Щекотихин О. Обручальное кольцо

Замечательная, торжественная, всю жизнь не забываемая церемония бракосочетания. Обручальное кольцо! В один из моментов этого обряда молодожены обмениваются кольцами и торжественно надевают их на безымянный палец правой руки, чтобы не снимать до конца дней, соблюдая взаимную верность. Это символ большой любви и преданности друг другу. У католиков супруги носят кольца не на правой, а на левой руке. Если судьба-злодейка забирает одного из супругов в мир иной, то кольцо переселяется на палец противоположной руки и является символом пережитой тяжелой утраты.

Однако не всегда удается соблюдать этот замечательный обряд и всю жизнь не снимать кольцо. Суровый приказ может запретить это. Такой приказ не раз появлялся в Черноморском пароходстве, был справедлив в морских условиях и препятствовал неприятным последствиям, связанным с ношением обручального кольца.

Наш теплоход после длительного рейса возвращался в красавицу Одессу – свой базовый порт.

Возвращение в порт приписки – это праздник для всего экипажа, встреча с родными и близкими после долгого и, в большинстве случаев, тяжелого рейса, это заслуженный отдых на родной земле. Но, кроме долгожданной встречи с дорогими людьми, это еще и встреча с многочисленными чиновниками пароходства и других контролирующих организаций. Обязательно придет групповой инженер из службы судового хозяйства, чтобы проверить механиков; из службы мореплавания, чтобы проверить штурманов. Могут появиться пожарники и провести проверку состояния противопожарной готовности и даже потребовать сыграть пожарную тревогу, с секундомером в руках контролируя время выполнения водной задачи. Чтобы их задобрить, приходилось пожарные насосы в машинном отделении красить в красный цвет. Служба дезодорации (крысоловов) в определенных местах посыпала каким-то порошком палубу и проверяла, не появятся ли следы крыс. Служба портов флота зорко следила, чтобы на швартовых концах висели крысоотбойные щитки, препятствующие движению грызунов по толстым тросам, связывающим борт судна с сушей и т. д.

Мы насчитали 16 служб, которые могли появиться на судне по приходу в родной порт. И каждая служба искала повод, чтобы к чему-нибудь придраться в ожидании получения заморского подарка в качестве откупного за обнаруженный недостаток. Но самым хлопотным и неприятным было появление чиновников службы, контролировавшей проведение ежегодной инвентаризации. При спуске судна со стапеля его сопровождала инвентаризационная ведомость, содержащая огромный список разнообразного имущества, которым оно обязательно комплектовалось и которое всегда должно быть в наличии. Я, как второй электромеханик, заведовал кладовой запасных частей к самому различному судовому электрооборудованию.Различные детали хранились в многочисленных ящиках на многоярусных стеллажах. Необходимо было сверить наличие всех болтиков, гаечек, контактов, блокконтактов, подшипников, инструмента и т. д. с числящимся по инвентаризационной ведомости и в случае отсутствия чего-то обосновать, куда оно израсходовано, и предъявить для сдачи на 5-1 склад во 2-м Заливном переулке на Пересыпи пришедшее в негодность. И при проверке, в случае, если чего-то не хватало или оказывалось лишнее, грозило большими неприятностями. Самым неприятным было то, что после просмотра бесчисленных ящиков с ЗИПом надо было составить ведомость наличия имущества. На судне была одна-единственная пишущая машинка. Поэтому составлялось расписание, когда на ней печатать штурманам, механикам, электрикам, радистам. Поскольку быстро печатать никто не умел, моряки, усевшись за машинку, долго и нудно нажимали клавиши одним пальцем.

Стрелки подошли к десяти часам – началу «профсоюзного перекура». По неписаной традиции, отработав два часа, свободные от вахты моряки, которые занимались общесудовыми работами, собирались на кормовой швартовой палубе – месте, отведенном для курения, и за разговорами и сигаретами отдыхали, обдуваемые свежими порывами ветра минут 10, чтобы снова приняться за работу.

Рядом с электромастерской и кладовой запчастей, которыми заведовал я, находилась механическая мастерская – заведывание судового токаря Бориса Третьяка. Проходя к траку, ведущему из машинного отделения на палубу мимо механической мастерской, я напомнил Борису, что уже время перекура и пора прервать покраску стеллажей. Борис находился на верхнем ярусе стеллажей под самым подволоком.

– Иди, не жди меня, я докрашу этот уголок и догоню тебя, – сказал Борис.

На корме моряки дружно дымили сигаретами и слушали матроса, рассказывавшего одну из бесконечных морских историй.

Через пару минут появился моторист Володя Чекунов и с обеспокоенным видом сказал, что с Борисом неладно и его повели в лазарет к судовому врачу. Что с ним случилось, Володя не знал.

А случилось вот что. Борис недавно женился на горячо любимой девушке, за которой долго ухаживал. В память об этом судьбоносном событии он носил массивное золотое обручальное кольцо, которое никогда не снимал.

Когда я позвал его на перекур, он, закончив покраску, не стал постепенно спускаться с верхнего яруса стеллажей на промежуточные, а, обладая хорошей спортивной формой, сразу прыгнул на палубу. Судно плавно переваливалось с борта на борт на крупных волнах метровой зыби – отголосках далекого шторма, бушевавшего где-то вдали от нас. Во время прыжка правая рука, которой Борис придерживался за вертикальную стойку, под действием крена плотно прижалась к ней и скользнула вниз. А на стойке, на уровне каждого яруса, есть приваренные крючки, в которые вставляются закладные рейки, чтобы имущество во время качки не падало. Так как закладные рейки отсутствовали, рука Бориса, скользнув по вертикальной стойке, достигла крючка, и кольцо зацепилось за него. До палубы было значительное расстояние, и тело Бориса оказалось подвешенным на крючок за обручальное кольцо. Веса падающего тела оказалось достаточно, чтобы на крючке вместе с кольцом остались две фаланги его пальца, а он опустился на палубу с окровавленной рукой. Когда судовой врач рассказал нам подробности случившегося, электрик Жора, загадочно улыбнувшись, произнес «седьмой». Мы с недоумением уставились на него, а он показал нам свою правую руку с одной фалангой на безымянном пальце и сказал «четвертый». Потом рассказал, что из-за обручального кольца остался без пальца. Жена очень обижалась, если он снимал обручальное кольцо, поэтому вошло в привычку носить его постоянно.

Во время прохождения Бискайского залива сильно штормило. Он шел по коридору и придерживался за поручни вдоль стенки. Судно было старой постройки, и поручни не раз подвергались ремонту. Крепление деревянного бруса к кронштейну, заделанному в переборку, было выполнено при помощи болта, конец которого выступал за пределы навинченной на него гайки. При очередном крене судна тело Жоры полетело к противоположной переборке. Стараясь удержаться на ногах, он пытался ухватиться за поручень, рука скользнула вдоль него, и обручальное кольцо зацепилось за выступающий из кронштейна конец болта, а Жора отлетел к противоположной переборке и почувствовал сильную боль в правой руке. Взглянув на руку, Жора увидел окровавленный безымянный палец без обручального кольца и двух фаланг, оставшихся на креплении поручня.

По поводу несчастного случая в пароходстве появлялся приказ, подготовленный отделом техники безопасности. В нем подробно рассматривались обстоятельства случившегося и приводился список предыдущих несчастных случаев. Приказ заканчивался категорическим запретом приступать к работе на борту судна, не сняв обручальное кольцо.

После седьмого случая запрет на обручалки стал строжайшим. Так что теперь ревнивые жены слегка по­остыли – даже при большом желании некоторым морякам носить обручальные кольца было уже негде.

Вот такую странную дань собирал Нептун с верных мужей.

2 комментария

Оставить комментарий
  1. Весьма поучительная история! Необходимо довести её до ВСЕХ ЖЁН, а не только жён моряков! И объяснить им: почему их мужья, отправляясь в командировки, или в отпуск, или ещё куда, не надевают обручальные кольца. Ну, или возвращаются из поездок без кольца! Техника безопасности, однако!

    1. Когда я молодым лейтенантом пришел на ПЛ замполит посоветовал снять кольцо — мол, Командир не любит. Снял. Заложил в спичечный коробок, а когда спички кончилсь,выбросил его в каюте ПКЗ в мусорник. Дома от моло- духи получил, хотпл показать коробок, но всромнил, что выбросил. Рысью ночью на ПКЗ. Хорошо, Что уборщик не успел вынести мусор. Кольцо было спасено, но носить его можно было только дома!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.