Щекотихин О. Максимова дача – севастопольская Голгофа.

Судьба Максимовой дачи

Что же произошло дальше с многострадальной дачей? В 1924 году здесь была организована колония беспризорников. Можно себе представить, что делали колонисты с деревьями, кустарниками и декоративными водоёмами … Затем, в 1927 году «хутор быв. Максимова» передаётся Местхозу, который все-таки пытается как-то восстановить ведение хозяйства, было даже выделено 1160 рублей на проведение текущих работ. После неудачных попыток «восстановления» дача передаётся Отделу народного образования под Детскую сельхозколонию для девочек (они деревья не ломают!). Но тогда виноградники ещё занимали площадь в 15 га, а плодоносящих косточковых деревьев насчитывалось более 1500 штук! Но дом, где жили детдомовцы почему-то сгорает, и в 1929 году на даче создаётся сельхозкоммуна «Безбожник».

Безбожники-коммунары оказались очень хозяйственными людьми. Они сумели восстановить запущенное хозяйство, возделывали виноградники, выращивали овощи и фрукты, но в 1932 году им предложили вступить в колхоз. Наверное, они были все-таки не настоящими коммунарами, т.к. вступать в колхоз не согласились и их быстренько отправили восвояси, а сельхозкоммуна «Безбожник» прекратила своё существование. Но в 1935 году для Максимовой дачи наконец-то наступило светлое время. На ее территории строится здание санатория кораблестроителей. Парк был приведён в порядок, разбиты цветники и розарии. Налажено и полностью восстановлено уничтоженное удельное хозяйство.

Санаторий стал пользоваться такой популярностью, что летом жители Севастополя не могли в него попасть, так как со всех концов Советского Союза съезжались сюда «кораблестроители» и приближенные к ним граждане. В конце тридцатых годов Максимова дача оказалась среди таких известных Южнобережных парков, как Ливадийский, Воронцовский дворцы. Процитирую А.М.Чикина «Благоухание цветущих роз, жужжание пчёл, запах чистой родниковой воды и деревьев, таинственная прохлада гротов, радующая глаз красота талантливо спланированного парка и уют балки, французские поляны», перемежающиеся с редкими экзотическими растениями, нигде в окрестностях Севастополя не произраставшими, как и многое другое, делали человека добрее и отзывчивее. Все заставляло задуматься над хрупкостью сказочного мира этого уголка. Он создан был человеком, который любил, верил и работал для добра. И вот теперь его труд оказался востребован соотечественниками, правда, уже совсем другой страны, так изменившейся за последние десятилетия Родины».

Но приближались грозные сороковые годы. Великая Отечественная война. В сентябре 1941 года на территории Максимовой дачи был организован военный госпиталь и медсанбаты Черноморского флота. В 1942 году сюда перевели военно-морской госпиталь. А по соседству разместили два мощные 130-миллиметровые орудия крейсера «Червона Украина». Гроты и штольни были переоборудованы под бомбоубежища, т.к. совершенно естественно предполагалось, что место дислокации батарей немцы будут бомбить. Что они и делали, чем наносили огромный ущерб. До сих пор в парке видны следы воронок от бомб. Во время обороны Севастополя госпиталь работал в невыносимых условиях. Было принято решение уходить под землю. Вот тогда-то и пригодились многочисленные туннели, вырытые под землёй ещё при жизни Максимова. Был организован подземный госпиталь. Но Максимовой даче опять не повезло. Именно здесь проходила вторая линия обороны. В результате жесточайших боев были разрушены почти все постройки на территории парка, часть гротов, частично сгорел дом Максимова.

29 июня немцы захватили Максимову дачу. И опять здесь начались массовые расстрелы… Никто теперь не может сказать сколько безымянных и братских могил разбросано по всему этому урочищу.

После войны неоднократно поднимался вопрос о возрождении Максимовой дачи, находились группы энтузиастов. Предполагалось создать здесь зону отдыха. Приглашались крупные специалисты, которые считали, что подобное возрождение «жемчужины в зелёном кольце Севастополя» возможно. Но… В оставшихся капитальных строениях сперва разместили военные склады, затем военный госпиталь. Пока сочинялись соответствующие документы, парк начали раскапывать под огороды, периодически выкапывая человеческие кости. Некоторые предприимчивые дачники занялись строительством дачных домиков. Появились козы, пасущиеся среди шедевров парковой архитектуры, в водоёмах начали мыть автомобили.

Весной и летом в парк по сей день приезжают любители шашлыков, для приготовления которых вырубаются деревья. На полянах, где производили массовые расстрелы устраивают футбольные матчи. И все это сопровождается грудами мусора, который оставляют после себя равнодушные и добропорядочные граждане.

Вот такая грустная история. Жил человек, неплохой человек. Любил, работал, строил, растил детей, жил в достатке, помогал бедным. Почему так все сложилось? Кто виноват? Революции? Войны? Судьба?

Уважаемый читатель посети это скорбное место. Хотя бы для того, чтобы отдать дань и Алексею Андреевичу Максимову, и строителям, и садовникам, и расстрелянным красноармейцам, белогвардейцам, зажиточным «буржуям», военнопленным, артиллеристам, всем-всем, кого судьба привела на этот многострадальный клочок земли, под таким многоёмким названием — «Максимова дача».

И в заключение хочу привести выдержку   из   интервью (апрель 2010 года) внучки Алексея Андреевича Максимова, которая сейчас пытается восстановить наследство своего деда: «Поймите, для севастопольцев Максимова дача – это памятник архитектуры, но для меня это земля моих предков. Я чувствую там каждую веточку, каждый клочок земли. Я помню, как в детстве мама показывала мне, где стояла скамейка, где обеденный стол, где располагался рояль… А теперь я вижу ее в таком упадке. Но больше всего меня беспокоит другая проблема: в своё время дед посадил на территории парка такие растения, которых не было даже в Никитском ботаническом саду. Сегодня я вижу, что эти растения сожжены, вырублены и пущены на костёр для шашлыков».

А это ответ юриста: «Честно говоря, трудно представить, что у нашего государства можно что-то отсудить. Тем более что

«Максимова дача» сегодня имеет статус заказника, парк является памятником природы, археологии, истории, ландшафтно-паркового искусства. Согласно ст. 84 Земельного кодекса Украины, такие земли не могут передаваться частному лицу. Что касается наследства, то, согласно ст. 78 того же кодекса, лицам (их наследникам), которые имели в собственности земельные участки до 15 мая 1992 года, эти участки не возвращаются. Закона о реституции в Украине нет».

В 2010 году, в 90-летнюю годовщину Исхода Русской армии из Крыма, была высказана идея о возможности создания в Севастополе памятного комплекса, посвящённого трагическим событиям политических репрессий.

Строительство музейного комплекса с храмом планируется за счёт меценатов. Координаторы проекта планируют превратить музей в научный центр, чтобы объединить усилия историков, которые занимаются изучением этого периода.

Одна из задач музея – это хранение истории севастопольцев тех, которые ушли и тех, кто здесь остался. Сегодня не стоит задачей показать жертвы красного террора, нагнетать обстановку, связанную с голодом в 20 годах, с политическими репрессиями 30 годов, потому что Севастополя это все коснулось в полной мере.

Сегодня задача провести спокойную историческую работу. Музей будет призван эти все задачи решить, — сказал председатель общественной организации «Севастополь Таврический» Вадим Прокопенков.

Мемориальный комплекс будет включать в себя собственно музей и православный храм во имя Святых Новомучеников и Исповедников Российских. Форма храма символизирует корабли императорского флота, уходящие к чужим берегам. Завершить создание мемориального комплекса планируется к 100-летию Исхода, в 2020 году.

Литература:

Zalgalina [Электронный ресурс] / Максимова дача. Севастополь – Режим доступа: http://zalgalina.livejournal.com/5518.html, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус., анг.

Чикин, А.М. Максимова дача. Севастополь, которого нет / А.М. Чикин. Севастополь: Библекс, 2005. – 152 с.

Соколов, Д.В. Очерки по истории политических репрессий в Крыму (1917-1941): Сборник статей / Д.В. Соколов. – Севастополь: Телескоп, 2009. – 60 с.

Авдет (крымскотатарская газета) [Электронный ресурс] / Зверства красных фашистов в Севастополе 1920-1921 гг. // Авдет. – 2012. – 28 мая. –

Выпуск 25. – Режим доступа: http://avdet.org/node/6073, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус.

Соколов, Д.В. Красный террор в Севастополе / Д.В. Соколов // Первая крымская информационно-аналитическая газета. – 2007. – 8-15 ноября. – № 199.

Мельгунов, С.П. Красный террор в России. 1918-1923 / С.П. Мельгу- нов. – М.: СП PUICO, P.S., 1990. – 208 с.

Литвин, А. Красный и белый террор в России. 1918-1921 гг. / А. Литвин. – М.: Яуза, 2004. – 440 с.

ФЭБ (фундаментальная электронная библиотека) [Электронный ресурс] / Очерки Е.И. Достовалова. – Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/ rosarc/ra6/ra6-637-.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус.

Туник, С.А. Белогвардеец. Воспоминания о моем прошлом / С.А. Ту- ник. – М.: Русский путь, 2010. – 218 с.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.