Кулинченко В. Память о «Курске»

   

В   наступлении 12 августа трагической даты, я решил вспомнить о двух книгах, наложивших  зловещий отпечаток на национальную катастрофу начала 21 века, тайна которой покоится на дне моря и секретных архивах двух стран США и России.                                        

  

                                            ПАМЯТЬ  О  «КУРСКЕ»

                      (  вспоминая  книгу В. Устинова «Вся правда о «Курске»)

          Скоро 18 лет (12 августа 2000 г.) исполнится с того момента, когда трагически погибла одна из «совершенных» атомных лодок 20 века «Курск». Уже и лодку давно подняли со дна Баренцева моря, подъём и разделка её обошлись дороже самой субмарины, и мемориал на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге поставили… Прошло много времени, но «курская» трагедия по-прежнему будоражит общественность, и не только  российскую, но и мировую. Я писал раньше, и буду утверждать сегодня, что правды о трагедии «Курска» мы долго не узнаем, а скорее – никогда. Предприняты беспрецедентные меры для её сокрытия, вплоть до того, что Генпрокурор РФ Владимир Устинов, очень и очень далёкий от подводного дела («Беда, коль пироги начнёт печи сапожник, А сапоги тачать пирожник,…» — И.А. Крылов), выпустил свой литературный опус «Правда о «Курске», причём, немалым тиражом по нынешним временам. Даже не читая этой книги, можно сказать, что она написана по заказу, а с какой целью? – наверное, не секрет. Напустить ещё больше туману на так и не раскрытую тайну гибели  «Курск». «Курск» подняли, литературно — художественно описали, а что мы узнали?

В журнале «Российский КТО есть КТО» №6 (45) за 2004 год на первой и второй странице отмечены «Лучшие книги и издательства 2004 года», самая большая и хвалебная рецензия «Цена правды» отведена книге «Владимир Устинов «Правда о «Курске». ОЛМА — пресс, М., 2004г.».

В рецензии приветствуется выход в свет книги генпрокурора. Она заканчивается словами, поражающими своей высокопарностью: «В заключении В. Устинов говорит очень важное. О правде как таковой, которую просто нужно принять какая она есть. «Пусть страшная, пусть не всем удобная, но это правда». В этом и смысл этой уникальной книги». Невольно возникает вопрос – А как воспринимать ложь?

Книга «Правда о «Курске», названа уникальной. Действительно, в ней много «уникального». Обложка (переплёт), жанр книги, тираж поражают, как и само название опуса. Невольно задумаешься о том, что неужели всё сказанное и написанное ранее с 12 августа 2000 года (день гибели АПЛ «Курск») до 27 сентября 2004 года (дата подписания книги В. Устинова в печать) – было неправдой? Давайте разберёмся 18 лет спустя.

Значит нам все четыре года врали о национальной трагедии и вот, спасибо, генпрокурор решился сказать правду. Какую? Да ту, что мы знали и знаем  — «Курск» погиб, утонул от взрыва. А вот от чего взорвался, сдетонировал боезапас, причину взрыва, а в этом, я полагаю, и есть основная загадка трагедии, никто не хочет назвать: ни В. Устинов, ни Б. Кузнецов. А между тем они получили в своё время большие дивиденды от этих неправедных книг.

Два юриста только перечисляют в своих книгах факты, «улики», документы трагедии и неграмотно их комментируют, ведь они никогда не знали этой специальности, тем более не были в «шкуре» подводника. А сказать чётко и понятно для всех саму причину трагедии – «пороху не хватает», хотя, возможно, она им и известна. Но вернёмся к «Правде о «Курске».

Переплёт книги не просто поражает, а удивляет. На лицевой стороне обложки в слове «УСТИНОВ» буквы больше, чем буквы в слове «о Курске», поставленного внизу. В центре обложки крупным планом цветное фото самого генпрокурора России в величественной форменной фуражке. И уже потом на заднем плане мелкомасштабно в ярком зареве видим рубку «Курска» с гербом России. На тыльной стороне обложки вновь цветное фото генпрокурора всё в той же фуражке  с кокардой, правда, «Курск» уже отсутствует, а только чёрный фон. В самой книге ещё семь фотографий, на которых присутствует генпрокурор В. Устинов крупным планом. Такое обилие фото «автора» вызывает чувство нехорошего намёка на личный пиар.

Впечатляют и выходные данные книги, помещённые на последней странице «Правды о «Курске». Читаем: литературно-художественное издание.  Высочайший чиновник страны повествует о национальной трагедии России в художественном жанре. По прочтении книги понимаешь, что этот жанр повествования, наверное, уже заслуга литобработчика Р. Оганяна. Литератор, выбранный генпрокурором страны сразу же (стр.5) проявляет «талант», вложив в уста автора уникальные слова: «Нервы буквально болели». И таких перлов в книге предостаточно. Вызывает недоумение, зачем такое оформление книги о национальной трагедии страны и её флота? Зачем генпрокурор взял литератора для записи своих мыслей, которые должны быть чёткими и понятными, в форме художественного издания? Ведь главный военный прокурор А.Н. Савенков ещё в 2002 г. утверждал, что «шеф» сам собирается написать книгу о трагедии, для чего ему снимались ксерокопии с уголовного дела. «Сам, — ответил Александр Николаевич, — он всегда пишет сам». («Новая газета» от 31.1-2.2.05 г. стр. 16). И вдруг спичрайтер! Огромное количество вопросов и недоумений возникает по тексту книги «Правда о «Курске». Прочёл ли книгу сам автор после «литературной» обработки?

Интерес к трагедии «Курска» остаётся огромным, хотя прошло уже  18 лет, потому что она высветила не только флотские недостатки, но и негативы страны, которой флот принадлежит. Мнение генерального прокурора страны интересно было всем, тем более, когда расследование трагедии выходит на международный уровень (Франция, Италия, Швеция) и возникает вопрос, как отнесётся к правительственному расследованию под руководством Устинова Страсбургский суд? Горечь утраты не даёт покоя.

Во второй половине 2004 года увидела свет книга двух подводников – атомщиков  контр-адмирала Г.Г. Костева и капитана 1 ранга И.Г. Костева «Неизвестный флот. Люди. Факты. Проблемы». Об этой книге уже писала газета («НВО» №33 от 3-9 сентября 2004 г.), приводя из неё детальный анализ трагедии подводного атомохода «Курск». Рецензия на неё была в журнале «Морской сборник» №9 – 2004 г. Понятна горечь этих двух авторов за судьбу флота. Вся их жизнь связана с подводными лодками. Они чётко и доходчиво изложили события со дня гибели «Курска» 12 августа 2000 года до окончания расследования катастрофы в 2002 году. Профессионально и остро расставлены акценты трагедии, но, главное, обозначены пути решения проблемы современного Военно-Морского флота России.

Книга В. Устинова «Правда о «Курске» совсем другого характера. Читая её, с трудом ориентируешься в понимании случившейся трагедии. В книге нет ответов на вопросы, волнующие как широкого читателя, так и специалистов-подводников. При этом манера литературной записи «Правды о «Курске» сумбурна, выборочная хронология лишь запутывает читателя. В этой связи совершенно непонятна позиция рецензента из журнала «Российский КТО есть КТО», что книга «Правда о «Курске» ставит точку по многочисленным спорам о «Курске». А мне кажется на оборот, она только подливает «масла в огонь». Например: «На сегодня известно, что первый взрыв застал экипаж врасплох, то есть никаких даже косвенных признаков приближающейся катастрофы не было. Между тем, утечка компонентов топлива в трубе торпедного аппарата должна была привести к срабатыванию аварийных датчиков давления и всей аварийной сигнализации»(стр. 275). Эта фраза даёт подтверждение моей версии внешнего воздействия на апл «Курск», но дальше следует невероятный вывод: «Огромной силы раскалённые газы вышибли заднюю крышку торпедного отсека и устремились в прочный корпус, в первый отсек…» (стр. 276) – эта непонятная галиматья с точки зрения профессионала-подводника не понятно о чём говорит. О каких «точках» здесь можно заикаться?

К сожалению, таких примеров по книге много. Масса расхождений во мнениях о неизбежности гибели 23 подводников, собравшихся в 9-м отсеке субмарины, затонувшей всего на 108 метрах вблизи родных берегов (глубина указывается с карты). Свидетельством этому является анонс книги адвоката Бориса Кузнецова в «Новой газете» №7 от 31.1.05 и газете «ВЕРСИИ и комментарии» за февраль 2005 года, правда, не компетентный, а больше пиарный. Сама книга Б. Кузнецова только, только пробивается в свет, поэтому сравнивать её с «Правдой о «Курске» ещё рано. Но вот разрекламированная книга генпрокурора вызывает у читателей законные вопросы. Понять, что, правда, а что скрыто, просто невозможно. К слову, книга Б. Кузнецова именно такой имеет подзаголовок: «Правда о «Курске», которую скрыл генпрокурор Устинов».

Рассматривая постранично «литературное» издание генпрокурора поражаешься  противоречиям приводимых фактов, отсутствию юридической точности в датах, общим рассуждениям, не относящихся к «Курску», путанице в терминах и даже грубым ошибкам. Вместо точности по фактам расследования сплошь и рядом не приводятся даты, время суток, распространенны слова-неточности «в основном», «в целом» и прочие.

Вот лишь несколько таких примеров: на стр.8 о совещании «в первые же дни катастрофы» (какие дни?); на стр.24 о совещании «первое в сентябре 2000 г.» (а когда второе?); тоже на стр.38-39 «на август», «к августу 2000 г. экипаж в основном прошёл курс…»(12 августа тоже август). На той же стр.39 указано об экипаже «Курска»: «… укомплектован на 100%», а на стр.40 – «… и прикомандированные военнослужащие-подводники имели допуски…». Так кто же был на «Курске», штатный 100% экипаж или сборная команда? На стр.44 читаем «… техническая исправность «Курска» в целом подтверждена…», или фразы на стр.48 и 63 со словом «нештатные процессы», что это такое, совсем не понять, если обратиться к стр.275, где «Между тем, утечка компонентов топлива в трубе торпедного аппарата…». На стр.48 говорится, что погиб личный состав 1-го отсека. Но ведь известно, что из 7 человек 1-го отсека по расписанию боевой тревоги, только два тела не найдены, а остальные 5 были обнаружены в других отсеках. Почему? Комментариев генпрокурор не даёт.  На стр.53 вновь фраза с вольным толкованием времени событий «… Примерно через неделю подключилась Госдума…», тоже и на стр.72 «… примерно в это же время…».

Помимо вольного обращения с точностью дат, времени суток, что для книги юриста, наверное, не допустимо, по тексту книги возникают вопросы, на которые нет ответов. Некоторые из них: на стр.79 читаем «… произошло повреждение комингс — площадки, к которой должен пристыковаться аппарат…». Что за повреждение не указано, да и ТВ после подъёма «Курска» никаких повреждений не показало, хотя это важнейший факт в гибели 23-х моряков-подводников в 9-м отсеке.

На стр.87 есть свидетельство того, что «… в Москву прибыл директор ЦРУ…», но никаких комментариев по этому факту нет. Почему? Ведь в это время «Курск» уже лежал на дне и во всю тиражировались версии столкновения его с иностранной АПЛ. На стр.156 звучит сверхважное утверждение: «… в конце 1980-х годов, когда многие структуры государства стали стремительно деградировать. И только сейчас (надо понимать в 2004 г.) у нас появился шанс на восстановление государственной власти…». Так зачем же при деградации флота страны проводить такое учение? Ответа в книге нет! Тем более, что этот вопрос крайне обостряется, если учесть, что генпрокурор по всей книге отмечает недостатки в подготовке «Курска» и всего Северного флота. Кто же несёт ответственность за решение проводить масштабное учение при деградации флота страны?  Зачем посылать атомоход на учения при обнаруженных недостатках в подготовке корабля?

И ещё для примера вопросы, возникающие после прочтения книги генпрокурора, которые остались без ответа, но являются ключевыми в истоках трагедии и в содержании расследования, а точнее поиска «правды». На стр.193 генпрокурор поясняет: «… никто не искал стрелочников. Искали одно – правду…». К этому на стр.275 утверждается, я уже упоминал об этом, что взрыв выбил заднюю крышку торпедного «отсека», что очень удивляет. Почему это случилось? Где ответ расследования? Почему разрушилась самая прочная часть торпедного аппарата, а не слабая передняя крышка? Где ответ? В чём же «правда» расследования? Не в том ли. Что уничтожены остатки 1-го отсека, где были главные улики? А может ответ в признании на стр.148 – «… я… понял, что из атеиста… становлюсь верующим человеком…. Надо понять Бога. И теперь моя задача – распознать грозный и в тоже время мудрый Божий промысел». Но это уже мистика, а не поиск правды. Допустимо ли такое расследование, когда принимается принцип – «Всё в руках Божиих!»?

Вероятно, из-за этого и точка, вывод в расследовании поставлен весьма оригинально: «лиц, виновных в катастрофе АПЛ «Курск», сопряжённой с гибелью ста восемнадцати человек находившихся на борту АПЛ «Курск» нет». (стр286). Но ладно, нет виновных, но должны же быть ответственные за то, что произошла такая катастрофа?  Государство, флот переживают деградацию, на флоте масса недостатков, выявлены они и при подготовке «Курска», а ответственных нет.

Недостатки кругом, вот только некоторые из них: на стр.46 и 47 читаем «… АПЛ «Курск»… не могла выполнять тактические приёмы, действуя против отряда боевых кораблей, кораблей ПУГ,… развивать ход более 12 узлов и т.п.». Так зачем в мирное время при развале страны, флота посылать такую АПЛ в море?  Тем более, что всё время утверждается на официальном уровне – у нас нет внешних врагов!

Другое противоречие в самой личности прокурора (стр.69) – «если честно, лично я не верил в версию подводного столкновения с другим движущимся объектом». Это что, опыт подводника, политика или опять вера в Бога? Ведь на ТВ даже Главком ВМФ показывал место, где след столкновения, не говоря о десятках публикаций, мнений моряков о столкновениях под водой. Я сам, лично пережил такое «удовольствие».  Наша АПЛ «К-131»  столкнулись с английской АПЛ в Баренцевом море на глубине 60-80 метров 9 октября 1968 года. Это было недалеко от того места, где погиб «Курск». Слава Богу, тогда обошлось без жертв. Публиковались материалы об американской АПЛ, якобы, зашедшей на ремонт в Норвегию. Были и другие факты. Но (стр.110) «Вот почему Генеральный прокурор и хранил молчание, в то время как некоторые чиновники делали разнообразные заявления». Он выжидал и анализировал высказывания других. Похвальная выдержка для генпрокурора, тем более, что её хватило аж на 4 года.

Можно продолжать примеры противоречивости суждений по тексту книги. Остановимся на интересном факте, когда своих не сдают. На стр. 271 напечатано: «Указанные здесь, а также иные должностные лица привлечены к дисциплинарной ответственности». Идёт перечисление ряда фамилий, в том числе командующего СФ адмирала Попова В.А. и начальника штаба СФ вице-адмирала Моцак М.В., которые после увольнения в запас получили высокие посты в государственном управлении. Но об этом генпрокурор умалчивает.

В книге есть целый ряд других непонятных утверждений и упущений и, даже, грубых ошибок и недомолвок. Так на стр.115 указано «… Для меня записка Колесникова, явно страдавшего уже от удушья… пример высокого мужества…», но на стр.248 уже по- другому, прокурор оценивает записку другого капитан-лейтенанта С.В. Садиленко «… В почерке исследуемой записки не имеется признаков, указывающих на наличие у Садиленко С.В… болезненных изменений …». А ведь оба офицера погибли в 9-м отсеке от одних  и тех же причин.

Недоумение вызывает ещё одно утверждение на стр.168 «А заранее  могу сказать откровенно: …, что нарушения, допущенные должностными лицами войсковой части (…) (№Арсенал») и торпедной базы вооружения Северного флота…, причиной катастрофы  не явились». Это очень странное заявление юриста (генпрокурора), когда вся причина сводится к взрыву практической торпеды, когда не выдержала самая прочная задняя крышка торпедного аппарата. Тем более странно, когда читаешь страницу 176 «В конечном счёте, произошедшая катастрофа выявила не просто прорехи, а огромные дыры в военном обеспечении флота России». Почему же прокурор не принимает законных мер против лиц, виновных в этом безобразии?

Все заявления генпрокурора дополнены им о недостатках, связанных с самой АПЛ «Курск». Вот их перечисление. В апреле-июле 2000 года устранялись недостатки (более трёх месяцев!) выявленные отделом безопасности мореплавания СФ (стр.54-55). «…, что к учениям подводная лодка не была подготовлена полностью должным образом. Но это не стало и не могло стать причиной катастрофы» (стр.64). Странный вывод!!! По техническому  состоянию АПЛ «Курск» (стр.133-137) приводится более десятка упущений прямо или косвенно связанных с субмариной, излагаемых прокурором. На стр.151 указано, что учёт боезапаса СФ организован согласно требованиям, «за исключением отдельных недостатков». Каких недостатков? – в книге не указано. На стр.181  читаем, что на «Курске» нарушалась статья 566 Корабельного устава ВМФ, поэтому «… провести ежемесячный ППО и ППР (плановый осмотр и ремонт) материальной части в июле 2000 г…. экипаж АПЛ «Курск» в полном объёме не мог». На стр.181-187 перечислен ряд упущений, при этом отмечено «Имелись значительные недостатки в отработке общекорабельных мероприятий по подготовке и сдаче поставленной задачи» (стр182). Далее (стр.184) вновь отмечено «Боевая подготовка перед выходом АПЛ «Курск» в море на учения в августе 2000 г. осуществлялась со значительными недостатками,…». Всё это в книге генпрокурора! Опять невольный вопрос – Зачем при таком количестве недостатков лодку выгонять в море?

Кто не смог принять правильное решение и уберечь «Курск» от гибели? Где же, правда, в проведённом расследовании? На этом фоне как-то сомнительно звучит похвала генпрокурора в адрес высоких чинов: Ильи Клебанов (стр.181), Владимира Куроедова (стр.191) – «настоящего русского офицера», другим чиновникам. Зачем эти дифирамбы? Ведь потеряли самый современный корабль Российского ВМФ, а в спасательной операции ни одного спасённого!

В книге есть и просто безграмотные и грубые ошибки в знании флота, их не было бы, если рецензентом книги был моряк. На стр.63 читаем «… в акватории Тихого океана пропала американская субмарина «Скорпион». Общеизвестно, что трагедия со «Скорпионом» случилась в Атлантическом океане, и она не пропала, её нашли после катастрофы (глава 5 «Смерть подводной лодки» из книги «История подводного шпионажа против СССР», авторы Шерри Зонтаг и Кристофер Дрю, М., 2001 г.). Или другой пример (стр.106): «Насколько я понимаю, двойной корпус был предназначен именно для этого, для отражения любого тарана (и вывод) Значит, никакого тарана не было». Смешно. Общеизвестно, что это конструктивная особенность подводных лодок для размещения вне прочного корпуса цистерн главного балласта, почему субмарина и плавает. Элементарное незнание физики!

В заключение нельзя не упомянуть ещё раз о статье в «Новой газете» №7 – 2005 г., где рекламируется книга другого юриста, адвоката Бориса Кузнецова. Я не хочу рассматривать здесь такой же непрофессионализм книги Кузнецова (относительно подводного дела), какой присутствует и в книге Владимира Устинова. Хочу только сказать, что эта книга «Она утонула…» делает зачастую прямо противоположные выводы, чем книга генпрокурора. Другими словами, ставит под сомнение «правду» генпрокурора Устинова. Поэтому, вероятно, рано ставить точку в спорах о «Курске», тем более, что книга «Правда о «Курске» изобилует вышеперечисленными неточностями, противоречиями, недомолвками, ошибками и недостаточно убедительными утверждениями, не говоря уже об искажении морской терминологии. В этой связи хочется порекомендовать Р. Оганяну, осуществившему литературную запись книги «Правда о «Курске» прочитать хотя бы главу «Истина на дне» из книги известных подводников Костева Г.Г. и Костева И.Г. «Неизвестный флот. Люди, Факты, Проблемы». Эта книга заслуживает внимания ещё и потому, что она интересна и для политиков, которые мудро относятся к роли ВМФ в государственных делах. Экземпляры книги с автографами авторов имеются в администрации Президента России, а один из них передан лично В.В. Путину, почётному подводнику России. В этой связи любопытно как отнеслась администрация Президента к книге В. Устинова «Правда о «Курске»? (Книгу Костевых можно найти и в Публичной библиотеке России). Ведь в отличие от «Неизвестного флота….» «Правда….» вызывает два нелицеприятных вопроса: первый – почему неудачную книгу по всем параметрам, да ещё в литературной записи, издало «ОЛМА-пресс»? Считается, что это солидное издательства; второй – не потому ли, что стоит авторство Владимира Устинова, Генерального прокурора России?

Полностью разобрать детально книгу в 320 страниц в газетной статье невозможно, поэтому свои небольшие комментарии столь амбициозной книги хочется закончить её художественным изыском, который с первых страниц книги выливается на голову холодным ушатом воды: «Баренцево море – холодное, и потому тут не пахнет той пряной морской свежестью, как на Чёрном море или на Каспии. Практически нет запаха моря…» (стр.4). Неправда, пахнет! Мне, прослужившему на Северном флоте 23 года (из 33 календарных) до сих пор чувствуется запах сурового Баренцева моря, которое хранит тех, кто его уважает!…

ВАДИМ   КУЛИНЧЕНКО

капитан 1 ранга, ветеран-подводник, публицист.

 

Адрес: 143920 Московская область

пос. КУПАВНА

ул.   Нахимова д.8  кв.42

Кулинченко Вадим Тимофеевич

тел. 527-95- 49

 

июль 2018 г.

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Как подводник, инженер — механик, подтверждаю все комментарии Вадима Кулинченко к книге Генераль-ного прокурора Устинова. Можно было бы и поподробнее разобрать этот опус на предмет многих тех-нических курьезов повествованя, которые профессионалам — подводникам неминуемо бросаются в глаза. Мой вывод после прочтения книги Генерального прокурора Устинова, это скорее — «Неправда о Курске». Я бы добавил к сказанному Вадимом Кулинченко несколько соображений: 1. НИКОГДА Генеральные проку-роры СССР и России не писали такие объемных хорошо оформленных книг по фактам крупных катастроф и гибели подводных лодок в ВМФ! К примеру ненаписанные — «Правда о К-8», или «Правда о К-19», или Правда о «К-129» и т.д. Нет таких книг! А о «Курске» Ген.прокурор Устинов написал. Почему? Нужно было в современных условиях что-то художественно СКРЫТЬ от недоумевающей общественности? Книга, как будто по заказу. И в ней упорно, через страницу, утверждения — » столкновения не было», «столкнове-ния не было» — слишком заметно, чтобы не обратить на это внимание. Почему это? В условиях наладив-шихся отношений не хотелось выставлять США с их продолжающимся шпионажем в наших полигонах — ПЛ «Мэмфис» и «Толедо». Объявлено неточностью и ошибкой данные нашей авиации,космических спутников, следящих за «Мэмфис» медленно ползущей в норвежский порт? В первый месяц катастрофы на 3-4 день уже запрещены всякие версии столкновения, а позже темы участия «Мэмфис » и «Толедо» в полигоне учений в СМИ вооб-ще сошли на нет. ПОЧЕМУ? Кто приказал приглушить? Убедительны ли доказательства, что столк-новения (или другого воздействия на «Курск») американских ПЛ не было? Нет, не убедительны! Доказательство, что у американских лодок меньшее водоизмещение и они никак не могли повредить боль-шой «Курск», предполагаю НЕСОСТОЯТЕЛЬНЫМ — это смотря КУДА, ЧЕМ и КАК ударить!
    2. Перекисная торпеда десяток лет хранилась на техн. базе и не взрывалась. А на ПЛ «Курск» компо-ненты топлива «внезапно» протекли и взорвались, так и напрашивается добавить — «в нужное время и в нужном месте», какие бы технические причины не объяснялись специалистами — торпедистами и непри-частными — это вызывает глубокие сомнения. Ну и взрыв топлива в ТА должен был, как справедливо говорит Кулинченко, вынести ударную силу через переднюю крышку, однако заднюю крышку ТА нашли на переборке между 1 и 2 отсеками — за 12 м. от ТА!!! Почему? Что ее туда занесло? 3. В Отсек через 650 мм трубу ТА в отсек немедленно ХЛЫНУЛА вода в первые минуты ( малое сейсмическое событие), ПЛ клюнула носом и затонула! От чего рванул остальной боезапас и где эти 2-3 тыс градусов в затопленном отсеке? Да, доказано — рванула «толстушка», НО КТО ПОМОГ ЕЙ РВАНУТЬ? А вот это «КТО ПОМОГ» тщате-льно прячут в предположениях о самопроизвольном взрыве торпеды специалисты — торпедисты, призванные обосновать эту версию Устинова и Ко. Они ее и обосновывают, чтобы что- то скрыть.
    4. Почему- то не упоминают ГЛАВНОГО виновника такого состояния ВМФ — Ельцина БН. (в простонародьи — ЕБН)? Это ОН довел флот до такого плачевного состояния, а высший адмиралитет (по заявлению многих офицеров, знакомых с кадровой обстановкой в Главкомате ВМФ) характеризовался как профессионально мало пригодным к решению флотских задач и занимался «гешефтами» — распродажей флота. Потому и ока-залось, что спасать подводников «Курска» было НЕЧЕМ и НЕКЕМ. Надо и этому персонажу воздать должное.
    Согласен с В. Кулинченко с его статьей от А до Я.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *