Сафаров А. Гардемарины. Трибун

Он любил выступать на собраниях. На комсомольских и строевых. Не имело значения.

Особенно когда разбирали кого-нибудь за что-нибудь. Такая у него была жизненная позиция. Монументальный, с красной рожей, он вдохновенно громил проштрафившегося сослуживца, требуя заклания. Кажется это доставляло ему удовольствие.

Такой это был человек. И начальство его любило. Просто удивительно как любило.

А занесло его в училище из Кущевки что в Краснодарском крае. Там он, наверное, тоже всех обличал.

В первый раз решил не называть его фамилию. Вдруг человек изменился. Сам-то я в это не верю, но вдруг.

А за пол года до выпуска, второкурсники поймали его на воровстве. Поймали и приволокли к нам разбираться. Оказалось, он вскрывал классы, шарил по столам и тырил понравившиеся фломастеры и авторучки.

Всей ротой мы требовали его отчисления, мы не хотели выпускаться вместе с вором. И дело не в мелочевке которую он крал, а в лицемерии и двуличности. Мы были уверены в том, что это ничтожество не имеет права носить офицерские погоны.

Но начальство думало иначе, и кортик с лейтенантскими погонами он получил. Вот только вместо Северного флота ему теперь предстояло служить на Черноморском. Такое вот наказание.

Для тех кто не знает поясняю: ЧФ у нас считался местом ссылки, потому что служить на парадном флоте не сахар, и с квартирами в Севастополе мягко говоря плоховато.

Спустя несколько лет слышал от однокашников, что он успешно делает карьеру, и у начальства в большом почете. Ничего не поделаешь, нужны начальству Трибуны!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.