Сафаров А. Последний раунд

Бокс на корабле

Леха Патраков в команду по боксу попал без конкурса. Леха командир БЧ-5 одного из СДК, капитан-лейтенант, парень крепкий, большой любитель выпить, а, выпив, помахаться с милицией. Вот начальство и решило, что раз подраться любит, то самое ему место на ринге. Ему никаких льгот за это не обещали, даже отсутствием противника не обнадёжили. Просто взяли и послали. И Леха пошел. В первом же бою его дисквалифицировали за неспортивное поведение. Навечно.

Попробую рассказать, как это было. Вышел Лёха на ринг под бурные аплодисменты сослуживцев, раскланялся на все четыре стороны, поднял обе руки вверх, втянув при этом живот и напружинив грудь, выслушал наставления рефери, стукнулся перчатками с противником, и, исчерпав на этом свои познания в боксе, ринулся в бой. Он с нами потом делился впечатлениями от первого и последнего в его жизни раунда.

— Я на него пру как танк,- волнуясь и заново переживая, рассказывал он – а он мне по морде раз, два и отскочит, я к нему, а он опять мне по морде, и в другую сторону. Начистил нюх так, что мало не покажется. Я весь в крови и соплях, левый глаз заплыл…, а он гад лыбится. Представляете, мне, целому каплею какой-то матрос первогодок при всех фасад полирует.

Такого Лехина гордость перенести не могла, и мы увидели незабываемую картину. Сейчас это называют боями без правил. Изловчившись, Лёха лягнул противника в то место, где находилась мужская гордость , что, по его мнению, уравнивало нанесённый его самолюбию урон, после чего приступил к добиванию ногами, игнорируя правило о том, что лежачего не бьют, он гонял несчастного по рингу как футболист гоняет мяч, решившись на сольный проход, он чудесным образом обводил судью и неизвестно откуда взявшихся защитников. Матрос от Лёхи такого явно не ожидал. И судьи не ожидали. Вот насчет болельщиков не могу быть столь уверенным, они встретили Лёхину атаку с энтузиазмом и веселились вовсю. Лёху от поверженного противника еле оторвали и немедленно дисквалифицировали, а бой этот в спортивной истории флотилии остался навсегда.

О спорте на военной службе можно говорить бесконечно. Мне не удалось сделать на спортивной ниве ничего примечательного, но пришлось однажды выступить в качестве катализатора спортивной активности. Не успел я принять свой первый корабль, как нагрянула проверка Министерства обороны по физподготовке. Офицеров проверяли выборочно, тыкали пальцем в штатно-должностную книгу и определяли проверяемых. Я в этот список не попал, зато попал Близнюк. Рост 190 см, вес-120 кг, на перекладине он выглядел батоном вареной колбасы.

— Саня!- попросил он – Выступи за меня в силовых. Иначе «пара» мне обеспечена, и дивизион подведём.

Учитывая броскую разницу в габаритах, решили, что я под его фамилией выступлю во всех видах проверки кроме кросса, по которому «пара» светила уже мне, а его участие сведется к тому, чтобы пробежать злосчастный километр и при этом не засветиться. Кросс был первым в программе, бежался толпой, что облегчало нашу задачу. Троечка за кросс была получена, и на силовые Близнюк резко уменьшился в размерах. Подмены никто кроме своих не заметил. На пятидесятом подъёме переворотом меня остановили и поинтересовались возможностями в выходе силой. На тридцатом выходе силой на две руки, последовала команда «достаточно» и заявление проверяющих о том, что столь очевидная физическая подготовленность лейтенанта Близнюк, освобождает последнего от дальнейшей проверки. На всякий случай « Близнюк» проплыл еще стометровку с результатом перворазрядника, после чего настаивать на дальнейшем участии становилось опасно, и перешел в группу зрителей. За высокие показатели в физической подготовке лейтенант Близнюк был награжден ценным подарком- наручными часами. И подарок принял, справедливо полагая, что его доля участия в проверке была достаточной. Кажется, это был первый случай, когда его награждали за то, что сделали другие.

Прошел год, и меня включили в команду по офицерскому многоборью на очередной спартакиаде флотилии, более известной под названием «Веселые старты».

— Ничего что Ты бегать не умеешь.- говорили мне- Зато на силовых, в плавании и стрельбе возьмешь много баллов. Там коэффициент выше.

После третьего переворота, я отвалился от перекладины. Не могу сказать, что почувствовал усталость, просто мышцы отказались мне повиноваться. Тоже повторилось на выходе силой. Гимнастическое упражнение, включавшее склёпку, вращение с перекладиной между ног и другими элементами названия, которых я уже даже не помню, я с грехом пополам выполнил. Кое- кто даже решил, что это я притворяюсь ослабшим. Спасало только то, что большинство участников просто пропускали этот вид соревнования, говорили: « Его нет!» когда их вызывали и не двигались с места, а некоторые выписывали на перекладине такие кренделя, наматывая на неё свои причиндалы, что болельщики выли от восторга. Сомнения насчет меня развеялись в бассейне. Там нужно было прыгнуть с трехметровой вышки и проплыть на время 100 метров, потом еще предстояло плыть 50 метров в одежде. Первый этап я миновал с приличным результатом… и выпал в осадок, сидел в раздевалке и задыхался. Когда стали вызывать участников заплыва в одежде, я встать не смог, ноги не держали.

— Иди! Мы Тебя в бассейн подтолкнем!- бухтел мне начальник штаба.

— А кто вытаскивать будет?- слабо интересовался я, и всё пытался втянуть воздух в непослушные лёгкие. Сказались отсутствие тренировок, постоянное недосыпание ( не больше 2-3 часов в сутки), дежурства через день на ремень и прочие изыски комдива по истощению моих сил.

На следующий день родился приказ по дивизиону, предписывающий всем офицерам три раза в неделю, после окончания рабочего времени строем следовать на спортбазу, где в течение двух часов предаваться укреплению своей мускулатуры, ибо безделье и сидячий образ жизни привели к тому, что даже те кто всё умели, на спартакиаде продемонстрировали свою полную физическую несостоятельность.

Нас даже сводили на спортбазу. Один раз. Затеянный футбольный матч между офицерами штаба дивизиона и корабельным составом привёл к выходу из строя большей части плавсостава из-за полученных травм. На этом спортивная жизнь на дивизионе закончилась. До следующей спартакиады. Теперь вы понимаете, почему наши спартакиады на всех флотах называли «Веселыми стартами», и я, и не только я, еще много забавного смогут рассказать на эту тему.

Любимый флотский спорт — перетягивание каната

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Ниже спорта только худсам!
    Ну, и на хрена нам этот спорт, если полслужбы без схода.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.