И ты, Брут? Гибель советского «Цезаря»

https://topwar.ru/163911-i-ty-brut-gibel-sovetskogo-cezarja.html

Причина не установлена

Близится очередная годовщина трагичной и загадочной гибели линкора «Новороссийск», бывшего ранее итальянским «Giulio Cesare» («Юлий Цезарь»).

Ночью 29 октября 1955 года в Северной бухте Севастополя прямо на месте стоянки (бочка №3) после сильного взрыва затонул флагман черноморской эскадры советского ВМФ, линкор «Новороссийск», погибло более 600 моряков.

Согласно официальной версии, под днищем корабля взорвалась старая немецкая донная мина, но есть и другие версии, более или менее правдоподобные. Данная статья — ещё одна попытка разобраться с этой страшной тайной, а также отдать дань памяти нашим морякам.

На настоящий момент истинная причина гибели линкора так и не раскрыта, несмотря на множество публикаций и обсуждения трагедии в различных телепрограммах. Например, телеканалу «Звезда» в программе «Улика из прошлого» поставить финальную точку тоже не удалось. Тем не менее, моделирование нескольких взрывов в лабораторных условиях и на компьютере позволило заключить, что взрыв донной мины, на которую сделан главный акцент в официальной версии, не может быть объяснением гибели линкора.

Все подрывы кораблей (наших и союзников) на немецких донных минах не имели случая сквозного пробоя корпуса, как на «Новороссийске». Уже после войны, 17 октября 1945 года, на немецкой донной мине в Финском заливе подорвался крейсер «Киров». Близки глубины и мощность взрывчатого вещества, взрыв произошел тоже в районе носовых башен, но характер повреждений был совершенно иным, крейсер получил общую контузию корпуса корабля, на днище местами разошлись сварные швы, вышли из строя различные механизмы. «Новороссийск» же получил сквозную пробоину при сохранении работоспособности механизмов вне зоны поражения.

Это принципиальные различия, опровергающие подрыв на донной мине линкора «Новороссийск».

Нелишним будет ещё раз подчеркнуть, что к 1955 году все аккумуляторные батареи уцелевших немецких донных мин были полностью разряжены (небоеспособны). Случаев других подрывов не происходило, хотя мины ещё находили и до, и после трагедии.

Так что же, если не донная мина? Вообще не взрыв на дне? В различных версиях этой трагедии присутствует даже вмешательство инопланетян, принципиально новое здесь трудно добавить, но есть здравый смысл и очевидные факты, которые нужно связать, и, опираясь на них, искать единственно верное объяснение гибели линейного корабля.

При взрыве линкора «Новороссийск» мы видим, что практически вся энергия взрыва устремилась вверх, на дне остались незначительные заглубления (до 1,5 метра), зато корпус корабля пробит насквозь, от днища, через стальные листы, до верхней палубы, с выбросом пламени взрыва в небо.

Не мог заряд или два заряда (по двум обнаруженным на грунте под кораблём воронкам) причинить такие катастрофические разрушения линкору и оставить столь малые следы на дне. Размеры воронки при обычном взрыве донной мины на грунте и повреждения корабля — это взаимосвязанные между собой явления, и они должны быть или одинаково огромны или одинаково незначительны. В нашем случае этого нет.

Версия взрыва боекомплекта 320-мм орудий, как и складов бензина, была опровергнута изначально. Артиллерийские снаряды и пороховые заряды к ним остались целыми, это подтверждали очевидцы и дальнейшее обследование. Склады же бензина пустовали давно и не представляли угрозы для взрыва, тем более такой силы. Тогда что это, если не несчастный случай, не потревоженная и «разбуженная» старая мина, не пожар и взрыв в артиллерийских погребах?

Известно, что вариант с диверсией категорически не устраивал наш КГБ, так как при этом получалось, что спецслужба просмотрела агентов иностранной державы, позволив им проникнуть на главную базу Черноморского флота. Более того, при этом в целом страдал имидж всего Советского Союза, а не только КГБ или руководства флота, в лице его главкома, Николая Герасимовича Кузнецова.

В этой связи хочется сразу же подвести черту под все разговоры в версии о причастности самих советских спецслужб к диверсии для дискредитации Кузнецова. Это представляется полным абсурдом, на уровне злопыхателей о «кровавой гэбне».

Вообще, для дискредитации или даже физического устранения кого-либо неугодного генсеку тому же КГБ хватило бы более простых и надёжных способов. Ничто и не помешало Никите Сергеевичу сместить приоритеты военного развития не только в ущерб флоту, но и авиации. Например, ничто ему не помешало перевести Крым из состава РСФСР в УССР или навязать к посеву кукурузу. Вряд ли Хрущёву для смещения Кузнецова был нужен особый повод, тем более такой, при котором свои же спецслужбы фактически должны были уничтожить флагманский линкор, очень нужный в той непростой международной обстановке, погубить множество своих моряков.

Да, потеря корабля и большие жертвы среди личного состава для Кузнецова бесспорно усложнили ситуацию, но это уже было следствием от трагедии, а не её причиной.

Был наказан не только адмирал Кузнецов, которого отправили в отставку, но наказали и адмиралов Калачева, Пархоменко, Галицкого, Никольского и Кулакова, их понизили в должностях и званиях.

Возможно, что официальная версия позволяла «сохранить лицо» нашим спецслужбам, давала лишний повод Хрущёву против Кузнецова и в целом флота, но она не объясняет истинную причину взрыва. Сама же трагедия случилась не от «недопустимой и преступной халатности», а, как нужно констатировать, от хладнокровной и жестокой диверсии.

Кто и как взорвал линкор «Новороссийск»?

Говоря о диверсии, в первую очередь вспоминают «чёрного принца», Валерио Боргезе, бывшего командира итальянских боевых пловцов 10-й флотилии МАС, с его запоздалыми признаниями, в фанатичном желании отомстить большевикам за то, что над итальянским линкором подняли советский флаг.

Надо полагать, что правды в этом столько же, как и в обвинениях о причастности советских спецслужб к подрыву своего же боевого корабля.

Во-первых, до самого начала войны Советский Союз сотрудничал с Италией. Практически все новые советские эсминцы и крейсеры так или иначе сделаны под влиянием итальянских проектов, итальянская школа кораблестроения ещё долго после будет прослеживаться в архитектуре советских боевых кораблей.

Знаменитый лидер «Ташкент» был заказан и куплен у Италии незадолго до нападения гитлеровской Германии на СССР. Активных боевых действий между Италией и Советским Союзом фактически не было в годы войны, и если кого Боргезе и было ненавидеть, так тех же англичан, как бывших врагов в морских сражениях на Средиземном море, или даже немцев, которые в 1943 году утопили управляемыми авиабомбами линкор «Roma», шедший сдаваться на Мальту.

Кроме того, бывшие итальянские диверсанты находились под пристальным вниманием как наших, так и иностранных спецслужб, вряд ли подготовка к «мести» могла остаться незамеченной.

Кстати, сам Боргезе в ходе Второй мировой войны был участником известного подрыва двух британских линкоров в Александрии. Это интересно в качестве сравнения к взрыву на линкоре «Новороссийск».

Валерио Боргезе возглавил 19 декабря 1941 года диверсионные действия штурмового подразделения итальянского ВМС (10 флотилия МАС) на британские линкоры в александрийском порту.

Итальянские диверсанты, используя человеко-торпеды, проникли в охраняемый порт и заминировали два британских линкора, «Куин Элизабет» («Королева Елизавета») и «Вэлиант» («Доблестный»). Перевезённую взрывчатку крепили под килем и сбрасывали на грунт под днище.

В результате диверсии «Вэлиант» вышел из строя на полгода, а «Куин Элизабет» — на 9 месяцев. На «Вэлианте» жертв удалось избежать, а на линкоре «Куин Элизабет» погибло 8 моряков.

И ты, Брут? Гибель советского "Цезаря"

Всех участников непосредственного минирования кораблей англичане поймали практически сразу, итальянские диверсанты превратились в военнопленных.

Это реальные факты военного времени, при этом следует отметить, что при креплении магнитных мин, установке взрывчатки выбираются максимально уязвимые места, как то: артиллерийские погреба, центральная часть корпуса, но не носовая оконечность.

В случае с линкором «Новороссийск» мощный заряд оказался именно в носовой оконечности, не по центру корабля, не под пороховыми погребами, даже не под рулями и винтами. Объяснение этому факту трудно найти, это не рационально при подводной диверсии, так как нужен максимальный урон при минимальных рисках, а не максимальные проблемы, с затратой сил и времени для получения нужной мощности взрыва.

Надо учитывать детали, которые многие оставляют за кадром, плодя самые трудоёмкие и фантастические версии в трагедии «Новороссийска», рассматривая самые невероятные схемы того, как внешний взрыв мог причинить такие чудовищные разрушения кораблю.

Здесь и кусок от затопленной баржи как экран для направленного взрыва, и связка мин, что немцы додумались оставить с войны, заботливо проложив по дну кабель для дистанционного подрыва с тайного места на берегу. Особо впечатляет буксировка тонн взрывчатки с внешнего рейда с молодецким налётом мини-субмарин диверсантов. Всё это долго и слишком хлопотно, а главное, всё это не объясняет силу и характер произошедшего взрыва на линкоре.

Версия, где итальянские «старики-разбойники» якобы ударились в личную вендетту против флота СССР, также не выдерживает критики. Скорее это «откровения» для отвода глаз от истинных заказчиков и исполнителей. Ко всему прочему никто, даже все итальянские ВМС, на тот период не потянули бы такую операцию против СССР, тем более без санкции НАТО, без разрешения США. Только одна страна на тот период могла это сделать без санкции НАТО и США — Великобритания, бывший союзник СССР по антигитлеровской коалиции.

Теперь важный исторический момент, о котором необходимо сказать. В годы Второй мировой войны Мальта была базой британского военно-морского флота, являясь штаб-квартирой на средиземноморском театре военных действий. Именно на Мальту пришли сдаваться оставшиеся итальянские корабли осенью 1943 года, среди которых был и «Giulio Cesare». На Мальте линкор простоял у англичан до 1948 года, после чего он был передан в счёт репараций Советскому Союзу.

Разбираясь в причинах трагедии 1955 года, нельзя забывать историю: передача линкора СССР проходила в резко обострившейся международной обстановке, к 1948 году бывшие союзники становились врагами, вполне реально возникла перспектива новой войны. В самом деле, уже прозвучала антисоветская речь Уинстона Черчилля в Фултоне, а США имели планы атомных бомбардировок советских городов. Очень сомнительно, что Советскому Союзу желали добра и при вынужденной передаче по репарации сильной боевой единицы флота.

Советское руководство рассчитывало получить один из новых итальянских линкоров, «Littorio» или «Vittorio Veneto», но бывшие союзники, сославшись на то, что Советский Союз не принимал активного участия в войне на Средиземном море, согласились передать лишь более старый «Giulio Cesare». Иными словами, будущий «Новороссийск» был выбран для передачи СССР изначально.

Это важно, так как у корабля была уникальная особенность с носовой оконечностью, в процессе предвоенной модернизации, к тому же было время детально изучить корабль и использовать это против усиления советского флота.

Непосредственно перед передачей Советскому Союзу линейного корабля был проведён его частичный ремонт, как отмечалась, главным образом электромеханической части. Линкор, единственный из всех передаваемых итальянских кораблей, передавался с полным боекомплектом.

Известно, что передача и сам переход в СССР проходил в крайне нервной обстановке, слухи о минировании и возможной диверсии тревожили весь экипаж.

Искали ли возможную взрывчатку после? Да, искали, кроме того, корабль с 1949 по 1955 годы восемь раз проходил различные ремонты и модернизацию. Взрывное устройство не было обнаружено. Тому может быть несколько причин, одна из них — недостаточно полная документация чертежей корабля вплоть до намеренного искажения схем отсеков, трудности перевода с итальянского. Нужно отметить и необходимый для такого уровня диверсии профессионализм в самой скрытности минирования, высокой степени маскировки места закладки заряда.

Для гарантированного исключения подобной закладки требовался не просто выборочный осмотр, а полный демонтаж накладной части носовой оконечности, чего не было сделано.

Никакой внешний подрыв не имел бы такого характера повреждений, какой был на «Новороссийске», не нанёс бы такого урона. Можно утверждать, что взрыв, погубивший линкор «Новороссийск», был внутренним. Только особенности внутреннего минирования могли дать такой мощный направленный взрыв.

На внутренний взрыв указывают и показания свидетелей, утверждавших, что на корабле после взрыва ощущался сильный запах взрывчатки, что возможно только при взрыве в воздушной среде, то есть внутри корпуса линкора. Даже не суть важно, как был активирован внутренний заряд, при уже заложенной взрывчатке, заранее продуманных способах диверсию мог осуществить даже один аквалангист, при минимальных затратах и рисках получая максимальный эффект.
Именно мощный взрыв в корпусе «Новороссийска» выжег весь воздух в смежном пространстве, образовав вакуум. Вакуум создал разницу давлений, при котором хлынувшие потоки воды загнули зазубрины пробоины внутрь. Кроме того, потоки воды вовлекли и донный ил.

Самое вероятное место закладки — это и есть сочленение старого дредноутного носа с новой носовой оконечностью, что была добавлена ещё при предвоенной модернизации линкора в Италии. Причём закладка была в максимально возможной близости к артиллерийским погребам носовых башен.

Естественно, тайное минирование производилось тогда, когда линкор был определён для передачи Советскому Союзу. Бывшие союзники здесь ничем не рисковали, всегда можно было всё свалить на итальянских фашистов. Предполагаемый взрыв при переходе не состоялся по ряду причин, в том числе и благодаря принятым мерам предосторожности с советской стороны, но опасный «подарок» остался с кораблём «до востребования».

Почему про «подарок» в носовой оконечности вспомнили только в октябре 1955 года?

Суэцкий канал, Египет, усиление Советского Союза в этом регионе, очень важном для Великобритании, непосредственная подготовка нашей эскадры во главе с «Новороссийском» для выхода в Средиземное море в крайне напряжённый политический момент. Наконец, прошло достаточно много времени с момента передачи корабля, что также затруднило бы любые обвинения, уменьшило политические риски для заказчиков этого военного преступления.

Официальная же версия при Хрущёве — это почти «он утонул»… Все материалы комиссии по расследованию трагедии были засекречены, большая часть материалов вообще уничтожена. Никита Сергеевич замял трудно доказуемый и неудобный инцидент, перевёл стрелки на халатность адмирала Кузнецова, и не прошло и полгода, как прибыл к британским «партнёрам» с визитом на Туманный Альбион, налаживать мирное сосуществование с Западом.

Кстати, джентльмены и там отличились в апреле 1956 года с крейсером «Орджоникидзе», но это уже другая история, известная как «дело Кребба». Здесь можно лишь добавить, что опасаясь международного скандала, это дело также замяли, главным образом уже благодаря британскому премьеру Энтони Идену.

Вот так. «И ты, Брут?» — мог бы сказать советский стальной «Цезарь» холодной ночью 29 октября 1955 года как бывшим союзникам по антигитлеровской коалиции, так и Хрущёву, нашедшему в дальнейшем повод для резки корабля и погрома кораблестроительной программы СССР.

Гибель линкора «Новороссийск» — не просто диверсия. После эпохи Сталина это явилось лакмусом, водоразделом как в хрущёвском торможении развития мощного океанского флота, так и в пагубном для социализма заигрывании со смертельным врагом в надежде на «мирное сосуществование» с антагонистом, антиподом, готовым на любые преступления.Автор:Per se.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *