Яковлев А. Мусульмане Российского императорского флота в русско-японской войне

Памяти нижних чинов Российского Императорского флота мусульманского вероисповедания павших на суше и на море в период русско-японской войны 1904-1905 гг.

Лейб гвардии крымско-татарский конвой ее императорского Величества

Другу мятежной юности и российскому патриоту Сибгатуллину Раису посвящается.

Хмурым ноябрьским днем 1920 года от Ялтинского пирса курсом на Константинополь уходил пароход «Крым», а вместе с ним уходили в неизвестность остатки некогда могучего Крымского конного полка, имеющего на день отхода в своем составе после кровопролитных боев в Таврии и под Одессой около полусотни израненных бойцов. История создания полка велась с 1784 года, когда из жителей Таврического полуострова были сформированы национальные дивизионы, преобразованные после безупречной боевой службы в Лейб-Гвардии Крымско-татарский эскадрон, переименованный затем в Крымский конный ЕЕ Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полк. Традиции полка, полковое знамя и гимн во избежание поругания надолго оставляли родные берега, и песне грозного марша   больше уже не разноситься на устрашение врагов российской державы:

«Лихое племя Чингиз-хана,

Пришельцы дальней стороны,

Заветам чести и Корана

Мы до сих пор ещё верны.

Вперёд, полк, за Русь Святую,

Вперёд за Батюшку Царя,

Вперёд за Валидэ родную,

Молитву Господу творя!

Стучат лихих коней подковы,

Трубит атаку Ибрагим,

Мы до последнего готовы

Костьми полечь, но победим!»

В исторической литературе достаточно полно отображена картина участия мусульманского населения во всех сухопутных баталиях. Иное дело, когда речь заходит о морской службе, и на первый взгляд создается картина, что подданных Российской империи магометанской веры к флотской службе не привлекали, оставляя данную привилегию исключительно христианскому населению страны, главным образом православного вероисповедания.

На самом деле со времени создания российского флота и становления Россия как морской державы мусульманство и православие в равной степени несли все тяготы морской службы и на милость неприятеля Андреевский стяг не спускали, предпочитая гибель в пучине позору плена.

Документально подтверждено, что начало службы мусульман во флоте ведется с указа Петра I № 3884 от 19 января 1722 года «О сборе рекрут с мордвы, черемис и татар», причем мальчики-татары привлекались в возрасте 10-12 лет юнгами на флот, что, кстати, соответствовало и возрасту рекрутского набора среди православных. В дальнейшем в конце 1722 года выходит в свет распоряжение

Адмиралтейств-коллегий: «Присланных из Казанской губернии малолетних татар 127 человек по состоявшемуся Его Императорского Величества именному указу написать в матросы во 2-ю статью…». Государь-Император готовился к Персидскому походу (1722-1723) и нужда в расторопных матросах отодвигала кадровую политику Морского устава 1720 года (времени на подготовку просто не было).

Поход против шаха Гусейна был неудачным, флот и воинство (в составе 100-тысячной армии числилось 30 тысяч татар) понесли большие потери, вызванные главным образом неподготовленностью морских судов к штормам и ненастьям, и только захват Дербентской крепости и заключение мирного договора с Персией в сентябре 1722 года служили оправданием достигнутой такой ценой петровской «виктории».

Присяга имама Шамиля на верность Российской империи

Во время русско-шведской войны (1788-1790г.г.) мусульманское воинство, в составе башкирских конных полков, участвовало в сухопутном прикрытии и содействии морским десантам у финских берегов в районе реки Кюмени и озера Сайма. Известен также факт привлечения на службу в галерный флот военнопленных турецкой державы, после взятия штурмом армией князя Потемкина крепости Очаков в декабре 1788 года. Именным указом императрицы Екатерины II желающие из пленных с турецкого галерного флота переводились на Балтику с зачислением на довольствие по первостатейным матросам. Таким образом, ряды российского флота пополнили полторы сотни турецко-верноподданных граждан.  Жалоб за все время пребывания на галерах от них не поступало и в наградах им препятствий не чинилось.

Крейсер «Дмитрий Донской»

В «Заграничном походе русской армии» (1813-1815г.г.) в строю Гвардейского морского экипажа на сухопутье в сражении под Кульмом в августе 1813 года особенно отличился матрос-татарин Муртаза (Нуртаза) Мурдалеев. За проявленное мужество и боевую доблесть был удостоен знака отличия Военного ордена Св.Георгия №3984 и считался одним из лучших из 518 матросов экипажа. К российскому ордену Святого Георгия от прусского короля Фридриха Вильгельма III за участие в битве при Кульме был добавлен и прусский Железный крест, правда, данной наградой были пожалованы все русские гвардейцы.   

В войне «За ясли Господни», более известной как Крымская война (1853-1856 г.г.), мусульманское воинство армии и флота не отставало от своих православных товарищей и являло чудеса героизма от Севастополя до Камчатки.

на корабле Российского флота

Так, при обороне Севастополя джигиты Крымско-татарского эскадрона, который впоследствии преобразится в Крымский конный полк, в сентябрьскую ночь (с 24.09. на 25.09.) (ст.ст.) 1854 года вступили в бой с численно превосходящим английским кавалерийским разъездом, разгромив разъезд и пленив двух драгун. За этот подвиг унтер-офицер Сеитша Балов и рядовые Селим Абульхаиров и Моладжан Аметов были награждены знаком отличия Военного Ордена Св.Георгия.

При обороне Петропавловска-на-Камчатке особенно отличились матросы Халит Саитов, Бикней Диндубаев и унтер-офицер Абубакиров, которые, страдая от полученных ранений, продолжали биться с английскими десантниками. За это ратное дело они были удостоены особой благодарности руководителя обороны города адмирала Завойко, а унтер-офицер Абубакиров был представлен к знаку отличия Военного Ордена Святого Георгия.

Основная сложность в служении на флоте для лиц магометанской веры заключалась в затруднении (либо отсутствии) возможности соблюдения духовных правил и обычаев практически всех аспектов мусульманской жизни. На имперском государственном уровне, на протяжении всей флотской истории данные сложности учитывались и по мере возможности принимались указы, ведущие к пониманию жизни мусульманина-моряка.

Так, в период правления Александра I были изданы распоряжения о терпимости и признании религиозных прав нижних чинов из мусульман в армии и на флоте. При государе Александре II в 1877 году были учреждены в армии и на флоте штатные должности полковых мулл и имамов, которые должны были присутствовать на принятии присяги по мусульманскому обычаю с целованием Священного Корана, что дополняло клятву верности Государю и Отечеству словами пророка Мухаммеда: «Любовь к Родине – часть твоей веры». В круг должностных обязанностей полковых мулл и имамов входило (кроме принятия присяги) исполнение общественных богослужений, произнесение проповедей и исполнение погребального обряда.  На штатной основе военно-морское мусульманское духовенство содержалось при военных портах на Балтике (Кронштадт, Ревель, Свеаборг), на Белом море (Архангельск), Каспийское море (Астрахань) и на Черном море – Николаев (до 1894 года) и Севастополь.

При исследовании военно-морской службы мусульман в Российском императорском флоте мне пришлось столкнуться с практически полным отсутствием научных работ по данной тематике, и только благодаря сохранившимся сведениям ЦВМА(г.Санкт-Петербург) удалось частично восстановить последний путь героев мусульман Порт-Артура и Цусимы (см. Приложение №1).

Ранее были известны и прославлены только имена армейских мусульман-офицеров русско-японской войны (1904-1905г.г.)  Самадбека Мехмандарова и Али Ага Шихлинского, награжденных за героизм при обороне Порт-Артура орденами Св.Георгия 4-й степени, золотого оружия с надписью «за Храбрость» и не сдавших свою честь по подписке о неучастии в войне неприятелю в обмен на возможность вернуться на родину.

В 1916 году муфтий Мухаммад-Сафы Баязитов говорил во время Великой войны ( 1-я мировая война 1914-1918г.г.): «Верные сыны Государя Императора, русские мусульмане, как и весь русский народ, стойко переносят посланное на нашу Родину Божье испытание и уверены, что настанет час, когда наши враги будут разбиты о стальную рать русского воинства и воссияет слава и величие нашей дорогой Родины–России на радость нашего Великого Государя и Его многоплеменных народностей, в том числе и русских мусульман, которые были и будут преданными сынами своего Отечества и верным оплотом Российского Престола». И, хотя речь была произнесена через 11 лет после Портсмутского мира (23.08.) 05 сентября 1905г.), в ней четко отображена действительная картина отношения мусульманского воинства к священному долгу по защите Родины от нападок врагов применительно к любому моменту нашей истории. 

В городе Санкт-Петербург существует уже много лет общество «Потомков участников Цусимского сражения», и дополнение его памятных списков именами героев мусульман —  моряков даст возможность увеличения состава гвардейского экипажа Общества внуками и правнуками забытых чинов эскадр и обороны.

Приложение №1

1-я тихоокеанская эскадра

ПОРТ-АРТУР

Крейсер 1-го ранга «Громобой»

В составе Владивостокского отряда крейсеров (флагман контр-адмирал К.П.Иессен) крейсер (командир капитан 1-го ранга Дабич Н.Д.) был направлен для встречи с кораблями 1-й Тихоокеанской эскадры Порт-Артура курсом от о.Аскольд к о.Цусима. В 5 час.10мин. утра (01.08.) начался бой с эскадрой вице-адмирала Камимура. Через час после начала боя японский снаряд разорвался на юте крейсера, приведя к большим потерям среди экипажа (убито 50 чел.). На всех стадиях боя крейсеру приходилось принимать на себя основной огонь вражеской эскадры и от сильных повреждений орудий спасало их казематное расположение, а ответным огнем крейсер наносил большой урон японским кораблям, тем самым принудив врага прекратить бой.

В бою в Корейском проливе (01.08.1904г.) с отрядом японских крейсеров погибли 4 офицера и 91 н.ч. в т.ч.

погиб матрос 1-й ст. Хайрутдин Ярмухамед – крестьянин Уфимской губ.. Белебейского уезда, Тюменяновской волости;

Канонерская лодка «Отважный»

При защите крепости Порт-Артур погибло 16 н.ч., в т.ч.

матрос 1 ст. Шерафтин Касаевич Ибрагимов;

Крейсер 1-го ранга «Паллада»

Погибли при обороне Порт-Артура – 1 кондуктор и 84 н.ч., в т.ч.

В составе десантной роты (командир мичман Гладкий) с крейсера «Паллада» при отражении японского обстрела (было выпущено более тысячи снарядов) и последующего штурма Высокой горы погиб (16.11) матрос 1 ст. Харрис Мударисов – крестьянин Уфимской губ. Бирского уезда, Московской волости и деревни;

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Пересвет»

Корабли 1-й Тихоокеанской эскадры (под командованием контр-адмирала В.К.Витгефта) предприняли попытку прорыва(28.07.1904г.) в 4час.30мин. утра из гавани Порт-Артура курсом на Владивосток. Через 8 часов после выхода из гавани эскадра в Желтом море вступила в бой с эскадрой адмирала Того на дистанции 80 кабельтовых. В 14 час.30мин. японские корабли отстали от преследования, и перестрелка прекратилась. В 16 час.45 мин. боестолкновение возобновилось с сокращением дистанции до 20 кабельтовых. После гибели на мостике ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Цесаревич» (командир капитан 1-го ранга Н.М.Иванов) контр-адмирала В.К.Витгефта и ранения командира корабля фактическое управление русской эскадрой было передано ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Пересвет» (командир капитан 1-го ранга В.А.Бойсман) младшему флагману контр-адмиралу князю П.П.Ухтомскому. Во время боя ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Пересвет» получил множественные серьезные повреждения. В виду невозможности продолжения попытки прорыва русской эскадре с наступлением ночи пришлось возвратиться в гавань Порт-Артура.

Погибли в бою у мыса Шантунг (Желтое море) с японской эскадрой 1 офицер и 106 н.ч., в т.ч.

машинист 2 ст. Ахмед Грисмитулин,

кочегар 2 ст. Сераздин Мухамедович Худояров – крестьянин Уфимской губ. Белебеевского уезда, Богдановской волости, дер.Тампакун;

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Петропавловск»

При выходе (31.03.1904г.) из гавани Порт-Артура для принятия боя с крейсерским отрядом эскадры адмирала Того флагман 1-й Тихоокеанской эскадры ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Петропавловск» (командир капитан 1-го ранга Н.М.Яковлев) натолкнулся на установленное ночью японскими миноносцами минное заграждение. Спасти из воды удалось 80 человек из команды броненосца.

Погибли при подрыве на японском минном заграждении Командующий Флота Тихого океана вице-адмирал С.О.Макаров и контр-адмирал М.П.Молас, 1 сухопутный офицер, 26 офицеров, 6 кондукторов, 1 художник, 1 священник и 600 н.ч., в т.ч.

кочегар 1 ст. Сафутзян Садыев;

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Победа»

При защите крепости Порт-Артур погибло 150 н.ч., в т.ч.

погиб при отражении внезапной атаке японских миноносцев русских кораблей рейда Порт-Артура (27.01.1904г.) матрос 1 ст. Зариф Алмухаметдинович Абдулгаков – крестьянин Уфимской губ. Бирского уезда, Башкербуровской волости, дер. Уталоковой;

погиб в составе десантной роты во время ожесточенного боя (09.08.1904г.) по освобождению захваченных японцами редутов №1 и №2 кочегар 1 ст. Батарша Миндобаевич  Минобай  – крестьянин Казанской губернии и уезда, Кормышанской волости, дер. Малая Мишинска,

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Полтава»

Погибли в боях на суше и на море 1 офицер, 3 кондуктора и 115 н.ч., в т.ч.  

погиб в составе десантной роты с ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Полтава» (командир лейтенант Баранов) при отражении четырехкратного (в течении дня штурма) японцами Высокой горы матрос 1 ст.  Мустахин Мухаметов(17.11.1904г.)  – крестьянин Казанской губернии, Лаишевского уезда, Саральской волости, дер.Спанчиной,

погиб в составе 7-й роты Квантунского экипажа (командир поручик Топсашар) во время штурма захваченного японцами форта №3 (из 186 чел. состава роты в живых осталось только 33 моряка) кочегар 1 ст. (ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Полтава) Шайх-Мурза Сахиндаров – крестьянин Уфимской губернии, Бирского уезда, Уминевской волости в бою(18.10.1904г.) на форте №3,

Погибли при обороне Квантунского укрепленного района и крепости Порт-Артур

25 офицеров, 1 кондуктор и 696 н.ч., в т.ч.  

матрос 2 ст. Саид Гирей Кагарманов – крестьянин Иркутской губернии, Балаганского уезда, Голуменской волости;

При обороне Порт-Артура в 1-й Тихоокеанской эскадре погибло 11 мусульман, в т.ч. на суше при обороне крепости 7 н.ч., морем взято 4 н.ч.

2-я тихоокеанская эскадра

ЦУСИМА (14-15.05.)  27-28 мая 1905г.

Крейсер 1-го ранга «Светлана»

После боя (14.05.) крейсер имел серьезные повреждения в виде подводной пробоины в носовом отделении динамо-машин, с затоплением носовых орудийных погребов и минного погреба и, как результат, мог развивать ход только в пределах 17 узлов. Однако командиром корабля капитаном 1-го ранга С.П.Шеиным было принято решение прорыва во Владивосток и, взяв курс на норд совместно с миноносцем «Быстрым» и с уменьшением хода до 14 узлов ночью (15.05.), пробовали осуществить намеченный замысел. Ранним утром(15.05.) в районе о.Дажелет состоялась встреча с кораблями японской эскадры и после сближения на дистанцию орудийного выстрела завязался неравный бой. Крейсер на огонь японских крейсеров мог отвечать только огнем кормовых орудий. После получения пробоин у ватерлинии командир приказал экипажу покинуть корабль и открыть кингстоны. «Милосердные» японцы спасать утопающих матросов начали только через два часа. Из воды было поднято 7 офицеров, 7 кондукторов и 273 н.ч.

В бою у о.Цусима и о.Дажелет погибли 9 офицеров, 1 священник, 4 кондуктора и 163 н.ч., в т.ч. погибли:

матрос 1 ст.Абдул Кадырович  Арметсафа – крестьянин Уфимской губернии, Байсоровского уезда Мензелинской волости , дер.Акуловой, 

матрос 1 ст. Галиула Галей;

Крейсер 2-го ранга «Урал»

В самый разгар боя (14.05.) небронированный крейсер получил от залпа японской эскадры разрушение кормы, а затем окончательно решившую судьбу корабля пробоину ниже ватерлинии в носовой части. Командир капитан 2-го ранга М.К.Истомин, после безуспешных попыток подвести пластырь для заделки пробоины и имея к тому времени выведенное из строя от попадания снаряда еще и рулевое управление, принимает решение оставить корабль и принять меры для спасения команды. В районе шести часов вечера(14.05,) японские корабли, не имея сведений, что крейсер «Урал» покинут командой, произвели по едва держащемуся на плаву русскому кораблю торпедный залп. Крейсер ушел на дно оставленный командой, но не спустивший Андреевского знамени. Оставшиеся в живых моряки достигли японского берега и были взяты в плен.

В бою у о.Цусима погибли 22 н.ч., в т.ч.

кочегар 1 ст. Наргаметзан Нурмухаметович Халфин – мещанин Уфимской губернии, гор. Белебей;

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Князь Суворов»

Первый пристрелочный выстрел по флагману вице-адмирала Того был произведен(14.05.) из носового орудия броненосца «Князь Суворов» (командир капитан 1-го ранга В.В.Игнациус) в 13 час.49 мин. Через три минуты от японцев последовал ответный залп с расстояния 34,5 кабельтовых, а затем к своему флагману присоединились еще три японских броненосца. От попаданий японских снарядов на броненосце возник сильный пожар – горело все, что могло гореть, и дым от пожара втягивался в вентиляционные шахты и боевые рубки, приводя к гибели членов команды. Практически через три четверти часа «Князь Суворов» прекратил слушаться руля и отклонился от курса в правую сторону и окончательно вышел из строя эскадры. Эскадра осталась без управления своим флагманом – вице-адмирал З.П.Рожественский после второго ранения отошел от командования.  В 17час.30мин. З.П.Рожественский перешел на миноносец «Буйный», произведя поднятым сигналом передачу командования эскадрой контр-адмиралу Небогатову. Оставленный вице-адмиралом броненосец, весь объятый огнем пожара, не стремился к сдаче противнику и, даже после торпедных попаданий японцев, продолжал вести огонь по врагу из единственного действующего кормового орудия. Примерно через 40 минут от огня японских крейсеров и миноносцев флагман русской эскадры отошел морю непокоренным.

В бою у о.Цусима спасшихся из команды эскадренного броненосца «Князь Суворов» не было, погибли 37 офицеров, 1 священник, 16 кондукторов, 864 н.ч., в т.ч.

матрос 1 ст.  Нот-Абдул Мошвович Вахитов – крестьянин Уфимской губернии, Стерлитамакского уезда, Парагутской волости,

матрос 1 ст. Габдул Габдулмяевич Гафаров – крестьянин Уфимской губернии, Мензелинского уезда, Семиостровской волости,

матрос 2 ст. Фихрас Газисов,

матрос 2 ст. Билял Султанович Гулов,

матрос 2 ст. Зелендин Ижбалдин – крестьянин Уфимской губернии, Стерлитамакского уезда, Качкальской волости,

матрос 2 ст. Хабидулин Насыров,

матрос 2 ст. Ахманмат Гизанулич Фахтулин – крестьянин Уфимской губернии, Стерлитамакского уезда, Шамтовской волости,

матрос 2 ст. Мухаммед Зокиевич Фахрирасов – крестьянин Уфимской губернии, Мензелинского уезда, Кузесевской волости,

матрос 2 ст. Сафетдин Хасаметдинов – крестьянин Уфимской губернии, Стерлитамакского уезда, Аргаевской волости,

кочегар 1 ст. Ислимбай Базигутов – крестьянин Уфимской губернии, Бирского уезда, Казаковской волости,

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Император Александр III»

После выхода из строя эскадры флагмана «Князь Суворов» строй кораблей возглавил эскадренный броненосец «Александр III» (командир капитан 1-го ранга Н.М.Бухвостов) и с разу весь огонь японских броненосных крейсеров сосредоточился на «новом» флагмане эскадры. Пожары охватили и этот русский корабль и только умелыми действиями экипажа повреждения были исправлены, распространение огня было остановлено и броненосец вновь вошел в строй. Однако в скором времени повреждения опять напомнили о себе, и броненосцу пришлось, имея крен на правый борт, вновь выйти из строя. Японцы учли данное положение корабля, сосредоточили огонь броненосных крейсеров именно по нему. В районе 19 час. вечера 14 мая 1905 года броненосец «Император Александр III» опрокинулся на правый борт. Спастись из команды не удалось никому.

В бою у о. Цусима погибли 28 офицеров, 1 священник, 11 кондукторов, 806 н.ч., в т.ч. старший баталер князь Ильдерхан Маматказинович Сакаев,

матрос 2 ст. Акдрафин Салиманович Салиманов – крестьянин Уфимской губернии и уезда, Павловской волости,

санитар Сибагатулла Галлиев – крестьянин Казанской губернии, Тетюжского уезда, Черкилькильутрасовской волости,

кочегар 1 ст. Ахматабий Ахтариев – крестьянин Уфимской губернии, Белебеевского уезда, Чаводовской волости,

кочегар 1 ст. Давлетина Шенгарев – крестьянин Уфимской губернии, Мензелинского уезда, Алышетлизнинской волости,

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Бородино»

Через 20 минут после первого выстрела с русской эскадры первый снаряд, попавший в броненосец «Бородино» (командир капитан 1-го ранга П.И.Серебрянников), вызвал серьезные повреждения, но, несмотря на наличие еще нескольких попаданий с японской эскадры, команде удалось исправить аварийное положение и вернуть броненосец в строй. В 14час.50мин. броненосец возглавил колонну броненосцев, развернув ее курсом на норд. Проведя данный маневр, корабль, попал под сосредоточенный огонь японской эскадры, и опасное сближение с японцами исправил сгустившийся над морем туман. «Бородино» удалось на контркурсах разойтись с крейсерами противника. После прохождения полосы тумана колонна броненосцев, ведомая «Бородино», попадает под огонь броненосной и крейсерской эскадр японского флота, и основная часть выпущенных снарядов приходится на головной броненосец русских. После попаданий двух 305-мм снарядов в 18 час.50 мин. на «Бородино» возникает пожар и через 20 минут броненосец опрокидывается на правый борт и корабль исчезает в пучине моря.  Из всей команды выжил чудом лишь один матрос.

Погибли в бою у о.Цусима 33 офицера, 1 священник 12 кондукторов, 800 н.ч., в т.ч.  матрос 1 ст. Мухамет Гислиевич Бихмухаметов – крестьянин Казанской губернии, Лаишевского уезда, Сарановской волости,

матрос 1 ст. Мухмет Калимулин – крестьянин Уфимской губернии, Бирского уезда, Капилыковской волости,

матрос 1 ст. Мухаметсафа Мухаметдинов – крестьянин Казанской губернии, Лаишевского уезда, Сараповской волости,

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Наварин»

К вечеру (14.05.) броненосец (командир капитан 1-го ранга барон Б.А.Фитингоф) имел три пробоины от попадания японских снарядов в носовой части и четыре в кормовой, при этом все башенные орудия оставались неповрежденными. В ночное время от попадания трех торпед с миноносцев врага корабль был взят морем.  Из команды спастись удалось лишь троим матросам.

Погибли в бою у о.Цусима 26 офицеров, 1 священник, 11 кондукторов, 643 н.ч., в т.ч. барабанщик Гариф Каримов – крестьянин Казанской губернии, Мамадышского уезда, Краноборской волости,

матрос 1 ст. Иштуба Теплярович Илимбаев – крестьянин Уфимской губернии, Бирского уезда. Кламковской волости,

кочегар 2 ст. Гариф Сахабутинов – крестьянин Уфимской губернии, Белебеевского уезда, Казануловской волости,

ЭСКАДРЕННЫЙ БРОНЕНОСЕЦ «Император Николай 1»

Во время боя (14.05.) броненосец (командир капитан 1-го ранга В.В.Смирнов) серьезных разрушений не получил. После передачи командования от вице-адмирала З.П.Рожественского контр-адмиралу Небогатову был взят курс норд-ост 23 градуса для прорыва во Владивосток, однако утром (15.05.) при встрече с кораблями эскадры Того контр-адмиралом Небогатовым было принято позорное решение спустить флаг и сдаться на милость врага.

Погибли в бою у о.Цусима 1 офицер, 18 н.ч., в т.ч.

водолаз Девзет Гари Вахартынов – крестьянин Уфимской губернии, Белебеевского уезда, Туменковской волости,

Крейсер 1-го ранга «Олег»

Ведя неравный бой (14.05.) с японскими крейсерами, крейсер «Олег» (командир капитан 1-го ранга Л.Ф.Добротворский) имел значительные повреждения при сохранении боеспособности. Избегая ночных атак миноносцев, крейсер изменил курс с норд-оста на зюйд, сильно оторвался от эскадры Небогатова и, имея на борту флагмана русской крейсерской эскадры контр-адмирала О.А.Энквиста, берет курс на Манилу (Филиппинские о-ва). По прибытии в гавань Манилы (20.05.) крейсер «Олег» и крейсера «Аврора» и «Жемчуг» были интернированы до конца войны.

В бою у о.Цусима погибло 20 н.ч., в т.ч.

матрос 1 ст. Хамадин Шашмарданов – мещанин Уфимской губернии. Белебеевского уезда, Ерменеевской волости,

Крейсер 2-го ранга «Изумруд»

Во время боя (14.05.) крейсер (командир капитан 2-го ранга В.Н.Ферзен) получил три попадания японских снарядов. Полученные повреждения командой были успешно исправлены.  Командир корабля утром (15.05.) решил флага не спускать и предпринял самостоятельную попытку курсом норд-ост 23 градуса прорыва во Владивосток. Японские крейсера предприняли попытку преследовать наш крейсер, которая закончилась безрезультатно. Ночью (17.05.) крейсер вошел в залив Владимира (Ольгинский р-н Приморского края), где, при отсутствии видимости, наскочил на каменную гряду. Попытки сняться с камней были неудачными, и командир принимает решение взорвать крейсер, что и было исполнено. Команда была свезена на берег.

В бою у о.Цусима погибло 7 н.ч., в т.ч.  

матрос 1 ст. Инзамундтин Ахметьянович Насыров – крестьянин Казанской губернии, Чистопольского уезда, Мусмоткинской волости,

Транспорт «Иртыш»

Во время боя транспорт (командир капитан 2-го ранга К.Л.Ергомышев) получил пробоину у ватерлинии и покинул строй эскадры. Попытки залатать пробоину не увенчались успехом. Судно было отнесено к японским берегам и затоплено командой в прибрежной зоне (префектура Симане, Япония).

В бою у о.Цусима погибло 12 н.ч., в т.ч. 

матрос 1 ст. Аллояр  Фахридтинов – крестьянин Уфимской губернии, Бирского уезда, Буровской волости,

Эскадренный миноносец «Безупречный»

Во время боя (14.05.) повреждений не имел. На рассвете (15.05.) эскадренный миноносец (командир капитан 2-го ранга И.А.Матусевич) вступил в бой с японскими крейсером и миноносцем и был взят морем не спустив флага. Вся команда погибла в бою.

В бою у о.Цусима погибли 5 офицеров, 2 кондуктора, 61 н.ч. в т.ч.

матрос 1 ст. Мирсанд Юсупов – крестьянин Уфимской губернии, Белебейского уезда, Альволевской волости

При Цусимском сражении во 2-й Тихоокеанской эскадре погибло 29 мусульман с 11 кораблей.

Всего в 2-х эскадрах погибло 40 мусульман, из них 24 моряка – выходцы из Уфимской губернии, 6 моряков из Казанской губернии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *