Ткачев Ю. Побывальщины от Сани Потемкина. На мели, людоеды, бражка

Дошлепали мы до африканского континента, зашли в кенийский порт Мамбаса.  Вечером ошвартовались у пирса, попили чаю, полюбовались на яркие южные звезды и легли спать. Утром экипаж растеряно  бегал по верхней палубе. Моря не было. Наш «Бургас» стоял, погрузившись килем в грунт на дне моря. Швартовые исправно были привязаны за кнехты на пирсе, видимо ночью их потравили, чтобы не лопнули.
Никогда я не видел такого мощного отлива, как тогда. Не знал, что Луна оказывает такое мощное воздействие на океан. Потом вода начала потихоньку прибывать, танкер поднялся, и началась разгрузка мазута нашим торговым судам.
На берег нас не отпускали из-за людоедов. Нам объяснили причину – местные жители обожают питаться мясом белых людей, и не так давно в Мамбасе съели немецкого посла. «Приходите, детки, в Африку гулять!..» После этих разъяснений никого на берег не тянуло.


Зато мы там загрузились таким количеством дешевых ананасов и бананов, что съесть их было просто невозможно. Ананасы переспели и, если бы мы с другом Стёпой не проявили находчивость,  сгнили бы стопроцентно.  Выпросили на камбузе бак из нержавейки на 25 литров. Собрали все ананасы, надавили с них сок. Туда же, в бак добавили пайкового сливового сока.  Закрыли и спрятали на десять дней в моей каюте под ворохом одежды. Все эти десять дней терпели, даже не дегустировали, что там вышло. Каждый день отмечали черточкой карандашом на переборке моей каюты.  Когда нарисовали последнюю черточку, мы со Степой торжественно открыли крышку. Сняли пробу из кофейных чашечек.
– Ну, как, Степа? – спросил я через минуту
– Божественный нектар, — ответил мой дружок, — в голову шибает почище водки.
Действительно эта бражка, приятная на вкус, пьянила и веселила.
Веселье до добра не доводит, нас быстро вычислили и раскулачили «старшие товарищи». Нам, правда, тоже оставили литра три.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.