Бойко В. Подводная лодка «Камбала». «Камбала» вступает в строй

https://www.simvolika.org/kambala.pdf

Сравнивая полученные результаты испытаний с условиями контракта, видно, что не все из них соответствуют контрактным нормам. Тем не менее, большинство членов приемной комиссии высказалось за то, чтобы их принять в казну. На основании актов приемных испытаний все три подводные лодки были приняты в казну: 27 июля – подводная лодка «Карп», 8 сентября – подводная лодка «Камбала» и 10 сентября 1907 года – подводная лодка «Карась».

29 мая 1906 года на Балтике сформировали Учебный Отряд Подводного Плавания, готовивший подводников для Балтийского и Черноморского флотов, а также Сибирской флотилии. Он дислоцировался в Порту императора Александра III (Либава). Возглавил его контр-адмирал Э.Н.Щенснович. В состав отряда вошли подводные лодки «Белуга», «Лосось», «Пескарь», «Стерлядь», «Сиг» и плавучая мастерская «Хабаровск», которая использовалась как учебное судно. К весне 1907 года Отряд возглавлял капитан 2 ранга П.П.Левицкий, а его состав пополнили подводные лодки «Окунь» и «Макрель». Именно в этом Отряде были подготовлены команды для подводных лодок, построенных в Германии. На каждую подводную лодку выделялись один офицер и девять нижних чинов. С апреля 1907 года командование подводной лодкой «Карп» принял лейтенант А.А.Андреев, подводной лодкой «Карась» — лейтенант М.А.Бабицын, подводной лодкой «Камбала»  – лейтенант П.Ф.Келлер. Команды подводных  лодок начали осваивать и обживать свои корабли, но пока ещё они жили в казармах на берегу. Командир подводной лодки «Карп»  так охарактеризовал  состояние подводной лодки: «Лодка в мелочах совершенно не закончена и в грязи, накопившейся после двух лет строительства».

К маю все три подводные лодки были полностью укомплектованы, и исправны, спущены на воду и готовы к испытаниям, обширную программу которых разработали и утвердили русские специалисты. К её выполнению приступили в мае при активном участии российских представителей и команд, прибывших в Киль. Подводные лодки стреляли торпедами, совершали переходы и погружения. Проверяли работу всех механизмов, различными способами продували цистерны, заряжали батареи и т.д. Испытания подводной лодки «Карп» затянулись до конца июля, а двух остальных подводных лодок — до конца августа. 27 июля председатель комиссии капитан 1 ранга М.Н.Беклемишев поставил на обсуждение комиссии вопрос о приёмке подводных лодок. Он отметил, что по некоторым пунктам они не отвечают ранее оговорённым условиям контракта: не достигнута контрактная надводная и подводная скорость, на три минуты больше оказалось время погружения и т.д. Хотя ряд других показателей был превышен – к примеру, расчётная дальность плавания. Из девяти членов комиссии семеро высказались за приём подводных лодок в казну при условии устранения 41 пункта замечаний, двое воздержались. К приёмному акту прилагалось отдельное мнение штабс – капитана Корпуса корабельных инженер — механиков И.Ф.Мациевича, считавшего большим конструктивным недостатком отсутствие цистерн высокого давления. Но, поскольку проектом они не предусматривались, комиссия «не нашла возможным» предъявлять к фирме эту претензию. Большинство же остальных пунктов германской стороне  пришлось принять к исполнению. Капитан 2 ранга П.И.Виноградский так объяснял причину уступчивости комиссии: «Заводу прямой расчёт дальше держать подводные лодки у себя, проводя на них опыты, испытания и получая от наших командиров и команд указания, замечания и тому подобное. С целью использования при разработке новых подводных лодок». 27 июля был подписан акт о приёме в казну подводной лодки «Карп». С 16 по 23 августа на ней проводились практические выходы для обучения команды, а так же старших специалистов с подводных лодок «Карась» и «Камбала», которые ещё проходили испытания.

Вопрос о приёмке двух других подводных лодок отложили до проведения торпедных стрельб. В течение августа они поочередно выходили в море на расстояние до 28 миль, совершали пробные погружения и стрельбы. Возвращаясь из одного похода, 21 августа 1907 года подводная лодка «Камбала» столкнулась в Кильской бухте с германским каботажным судном, которое получило надводную пробоину в корме, а подводная лодка свернула себе носовую оконечность, не повредив прочного корпуса. На исправление повреждений ушло десять дней. 8 сентября «Камбала» была принята в казну при условии замены аккумуляторных батарей и выполнения ряда переделок в вентиляционной системе. 10 сентября комиссия подписала акт о приёме в казну подводной лодки «Карась», на которой имелась множество недоделок. Верфь обязали исправить их за свой счёт в Либаве.

19 сентября 1907 года в Киле состоялась торжественная церемония подъёма флага на всех трёх подводных лодках. В ней принял участие морской атташе при русском посольстве в Берлине лейтенант А.А.Долгоруков. Состоялось освящение подводных лодок. Перед уходом граждане немецкого города Экенферда вручили командам подводных лодок памятные шёлковые флаги. 6 октября подводные лодки своим ходом покинули Киль и в сопровождении транспорта «Хабаровск» совершили переход из Киля в Либаву, где были зачислены в состав Учебного Отряда Подводного Плавания.

8 октября подводные лодки прибыли в Либаву и вошли в состав Учебного Отряда Подводного Плавания. Продолжавшиеся испытания выявили ещё целый ряд конструктивных недостатков: аккумуляторные батареи не были оборудованы специальной вентиляцией, отсеки не испытывались на давление (на подводной лодке U1 германские подводники это уже сделали), внутренние балластные цистерны на большой глубине не продувались сжатым воздухом, а откачивались помпой. На испытаниях в Германии удалось установить, что внешние балластные цистерны заполняются водой слишком долго (7 минут 38 секунд), хотя по условиям контракта время погружения было ограничено пятью минутами.

Поскольку переделка системы погружения в Киле ещё больше отодвинула бы сроки приёмки подводных лодок, её решили выполнить в Либаве за счёт фирмы, которая вскоре выслала арматуру, документацию и перевела средства на проведение работ. Переделки уменьшили время погружения на 2 минуты 20 секунд (5 минут 18 секунд), что признали удовлетворительным. Долго шла переписка по поводу необходимости замены аккумуляторных батарей на всех трёх подводных лодках. Много хлопот подводникам доставила уложенная в корпусе подводных лодок пробка.

Неудачность  системы отдачи отрывных килей наглядно продемонстрировала авария подводной лодки «Карась», произошедшая 23 октября. Закончив дифферентовку в районе Либавских входных буёв, подводная лодка вышла в море и попыталась погрузиться. При заполнении цистерн главного балласта неожиданно образовался дифферент на корму до 60 градусов. Попытка устранить его за счёт увеличения хода и перекладки горизонтальных рулей на погружение положительного результата не дала. После приёма воды в носовую дифферентную цистерну подводная лодка получила отрицательную плавучесть и легла на грунт на глубине около 30 метров. Наружные балластные цистерны продуть не удалось (воздух стравился внутрь подводной лодки), внутренние балластные цистерны не были рассчитаны на продувание воздухом, помпы для откачки воды на такой глубине не работали. После того как был дан ход, а рули переложены на всплытие, «Карась» только переполз по грунту на глубину около 27 метров. Тогда приняли решение отдать отрывные кили. Однако всплыть удалось лишь после получасового раскачивания корпуса подводной лодки путём перебегания личного состава с борта на борт. При обследовании выяснилось, что дифферент образовался из-за попадания воды в керосиномоторы Кертинга через незакрытый газоотводной клапан. В результате аварии у подводной лодки «Карась» оказались сломаны лопасти правого гребного винта, погнута одна лопасть левого винта, три аккумулятора сдвинулись с места и дали трещины, были утеряны три отрывных киля (первый, третий и четвертый), повреждена цистерна главного балласта №-4, сорвано двадцать заклепок. Подводной лодке потребовался ремонт в ДОКе. После завершения испытаний и устранения всех выявленных недостатков подводные лодки вошли в состав Учебного Отряда Подводного Плавания и активно использовались для обучения офицеров и команд новых подводных лодок.

В 1908 году резко обострились отношения с Османской империей, что привело к новому витку гонки вооружений на Чёрном море. Обе страны расходовали огромные средства на усиление своих флотов. В России приступили к разработке новой судостроительной программы, в соответствии с которой Черноморский флот должны были пополнить три дредноута, восемь эсминцев и шесть подводных лодок. Ускорилась достройка линейных кораблей «Евстафий» и «Иоанн Златоуст», завершались работы по восстановлению крейсера «Кагул» (бывший «Очаков»). Но, все эти мероприятия требовали довольно значительного времени. В Морском министерстве приняли решение о немедленном усилении Черноморского флота. Но, как это можно было сделать? Проливы оказались закрыты для русских боевых кораблей (исключения делались только для императорских яхт). Тогда флот решили усилить тремя подводными лодками – «Камбала», «Карась» и «Карп». К этому времени их техническое состояние оказалось вполне приличным, команды были хорошо обучены и прекрасно знали свои корабли. Подводные лодки начали готовить для перевозки по железной дороге. Разбирать их корпуса не требовалось, с них лишь сняли рубки, аккумуляторные батареи и винты. В таком виде подводные лодки погрузили на платформы и отправили в Севастополь: 22 апреля Либаву покинули подводные лодки «Карась» и «Камбала», 26-го числа – подводная лодка «Карп». Команды следовали вместе со своими подводными лодками. 28 апреля все три подводные лодки зачислили в состав Отряда Подводного Плавания Чёрного моря, которым командовал капитан 2 ранга В.Н.Хоментовский. Подводная лодка «Камбала» была зачислена в 28-й флотский экипаж и использовалась для учебных целей. В отряде также числились подводные лодки «Лосось» и «Судак», а также строившаяся подводная лодка —  минный заградитель «Краб». На подводных лодках «Карп» и «Карась» модернизировали балластную систему за счет снятия нескольких аккумуляторов и установили дополнительные решетчатые торпедные аппараты Джевецкого.

Подводные лодки «Камбала», «Карп» и «Карась» воплотили в себе конструкторские идеи, которые применяются до настоящего времени: размещение больших запасов топлива в расположенных побортно емкостях и устройства заполнения и продувания балластных цистерн. Были применены моторы, которые вместо опасного бензина работали на значительно менее опасном осветительном керосине. Изготовление перископов, трубы которых уже тогда были покрыты оболочкой из никелевой стали, дало ведущим немецким оптическим фирмам возможность опробовать свои мощности. Так же обращали на себя внимание дальность плавания подводной лодки, ее обитаемость и вентиляция. Постройкой подводных лодок «Камбала», «Карп» и «Карась» было достигнуто преимущество, которое другими флотами достигалось гораздо тяжелее.

К 4 мая 1908 года подводные лодки прибыли к новому месту базирования. Здесь уже подготовили мастерские, 100-тонный плавкран, разъездные катера и водолазный бот. Началась сборка подводных лодок и к 1 августа все они были полностью готовы, «моторы опробованы на зарядку, механизмы готовы к погружению». Подводные лодки тип  «Карп» включили в состав Отряда Подводного Плавания Чёрного моря, созданного согласно приказу по Морскому ведомству №-273 от 8 декабря 1907 года. В его состав также входили подводные лодки «Лосось» и «Судак», ранее перевезённые с Балтики. Планировалось доставить сюда и однотипную подводную лодку «Белуга», но её отправка не состоялась. Базировались подводные лодки в Южной бухте Севастополя, а личный состав размещался на барже №-93, которую вскоре сменил бывший линкор «Двенадцать Апостолов». В качестве плавучей базы Отряда Подводного Плавания использовался транспорт «Пендераклия». Все подводные лодки активно выходили в море, выполняя погружения и торпедные стрельбы. Практические плавания проводились у берегов Крыма, совершались походы в Ялту и Балаклаву.

В море подводники обучались управлению подводными лодками и работе с механизмами на подводном ходу. Ходили вдоль южного и западного побережий Крыма, заходили в Каркинитский залив. Несмотря на то, что Черное море оставалось свободным ото льда всю зиму, по сложившейся традиции осенью корабли прекращали кампанию и переходили в вооруженный резерв, начиная зимний ремонт. Было так и в этот раз, только подводные лодки продолжали плавание: подводникам требовалось быть готовыми к участию в весенних маневрах флота.
В результате упорного  труда уже весной черноморские подводники подготовились к совместным действиям с эскадрой. В феврале 1909 года, подводные лодки «Карп» и «Камбала», после упорных тренировок, достигли минимального времени погружения из крейсерского положения в подводное – пять минут.

С первых дней создания Отряда Подводного Плавания Черного моря подводники принимали активное участие в маневрах Черноморского флота, отрабатывая учебные атаки на корабли. Также выяснялись возможности по обнаружению подводных лодок, находящихся под водой, велись опыты с радиосвязью.   Гидроакустик Р.Г.Ниренберг совместно с Балтийским заводом приступил под Севастополем к испытаниям станции для беспроволочного телеграфирования через воду.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *