Витюк И. Матросское «Яблочко» на полях Гражданской войны

Рецензия на книгу Владимира Шигина «Заговор против Ленина. Эсеры в тельняшках»

В московском издательстве «Вече» в 2020 году вышла новая книга известного российского писателя-мариниста Владимира Шигина «Заговор против Ленина. Эсеры в тельняшках», посвящённая трагическим событиям Гражданской войны 1918-1920 годов. При этом автор рассматривает одну из самых малоизученных страниц этой войны – участие в ней революционных матросов и матросов-анархистов. Собрав большое количество документального, а зачастую и уникального материала, автору удалось рассказать о многих тайнах тех уже далеких от нас событий.

Кому из нас не знаком образ матроса революции? Широкоплечий красавец в бушлате, перепоясанном пулемётными лентами, с маузером на боку и в лихо сдвинутой на затылок бескозырке. Влияние матросов на все виды деятельности в России в эпоху революции 1917 года, как и в последующей Гражданской войне, было поистине всеобъемлющим. Именно они явились локомотивом двух революций, именно они были в авангарде всех сражений Гражданской, дрались на море и на суше, карали врагов революции в застенках ВЧК, анархиствовали и бесчинствовали, а, в конце концов, не убоялись замахнуться в Кронштадтском мятеже на всем им обязанную большевистскую власть. Романтический ореол и своенравность, презрение к смерти и склонность к анархии, верность идеалам свободы и готовность за них умереть, все это, разумеется, вызывало искреннее восхищение этими санкюлотами русской революции у одних, и столь же жгучую ненависть у других. Но равнодушных не было…

Историк А.А. Киличенков справедливо пишет: «Матросы, будучи в большинстве своём рослыми, хорошо физически развитыми, в броской и непривычной форме на фоне серой и невзрачной солдатской массы производили яркое и запоминающееся впечатление. Кроме того, традиционная нехватка на кораблях винтовок и револьверов порождала у матросов почти детскую тягу к обвешиванию оружием. С чисто практической точки зрения обвязывание себя пулеметными лентами, ношение за поясом гранат и нескольких револьверов было весьма неудобным и небезопасным. Однако на людей штатских увешанная револьверами и бомбами «гвардия Октября» производила неотразимое впечатление. Большевики часто поручали матросам различные акции по «наведению порядка». Один лишь вид балтийцев действовал на слабонервных интеллигентов устрашающе…»

Да и в реальности большинство матросов были ребятами отчаянными, не боявшимися ни Бога, ни чёрта. Вот один лишь пример. Газета «Бурят-монгольская правда» за 1927 год приводит откровения одного из белогвардейских офицеров: «Матросы те, как дьяволы. Повели мы троих вешать. Один, как папиросу курил, так и в петлю с папироской полез. Другого подняли, он висит и ногами, представляете, дрыгает. А третий стоит, и на второго смеется: «Видно, − говорит, − не нравится ему ваша кадетская качеля…». И это признание самых отъявленных врагов! Что же тогда говорить обо всех остальных!

Как бы то ни было, но именно матрос в бескозырке на затылке и в распахнутом бушлате, перепоясанный пулемётными лентами, стал классическим образом матроса Гражданской войны для многих поколений наших соотечественников. О них, матросах Гражданской войны, и рассказывает в книге «Заговор против Ленина. Эсеры в тельняшках» историк и писатель, автор более 130 книг, Заслуженный работник культуры Российской Федерации капитан 1 ранга Владимир Виленович Шигин.

Первая часть книги «Вся власть Советам» рассматривает вопросы создания первых матросских отрядов, устанавливавших Советскую власть в регионах и подавлявших первые антисоветские выступления на местах. Много нового рассказывает автор о первом эшелонном этапе Гражданской войны и матросских боевых эшелонах. Особое место в первой части книги занимает и деятельность матросских продовольственных отрядов. Рассматривает В.Шигин и причины, по которым большевики к середине 1918 года повсеместно начали ликвидировать матросские отряды, переходя к регулярным воинским частям.

Во второй части книги В.Шигин рассказывает об участии революционных матросов в борьбе за Петроград, Мурманск и Архангельск, о боевых действиях матросских отрядов против Колчака. Отдельная глава посвящена трагической судьбе 1-го Кронштадтского полка – прообразе матросского отряда из пьесы Всеволода Вишневского «Оптимистическая трагедия». Много нового и интересного узнают читатели и о Волжской военной флотилии в 1918-1920 годах.

В третьей части книги Владимир Шигин описывает участие революционных матросов в становлении Советской власти в Одессе, реальную историю знаменитого похода Таманской армии (т.н. «железный поток»), участию матросов в боях на юге России в 1919-1920 годах.

Четвёртая часть книги, посвящена матросам-анархистам. Здесь автор детально анализирует причины матросского террора, показывает массовый уход матросов в анархическое движение, участие матросов в войне на стороне батьки Махно. Особо следует отметить совершенно новый взгляд автора на участие матросов-анархистов и левых эсеров в убийстве императора Николая Второго, покушении на В.И. Ленина и других деятелей партии большевиков.

В своей книге Владимир Шигин утверждает, что, несмотря на раскол флота, гибель кораблей в Новороссийске и поражение матросской антибольшевистской оппозиции, роль революционных матросов в широкомасштабной Гражданской войне была очень высокой. Связано это было и с общим укреплением Советской власти, и с потребностью во флоте в качестве  военной силы молодого рабоче-крестьянского государства.

Матросы продолжали играть авангардную роль как в проявлениях героизма в боевых действиях, так и в «мутных и лихих» событиях, сопровождавших ход Гражданской войны. Стремление матросов к крайним радикальным мерам на начальном этапе войны особенно ярко выразилась в принятии ими политики красного террора. Изначально террор начал широко распространяться на Восточном фронте – первом фронте Гражданской войны, возникшем на Средней Волге и имевшем во многом «пароходный» характер. Там противоборствующие стороны были склонны использовать террористические методы для прекращения колебаний и измен в создаваемых воинских частях, а также среди местного населения, что было обусловлено, как общей неясностью политической обстановки, так и Волгой, как единой транспортной артерией. Основные методы красного террора разрабатывались Л.Д. Троцким, Ф.Ф. Раскольниковым и другими местными военными руководителями во многом именно в связи с действиями Волжской флотилии. Затем они были подхвачены Центром и распространены уже на всю Россию в начале сентября 1918 года. Поводом к этому стало покушение на В.И. Ленина и другие громкие террористические акты лета 1918 года, в которых всегда присутствовало определённое матросское участие. При этом наибольшие жертвы и наибольшую длительность красный террор имел именно в Петрограде и Кронштадте. Однако именно там матросы оказались в числе первых, кто стал ощущать вред этой политики и начал ей противодействовать.

Конец 1918 года характеризовался большим всплеском «левых» настроений на флоте. Это было вызвано окончанием Первой мировой войны из-за революции в Германии в связи с начавшимся там матросским восстанием и надеждами «братвы» на давно ожидавшуюся мировую революцию. Практическим проявлением левачества на флоте в этот период было шапкозакидательство при проведении военных операций. Так, полным провалом закончилась в конце декабря 1918 года попытка с помощью действий балтийских кораблей подтолкнуть революцию в Эстонии. Во многом последствием этой самодеятельности стала ликвидация в начале 1918 года Центрлобалта, который сохранялся благодаря революционным заслугам балтийцев, и установление на флоте жёсткого «однопартийного режима», повышение дисциплины, возрастание роли ЧК, и, как следствие этого – новый всплеск подозрительности к военным специалистам, несмотря на их большую роль в условиях ведения боевых действий. Данные процессы на флоте находились также в русле обострения общей военно-политической обстановки в стране весной 1919 года, вызванной наступлением белых армий и превращением страны в «единый военный лагерь».

Этот этап, сопровождаемый новыми разочарованиями матросов в мировой революции, привёл их к новому разочарованию политикой большевиков. На флоте, как отражение общей обстановки в стране, вновь оживились левоэсеровские оппозиционные настроения. Только теперь они, как пишет В.Шигин, отражали негативное отношение к Гражданской войне, пропагандируя лозунги «довольно братской крови» и «зелёные» (дезертирские) настроения, особенно распространённые тогда на Северо-Западе страны. При этом подозрения в изменах военных специалистов теперь стали идти больше «сверху» от власти, стремившейся переложить на них ответственность за военные неудачи и общие трудности. Среди матросов же, военспецы, наоборот, стали находить определённое сочувствие. Результатом таких настроений в связи с приближением белых к Петрограду стало известное восстание на форте Красная Горка в июне 1919 года. Восстание имело четкую левую основу. При этом восставшие наивно рассчитывали на помощь и равноправные отношения с английским флотом и белогвардейцами. Однако последние слишком хорошо помнили матросские самосуды над офицерами и действенной помощи восставшим не оказали. Поэтому восстание на Красной Горке быстро потерпело поражение. Последствиям этого поражения стало усиление настроения матросов о невозможности «третьего пути», запись в партию большевиков и героизм в боевых действиях.

Можно согласиться с В.Шигиным, что на Украине в 1919 году действительно большую роль продолжал играть матросский фактор. Здесь освобождение от германской оккупации приняло характер «украинской Октябрьской революции», в которой матросы в так называемом «Восточном освободительном потоке», направленном к приморским городам, играли авангардную роль, во многом подобную их роли в Петрограде в 1917 году. При этом матросы делились на Украине на две части: «северных», двигавшихся, прежде всего, с частями П.Е. Дыбенко и матросскими бронепоездами, и «южных», находившихся в многочисленных повстанческих отрядах. Левизна «северных» выражалась, в основном, в стремлении укрепить победу Октября 1917 года методами «диктатуры пролетариата» (ЧК, комбедами, карательными отрядами), а «южных» – продвинуть «украинский Октябрь» анархическими методами. Владимир Шигин утверждает, что левый экстремизм обеих частей выражался особенно в непримиримости к «классовому врагу», то есть – многочисленными необоснованными расстрелами офицеров, представителей буржуазии и прочих «бывших».

Много новых интересных исторических фактов приводит Владимир Шигин, рассматривая события февраля 1919 года, когда «северные» и «южные» матросы слились воедино в 1-й Заднепровской дивизии под командованием матроса П.Е. Дыбенко (с комбригами Н.И. Махно и Н.А. Григорьевым). Успешные действия дивизии по освобождению юга Украины, сопровождались образованием левоопозиционных Москве политических режимов, известных как «дыбенковщина» (в Крыму), махновщина (в Екатеринославской губернии) и григорьевщина (в Херсонской губернии). Причинами возникновения этих «республик» стали, как анархическая обстановка, вызванная многократной сменой власти в Северном Причерноморье, так и известные леводиктаторские методы руководства Москвы (в том числе и её представителя матроса П.Е. Дыбенко). Левизна первого режима («дыбенковщины») нанесла большой вред Советской власти тем, что отвлекла большие силы с решающего участка деникинского фронта в стратегическую ловушку Крыма, с утопической попыткой создать там отдельное социалистическое государство.

Махновский и григорьевский режимы, как известно, вылились в открытые выступления против центральной власти, что привело к прорыву белых армий на Украину. В ходе этих выступлений матросская масса пережила очередной раскол, но в то же время породила подлинно демократические элементы в Гражданской войне. Особенно это проявилось в мае 1919 года в крупном выступлении флотского полуэкипажа в Николаеве, лозунги которого, как справедливо отмечает В.Шигин, во многом предвосхитили лозунги Кронштадтского восстания 1921 года. Немало матросов вобрало в себя махновское движение, продолжившее своё существование, в условиях деникинской оккупации.

Согласно Владимиру Шигину, в ходе разгрома деникинских войск и последующего выхода Красной Армии в Причерноморье в начале 1920 года вновь возрастает значение флотского фактора. Тогда же начался процесс создания красных морских сил, в котором ведущую роль играют прибывающие балтийские моряки и военные специалисты. Именно они занимают командные и комендорские должности по всему побережью и на имеющихся в наличии немногочисленных судах. Автор указывает на рост влияния так называемых «таврических матросов», у которых имелись даже свои партизанские флотилии, и махновцев, вблизи столицы которых Гуляй-поля – в Мариуполе, была создана главная морская сила красных на Юге – Азовская флотилия. В связи с этим возрастает партизанщина и левая подозрительность к военспецам с обвинениями их в симпатиях к Врангелю. Это способствует процветанию дилетантства, приводит к разобщённости действий, ряду военно-морских неудач, в частности, необоснованной сдаче Мариуполя и т.п.

Потомственный моряк в 5-м поколении капитан 1 ранга Владимир Шигин пишет: «На протяжении Гражданской войны мы видим постепенное сознательное уменьшение роли революционных матросов в происходящих событиях. Если на первом этапе Гражданской войны Советская власть не могла обойтись без матросских отрядов, которые отражали наступление германских войск, сражались с внутренней контрреволюцией, устанавливали Советскую власть на местах и занимались поставками продовольствия, то по мере стабилизации власти большевики всё больше и больше отстранялись от «братвы». В свою очередь матросы, возмущённые Брестским миром с Германией и авторитарностью большевиков, массово переходили под знамёна левых эсеров и анархистов, участвовали в антисоветских мятежах и терактах, массами покидали советскую территорию, находя себе прибежище на юге России.

Ещё одним клином, вбитым между матросами и большевиками, стало уничтожение Черноморского флота в Новороссийске. В ответ большевики начинают расформировывать самостоятельные матросские отряды, разгоняя их совсем, или же подчиняя Красной Армии. Одновременно начинается кампания по сворачиванию флотской демократии, расформировываются судовые комитеты (судкомы), вводится институт комиссаров-назначенцев, предпринимаются попытки усиленной большевизации матросской массы.

Матросским лидерам тоже приходится сделать выбор – на чьей они стороне. Одни, такие как П.Е. Дыбенко, практически порывают со своими товарищами и окончательно переходят в лагерь большевиков. Другие, такие как А.Г. Железняков, пытаются отстоять свои принципы и исчезают в водовороте войны, третьи уходят в махновцы или вообще в бандиты. С данной позицией Владимира Шигина можно согласиться, тем более что каждый свой вывод автор подкрепляет многочисленными историческими фактами.

В целом новая книга Владимира Виленовича Шигина «Заговор против Ленина. Эсеры в тельняшках» позволяет читателям по-новому взглянуть на участие матросов в Гражданской войне, глубже понять весь ужас происходившего, узнать много нового – ранее неизвестного, а порой – и просто сенсационного о тех непростых событиях.

Игорь Евгеньевич ВИТЮК, Заслуженный работник культуры Российской Федерации, полковник запаса, ветеран боевых действий

Обновлено: 16.03.2021 — 08:43

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Очень интересной должна быть книга! Попробую купить.

    1. Игорь Витюк

      Правильное решение! Владимир Шигин — мастер своего дела и как историк, и как писатель)!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.