Бойко В. Подводная лодка «Камбала». ч. 3. Катастрофа подводной лодки «Камбала»

https://www.simvolika.org/kambala.pdf

Во второй половине мая 1909 года эскадра, включавшая линкоры «Ростислав», «Пантелеймон», «Три Святителя» и крейсер «Память Меркурия», проводила маневры на рейде реки Бельбек. Подводники использовали эту возможность для отработки атак на корабли. 20 мая 1909 года подводная лодка  «Карп» атаковала крейсер «Память Меркурия». Учебная торпеда поразила корабль, но от удара о его борт потеряла герметичность и утонула. Водолазы искали её, но так и не нашли. Убытки (4500 рублей) списали за счёт казны. Боевая подготовка продолжалась, и Заведующий Отрядом Подводного Плавания капитан 2 ранга Н.М.Белкин 2-й  впервые поставил вопрос о возможности ночных атак на корабли. Это произошло на совещании подводников 23 мая и вызвало большие споры. Тогда Н.М.Белкин 2-й (сын участника Синопского сражения и 349-дневной обороны Севастополя контр-адмирала М.Ф.Белкина) решил лично участвовать в осуществлении первой атаки и включил её в недельное расписание Отряда. Согласно этому расписанию дежурная подводная лодка должна была в ночное время атаковать корабли эскадры при их возвращении в Севастополь.

Контурная карта с указанием места гибели подводной лодки «Камбала».

    В конце мая 1909 года, после завершения манёвров на Бельбекском рейде, эскадра совершила плавание до Евпатории, и вечером 29 — го мая возвращалась в Севастополь. Её и решил атаковать  Н.М.Белкин 2-й, лично вышедший в море на дежурной подводной лодке, которой оказалась «Камбала». Временно исполнял обязанности командира подводной лодки лейтенант М.М.Аквилонов, заменявший находившегося с 20 апреля в двухмесячном отпуске по болезни лейтенанта П.Ф.Келлера. В 21.30 подводная лодка «Камбала»  отошла от борта «Двенадцати Апостолов» и направилась в море. Пройдя по створу Инкерманских маяков до траверза Стрелецкой бухты, она отошла на 3 – 4 кабельтова вправо, легла в дрейф и стала ждать эскадру. Ночь была тихая и безлунная. М.М.Аквилонов находился у перископа, Н.М.Белкин 2-й занимался расчётами торпедной атаки, помощник командира мичман Д.А.Тучков находился у торпедного аппарата. Н.М.Белкин 2-й планировал атаковать эскадру на входе в главную базу флота. Незадолго до появления отряда подводная лодка полупогрузилась, «приняв положение среднее между боевым и подводным». Погода ухудшилась и, убедившись, что управлять подводной лодкой по перископу невозможно, М.М.Аквилонов поднялся на  рубку и передавал команды по временному переговорному устройству, которое разместили в вентиляционной трубе. Вскоре он заметил дымы кораблей и сообщил об этом Белкину. «Камбала» начала маневрировать для выхода в атаку. В 23.15 эскадра сделала поворот вправо и на траверзе Херсонесского маяка легла на Инкерманский створ. Эскадра шла 12-узловым ходом в кильватерном строю: головной — «Пантелеймон», в кабельтове от него «Ростислав», следом — «Три Святителя» и концевой — «Память Меркурия». На кораблях были предупреждены о предстоящей атаке, но считали её невозможной в данных погодных условиях. В 23.26 в двух с половиной кабельтовых слева по носу с «Пантелеймона» заметили белую вспышку, которую приняли за огни рыбацкой лодки.

Неизвестный художник. Подводная лодка «Камбала».

   Через минуту «Пантелеймон» обнаружил подводную лодку, шедшую сходящимся курсом под острым углом — около 30 градусов. Это была подводная лодка «Камбала», проводившая учебную атаку на головной корабль. Когда атака завершилась, подводники дали ещё несколько белых вспышек. Вспышки на кораблях заметили, однако продолжил следовать в базу. На «Ростиславе» их засекли в 270 метрах слева от корабля, но, как и на «Пантелеймоне», приняли за огни рыбаков. Тем временем М.М.Аквилонов положил лево руля, пытаясь лечь на курс, параллельный отряду, но это ему не вполне удалось, и курс подводной лодки остался несколько сходящимся с кораблями.

Вот как маневры подводной лодки описаны в отчёте следственной комиссии: «Вскоре после того, как огонь погас, он опять был замечен на «Ростиславе», но уже ближе к кораблю, метрах в тридцати от него и на таком же расстоянии влево от курса. Огонь этот шёл почти перпендикулярно курсу линейного корабля, обрезая ему нос, причём в этот момент был ясно усмотрен силуэт подводной лодки. Старший штурманский офицер немедленно скомандовал «Лево на борт!», а командир дал полный задний ход, но машины не успели забрать заднего хода, и через 2-3 секунды форштевень корабля ударил в правый борт подводной лодки. Подводная лодка опрокинулась на левый борт, вывернулась носовой частью вправо, прошла по правому борту корабля и, не доходя до места правого выстрела, затонула».

«Ростислав» лёг в дрейф, дав два сигнальных пушечных выстрела. На нём включили ходовые огни и прожектора, начали готовить к спуску шлюпки. Это проделали и другие корабли эскадры. На поверхности остался только лейтенант М.М.Аквилонов, которого удалось подобрать шестерке с «Памяти Меркурия». Поиски других подводников продолжались всю ночь, но закончились безрезультатно. С рассветом отряд ушёл в Севастополь, а «Ростислав» ещё двое суток оставался в районе трагедии.

О катастрофе сразу же стало известно на всём флоте.  Гибель  подводной лодки «Камбала» потрясла  всю  страну, это  была  вторая  катастрофа  подводных  лодок  на  русском  флоте  с  гибелью  всего  экипажа. И  если  в  первой  подводная лодка «Дельфин»  затонула  в  Санкт-Петербурге  прямо  на  Неве  в  результате  поступления  воды  внутрь  прочного корпуса, через  месяц  она  была  поднята  и  введена  в  строй, то  «Камбала» перерезанная пополам «Ростиславом», легла  на  грунт  у  Севастополя.

Привожу подлинный текст телеграммы Главного Командира Севастопольского порта контр-адмирала И.Ф.Бострема о случившейся катастрофе с подводной лодкой «Камбала» Морскому министру: «Доношу Вашему Превосходительству, что 29 сего мая, 11 ч. 30 м. ночи Черноморский отряд, входя без огней в Севастополь, на створе Инкерманских маяков был атакован подводной «Камбала». Пройдя по левому борту флагманского корабля «Пантелеймон» контр-курсом в полупогруженном состоянии в расстоянии полукабельтова, лодка вдруг переложила право на борт и попала под таран корабля «Ростислав». Командир лодки лейтенант Аквилонов, бывший наверху, спасен. Заведующий Отрядом Подводного Плавания капитан 2-го ранга Белкин 2-й, помощник командира мичмана Тучков, кондуктор Сальников и 17 нижних чинов погибли вместе с лодкой на 28-саженной глубине. Меры к поднятию лодки приняты. Следствие производится».

К месту гибели подводной лодки начали собираться спасательные средства Севастопольского порта. К четырём часам утра прибыли портовые и корабельные водолазы. При дневном свете место гибели подводной лодки легко определялось по пузырям воздуха, поднимавшимся из-под воды, и большому керосиновому пятну. В воде плавали предметы, всплывшие с подводной лодки. Поскольку вольнонаёмные портовые водолазы отказались погружаться на такую глубину, вся тяжесть работ легла на корабельных водолазов. 30 мая утром в спешке, не приняв надлежащих предосторожностей, на место гибели подводной лодки были спущены водолазы, добровольно согласившиеся на рискованную операцию по спасению подводников. Операцией руководил младший врач с линкора «Георгий Победоносец», надворный советник И.Попов, до этого закончивший водолазную школу в Кронштадте. Начальник Морских Сил Черного моря вице-адмирал B.C.Сарнавский назначил его в надежде на то, что кто-то мог еще к этому времени оставаться в живых в отсеках затонувшей подводной лодки «Камбала».

В течение дня четыре водолаза Севастопольского порта спускались на дно в районе гибели подводной лодки. Обследование показало, что сразу за боевой рубкой подводная лодка разрезана на две части, лежащие на глубине 58 метров на расстоянии 32 метра друг от друга, а вся её команда погибла. Работы велись спешно и не были технически обеспечены. Отсутствовало необходимое оборудование, а главное — на флоте не имели должных теоретических знаний для проведения безопасных спусков водолазов на большую глубину. В Балаклаве находилось оборудование системы Д.Рестуччи для глубоководных погружений, но его доставили только вечером 30 мая. Таран «Ростислава» ударил точно в месте соединения отсеков подводной лодки и корпус «Камбалы» разломился пополам. След от удара отсутствует, корма подводной лодки была «как бы срезана бритвой».

Все попытки водолазов обследовать отсеки подводной лодки изнутри успехом не увенчались, а лишь добавили к погибшим еще одну смерть, так как работы на таких глубинах требуют более тщательной подготовки, как самих водолазов, так и обеспечивающего их оборудования.

Через день после спусков от кессонной болезни скончался двадцатипятилетний водолазный боцманмат транспорта «Березань» Е.Бочкаленко, который, несмотря на усталость и технические неполадки, совершил несколько погружений в нарушение правил.  Декомпрессии при последнем подъеме не производилось, и это привело к печальным последствиям. После подъема водолазу стало плохо, и его доставили на «Ростислав». На линкоре Е.Бочкаленко оказали первую помощь, его состояние временно улучшилось, но в 11 часов вечера он скончался в госпитале от вскипания крови. У других водолазов наблюдались судороги и прочие признаки изученной ныне кессонной болезни, возникающей при нарушении правил подъема с больших глубин. Дальнейшие спуски водолазов пришлось прекратить.

После расследования гибели водолаза по суду И.Попов был приговорен к церковному покаянию, гауптвахте и запрещению производства по линии за низкое качество обеспечения спускаемых водолазов, отсутствие квалифицированных врачей и нарушение инструкций по спуску на большие глубины. Однако через два года по прошению начальника Учебного Отряда Подводного Плавания контр-адмирала П.П.Левицкого он был помилован. П.П.Левицкий доказал, что в условиях спешки, в какой проходили первые спуски водолазов, И.Попов просто выполнял приказания и ничего изменить не мог.

   Место гибели подводной лодки «Камбала» было определено и обвеховано: «положение затонувшей подводной лодки «Камбала» определено по углам: на Херсонесский маяк и Херсонесский храм – 115 градусов 30 минут, на Херсонесский храм и Братское кладбище – 35 градусов 20 минут. Место гибели подводной лодки находится почти на створе Инкерманских маяков, в расстоянии 4-х кабельтовых от 5-го створа мерной мили». 31 мая «Ростислав» ушел в Севастополь.

Причиной трагедии стало не правильное маневрирование «Камбалы» после атаки на «Пантелеймон». Подводная лодка  продолжила сближение с кораблями отряда. Роковым стал приказ М.М.Аквилонова «право руля, полный ход», по которому подводная лодка, шедшая в полуподводном положении в полукабельтове от отряда, «вдруг переложила право на борт и попала под таран «Ростиспава». Вероятно, в сложных условиях, он отдал неверную команду. В соответствии со статьёй 886 Морского устава «при команде «Право руля!» корабль катится влево, при команде же «Лево руля!» — корабль катится вправо». Это правило вошло в Устав во времена парусного флота, когда для поворота судна вправо румпель руля перекладывался на левый борт и наоборот. К началу ХХ века его отменили как устаревшее на торговом флоте. На коммерческих судах рулевая проводка была сделана таким образом, что при команде «Право руля!» рулевой начинал вертеть штурвал вправо, и судно катилось вправо, если же штурвал вертели влево, то и корабль шёл влево. Но, на Военно-морском флоте сохранялся старый порядок. Его отменили только после гибели «Камбалы». Следственная комиссия отмечала, что свидетели, находившиеся на «Ростиславе», отчётливо слышали команду, данную командиром подводной лодки — «Право руля! Полный ход!». Вероятно, М.М.Аквилонов либо пытался проскочить перед носом «Ростислава», либо оговорился.

Эта, первая в истории Русского Подплава катастрофа, широко освещалась тогдашней прессой, а обстоятельства происшествия стали предметом тщательного и всестороннего разбирательства в Морском Ведомстве Российской Империи. Работала комиссия Морского технического комитета

под председательством капитана 1-го ранга М.Н.Беклемишева. В Российском Государственном Архиве ВМФ в Санкт-Петербурге хранится полный пакет документов, в которых исчерпывающе рассматривается гибель подводной лодки «Камбала» и всей ее команды. Привожу полный текст итогового документа следствия по делу о гибели «Камбалы» — доклада по Главному Военно-Морскому Судному Управлению:

   «29 Мая сего года, около 11 ½ часов вечера, подводная лодка «Камбала», производя, под командою временно исполняющего обязанности командира корабля Лейтенанта Михаила Михайловича Аквилонова, учебную атаку возвращающегося в Севастополь действующего отряда судов Черноморского Флота, получила удар тараном линейного корабля «Ростислав» в правый борт, сзади рубки, и затонула на глубине 28 сажен  (примерно 60 метров, фактическая глубина моря на месте гибели «Камбалы» — 55 метров), причем погибли находившиеся внутри лодки: заведующий отрядом подводного плавания в Черном море Капитан 2-го ранга Николай Михайлович Белкин 2-й, помощник командира корабля Мичман Дмитрий Александрович Тучков, минный кондуктор Фрол Иванович Сальников и 17 человек нижних чинов; командовавший — же лодкою Лейтенант Аквилонов, бывший во время атаки наверху, над боевою рубкою, был сбит за борт, но затем был поднят из воды шлюпкой-шестеркой с крейсера «Память Меркурия».

   По сему делу были привлечены в качестве прикосновенных лиц командовавшие: линейным кораблем «Ростислав» — Капитан 1-го ранга Алексей Дмитриевич Сапсай 2-й и подводною лодкою «Камбала» — ныне отставной Лейтенант Аквилонов.

   Рассмотрев настоящее дело, Военно-Морской Суд Севастопольского порта признал установленным, что вечером означенного числа, подводная лодка «Камбала», по распоряжению Капитана 2-го ранга Белкина, вышла в море для учебной атаки отряда действующего флота. Пройдя по створу Инкерманских маяков до Стрелецкой бухты, лодка легла вправо от створа, в расстоянии 3-4 кабельтовых от него, и стала выжидать появления отряда, застопорив машины и давая временами ход для сохранения своего места. Ночь была тихая, но темная и безлунная. Незадолго до появления отряда, люк лодки был задраен, наружный балласт заполнен и лодка полупогрузилась, заняв положение, среднее между боевым и подводным. Лейтенант Аквилонов, убедившись в том, что управлять лодкою по перископу невозможно, остался наверху, куда ему и была передана переговорная трубка. Заметив около 11 ¼ часов вечера дым судов и доложив об этом капитану 2-го ранга Белкину, Лейтенант Аквилонов дал ход и пошел навстречу отряду, который в составе линейных кораблей: «Пантелеймон», «Ростислав», «Три Святителя» и крейсера «Память Меркурия» шел в Севастополь по створу Инкерманских маяков, 12-ти узловым ходом, с закрытым огнем, в строе кильватерной колонны, причем расстояние между кораблем «Пантелеймон», шедшим головным, и следовавшим за ним кораблем «Ростислав» было ¾ кабельтова. О том, что атаки подводными лодками будут производиться, на отряде было известно из расписания, но атаки эти предполагались первоначально только в лунную ночь; при этом никаких подробностей подобных атак установлено не было, и условных огней подводной лодки на отряде не знали. В 11часов 26 ¼ минут вечера на линейном корабле «Пантелеймон» был замечен по носу, левее курса, в расстоянии 2 ½ кабельтовых от корабля, у самой воды белый яркий огонь, принятый за огонь рыбачьей шлюпки, который вскоре потух, а через ¾ минуты на траверзе показалась подводная лодка, в расстоянии не более ½ кабельтова. Лодка шла сходящимся курсом под острым углом около 30 градусов, пока командир ее не счел атаку удавшейся, после чего положил лево руля, пытаясь лечь на параллельный курс, но это ему не вполне удалось, и курс остался несколько сходящимся. В этот момент на лодке было сделано несколько вспышек, которые были прекращены, когда лодка прошла корму корабля. Эти же вспышки были замечены и на линейном корабле «Ростислав», слева, на расстоянии около 1 ½ кабельтова, и также приняты первоначально за огонь рыбачьей лодки, почему командир корабля приказал влево не отворачивать и следить за показавшимся, а затем скрывшимся огнем. Вскоре после того, как огонь погас, он опять был замечен на корабле «Ростислав», но уже ближе к кораблю, саженях с 15-ти впереди от него и на таком же расстоянии влево от курса; причем в этот момент был ясно усмотрен силуэт подводной лодки. Старший штурманский офицер {линейного корабля} немедленно скомандовал «Лево на борт!», а командир корабля дал полный задний ход, но машины не успели забрать заднего хода и, через 2-3 секунды, форштевень корабля ударил в правый борт подводной лодки; подводная лодка опрокинулась на левый борт, вывернулась носовой частью вправо, прошла по правому борту корабля и, не доходя до места правого судового выстрела, затонула.

   Вместе с сим Суд признал, что причиною настоящего несчастного случая, была неосторожность Лейтенанта Аквилонова, выразившаяся в том, что он прошел с вверенной ему лодкой в слишком близком расстоянии от головного корабля отряда; в действиях капитана 1-го ранга Сапсая Суд не усмотрел никаких упущений или нарушений правил кораблевождения. Посему, Военно-Морской Суд, приговором 20-го Августа сего года, определил: отставного Лейтенанта Аквилонова, за неосторожное управление подводною лодкою «Камбала», имевшее последствием гибель этой лодки и находившихся в ней офицеров и команды, подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев, без ограничения прав и преимуществ, и передать церковному покаянию по распоряжению духовного начальства; действия же Капитана 1-го ранга Сапсая 2-го признать правильными и законными.

   Приговор этот, согласно 1130-й статье Военно-Морского Судебного Устава, всеподданнейше поверяю на ВЫСОЧАЙШЕЕ ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА благоусмотрение».

  Подводная лодка «Камбала» в ДОКе после катастрофы. Севастополь. 1909 год.

 Поднятая носовая оконечность подводной лодки «Камбала» в сухом ДОКе.

 Подводная лодка «Камбала» в ДОКе после подъема. Севастополь. 1909 год.

 

Подводная лодка «Камбала» в ДОКе после подъема. Севастополь. 1909 год.

 

Обечайки носовых частей корпуса подводной лодки «Камбала» после подъема и разборки.

 Похороны погибших подводников «Камбалы». На стоящем у пристани эскадренном броненосце «Ростислав»

приспущен Андреевский флаг. Севастополь. 11 сентября 1909 года.

 

Тела погибших подводников «Камбалы» на барже перевозят на мыс Херсонес Севастополь. 11 сентября 1909 года. 

 Вдовы погибших подводников.

  Водолазы Кронштадтской водолазной школы.

 

 Слева – Адмиралтейский Собор Святого Николая (Николая Чудотворца).

В нем отпевали капитана II ранга Н.М.Белкина 2-го и мичмана Д.А.Тучкова.

(в 1930 году по решению КрымЦИКа Собор был закрыт, разграблен, с куполов

сняты кресты. Во время Великой Отечественной войны здание пострадало, и было

реконструировано для Дома офицеров флота)

 

                

Адмиралтейский Собор Святителя Николая.    Вид на минную башню, музей  Обороны

Справа Храм Святого Архистратига Михаила.   Севастополя, Адмиралтейский Собор

                     Вид с ул.Екатерининской.                           Святителя Николая с Южной бухты.

                            Начало XX века.                                                               1920 год.

 Церковь Всех Святых на Карантинном кладбище Севастополя.

 В ней отпевали нижних чинов подводной лодки «Камбала».

Графика английского художника Вильяма Симпсона. 1856 год.

                                  

 Современный вид церкви Всех Святых на старом городском кладбище.

Севастополь. Улица Пожарова, 9. Октябрь, 2015год.

(фото автора)

Фото из журнала «Искры» №-23 за 1912 год.

    Доклад подписан Главным Военно-Морским Прокурором тайным советником Н.Г.Матвеенко и  может быть датирован периодом времени между 20 августа (отмеченный выше день вынесения приговора судом) и 5 ноября 1909 года. Именно в этот день Морской министр вице-адмирал С.А.Воеводский, находящийся в резиденции Императора Николая II в Ливадии, сделал на оригинале приведенного выше документа следующую пометку: «Собственно ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою написано: «Согласен».

Единственным спасенным из команды подводной лодки «Камбала» оказался временно исполняющий обязанности командира лейтенант Михаил Михайлович Аквилонов, хотя в газетах первоначально сообщалось, что, кроме него, спаслось еще три матроса. М.М.Аквилонов был осужден приговором Военно-морского суда города Севастополя. В официальном документе говорится следующее: «№ 946. Ливадия, 27-го ноября 1909 года. По Высочайше утвержденному приговору военно-морского суда Севастопольского порта по делу о гибели подводной лодки «Камбала» определено: командовавшего названною лодкой, ныне отставного лейтенанта Михаила Аквилонова подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев, без ограничения прав и преимуществ, и предать церковному покаянию по распоряжению духовного начальства, а командира линейного корабля «Ростислав», капитана 1-го ранга Сапсая 2-го, в действиях коего никаких упущений судом не усмотрено, считать по суду невиновным».

Наказание Михаил Михайлович Аквилонов отбывал в Севастопольской тюрьме. 27 февраля 1910 года Николай II издает Указ: «№-955. Царское Село, 18-го января 1910 года. Всемилостивейше повелено: отставного лейтенанта Аквилонова, взамен наказания, определенного ему приговором военно-морского суда Севастопольского порта, за преступные деяния, предусмотренные 226 ст. Военно-Морского Устава о Наказаниях и 362 ст. Уложения о Наказаниях уголовных и исправительных, и по совокупности с приговором того же суда, объявленным в Высочайшем приказе по Морскому ведомству от 27-го ноября 1909 года, считать исключенным из службы, с лишением чинов, орденов и знаков отличия, дворянства и всех особенных прав и преимуществ и подвергнуть заключению в крепости на шесть месяцев и церковному покаянию, по распоряжению духовного начальства». Но через два года государь император пересмотрел свое решение: «Царское село, 25-го марта 1912 года. Всемилостивейше повелено: возвратить утраченные им по суду дворянство, чины, ордена, знаки отличия и все осо-бенные права и преимущества с тем, чтобы считать его уволенным от службы лейтенантом».  

   В 1913 году уволенный лейтенант Аквилонов подал прошение об определении на службу на флот, но прошение было отклонено.

Корпус линейного корабля «Ростислав» не пострадал от столкновения, но его подводную часть проверили в ДОКе. Расколовшийся на две части корпус «Камбалы» лежал на внешнем рейде Севастополя, причём место катастрофы было точно установлено. Поэтому, несмотря на неудачу, командование приняло решение о подъёме подводной лодки. Первоначально планировали поднять её с помощью 25-мм троса, который закрепили за носовой рым. С его помощью надеялись подтянуть подводную лодку к берегу, но трос оборвался. Тогда решили использовать для подъёма плавкран, но эту идею забраковали. Поскольку флот не располагал необходимым оборудованием для работы на достаточно большой глубине, а также подготовленным личным составом, с Балтики прислали трёх специалистов из Кронштадтской водолазной школы под руководством капитана 1 ранга М.К. фон Шульца, которые в Севастополь прибыли 8 июня. Спустя четыре дня  началась подготовка водолазов-добровольцев к работе на большой глубине. Всего было отобрано восемь специалистов из числа водолазов с кораблей Черноморского флота. Их обучение проходило на пароходе «Генерал — майор Клокачев» и сопровождалось целым рядом трудностей. Трёх добровольцев и одного из инструкторов даже пришлось отстранить от погружений.

   К работам на «Камбале» допустили водолазов Петренко с «Памяти Меркурия», Смирнова с «Донца», Оковитого с «Кронштадта», Поленовского с «Дуная», унтер — офицера Ступака из Отряда Подводного Плавания, а также кронштадтцев — боцманов Седова и Седлова. Спуски начались 29 июня, но вскоре их пришлось прервать, и транспорт «Пендераклия» ушёл в Севастополь — плохо стало водолазу Оковитому. Целью спасательной операции определялся подъём носовой части подводной лодки (с рубкой), вес которой оценивали в 150 тонн. Сначала корпус очистили от тросов, затем перед рубкой и под корпусом подводной лодки на специальных держателях прикрепили стропы толщиной 48 мм. Стропы должны были выдержать вес в 420 тонн. Эти работы завершились 6 августа. Затем на месте гибели подводной лодки установили пять рейдовых бочек с трёхтонными якорями. На этих бочках закрепили плашкоут, имевший длину 29 метров, ширину 12,6 метров и высоту 8 метров. Подводную лодку «Камбала» поднимали по способу, разработанному специалистом по судоподъёму Ф.А.Шпаковичем, который заведовал водолазами Севастопольского порта. Он предложил поднимать корпус подводной лодки постепенно, с использованием плашкоута, разделённого на восемь отсеков и получившего название «Поплавок». Плашкоут притапливали и к нему стропами прикрепляли корпус подводной лодки. Плашкоут осушали, он всплывал и его вместе с приподнятой подводной  лодкой переводили на более мелкое место, пока корпус подводной лодки не касался дна. Таким образом, подводную лодку «Камбала» постепенно передвигали на мелководье — по 4-5 метров за один «заход». Подъём начался 12 августа. Буксировал плашкоут и откачивал из него воду пароход «Генерал – майор Клокачёв». Обтяжку и закрепление стропов осуществлял портовый килектор. К 21 августа корпус подводной лодки «Камбала» подняли до глубины 42 метра. На следующий день разразился сильный шторм, и все работы пришлось прекратить. Работы по подъемув возобновились 24 августа. К 28-му числу глубина уменьшилась до 20,5 метра, и «Поплавок» завели в Стрелецкую бухту. 31 августа работы продолжились. К 8 сентября плашкоут перевели в Южную бухту. 9 сентября его вместе с подводной лодкой завели в Лазаревский сухой ДОК, корпус положили на дно ДОКа, а плашкоут вывели.

После осушения ДОКа к осмотру подводной лодки приступила комиссия. Корпус был разорван в месте соединения отсеков. Следов удара не обнаружили: по всей вероятности, форштевень «Ростислава» попал в место соединения отсеков — корма подводной лодки была «как бы срезана бритвой». Ещё в Германии члены приёмной комиссии отмечали слабость крепления секций корпусов подводных лодок тип «Карп». Все предметы внутри корабля сдвинулись со своих мест, люк оказался не задраен. Внутри корпуса обнаружили тела 14 подводников — капитана 2 ранга Н.М.Белкина 2-го, мичмана Д.А.Тучкова и 12 нижних чинов. В рубке у штурва­ла лежали рулевой И.Данилюк, Заведующий Отрядом Подводного Плавания Н.М.Белкин 2-й, мичман Д.А.Тучков,  остальных подводников потоком воды отнесло к торпедному аппарату.

11 сентября прошли траурные меро­приятия. Тела нижних чинов сначала отвезли в морской госпиталь, затем на барже перевезли в Карантинную бухту. На всех кораблях Черноморского флота приспустили флаги. С раннего утра на пристани были построены рота флот­ского экипажа и команд нижних чинов Отряда Подводного Плавания. Вот как  описывалась траурная церемония в жур­нале «Вестник военного духовенства»: «Посреди баржи на устланном ковра­ми помосте возвышались гробы жертв катастрофы, прикрытые Андреевскими флагами. Вокруг гробов виднелись хоругви, иконы, а также множество вен­ков с трогательными надписями на лен­тах. Тотчас послышалась команда, и баржа поплыла по бухте в направлении к Херсонесскому монастырю. Начался обряд отпевания усопших. В нача­ле обряда соборный протоиерей отец Якиманский обратился к семействам погибших с пастырским словом. Он при­звал безутешных вдов и сирот покорно нести крест Великого Учителя и Господа и смириться перед Его Божественным Промыслом, а стоявших тут же моряков примером возлежащих героев, убеждал нести тяжёлую службу с готовностью во всякое время пожертвовать собою за Веру Православную, за дорогое Отечество и за Батюшку Царя».

   На прощание с погибшими прибыло всё командование флота, офицеры, матросы и жители Севастополя. К пристани был пришвартован «Ростислав». В скорбном молчании гробы перенесли на специальные повозки, которые перевезли их на городское кладбище. Вдоль всей дороги на кладбище был выстроен почётный караул. Подводников похоронили в братской могиле на Карантинном кладбище Севастополя со всеми воинскими почестями. Тела погибших офицеров отпевали в Адмиралтейском соборе Святого Николая. Потом их перевезли на железнодорожный вокзал и отправили к родным — капитана 2 ранга Н.М.Белкина 2-го похоронили в селе Введенское Ярославской губернии, мичмана Д.А.Тучкова — на Новодевичьем кладбище в Москве. Могила капитана 2 ранга Н.М.Белкина 2-го была утрачена, но восстановлена  в 2006 году к 100-летию Подводного Флота России. Могила мичмана Д.А.Тучкова с надписью «Погибъ во время ночныхъ маневровъ близъ г. Севастополя 29 мая 1909 г. на подводной лодке «Камбала» сохранена по настоящее время. Тела шести погибших членов команды подводной лодки – Ф.И.Сальникова, К.Соломенного, Д.Омельченко, И.Лайкова, Т.Парамошкина и И.Богатырева – навечно остались на дне Черного моря на месте гибели «Камбалы» — первой погибшей русской подводной лодки.

Корпус подводной лодки «Камбала» вытащили из ДОКа, но не разбирали его. Командование флота не исключало возможности восстановить подводную лодку. Летом 1910 года планировалась операция по подъёму её кормовой части. Но эта судоподъёмная операция так и не была проведена, и корпус подводной лодки разобрали на металл. Сохранили только рубку, которую решили установить в качестве памятника погибшим подводникам с «Камбалы». Официально из списков флота подводную лодку «Камбала» исключили 17 января 1911 года.

Подводники Российского Императорского Флота, погибшие при катастрофе подводной лодки «Камбала»

в ночь с 29 на 30 мая 1909 года.

  БАЗЫК Андрей, минный квартирмейстер.

Родился в 1882 году в  селе Трушевцы Чигиринского уезда, Киевской губернии.

  

Белкин 2-й Николай Михайлович, капитан 2 ранга.

Родился 4 декабря 1873 года в родовом имении Белкино — село Введенское, Ярославской губернии.

Богатырев Иван, машинист, матрос 2 статьи, на службе с 1907 года.

Родился в селе Дубровки, Спаской волости  Самарской губернии.

 Григан Владислав, машинист, матрос 2 статьи.

Родился в 1876 году в  Домниной волости Курляндской губернии.

 

 Грошев Алексей, машинный квартирмейстер.

Родился в 1882 году в  городе Дмитровске Орловской губернии.

 

Данилюк Иван, рулевой квартирмейстер.

Родился в  1885 году в  селе Бабинец Сквирского уезда, Киевской губернии.

Дмиткин Дмитрий, боцман.

Родился в 1883 году, уроженец  Полтаво-Панковской волости Елатомского уезда, Тамбовской губернии. 

 Казаринов Петр, минный машинист, матрос 1 статьи.

Родился в 1882 году, в Ямской слободе,  Фофановской волости Ряжского уезда, Рязанской губернии.

 

 Королев Владимир, машинист, матрос 2 статьи.

Родился в  1880 году в селе Жлобовых-Борков Сапожковского уезда, Рязанской губернии.

 Лайков Иван, минный квартирмейстер. На службе с 1905 года.

Родился в селе Сибиречки,  Хомявинской волости,Черниговской губернии.

Латопов Михаил, рулевой, боцманмат.

Родился в 1883 году в селе Юрьевка  Мокшанской волости, Пензенской губернии.

 

Омельченко Даниил, минный квартирмейстер. На службе с 1905 года.

Родился в  городе Вознесенск  Херсонской губернии.

 

Парамонов Тимофей, машинист, матрос 2 статьи. На службе с 1906 года.

Родился в селе Столбчало,  Красниковской волости Волховского уезда, Орловской губернии.

 

 Плотников Андрей, рулевой квартирмейстер.

Родился в 1883 году  в Чистопольском уезде, Казанской губернии.

Прилепа Иван, моторный квартирмейстер.

Родился в 1885 году в селе Тарасовка Кистерской волости, Черниговской губернии.

Сальников Фрол, минный  кондуктор, на службе с 1899 года.

Родился в городе Кинешма Городищенской волости, Владимирской губернии.

 

Соломенный Косьма, минер, боцманмат, на службе с 1903 года.

Родился в селе Плиски  Борзенского уезда, Черниговской губернии

 

 

Тучков Дмитрий Александрович, мичман, помощник командира подводной лодки.

Родился в 1883 году в Москве.

 

Федоров Константин, машинист, матрос 2 статьи, на службе с 1905 года.

Родился в 1883 году, на службе  с 1905 года, уроженец Московской губернии.

 Шаронов Иван, минный квартирмейстер.

Родился в 1884 году в  деревне Минеево Бежецкого уезда, Тверской губернии.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *