Чухраев Э. Адмиралы трагических судеб: Р.Н. Вирен и А.И. Непенин (продолжение).

Невинная кровь вице-адмирала А.И. Непенина

Адриан (Андриан) Иванович Непенин (1871 — 1917) — русский военно-морской деятель, командующий императорским Балтийским флотом (16 сентября 1916 — 4 марта 1917), вице-адмирал (1916), георгиевский кавалер, основатель военно-морской службы разведки и связи на Балтийском флоте

Воспитывал в себе мужество и верность слову

Адриан Иванович Непенин родился 21 октября 1871 года в Великих Луках, где его отец, потомственный дворянин, владел большим домом. Адриан был единственным сыном в семье – до этого у четы Непениных рождались только девочки.  Поэтому отец чрезмерно баловал сына.

Уже в детстве у Адриана проявились черты характера, определившие его дальнейшую жизнь. Он был чрезвычайно смел, всегда добр и честен с друзьями, но независим и даже дерзок с любым начальством. Будучи еще совсем юным, он поспорил с друзьями, что перейдет реку в ледоход. И тут же стал прыгать с льдины на льдину, пока не добрался до противоположного берега. На упреки перепуганных родственников мальчик ответил, что воспитывал в себе мужество и верность слову.

Адриан – сын небогатого коллежского секретаря Ивана Александровича Непенина – связал свою судьбу с морем по примеру своего двоюродного брата. Флотскую  службу он начал  с 1889 года. В 1892 году окончил Морской кадетский корпус. Мичманом стал 8 сентября 1892 года.

Непенин Адриан Иванович 1892 год

В 1895—1896 годах служил на Черноморском флоте на канонерской лодке «Терец».

В 1897 году переведен в Сибирский флотский экипаж и назначен на мореходную канонерскую лодку «Манчжур».

 

Шуточный «трап» на «Манчжуре». Непенин второй снизу

На «Манчжуре» Непенин получил звание лейтенанта (6 декабря 1897 года). Стал участником мало известной ныне Русско-китайской войны (1900-1901 года) С началом русско-японской войны (1904-1905) «Маньчжур», находившийся при русском представительстве в Шанхае, был интернирован.

Непенин добровольцем прибыл в Порт-Артур. Здесь он командовал миноносцами «Выносливый» (10 мая — 10 июня 1904 года), » Расторопный» (10 июня — 27 июня 1904 года) и «Сторожевой» (27 июня — 20 декабря 1904 года).

То, что сделали командир миноносца «Сторожевой» лейтенант Непенин и экипаж при обороне Порт-Артура, навечно вписано в книгу воинской доблести. «Сторожевому» выпало охранять флагманский броненосец «Севастополь», лишившийся хода. Броненосец стоял как мишень, которую поочередно расстреливали японские торпедоносцы. Когда одна из торпед пошла точно на корабль, лейтенант Непенин подставил под нее борт своего миноносца и спас флагмана.

Вот как это оценил император Николай II. «Нашему лейтенанту Адриану Непенину: за отличие, оказанное Вами при отражении в ночь с 1 на 2 декабря 1904 года минной атаки на эскадренный броненосец  «Севастополь» и лодку «Отважный», когда Вы,  командуя миноносцем «Сторожевой», обнаружили действием прожектора нападавшие миноносцы и, несмотря на открытую по  Вас стрельбу и выпущенные мины, продолжали светить, чем способствовали успешному отражению атаки, а равно за самоотвержение, проявленное Вами в следующую ночь, когда вы, жертвуя собой, приняли минную атаку, направленную на «Севастополь», и, невзирая на удар миной в носовую часть, не прекратили огня по неприятелю, Всемилостливейше пожаловали Вас по удостоению кавалерской думы военного ордена Св. Георгия».

Лейтенант Непенин. 1904 год

Непенин стал выдающимся морским офицером. Это была новая талантливая поросль офицеров новой формации, таких как А.В. Колчак. Кстати, они были друзьями и однокашниками по училищу (Нененин выпустился на два года раньше).

А после службы в Порт-Артуре оба офицера оказались под эгидой Николая Эссена, который стал командующим Балтийским флотом. И который всегда помнил отчаянного лейтенанта Непенина и «вел его по службе, как мог» (капитан 1 ранга Эссен тогда командовал броненосцем «Севастополь»).

После возвращения на Балтийский флот Непенин последовательно занимал должности старшего офицера крейсера «Адмирал Корнилов», командира миноносца «Прозорливый», начальника дивизиона миноносцев, командира канонерской лодки «Храбрый». Чин капитана I ранга ему присволи досрочно в 1911 году за отличие по службе.

Начальник службы связи Балтийского флота

А в 1911 году Непенина назначили начальником службы связи флота Балтийского моря. На этой должности (с1911 по 1916 годы; должность по-разному называлась) он внес значительный вклад в развитие систем связи и наблюдения на море, оснащения кораблей и береговых постов новой техникой, в том числе радиотехнической разведки. 1 сентября 1914 года за отличную постановку порученного дела Непенину присвоен чин контр-адмирала. По сути, Непенин — основатель военно-морской службы разведки и связи.

Благодаря добытым и разгаданным кодам германского флота, служба контр-адмирала Непенина наводила русские корабли на нужные цели и уводила от невыгодных встреч.

Именно Непенин первым открыл талантливого авиаэнтузиаста Игоря Сикорского, будущего всемирно известного авиаконструктора. Он его определил главным авиационным инженером службы связи (тогда ему было только 22 года).

Непенин, пожалуй, одним из первых в России понял роль оперативной информатики в морской войне и начал ее активно  развивать на Балтийском флоте. Он организовал службу связи и наблюдения с использованием радио.

Впервые сформировал авиационную разведку и службу перехвата и дешифровки германских радиосообщений. Благодаря Непенину связь и разведка на Балтфлоте стали эффективными и востребованными.

В составе службы связи и наблюдения стараниями адмиралаНепенина была сформирована воздушная дивизия, ставшая прообразом отечественной морской авиации.

Звездный час капитана 1 ранга Непенина

Это случилось в самом начале Превой мировой войны (1914-1918). 13 августа 1914 года, германский крейсер «Магдебург» сел на камни в русских водах возле маяка Оденсхольм в Балтийском море. Экипаж во главе с командиром сдался в плен, а шифровальщик крейсера с секретнейшими шифровальными книгами в свинцовых переплетах выбросился за борт. Русские водолазы нашли его труп и подняли документы стратегической важности, которые попали в руки начальника службы связи и наблюдения Балтийского флота капитана 1 ранга Непенина.

Для расшифровки немецких кодов он создал специальную группу из нескольких офицеров.  До самого конца войны офицеры-дешифровальщики в секретном порядке расшифровывали планы и намерения противника. В результате блестящей организаторской работы Непенина и усердного труда офицеров его службы командующий Балтийским флотом знал планы противника в ту самую минуту, когда немецкие адмиралы только отдавали свои секретные приказы.   

Немцы так и не узнали, что коды с «Магдебурга» попали в руки русских моряков. Но цепочка неудач германского флота плюс донесения агентов вывели их на главного врага: имя Непенина в Берлине повторяли чаще, чем в Петербурге.

1 сентября 1914 года Непенин был произведён в контр-адмиралы со старшинством в чине на основании Высочайшего повеления от 23 декабря 1913 года.

Командующий Балтийским флотом

6 сентября 1916 года командующим Балтийским флотом был назначен контр-адмирал Непенин – с производством в вице-адмиралы. Ему довелось быть командующим флотом всего половину года. Поэтому, к  сожалению, больших военных успехов Адриан Иванович здесь не имел. Это было трудное и сложное время. Шла Первая мировая война. Россия бурлила очередной революцией. Но Непенин как новый командующий флотом   сразу начал действовать. 

Вместе со своими старыми соратниками по службе связи и наблюдения, он стал готовить фантастическую операцию, которая должна была стать ключевой в кампании 1917 года: вывести в море все главные силы флота, поднять в воздух всю авиацию флота, нанести удары по тыловым германским морским базам и высадить десант под Кёнигсбергом. Но политическая обстановка не позволила реализовать этот замысел.

Командующий Балтийским флотом вице-адмирал А.И. Непенин

Вступив в должность командующего Балтийским флотом, А. И. Непенин сосредоточил свои усилия на повышении дисциплины и подготовке флота к летней кампании 1917 года. Помимо исполнения своих должностных обязанностей, командующий интересовался политическим положением в стране, сведения о котором имел возможность получать от своих сослуживцев со связями в политических кругах Петрограда. Несомненно, ему было известно как о революционных настроениях в низах, так и об атмосфере «заговора», охватившей верхи Петрограда зимой 1916—1917 годов. Однако сам адмирал был человеком здравомыслящим и не склонным к авантюрам. Он оставался пассивным наблюдателем за происходившими событиями, хотя дваление на него оказывалось не малое.

В историографии господствует точка зрения, что командующий Балтийским флотом адмирал Непенин первым признал Временный комитет Государственной думы (ВКГД) и Временное правительство, а в ряде работ его относят к лицам, непосредственно вовлечённым в заговор против царствующего монарха

Возможно, Непенин и разделял недовольство политикой правительства, но прямых доказательств этому, как и его критики в адрес царствовавшего монарха, историками найдено не было.

27 февраля 1917 года, когда воды залива еще были скованы льдом, пришла революция. По требованию из Петрограда, командующий флотом арестовал финляндского генерал-губернатора Зейна, вырвав его из рук разъяренных матросов, и отправил под конвоем в Государственную Думу. Затем вместе со всеми флагманами и офицерами Непенин заявил о признании Временного Правительства.

Позицию Непенина в период с 27 февраля (когда командующий Балтийским флотом получил первые известия о том, что в столице произошли беспорядки и начался «бунт» запасных полков) по 1 марта 1917 года можно охарактеризовать как пассивно-выжидательную.  Непенин сохранял верность царю вплоть до 2 марта, когда стало окончательно ясно, что революция победила. Но и тогда он вёл себя крайне осмотрительно. При этом в своих действиях адмирал руководствовался, прежде всего, намерением поддержать те силы, которые заявляли о продолжении войны с внешним неприятелем. Нужно отметить, что командующему Балтийским флотом в эти дни не поступало никаких распоряжений от вышестоящего начальства, кроме общих фраз о «необходимости принятия мер для поддержания спокойствия», так что Непенину приходилось действовать по собственному усмотрению. Очевидно, что новая власть в Петрограде не доверяла командующему Балтийским флотом.

2 марта в Гельсингфорсе было получено радио из Пскова об отречении Николая II и передаче власти Михайлу: радио немедленно было передано Непениным в Петроград в морской Генеральный штаб, а оттуда в Государственную Думу, где еще ничего не знали о состоявшемся акте.

Считая, что объявление Михаила (брата Николая II) императором вызовет эксцессы, Временный Комитет Государственной Думы в лице председателя его М. В. Родзянко просил не распубликовывать его до решения Михаила о приеме власти, о чем и было передано командующему флотом. Адриан Иванович обещал и, созвав флагманов, объявил им об этом, прося не распространять дальше. Но один из них не исполнил приказания командующего. Снедаемый честолюбием, будущий „красный адмирал» Максимов (его потом избрали на митинге командующим Балтийским флотом) спровоцировал Непенина, рассказав о приказании его, якобы, скрыть акт отречения императора. И вечером 3 марта по красному огню, поднятому на броненосце „Павел I», в Гельсингфорсе вспыхнула резня офицеров, начиная с контр-адмирала Аркадия Константиновича Небольсина (1865-1917, заместитель А.И. Непенина).  Всю ночь безумцы справляли кровавую тризну по старому режиму.

4 марта, в день убийства, Непенин издал свой последний приказ

Убиство адмирала Непенина

А на утро 4 марта настал и час командующего флотом. Говорят, что над ним состоялся негласный суд, приговоривший его к смерти — не помогли никакие боевые заслуги адмирала. Большое значение имели слова Адриана Ивановича, сказанные по поводу бывших в 1916 году беспорядков на дредноуте «Гангут»: „я бы взорвал весь корабль».  Припомнили адмиралу и муштру его с отданием чести, его чисто морскую отборную брань. И  на основании совокупности указанных «причин», сокрытия важных революционных актов, взбунтовавшими матросами решено было: «довольно ему пить нашей кровушки».

Оставалось привести приговор в исполнение. Но матросы боялись убить адмирала на флагманском корабле: штаб и команда яхты „Кречет» могли не выдать его. Тогда решено было обявить весь штаб арестованным. Но, после уговоров, оставили 4-х офицеров у оперативной секретной каюты, а остальных, разоружив, свели на берег в арестный дом. Адмирала задержали на «Кречете» и повели отдельно с одним из флаг-офицеров. У выхода из порта в воротах кто-то сбил с ног флаг-офицера. И в это время в спину адмирала прилетела злодейская пуля. Он упал ничком, сраженный наповал…

Место убийства Адриана Непенина. Современная фотография

Тут же ждал серый грузовик. Тело покойного адмирала сейчас же было отвезено в морг. Там оно было поставлено на ноги, подпёрто брёвнами и в рот была воткнута трубка.

Вечером того же дня флаг- офицер лейтенант Тирбах разыскал тело адмирала, обмыл, одел и на следующий день устроил похороны. Похоронен Андриан Иванович был на русском православном кладбище в Хельсинки.

Могила вице-адмирала Адриана Ивановича Непенина на православном кладбище в Хельсинки

В Успенском соборе Хельсинки есть бронзовая доска с именами 59-ти погибших в лихолетье 1917 г. морских офицеров. Первое имя — Адриан Иванович Непенин (1871-1917)

Про то коровавое время писал поэт В. Маяковский:

«Пьяной толпой орала.

Ус залихвастский закручен в форсе.

Прикладами гонишь седых адмиралов

Вниз головой

С моста в Гельсингфорсе».

Убийством Непенина предрешен был крестный путь только что оправившегося от войны с Японией российского флота.  Вот почему из всех преступлений, совершенных в первые дни революции, самым большим, самым трагическим для России по своим последствиям было убийство А.И. Непенина.

 Что касается убийц, то на этот счет существуют две версии. Первая, что его действительно убили большевики, подозревая его в идеях возрождения монархии. Непенину также ставили в вину, что он скрыл от матросов телеграмму о февральской революции в Петрограде, запретил увольнения на берег, опасаясь эксцессов. Как командующий флотом и береговой обороной он был сторонником строгой дисциплины, запрещая стихийные митинги, мешая большевикам вести агитацию. Да, Непенин скрыл телеграмму, хотя понимал, что скрыть революцию невозможно. Он старался сберечь флот, который и так уже был не боеспособен. Одним из подтверждений этой версии служат мемуары некого П. Грудачева, бывшего матроса береговой роты: «Багряным путем гражданской», изданные в Крыму.  В них он с гордостью заявляет об убийстве Непенина.

На этой фотографии один из возможных убийц А.И. Непенина – матрос П. Грудачев.

Вторая версия логично говорит о германском следе. Череда военных неудач и агентурные сведения вывели немцев на главного врага Германии на Балтике. Подвернулся такой удобный случай расквитаться с адмиралом, свалив убийство на революционеров, которых немцы исправно финансировали.

Обе версии имеют право на существование. Ведь следствие в эти революционные дни никто не проводил. Свидетелей никто не опрашивал. Никто и не думал искать убийц, тем более судить.  Медленно и очень скупо мы возвращаем долг памяти адмиралу Адриану Ивановичу Непенину. И все же, как говорится, лед тронулся. В печати появляются материалы об адмирале А.И. Непенине. Переиздана биографическая брошюра Бориса Дудорова «Адмирал Непенин». Военный историк Владимир Фотуньянц посвятил адмиралу Непенину свою дипломную работу.

В год 300-летия Российского флота, 31 октября 1996 года на малой родине Непенина в Великих Луках открыли мемориальную доску на доме, где он родился, где прошли детские годы будущего адмирала.

Семейная жизнь длиной в 37 дней…

Адриан Иванович Непенин, как и адмирал П.С. Нахимов, был, образно говоря, женат на флотской службе. Поэтому семьи у него тоже не было.  Но в январе 1917 года в 45-ти летнем возрасте командующий Балтийским флотом вице-адмирал Непенин неожиданно стал мужем. Так проявилась его любовь к вдове старшего офицера крейсера «Паллада» Ольге Васильевне Романовой.

Венчание состоялось 27 января 1917 года. Жених был одет в чёрный сюртук при белой гвоздике с белым крестиком Святого Георгия, держа под руку тонкую и белоснежную Ольгу Васильевну. В соборе присутствовал весь цвет Балтийского флота.

Но молодожёнам довелось пожить вместе всего 37 дней. А Ольге Васильевне судьба уготовила за два года овдоветь дважды. 4 марта 1917 года её второго мужа застрелили выстрелами в спину, Узнав о случившемся, она побежала в морг искать мужа — адмирала. Вбежав в мертвецкую, увидела убитых офицеров. Их тела были брошены на пол. Все- знакомые лица. К телам не подпускали. Их стерегли какие-то люди. С площадной бранью они выгоняли жён и матерей, глумились при них над мертвецами. Своего мужа она узнала сразу, когда увидела его окоченевшее тело, которое было поставлено к входной двери со сдвинутой набекрень фуражкой и вставленной в рот, дымящейся папиросой.

Здесь помещена фотография Ольги Васильевны Романовой

Врач вынес ей обручальное кольцо, которое она недавно одела на его палец, и часы. От полученного нервного потрясения она слегла, и знакомые укрыли её в Морском госпитале. Спасли друзья, которые помогли перебраться на родину мужа в Великие Луки, к его сёстрам. Прожив там короткое время, она вернулась в Питер, где устроилась машинисткой в Адмиралтейство.

Однако  от столь кратковременного брака, но большой любви, родилась дочь адмирала – Люся.  Ольга Васильевна пережила трудные времена. Надо отдать должное:  ей помогли офицеры и матросы, которые знали адмирала Непенина.
Голодное время решила пережить у родных и уехала в Ростов-на-Дону к отцу и сестре Наташе, которая, как и она, овдовела с ней в один день. Её мужа, морского офицера Бориса Рыбкина, убили в Гельсингфорсе в один день с А.И. Непениным. Гражданская война унесла затем семью Непениных в Одессу. Но и там, в голодное послевоенное время, ей и её дочери грозила голодная смерть. Спас один знакомый, который устроил её на работу в школу села Печеровка, где её узнал бывший шофёр мужа, Герасимов. «Но нашей гибели не допустил Бог,- вспоминала Ольга Васильевна.- Я вдруг получила письмо. В нём 4 $ и короткая приписка: «Если Вы получите это письмо, извините нас. Решайте сами, оставаться в России или выехать за границу. И в том, и в другом случае мы Вам поможем». Благодаря этому мы были спасены и оказались за рубежом». 

В сентябре 1924 года она, через 7 лет, пришла на могилу к мужу в Гельсингфорсе. Рядом с ним был похоронен Б. Рыбкин. Совсем недавно, ещё молодоженами, они стояли в Успенском соборе. Она надевала обручальное кольцо на безымянный палец любимого, а его друг, капитан Б. Рыбкин держал над её головой венец. Через месяц они погибли в один день. Их похоронили рядом.  

20 июля 1927 года Ольга Васильевна покинула пределы Финляндии, чтобы навсегда остаться в Бельгии. Она с дочерью Люсей поселилась в Антверпене. Там она была прихожанкой русской православной церкви. В 1936 году она возглавляла «Дамский церковный комитет для наблюдения за чистотою и украшением церковного помещения».  В 1957 году жила у дочери, которая была замужем за бельгийцем, а она, после пережитого, лежала прикованная к постели, и самым дорогим её сердцу наследством были 37 дней её супружеской жизни с Адрианом Ивановичем Непениным.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Трагична судьба адмирала, впрочем как и судьба всей России, но когда жизнь всецело, без остатка посвящена служению Родине история его жизни и гибели приобретает глубокий смысл по научению потомков!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.