Сафаров А. Самое главное

Самое главное на военной службе это короткая стрижка, начищенные ботинки, гибкая поясница и чтобы верхняя пуговица на рубашке была застёгнута. Гибкая поясница выявляется в ходе общения с начальством, а вот остальные признаки твоей профпригодности всегда налицо.

Когда я вырвался из азербайджанской тюрьмы, где сидел недолго, но продуктивно, у меня все три признака были, как говорится, в одном флаконе.

Вот командующий контр-адмирал Зинин и заинтересовался только тем почему я не стрижен и верхняя пуговица на рубашке расстёгнута., для полноты картины добавив к этому трёхдневную щетину .

Действительно, зачем слушать о том почему я в тюрьме оказался, и что там делал?! Такие знания обязывают к действию, а спросил о самом главном, и говорить больше не о чем. Потом ему вторую звезду на погоны дали…, за умение выделить главное.

А прежний командующий контр-адмирал Ляшенко мне верхнюю пуговичку лично застёгивал.

Разгильдяй, подумаете вы и будете неправы. Долгие годы, проведенные на борцовском ковре, вывели мою шею за рамки стандартов нашей швейной промышленности, приходилось брать самые большие размеры, а потом мать рубашки ушивала, но в вороте они всё равно не застёгивались.

И вот, в такой рубашке шел я как-то по коридору штаба, а навстречу – командующий, ЧВС и начальник тыла. Увидели меня, обрадовались.

— Посмотрите на этого нахала- говорит командующий – наверняка знает, что расстегнутая пуговица для меня всё равно как красная тряпка для быка, а в таком виде шляется здесь.

— Не застёгивается она, товарищ адмирал, а больших размеров не шьют – говорю я – Вот и начальник тыла может подтвердить.- и добавляю, сам не знаю зачем- А быки дальтоники и цветов не различают.

— Не застёгивается, говоришь? У меня застегнётся!!!- и вдвоём с ЧВСом они берутся за дело, толпятся, и друг другу мешают.

— Дайте я попробую – канючит ЧВС.

— Не мешай! Я сам хочу!- настаивает командующий.

Вокруг уже собрались болельщики, советы дают, и только начальник тыла в этом деле не участвует. Он знает, что это бесполезно, сам пробовал, и поэтому пытается вошедших в раж застёгивальщиков унять.

— Задушите!- говорит он- У него уже глаза из орбит вылезли! Наверху не поймут если он окочурится! Да и у нас командиров не хватает.

Не знаю что подействовало, последний аргумент или они просто устали, но меня отпускают.

— Неужели не застегнём? – сокрушается командующий — Сейчас отдохнём немного и еще раз попробуем.

— Не надо!- прошу я , переводя дыхание.- Я вам еще пригожусь.

— Ладно, живи пока!- скребёт затылок Ляшенко — Но как же он в таком виде служить будет?

— Нет у нас возможности шить ему рубашки — говорит начальник тыла

– Пусть так служит. А всем скажем, что это Вы ему разрешили.- и как последний довод – Зато он не пьёт!

— Пуговица не застёгивается и не пьёт.- бормочет командующий удаляясь — Непорядок!

Вот, так и воюем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *