Сафаров А. Вид из окна

Работа у меня такая. Сижу и пялюсь в окно. А перед глазами не только охраняемые ценности, но и люди разные мельтешат. Вот невольно за ними и наблюдаешь. Иногда очень интересно получается. Чаще всего в нашем секторе обзора шастают телохранители, забавные как малые дети. Они и охраняемое тело Папой называют. Ребята, сами понимаете, как на подбор спортивные. Но у каждого строя есть, как известно, фланги. На левом двое малогабаритных: водитель по прозвищу Борода, и самый бдительный и вполне соответствующий фамилии Гусь. Когда Гусь охраняет Папу, лучше держаться подальше: он крутит головой как антенной РЛС, не блеснет ли где линза оптического прицела и то и дело за пистолет хватается. Лично я, когда он действует, за железными воротами укрываюсь. На правом фланге громоздятся два огромных как трехстворчатые шкафы ( вдвоём три центнера живого веса) Александр Дудаков, по прозвищу Малыш или еще Дудик, и Валера Чепель, который отзывается на любые обращения, но чаще всего его Чепелюгой кличут. Вообще-то его Валерьяном зовут, но, после зрелых размышлений он пришел к выводу, что при Папе демократе это звучит как-то неприлично. Валера всегда лыбится, ему иначе нельзя, иначе он выглядит как с плаката «Их разыскивает милиция». Дудик, напротив всегда серьезен, даже когда шутит. Оба шкафа мастера рукопашники в супертяжелом весе. Бригадиром у них Дима Книгин. Борода зовет его Мелким, хотя тот на пол головы его выше и крепкий как противотанковый надолб. Праздники, дни рождения и прочие значимые события ребята отмечают в офисе, конечно при условии свободы от дежурства. Отмечают с размахом, и Дудик частенько грузит всех в вызванные такси как дрова. Всех кроме Валеры. Чепелюга падает там, где ему кажется удобней. А чтобы свалился Малыш в Самаре водки не хватает. И вот одним прекрасным вечером, когда обстановка располагала, ребята оттянулись по обычной схеме. Погрузка «дров» прошла без нарушений техники безопасности, Малыш никого не уронил, и взялся за Валеру. Сначала он пытался пристроить тело на диване, но Валере казалось, что на полу мягче и он с присущим упорством сползал в низ, не открывая глаз и нагло утверждая, что ему лучше знать где ему, любимому, лучше. Когда Малышу надоело с ним спорить, он сказал: «Вот б@ядь!», хитро подмигнул сам себе и раздел Чепелюгу догола.

— Сюрприз ему будет- сказал Дудик, после чего собрал все Валерины шмотки ( когда я говорю все, то это и значит все!), отволок их на стоянку машин, где и запер их в Чепелевской машине- Здесь он их нескоро найдет.

Проделав эти несложные манипуляции, он с чувством глубокого удовлетворения отбыл отдыхать. Утра мы с напарником ждали с нетерпением. Проснулся Валера часов в девять, удивился своему отражению в зеркале, сказал: «Ну и рожа!» ( Тут просто необходимо сказать, что рассматривал себя Валера в зеркале над раковиной и весь в это зеркало не вмещался.)

— Надо душ принять- решил Валера и при попытке раздеться, обнаружил, что снимать ему нечего. Он сначала удивился, потом задумался. От усилий хоть что-нибудь вспомнить Валера устал. Особенно устали мышцы рук, ног и брюшного пресса, а еще у него на жопе выскочил прыщ и он мешал мыслительному процессу. Память не возвращалась. Она болталась где-то там, в остатках спиртного и в руки не давалась. Обыскав офис и ничего не найдя, Валера пожалел о дурацкой моде заменять шторы на жалюзи и вспомнил тещу, у неё шторы были замечательные. После этого он примерил на себя полотенце для рук и убедился, что им можно прикрыться только спереди или только сзади.

— Будем действовать по обстановке и в зависимости от окружения- решил Валера с ненавистью выдавив всё еще мешающий сосредоточиться прыщ, выбрал для полотенца среднее положение, и двинулся на улицу. Пройдя створ двери, Валера забыл о длине полотенца и закинул его несуществующий конец на плечо, соорудив, таким образом, нечто вроде римской тоги. Вокруг солнце, птички поют, красота, и Валера ощущал себя настоящим патрицием. Правда иногда ему казалось, что тога с плеча сползает и в ногах путается, и тогда он небрежным жестом её поправлял. А вокруг солнце, птички поют, красота, и на всех балконах прилегающих домов бабки этой самой красотой любуются. Когда Валера приступил к обыску машин, бабок было с балконов не согнать. Валера искал тщательно, заглядывал под каждую машину, для чего приподнимал их за бампер, сам нагибался и высматривал свои вещички. В эти минуты он напоминал горбатый «Запорожец» с не убранной после мытья тряпкой на месте, где у всех нормальных машин расположен багажник. Время от времени «тога» спадала, машина возвращалась в естественное состояние, наряд поправлялся, после чего следовала смена объекта, и всё повторялось. Излишне говорить, что вещички он нашел под последней машиной. Когда, спустя некоторое время, я рассказал ему о устроенном представлении для престарелых дам, Валера очень удивлялся, ребята ржали и хвалили Дудика за розыгрыш.

— Вот бл@дь!- изрёк Валера свою любимую фразу, когда узнал, что я собрался растиражировать эту историю- Ты лучше опиши как Малыш в Египте изголялся.- и заложил приятеля.

А дело было так. Дудик и Серега Бабкин отправились на отдых в Египет. Трезво оценив широту своих душ и сложность распределения бюджета на весь период отпуска, они припрятали сто долларов и торжественно поклялись не тратить их без крайней необходимости. Как и следовало ожидать, деньги закончились за несколько дней до назначенного срока. С этой минуты предстояло вести здоровый образ жизни.

— Бросил пить, курить, е…, начал спортом заниматься!- сказал Серега и отправился в бассейн. Плавать совсем не хотелось, а хотелось холодного пива и горячих женщин.

Вернувшись часа через два здоровой жизни, он застал в номере жизнеутверждающую картину: Дудик восседал как египетский фараон, а может быть как турецкий султан (сейчас трудно сказать кто из них жил роскошней) за ломившимся от закусок и напитков столом и, кроме того, холодильник был затарен под завязку.

— Стольник потратил?- озаботился Серега.

— Отнюдь!- парировал то ли фараон, то ли султан — Давай лучше выпьем за ебиптян.

Тут необходимо внести ясность: всех жителей Африки Дудик делит на ебиптян и эфиебов. И они выпили, потому что ебиптяне имели ко всему этому изобилию самое непосредственное отношение. Пока Бабкин привыкал к здоровому образу жизни, Дудик поскучал немного и решил прогуляться, в надежде развеять печальные мысли. Появление грустного Малыша во дворе отеля привлекло внимание крупной стаи мелких и худосочных аборигенов. Воспитанные на американских боевиках, они бредили Шварцнегерами и Ван Дамами и, естественно, появление славянского «шкафа» не могло пройти незамеченным. Ебиптяне суетились вокруг него, похлопывали по плечам и выражали полное восхищение. Решив не разочаровывать зрителей, Дудик вытащил изо рта сигарету, молча воткнул ее в рот самому длинному аборигену, и пока тот приходил в себя от изумления и решал, как расценивать жест русского гостя, отошел на пару шагов, сказал «Кья» и с разворотом вышиб чинарик ногой. Ебиптяне впали в транс и выразили желание угостить русского богатыря. Предмет восторгов спорить с темпераментными почитателями своего таланта не стал, сказал только, что привык угощаться в своем номере и в обществе проживающего с ним товарища, после чего величественно удалился.

— Через пол часа- Дудик, приглашая полюбоваться, обвел руками интерьер- Сам видишь. Так что давай еще раз выпьем за ебиптян.

И они еще выпили, и не один раз. А сто долларов неприкосновенного запаса вернулись в Самару. Вот так примерно.

Прочитав этот рассказ, вы наверняка поймете, почему я предупредил ребят о своем намерении сделать их его персонажами. Можно ведь запросто на старости лет по шее схлопотать, учитывая решительность и весовую категорию героев. Но опасения были напрасны, предложение принято с энтузиазмом, а Дима сказал: «Книгин книги любит!». На том и порешили. А, вообще-то, ребята на шутки не обижаются. Однажды Дудик с Чепелем затеяли шутливый спарринг провести и принялись тузить друг друга, естественно лишь обозначая удары.

— Мерцалов сказал, что кто Дудика тронет, будет иметь дело с ним! Причем в форме отрывания яиц напрочь! — сказал я с серьезным видом, проходя мимо.

Для тех, кто Мерцалова не знает, поясняю, что это охранник весьма хлипкого телосложения одновременно похожий на министра Починка и глиста бледного. А еще он изводит соседей игрой на виолончели, за что получил прозвище Растрепович, говорит о своих не реализованных вокальных и хореографических талантах, скачет по сцене в колготках в составе какой-то самодеятельной шараги и носит кальсоны с сентября по июнь включительно. Валера, как это услышал, сразу к спорту и Дудику охладел и принялся за меня. Он ходил за мной как теленок за мамкой и канючил: « Где эта падла лохматая? Порву как грелку!».

Для ясности скажу, что Валера понятия не имеет кто такой Мерцалов. Потом он долго не верил, что я просто пошутил и грозился сделать с Растреповичем некое действо, в результате которого у того отпала бы необходимость носить кальсоны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *