За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Рогожкин С. Серега

С большим удовольствием берусь за перо, дабы описать один из самых смешных случаев за последние годы. Итак, Чечня 1995 год.

В расположение группировки садится вертолёт с командующим округа, на территории которого ведутся боевые действия, его заместитель, исполняющий в данный момент обязанности командующего федеральными силами в Чечне, а стало быть, формально своему начальнику не подчинён и от него не зависим.

К этому моменту активных масштабных действий не велось, и все ждали каких-то изменений от посещения высокого начальства. На войне всегда так: в период затишья все жаждут активных боевых действий – кто умом, а кто подсознательно. Уже не считается парадоксом то, что Ленинградский, к примеру, батальон нес основные потери в «статическом» состоянии, нежели в период боевых действий. А Вы не обращали внимания как горят глаза генералов, с каким упоением они рассказывают о своих потерях по телевизору, даже если люди гибнут зачастую и по их вине по причине  халатности, неумелого руководства и т.п.? То-то.

Так что после посадки вертолёта с «высоким» начальством, на импровизированное совещание никого зазывать и искать не приходилось – слетались как мухи на мёд. Принял приглашение и я – оперу всегда необходимо быть в курсе планов обслуживаемых частей, тем более что информацию можно получить что называется из первых рук. Поёрзывал от нетерпения, сидя на башне танка, и наш командир, несмотря на то что прилагал немало усилий к мирному развитию событий на разных уровнях (за что и получил прозвище Николай-миротворец). Откровенно потирал руки и начальник опергруппы. Описываю наше состояние лишь для того, чтобы подчеркнуть наше разочарование, недоумение и негодование от увиденного.

«Совещание» проходило у соседей – в стане уральского «пехотного» полка, где командующий округом, к нашему приезду, уже распекал командование за отсутствие бронежилета у какого-то бойца, его неряшливый внешний вид и прочую ерунду. В задних рядах слушателей уже высказывались предположения типа: «Сейчас заставит красить траву» и т. п. Ни о каких-то стратегических, перспективных или ближайших тактических планах речи и не шло. Их просто не было. Спрашивать же мнения подчинённых в высших армейских кругах – считается плохим тоном, проще говоря «западло».

Получив свою порцию разочарования, автор уже собирался, было покинуть совещание, быстро переквалифицированное в сборище, как заметил вжимающуюся в плечи голову командира соседей. Обернувшись назад, выяснилась и причина оного. Причина была тёзкой автора (см. имя в заглавии рассказа), исполняла должность заместителя командира «уральского» полка и двигалась в нашем направлении, но таким курсом и с таким креном, каким не ходит ни один корабль даже с противолодочным зигзагом. Проще говоря, к нам шёл в дупель пьяный Серёга. У командующего округом «хватило ума» вступить в диалог с нетрезвым человеком. Привожу его практически дословно без авторского вымысла…

— Товарищ подполковник! Вы кто?!

— Я зам. командира полка, – с гордостью выговаривает Сергей. А ты кто?

— Я командующий! Вы что генеральских погон не различаете?

— Э не-е-е. Он командующий, — показывает на генерала Наумова, которого он действительно знает как командующего федеральными силами.

— На часах 11-ть часов утра, а вы пьяны в стельку, — не сдаётся собеседник.

Ответ был незамысловат, прост до гениальности и, думаю вошел в народную историю полка:

— А когда же мне ещё прикажете выпить, если в шесть вечера — бой?! (нецензурную лексику я опустил).

Причём эта история имела самое непредсказуемое продолжение. Где-то через год после командировки в Чечню, звонил знакомым уральским ребятам и узнал о дальнейшей судьбе тёзки. А перевёлся он к тому времени в Москву, и не куда-нибудь а в Генштаб. Только военные могут полностью осознать какая это удача, если учесть, что «мохнатой» лапы у Серёги отродясь не бывало. А сделал перевод он себе сам.

После очередного «сноса башни» (Афган и Чечня бесследно не прошли) и приёма на грудь порции горячительного, Серёня прорвался по телефону (это уже подвиг) до начальника Генерального штаба, того самого генерала – бывшего командующего округом.

Диалог был по армейскому краток:

-Товарищ генерал! А Вы помните того подполковника, который Вас «посылал будучи в Чечне?»

-Что Вы хотите от меня?

-Да устал я на Урале служить, хочется поближе к Центру…

 

Через месяц Серёня уже служил в Генштабе, хоть и на майорской должности.

Ничего не скажешь – решение, достойное уважения!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme