Кимыч Ю. Семья летчика

Пришёл домой на выходные из больнички (попал туда по скорой), такое в нашем возрасте случается. Стал проверять электронную почту и увидел сигнал бедствия на сайте «За тех, кто в море». Там организовали сбор средств в помощь на лечение онкологической больной дочери погибшего лётчика одного из авианосных соединений. Больше всего поразила фамилия дочери погибшего морского лётчика – Неудачина. Отправил на указанный счёт небольшую сумму и попытался вспомнить трагические события этой авиакатастрофы, в которой погиб её отец. Постепенно память вернула меня к событиям весны, далёкого 1980 года…

     Недавно включённый в состав 10 ОПЭСКА, красавец-авианосец (ТАКР) «Минск», отрабатывал приёмы использования корабельной авиации. С появлением этого корабля, жизнь в соединении сильно изменилась. Корабль находился на личном контроле Москвы, и порой казалось, что наше командование просто забыло о существовании всех остальных кораблей. С «лёгкой руки» какого-то снабженца новую боевую «единицу» нарекли «Крокодилом». Очевидно из-за того, что масштабы его снабжения просто «повымели» все склады снабженцев и их «загашники». Как у К.И. Чуковского: — Крокодил наше солнце проглотил…

     В тот роковой день, насколько я помню, погода была пасмурная, но видимость, как ни странно была – полная. Волнение моря было небольшое, и это позволило впоследствии спустить шлюпку…

     Эсминец пр.56 «Вдохновенный», следовал в нескольких десятков кабельтовых слева по корме флагмана и наблюдал за обстановкой в выделенном районе Уссурийского залива. Работа для нас была рутинной и монотонной. Кораблей вокруг не было, выгонять из района никого не пришлось и наш корабль ходил туда-сюда, вдоль района. Зато на ТАКРЕ шла настоящая боевая работа, самолёты, а это были новейшие ЯК-38 (с вертикальным взлётом), отрабатывали бомбометание по «бурунной» мишени.*

      После произведённого развода заступающей дежурно-вахтенной смены я поднимался по наружному трапу правого борта на ГКП (главный командный пункт). Сигнальщик правого борта наблюдал за боевыми упражнениями авиации и докладывал: — Самолёт, правый борт — 90, угол места – 45… Самолёт, правый борт – 80, угол места 40… Слух резануло: — Самолёт, правый борт 45… Самолёт упал!!!…

      Взглянув в указанном направлении, я увидел большой всплеск в районе «бурунной мишени» и больше ничего… В следующее мгновение, на нашем корабле прозвучала «Тревога». Мы помчались к месту аварии. Началась спасательная операция. Правда спасать было некого… На месте падения самолёта было большое топливное пятно, плавали обломки пенопласта и какой-то круглый голубой баллон очевидно от воздушной системы… Чуть позже, наши плавсредства выловили кусок комбинезона пилота (кажется он был голубого цвета) и всего несколько фрагментов тела…

      После отбоя тревоги, я заступил вахтенным офицером и из переговоров по УКВ, и узнал, что катапульта воздушного аппарата сработала уже под водой и лётчика просто раздавило о «фонарь»… А ещё сказали, что фамилия его была Неудачин, что он недавно получил очередное воинское звание (не помню точно, но кажется – «капитан») и ко всему недавно женился…

      Меня всё это глубоко тронуло, ведь несмотря на некоторую разницу в военной специальности, у меня такая же опасная работа, которая уже пару раз испытывала меня «на прочность» Меня в училище, также как и этого летчика учили и готовили к тому, чтобы не задумываясь, в суровый час, «положить свой живот» на Алтарь «Отечества» или за «Други своя»…

       В те годы у меня тоже была молодая жена, двухлетняя «капитанская дочка»… «Что будет с ними, если я погибну?» — думал я. При Царе служивые люди говорили: — «Служи, не тужи! А, за Царём служба – не пропадёт!» А как, в наши дни?

      Ещё при «Социализме» находились наглые чиновники, осмелившиеся говорить инвалидам-афганцам: — «Я тебя, «туда» не посылал», а как же сейчас, в наше время?

Как обстоит для любого военного человека выбор, который всегда звучит жёстко: — «стать предателем или героем»?

      Сейчас, в наше «демократическое» время, в этой области вообще – полный (простите) «Апофеоз»! Государство спокойно, и который уже год, нагло врёт своим пенсионерам и говорит: — «Денег нет!». Правительство радостно вещает народу о «профицитном» бюджете, Непотопляемый реформатор 90-х г-н Чубайс, вторит правительству и говорит: — «У нас очень много денег!». В то же время Правительство и Госдума который год обманывают военных пенсионеров, нарушая государственное законодательство, привычно жонглируя вопросами компенсации инфляции и применением надуманных понижающих «коэффициентов», изощрённо   придумывая новые уловки и делают всё, для того, «чтобы не платить». Кроме того, спекулируя на разности гражданских и военных пенсий, они бессовестно стравливают между собой военных и гражданских пенсионеров.

      Я считаю, что в случае опасности, такая обстановка «человека в погонах», толкает на размышления: — «Что для него важнее – Родина, или семья?» А любое колебание в экстремальной ситуации, может привести к ещё большим потерям и вместо одного дрогнувшего могут, погибнуть сотни и даже тысячи. Вот как тут не посочувствовать родственникам Героя, погибшего на боевом посту? Он сделал свой выбор в правильном направлении, а чем ему за это отплатили?

     Многим из ныне правящих чиновников этого совсем не понять, ведь за них служили и гибли – другие…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.