,  стр.156).

Именем старшины 1-й статьи Ивана Александровича Прохорова (1914—1943), геройски погибшего при освобождении Новороссийска 10 сентября 1943 года  названа улица,  ранее  носившая название Водопроводная. Она  протянулась на полтора километра в Центральном районе Новороссийска от поворота с улицы Цедрика до перекрестка с улицей Снайпера Рубахо.

12  мая  2012 г.  на  официальном  сайте  администрации  и  Думы  муниципального  образования  города – героя  Новороссийск  появилось  сообщение о  том,  что  «на территории филиала ОАО «Кубаньэнерго»  Юго-Западные электрические сети состоялась торжественная церемония открытия обновленной мемориальной доски посвященной памяти Герою Советского Союза, моряку-черноморцу, старшине первой статьи Ивану Прохорову. При обороне Новороссийска Иван Прохоров повторил бессмертный подвиг Александра Матросова. На том месте, где сейчас находится административное здание филиала ОАО «Кубаньэнерго» Юго-Западные электрические сети в сентябре 1943 года десантники-моряки неожиданно наткнулись на заминированные проволочные заграждения, обойти которые было невозможно. Иван Прохоров бросился на заминированную проволоку и ценой своей жизни открыл своим товарищам путь к Победе.»  

Эта  информация  была  растиражирована  многими  городскими  СМИ,  но  никто  не  удосужился  проверить сам факт присвоения отважному моряку звания Героя, как и постройку в Австрии в марте 1988 года рефрижератора проекта M-050C  типа «Георгий Агафонов» якобы названного в честь  него «Иван  Прохоров». 

Действительно, в Дунайском пароходстве (с 1991 г. ОАО «Украинская Дунайская судоходная компания») был такой сухогруз,  списанный и утилизированный в Килие  в  2017  году,  но  назвали  его в честь Героя Советского Союза  гвардии рядового Ивана Ивановича ПРОХОРОВА, служившего  в  56-ом гвардейском  кавалерийском полку 14-й гвардейской кавалерийской  дивизии  и  повторившего  подвиг  Александра  Матросова,  погибшего  11.02.1945 г.  в  Германии  и  удостоенного  высокого  звания  Указом  Верховного  Совета  СССР  от  27.02.1945 г.  посмертно.

Прохоров Иван Иванович

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.