Чухраев Э. Адмиралы трагических судеб: З.П.Рожественский

Флотская служба, хотя имеет много общего, но по ходу и своим итогам для каждого военного моряка она своеобразна и индивидуальна.  И складывается  по-разному.  У кого-то она не справедливо рано обрывается или получается не такой, как бы хотелось.  Другим  везёт: служба реализуется сполна.  Некоторые становятся адмиралами. Но и адмиральские судьбы разные. Одним из них судьба уготовила яркий и славный путь. А кто-то, даже получив известность и войдя в историю флота, завершил службу трагически. В серии «Неизвестное об известном» будут три рассказа об адмиралах трагических судеб.  Сегодня  — об адмирале  З.П. Рожественском.

Зиновий Петрович Рожественский (1848-1909) — русский флотоводец, вице-адмирал (1904), генерал адъютант (1904)

Одной из самых значительных и главных фигур, на которой лежит вся ответственность за трагедию российского флота в Цусимском сражении в мае 1905 года (в период Русско-японской войны) был адмирал З.П. Рожественский. Россия проиграла это сражение, самая мощная российская эскадра была разгромлена. «Адмирал с большой буквы», «трус и бездарный человек», «главный виновник или жертва обстоятельств», «виновник Цусимской трагедии», «оклеветованный адмирал», «обесславленный герой». Эти резко противоположные оценки об одном и том же человеке. О командующем  Второй Тихоокеанской эскадры, которая, совершив беспримерный переход с Балтики на Тихий океан, сразу же погибла в Цусимском бою – о вице-адмирале З.П. Рожественском.

Что это был за человек? Каким он был адмиралом? Какова его роль и ответственность в гибели русской эскадры? Какова его трагическая судьба? Попытаемся ответить на все эти вопросы. Здесь не будем подробно рассказывать о походе Второй Тихоокеанской эскадры с Балтики на Дальний Восток и о Цусимском сражении, потому что это рассказ о самом адмирале Рожественском. Но общую характеристику этих событий все же напомним. Потому что это главные события в жизни и службе адмирала.

В чем суть Цусимской трагедии флота России?

Краткая характеристика Второй Тихоокеанской эскадры

В конце XIX века Россия на Тихом океане достаточно больших военно-морских сил не имела, ограничиваясь потенциалами Сибирской военной флотилии. Но для ее усиления во Владивосток прибыла эскадра кораблей Балтийского флота. В предчувствии войны с Японией, начиная с 29 ноября 1897 года, корабли этой эскадры стали перебазироваться из Владивостока в Порт-Артур (русская военно-морская база в Китае). Боевые корабли, состоявшие в ней, стали именоваться Порт-Артурской эскадрой. 5 февраля 1904 года был образован «Флот в Тихом океане» под командованием вице-адмирала С. О. Макарова, которому были подчинены все русские военные корабли на Дальнем Востоке. Но начавшаяся война с Японией (8 февраля 1904 – 5 сентября 1905 ) в тот период не позволила реально создать Тихоокеанский флот России. После гибели Макарова (на броненосце «Петропавловск») 17.04.1904 года этот флот был переименован в Первую эскадру флота Тихого океана под командованием контр-адмирала П. А. Безобразова (Первая Тихоокеанская эскадра), тогда как готовившееся на Балтике новое подкрепление получило название Второй Тихоокеанской эскадры. Предполагалось, что силами двух тихоокеанских эскадр российский флот сможет надежно противостоять японскому флоту в борьбе за победу в войне с Японией.  К сожалению, в первый год Русско-японской войны (1904) корабли Первой Тихоокеанской эскадры, будучи заблокированными в Порт-Артуре, существенных боевых действий не вели и большинство из них были уничтожены японскими силами или взорваны своими командами накануне капитуляции Порт-Артура 20 декабря 1904 года. И Первая Тихоокеанская эскадра перестала существовать.

Командование Второй Тихоокеанской эскадры.

Командующим Второй Тихоокеанской эскадры был назначен контр-адмирал Зиновий Петрович Рожественский. Предполагалось послать на Дальний Восток все крупные боеспособные корабли Балтийского флота, а также достраивающиеся броненосцы, готовность которых могла быть обеспечена к сентябрю 1904 года. Основные силы эскадры покинули последний русский порт на Балтике (Либаву) 2 октября 1904 года.

Вторая Тихоокеанская эскадра в боевом походе (Тихий океан, весна 1905). Эта эскадра (более 40 кораблей и судов) соответствовала по силе, например, более чем половине всего флота США того времени

Но 14 мая 1905 года японский флот атаковал русскую эскадру Рожественского в Цусимском проливе.

Карта Цусимского сражения (14 — 15 мая 1905)

Цусимское морское сражение  — это морская битва, в которой русская Вторая эскадра флота Тихого океана под командованием вице-адмирала З.П.Рожественского потерпела сокрушительное поражение от императорского флота Японии под командованием адмирала Хэйхатиро Того. Это было последнее, решающее морское сражение Русско-японской войны 1904-1905 года.

Броненосцы русской эскадры в Цусимском бою

К утру 15 мая Вторая Тихоокеанская эскадра тоже перестала существовать.

Русские потери в Цусимском сражении. Русская эскадра потеряла убитыми и утонувшими:  209 офицеров, 75 кондукторов, 4761 нижних чинов, всего 5045 человек. Ранены:  172 офицера, 13 кондукторов и 178 нижних чинов. Взяты в плен:  7282 человека, включая двух адмиралов, в том числе Рожественского. На интернированных кораблях остались 2110 человек. Всего личного состава эскадры перед сражением было 16 170 человек, из них 870 прорвались во Владивосток. Из 38 участвовавших с русской стороны кораблей и судов:

  •  затонули в результате боевого воздействия противника, затоплены или взорваны своими экипажами — 21 (7 броненосцев, 3 броненосных крейсера, 2 бронепалубных крейсера, 1 вспомогательный крейсер, 5 миноносцев, 3 транспорта);
  • сдались в плен или были захвачены —  7 (4 броненосца, 1 миноносец, 2 госпитальных судна), из них госпитальное судно „Кострома“ было впоследствии отпущено;
  •  интернированы в нейтральных портах до конца войны 6 кораблей (3 бронепалубных крейсера, 1 миноносец, 2 транспорта);
  • для продолжения боевых действий могли быть использованы —  безбронный крейсер „Алмаз“, миноносцы „Бравый“ и „Грозный“, большой транспорт „Анадырь“.

Японские потери в Цусимском сражении. Эти данные различаются даже в официальных источниках Японии. По донесению адмирала  Того, всего на японской эскадре погибло 116 человек, ранено 538. Японский флот в результате огневого воздействия потерял только два миноносца — № 34, 35 и третий № 69 — в результате столкновения с другим японским миноносцем. Большие корабли (прежде всего, крейсера), участвовавшие в сражении, не пострадали. Из 21 эсминца и 24 миноносцев, подвергшихся огневому воздействию, в 13 эсминцев и 10 миноносцев попали снаряды или осколки, несколько получили повреждения из-за столкновений и навалов.

Трагедия и гордость Цусимы. Здесь российский флот потерпел самое катастрофическое поражение за всю свою историю. Это была большая трагедия для всего флота и для России. Но, несмотря  на  горечь  поражения,  героизм  моряков 2-й Тихоокеанской  эскадры  и  сегодня  вызывает  искреннее  восхищение.  Однако героизм моряков не мог компенсировать технические недостатки кораблей, уступавших японским, а также просчеты командования, чьи действия были равносильны самоубийству.

Цусимская трагедия стала финалом службы адмирала Рожественского и заметно приблизила финал всей его жизни. Посмотрим, каким он был как человек и как личность.

Рожественский: человек и личность

Родился он в семье полкового военного врача в Смоленской губернии. Судьба определила ему быть военным моряком. Покровительствовать ему в военно-морской карьере было некому. Он всего добивался сам. 14 сентября 1864 года, успешно сдав экзамены,  был зачислен в Морской кадетский корпус кадетом младшей роты. Учился добросовестно, увлекался артиллерией, тактикой и историей, отличался трудолюбием, целеустремленностью, самостоятельностью поведения, но вместе с тем, неровностью характера и повышенным самолюбием. В морском корпусе Зиновий Рожественский считался одним из лучших учеников. Он и окончил училище в числе лучших — пятым по списку (всего 44 человека).

Характер Зиновия Рожественского вполне проявлялся уже в училище. Его добросовестность и трудолюбие внушали уважение. В то же время Зиновий Петрович рано обнаружил стремление не только подмечать любые, пусть незначительные, промахи начальства, но и откровенно высказывать по ним свои категорические суждения. Это касалось и товарищей. Исключительно самостоятельный, замкнутый, болезненно самолюбивый, он не всегда считал нужным скрывать чувства собственного превосходства над теми, кто стоял ниже его по умственному развитию или допускал ошибки. В силу чего он не пользовался особой симпатией ни со стороны сослуживцев, ни со стороны дирекции корпуса. Так, начальник училища В А Римский-Корсаков, выступая с речью перед вновь произведенными гардемаринами, ни разу не упомянул имя Рожественского в числе лучших. По каким-то неясным причинам не был он удостоен и премии адмирала П.С. Нахимова, которая по традиции распределялась между шестью лучшими выпускниками.

Таким Рожественский и прошел по своей жизни и флотской службе: он добросовестно трудился на всех должностях, проявлял старание и умения, но был при этом тяжелым по характеру и сложным в отношениях с людьми. Его ценили как специалиста морского дела, флотского офицера, но служить с ним было тяжело. Он был предан флоту, присяге, чести офицера, настойчив и тверд в исполнении приказа, но все это делал на нервах: своих и подчиненных.

Вот его характеристики разных лет:

  • «ужасно нервный человек, но бравый и очень хороший моряк» (из характеристики молодому лейтенанту);
  •  «бравый и очень хороший моряк» (адмирал Г.И. Бутаков, из представления Рожественского к первому ордену — святого Станислава 3-й степени, январь 1876);
  • «надежный морской командир» (адмирал С.О. Макаров, 1894 год);
  • «человек суровый и прямодушный, страстно преданный своему долгу и одержимый непреклонным стремлением преодолеть любые препятствия…» (двоюродный брат императора Николая II, Великий князь Кирилл Владимирович, 1899 год);
  •  «я был бы счастлив, если бы у меня во флоте были такие талантливые адмиралы, как ваш Рожественский» (император Пруссии Вильгельм II, после маневров русского флота, 1902 год);
  • «блистательный военный», «обесславленный герой одного из величайших сражений в истории» (Великий князь Кирилл Владимирович, после Цусимской трагедии).

Черта характера – откровенно высказывать свои категорические суждения — иногда перечеркивала все его достижения по службе.  Так, капитан-лейтенант Рожественский вскоре после войны с Турцией (1877-1878) выступил с критикой технической отсталости отечественного флота. Этим он вызвал бурю негодования, вплоть до возбуждения судебного процесса. Управляющий Морским министерством адмирал С. С. Лесовский обещал «стереть в порошок» строптивого офицера. Это был один из наиболее мрачных периодов его жизни: обструкция со стороны части офицеров, рутинная служба (его лишили даже летних плаваний), отсутствие перспективы.

В основном, память о З.П. Рожественском в России сохранилась недобрая. Классическая характеристика адмирала, в большей степени выглядит так – высокомерный, тупой, косный карьерист. К сожалению, даже могила Рожественского на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге была утеряна.

Этому способствовали писатели и средства массовой информации. Чего стоит только роман А.С, Новикова-Прибоя «Цусима». В романе Рожественский показан болезненно самолюбивым, невероятно самонадеянным, вспыльчивым, не знающим удержа в своем произволе человеком, наводившим страх не только на матросов, но и на офицеров, презиравшим их, убивавшим в них волю и всякую инициативу. «Даже командиров кораблей он всячески третировал и, не стесняясь в выражениях, хлестал их отборной руганью… За все время службы я ни разу не видел, чтобы мрачное лицо адмирала когда-либо озарилось улыбкой», — вот так, якобы, о нем говорили офицеры.

Благо, что есть иная точка зрения. Например, у Бориса Глебовича Галенина, автора фундаментальной двухтомной книги «Цусима – знамение конца русской истории. Скрываемые причины общеизвестных событий» (вышла в издательстве «Крафт+» в 2009-2010). Здесь он  доказывает, что один из главных героев Цусимы З.П. Рожественский был отнюдь далеко не глуп. И уж, конечно, не мог быть карьеристом этот человек, в самом начале своей военной карьеры поставивший ее под угрозу по принципиальным соображениям.

У Зиновия Петровича Рожественского была семья. Он  женился  на дочери коллежского асессора Ольге Николаевне Антиповой. 23 декабря 1877 года у них родилась дочь Елена, которая вышла замуж за военного инженера Владимира Федоровича Субботина (1874—1934), который стал генералом. Внук Николай эмигрировал в США, а его сестра Ольга Спечинская с сыном Зиновием в 1947 году вернулись в Советский Союз. Пенсионер, правнук адмирала Зиновий Дмитриевич Спечинский, японист по профессии, по состоянию на 2020 г.  проживал в С.-Петербурге и по работе часто бывал в Японии.  Праправнук адмирала Кирилл Спечинский (1966—2018) — был музыкантом, лидером  группы «Внезапный сыч». Зиновий Дмитриевич Слечинский в 2004 году встречался с правнучкой японского адмирала Того. Это была встреча потомков двух адмиралов Цусимской битвы. 

Какой можно сделать вывод? Зиновий Петрович Рожественский был, конечно, сложной личностью, с тяжелым и тоже сложным характером. С одной стороны, личное мужество, дар организатора. С другой стороны,  – неуравновешенность  и деспотичность. Но все, что касается флотской службы, это был добросовестный морской служитель, талантливый моряк, который всегда оставался верен присяге.

Зиновий Рожественский и Хэйхатиро Того

Рожественский – морской служитель России

17 апреля 1870 года Зиновий Рожественский был произведен в первый офицерский чин мичмана. В сентябре 1870 года он поступает в Михайловскую артиллерийскую академию. В мае 1873 года в чине лейтенанта оканчивает академию «по первому разряду с присвоением знака отличия за окончание курса и с награждением годовым окладом жалованья по чину». Начало кампании 1873 года он встретил командиром роты на винтовом клипере «Алмаз», входившем в состав учебного отряда родного морского училища.

Надо отметить, что большую часть своей флотской службы Зиновий Петрович занимался  как специалист по артиллерии. В декабре 1876 года, в преддверии войны с Турцией, лейтенант Рожественский был откомандирован Артиллерийским отделением Морского технического комитета (МТК) в распоряжение главного командира Черноморского флота и портов Черного моря. 28 апреля 1877 года, вскоре после начала войны, Рожественского назначают «заведующим артиллерией на судах и плавающих батареях Черноморского флота». В июле, на пароходе «Веста» (вспомогательный крейсер) под командованием капитан-лейтенанта Н.М. Баранова, Рожественский вышел в поход. Цель похода: уничтожение военных и коммерческих судов противника, осмотр других подозрительных судов и испытания новых артиллерийских приборов Давыдова. В походе «Веста» встретилась с броненосным турецким корветом «Фетхи-Буленд». После гибели подполковника К.Д. Чернова, проводившего испытания приборов управления стрельбой, у прицела встал Рожественский. Считается, что именно им пущенная бомба удачно попала в неприятельский корабль и вывела его из боя. Современники сравнивали бой «Весты» с подвигом легендарного брига «Меркурий» (1829).

Зиновий Рожественский за этот бой был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом (признак боевой награды) и орденом Св. Георгия 4-й степени: за спасение парохода и решение боя удачно произведенным выстрелом. Зиновий Петрович, таким образом, получил высшие боевые отличия и вне очереди стал штаб-офицером, украсив эполеты бахромой и двумя звездами.

В мае 1886 года Рожественский был назначен флагманским артиллерийским офицером в походный штаб командующего Практической эскадрой Балтийского моря (самое крупное соединение флота того времени). На такую должность обычно назначались капитаны, подполковники или полковники Корпуса морской артиллерии. Таким образом, Зиновий Петрович, благодаря Михайловской академии, своему артиллерийскому опыту, стал одним из первых флотских офицеров, которому доверили столь ответственные специальные обязанности. Вскоре последовало важное для Зиновия Петровича цензовое назначение, он стал старшим офицером броненосной батареи «Кремль». Здесь он плавал две кампании (1887 и 1888 гг.) в составе Учебно-артиллерийского отряда. Начальство отметило службу Зиновия Петровича орденом Св. Анны 2-й степени.

14 мая 1896 года он был назначен командиром 16-го флотского экипажа броненосца береговой обороны «Первенец» и начальником Учебно-артиллерийской команды. Поручение руководства ими означало для З.П. Рожественского серьезное повышение по службе: 16-й экипаж объединял на берегу команды нескольких кораблей (включая «Первенец»). В трех кампаниях — 1896, 1897 и 1898 годов Зиновий Петрович неизменно командовал в составе Учебно-артиллерийского отряда своим ветераном «Первенцем» и руководил обучением комендоров всей Учебно-артиллерийской команды. В этот период времени заслуги Зиновия Петровича перед Отечеством были отмечены тремя медалями — в память царствования императора Александра III, за труды по первой всеобщей переписи населения и в память «Священного коронования императора Николая II» и, главное, высшей наградой для штаб-офицеров — орденом Св. Владимира 3-й степени.

Осенью 1900 года Учебный артиллерийский отряд был реорганизован. Постоянным начальником отряда назначили З.П. Рожественского. В кампании 1902 года Зиновию Петровичу представилась новая возможность отличиться и проявить себя. По словам А.С.Новикова-Прибоя, «отсюда началась головокружительная карьера адмирала Рожественского».

Действительно, зачисление в свиту его величества, которое было объявлено 26 июля 1902 года, надо сказать, являло собой редкое отличие для лиц всех чинов и ведомств, не обремененных унаследованной от предков особой близостью ко двору императора. Поэтому зачисление в свиту означало для Зиновия Петровича переход в высшую категорию подданных императора. Вслед за пожалованием в контр-адмиралы свиты и награждением прусским орденом З.П. Рожественский был назначен младшим флагманом Балтийского флота (с оставлением в свите).

Но З.П. Рожественский прошел и достаточно большую школу командования различными кораблями. Он был командиром пяти кораблей: от княжеской яхты «Александр I» до командира крейсера 1 ранга «Владимир Мономах». Начиная с 21 октября 1897 года, ему стали выплачивать ежегодное денежное вознаграждение (по 540 рублей в год) за долговременное командование судами 1-го ранга. А 6 декабря 1898 года, в возрасте 49 лет, Зиновия Петровича Рожественского произвели в контр-адмиралы.

Броненосный крейсер «Владимир Монамах»

В служебном списке Рожественского есть две необычные должности. Далеко не каждому военному моряку доводится занимать такие должности.

В июле 1883 года З.П. Рожественскому предложили новое и весьма необычное назначение: должность командующего морскими силами дружественной Болгарии. После образования независимой Болгарии, при помощи России, была создана небольшая болгарская флотилия. 13 июля 1883 года состоялось подписание приказа о назначении капитан-лейтенанта З.П. Рожественского исправляющим должность начальника флотилии и морской части Княжества и командиром княжеско-болгарской яхты «Александр I». Под его руководством были сформулированы задачи болгарского флота, приняты планы обороны болгарского побережья и боевой подготовки флота. Он стал одним из основателей болгарского технического общества, офицерского собрания, морского музея и морской библиотеки страны. Испытывая недостаток в ассигнованиях, Рожественский добился безвозмездной передачи Россией Болгарии нескольких судов, различных боевых средств, что способствовало укреплению болгарского военного флота. 11 октября 1885 года распоряжением из Санкт-Петербурга все российские офицеры были отозваны из Болгарии, в том числе и капитан 2 ранга Рожественский.

Главный морской штаб подготовил Рожественскому почетное и редкое, по тем временам, назначение — должность морского агента в Англии (в современном понимании — военно-морского атташе). Эта должность во второй половины XIX века в Российском флоте была редка, престижна и достаточно обеспечена в материальном отношении. К тому же, морскими агентами назначались не «простые» офицеры: учитывались либо выдающиеся способности, либо родственные связи, либо протекция. Кандидатура Рожественского была рассмотрена в числе других многих претендентов. Прежняя служба, сочетавшая в себе как командные, так и административные должности, боевой опыт и знание английского и французского языков выгодно отличали его от прочих кандидатов. Новое назначение состоялось 5 ноября 1891 года. Деятельность Рожественского в качестве морского агента полностью устраивала начальство.

Учитывая, что в то время именно Великобритания заслуженно считалась «королевой морей», в обязанности Рожественского входили контакты по линии военно-морского флота с самой сильной морской державой мира.  О своей работе в Англии и о самом себе он оставил мнение вполне достойное хорошего морского офицера. Капитан 1 ранга Рожественский находился в Лондоне до 1893 года.

«Генерал-адмирал Апраксин» на камнях у острова Гогланд, апрель 1900 года

В 1900 году З.П. Рожественский получил всероссийскую известность, благодаря исключительно чёткой организации работ по спасению броненосца «Генерал-адмирал Апраксин», вылетевшего на камни около острова Гогланд в Балтийском море.  С этой задачей он справился блестяще, что ввело его в круг военных, которые пользовались особым доверием императора Николая II. Примечательно, что когда после трёх месяцев работ броненосец своим ходом вернулся в Кронштадт, Рожественский настоял на поощрении и награждении отличившихся в операции офицеров в точном соответствии с представленным им списком.

Как относился к службе Рожественский, показывает вот такой факт: за 36 лет офицерской службы у него было только четыре отпуска, суммарной продолжительностью 99 суток. То есть четко видно, как военно-морской служитель, Рожественский представляется трудолюбивым, самостоятельно мыслящим флотским офицером. Так или иначе, среди флагманов российского флота в начале XX века он  был заметной и яркой фигурой, человеком, не лишенным слабостей, но и отмеченным определенными достоинствами, которые были высоко оценены правящим императором. Оставалось оправдать это доверие. И ему представлялся редкий случай — канун войны с сильным и коварным противником и, наконец, сама война с Японией (1904-1905).  Как он исполнил эту миссию?

Рожественский – начальник Главного морского штаба России

В 1903 году Рожественский назначается младшим флагманом Балтийского моря, а с марта того же года становится сразу начальником Главного морского штаба (ГМШ) ВМФ России.  За десять месяцев до начала Русско-японской войны. Так как начальником ГМШ по штату должен был состоять вице-адмирал (или адмирал), то в соответствии с правилами того времени контр-адмирал свиты российского императора официально именовался только  «исправляющим должность» (и.д.) начальника ГМШ.

Почему выбор пал именно на контр-адмирала Рожественского, трудно сказать. Да, к этому времени Зиновий Петрович фактически уже сорок лет служил на флоте.  Но совершенно ясно, что он еще не был настоящим флотоводцем и, безусловно, имел очень малый опыт. Он не командовал соединениями современных боевых кораблей, а потому не имел возможностей развивать свои флотоводческие способности, если даже таковые у него были.

Новый начальник ГМШ приступил к реализации плана по перевооружению и укреплению морских сил на Дальнем Востоке. В той политической ситуации это было очень актуально, поскольку соседняя Япония не просто наращивала свою военно-морскую мощь, а уже вполне открыто угрожала России.

Как же проявил себя Рожественский на посту начальника Главного морского штаба? Видимо, не лучшим образом. Обратимся к фактам. Осенью 1903 года, за три месяца до начала войны с Японией, Рожественский заявил, что Россия более, чем когда-либо готова к этой войне. Фактические данные совершенно опровергают это. В итоге, к началу войны не было выработано в Главном морском штабе четкого плана войны. Еще накануне войны адмирал С.О. Макаров предложил ввести корабли 1-й Тихоокеанской эскадры на внутренний рейд Порт-Артура, чтобы не допустить внезапной атаки со стороны японцев.  Чтобы не нарушить привилегии Главнокомандующего ВМФ, Рожественский не захотел самостоятельно принять меры для  использования разумного совета адмирала Макарова.

В деятельности Рожественского на этом посту были заметны его предпочтения к тяжёлому броненосному флоту в ущерб другим классам кораблей и упор на генеральное морское сражение как основное средство достижения победы.

Далее. Именно Рожественский, игнорируя предложения офицеров штаба, затягивал еще до войны отправку отряда кораблей Балтийского флота для усиления морских сил на Тихом океане. А сама Вторая Тихоокеанская эскадра формировалась тоже в период, когда Рожественский был начальником Главного морского штаба. И, естественно, на его совести остается то, что по своему качеству и возможностям эта эскадра «годилась только для демонстрации силы».

Добиться реализации своих планов на посту начальника ГМШ  Рожественскому не удалось (в должности он был чуть более года). А в апреле 1904 года контр-адмирал Рожественский был назначен командиром Второй Тихоокеанской эскадры, создаваемой для перехода на Тихий океан в помощь морским силам в Порт-Артуре.

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.