Осмаров В. Матери

Памятник матери kazak-kirovskoy.3dn.ru

Мать. Как много в этом слове! И ведь порою разные они …

Не могу и не хочу никого судить … Но перефразируя слова, приписываемые древнегреческому политику и поэту Хилону из Спарты (VI в. до н. э.)  скажу: «О матерях либо хорошо, либо ничего, кроме правды».

О смерти друга я узнал через месяц после демобилизации. Он должен был вернуться домой осенью … Скольких хороших ребят забрал Афганистан …

На могилу друга поехать сразу не смог. Не хватило сил и воли. Но через год все же побывал на месте захоронения.

Простое деревенское кладбище. И могильные памятники подстать: различные кресты, пирамидки с навершиями в виде звезды, сваренные из простого железного листа, … Могилка Солдата такая же, с пирамидкой … На ней овальное фото … и маленькая табличка с именем и датами жизни …

В доме где жил Воин, остались мать и младший брат.

Брат в одночасье из приятного и умного паренька превратился в деревенского дурачка: доброго, недалекого, заикающегося.

Увидев Мать, я удивился. У этой старой женщины – такие молодые сыновья. Не смотря на возраст, она была крепкой и сильной, как должно крестьянке. Хотя она была не совсем крестьянка – учитель в сельской школе.

Позднее от местных узнал, что «старой» женщине не было и сорока пяти … И постарела она в одночасье … Но не сломалась … продолжая жить ради второго сына и памяти первого.

На майские праздники нам, студентам,  как любил говаривать наш декан, по «убедительной просьбе» пришлось присутствовать на каком-то митинге. И среди выступающих запомнилась женщина …

Холеная, с явным перебором вкуса в одежде, украшениях и косметике, вышла к микрофону.

— Я! Мать! Воина! – С фальшивыми надрывом и слезливостью в голосе, вещала она. – Воина-интернационалиста! Отдавшего свою жизнь при исполнении интернационального долга!

За слезливостью она пыталась скрыть лучащееся самолюбование.

И далее … бла-бла-бла-бла …

Я уже не слушал. Просто стоял. «Убедительную просьбу» декана игнорировать не рекомендуется…

А примерно через год, на подобном мероприятии, конечно же в соответствии с просьбой руководства факультета, вновь вижу ту даму.

Одета и раскрашена строго в соответствии с правилами официоза. Вроде довольно просто, но вновь роскошь и самодовольство окружают ее неистребимой аурой… Теперь ее представляют председателем чего-то, то ли комитете солдатских матерей, то ли еще какой-то общественной организации…

И вновь … бла-бла-бла … о патриотизме, о долге, о чести …

Выслушивать все это было гадко и мерзко, хотя слова были правильные …

Две женщины… Две матери… Но только перед одной мне хочется встать на колени, целовать ей руки и низко поклониться …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.