Козлов А. Кошмарный сон о Военном коммунизме

Очень часто мне снится один и тот же кошмарный сон: я, курсант первого курса военно-морского училища, иду по широкому темному коридору огромного ротного помещения, вдоль многочисленных 2-х ярусных рядов курсантских коек; а в руках у меня (что бы вы думали? нет никогда не догадаетесь!) моя, злосчастная и многострадальная,  бескозырка, причем вновь без полагающейся  к ней «капусты». Это так у нас раньше назывался военно-морской знак младшего состава с изображением звезды и двух свивающихся вокруг нее золотистых венков, иначе еще именуемый «крабом».

И вот я иду вдоль почти отбившихся ко сну товарищей и чуть не плача от досады и злости вопрошаю: «Пацаны, ну кто на этот раз снял мой краб, кому неймется, у кого руки чешутся? Сколько можно? Совесть есть? Найду того, кто снял, — прибью!» А в ответ слышу вновь и вновь смешки, вижу гримасничающие смеющиеся рожи и обреченно понимаю, что весь мой этот пыл напрасен и даже наивен. Военный коллектив слезам не верит. Слабость в любом виде не самое лучшее качество для воина. И острое чувство обиды и сожаления пронзает всего меня. И я просыпаюсь в холодном поту… «Но почему нельзя, если твой краб сломался, пойти и купить на свои деньги новый. Ведь я это сделал уже в третий раз. И готов был сделать это и в четвертый, и в пятый, если бы только хватило моих жалких курсантский денег. А также хватило сил на завтра не видеть насмешки своих сослуживцев, которые считают каждую последующую покупку «слабостью в квадрате», «слабостью в кубе», и т.д. и т.п. А еще снова не убеждаться на собственном примере, что завтра именно у тебя, слабого, даже чуть более сильные сопрут еще и подворотнички, гюйсы, носки, и даже последние трусы из укладки. Ох, уж этот военный коммунизм. Кому он незнаком из военных людей. Вот только не принято об этом говорить. Так же как и не принято говорить о том, что на наших мощных современных кораблях, подводных лодках и даже о авианосцах почти аналогичным образом до сих пор исчезают со штатных мест аварийно-спасательное имущество и так называемые  «дельные вещи»: шильдики, клювики, номера шпангоутов и т.д. Дошло до того, что  стали исчезать целые блоки со станции управления зенитно-ракетных комплексов. Уму не постижимо! А мы уже и к этому начинаем привыкать.

Photo reportage of the submarine B-396 museum. Moscow.

Так и я в свое время в училище привык к этим пропажам. Объяснили мне более опытные товарищи, что это военный коммунизм, его на флоте не победить, а можно лишь приспособиться. Пропало у тебя – пойди и возьми у товарища. А как же товарищ? А он возьмет у другого. А тот другой как же? А он возьмет у третьего, четвертого, пятого… И последний в этой цепочке, возможно, как раз возьмет у того, кто это стырил у тебя. Так вот и восторжествует справедливость.    

  • Но ведь у кого-то эта авантюрная операция может и не получится, — не унимался я.
  • Ну тогда это уже его проблемы, — убеждали бывалые товарищи и опять наставляли, — не можешь быть сильным и решительным, отдувайся за всех.

Вот такие вот или примерно такие вопросы каждый раз мучают меня, когда я встревожено просыпаюсь, напуганный очередным кошмарным сном о военном коммунизме. И не всегда понимаю, что нужно делать в этом случае: плакать или смеяться?   

Обновлено: 01.12.2019 — 09:17

9 комментариев

Оставить комментарий
  1. Николай Сорокин

    Знакомая тема. Я хоть и сухопутный, но у нас в военном училище была эпидемия пропаж хлястиков от шинелей. Вот казалось бы чего проще, поставьте коробку с хлястиками в казарме и проблем бы не было. А так, ночами не спали, хлястики со своей шинели снимали и хранили под подушкой.

  2. На первом курсе на крейсере «Комсомолец», на первой практике в 67 году, при первой помывке в бане совместно с матросами у меня сперли новую робу, тельник, гюйс и трусы! Я, правда, успел в дикой тесноте слегка помыться, подошел к своему крючку с робой (все имущество, как ни странно! висело пока на этом крючке). Я-то в силу своей наивности и ложного представления о реалиях, даже представить себе не мог факта воровства.Стал вытираться и на пару секунд отвернулся от столь ценного имущества. …
    И всё… нету. Вот такие ловкие и находчивые матросы были в нашем доблестном ВМФ! С таким личным составом его не победить.Так, обмотавшись полотенцем, в гадах, пошел в кубрик. Благо имелся второй комплект.
    А в школе я представлял военных моряков, как людей без страха и упрека, полных внутреннего благородства. Реалии несколько иные.
    Не будем кривить душой: с воровством на службе периодически сталкиваешься. В семье не без урода! Или многих уродов!
    Ну, да: на флоте бабочек не ловят!
    Но все же…

  3. А вот я о таких случаях за время учебы в ВВМУ имени Фрунзе в 1966-1971 годах практически не помню. По-моему, даже носки, сушащиеся в сушилке или на батареях в спальном помещении, оставались
    целыми.

  4. Таких случаев за время учебы в ВВМУ имени Фрунзе в 1966-1971 годах я что-то не помню!
    А во время учебных практик мы почему-то всегда мылись отдельно от личного состава кораблей.
    Причем время помывки четко расписывалось по времени для курсантов и личного состава и объявлялось по корабельной трансляции. При этом выставлялись дежурные, которые пропускали только своих.

  5. Во время моей срочной службы в Североморск в 1977-80г.г. было популярно выражение: «Североморец, не щелкай хлебалом!» Но ни в учебке БЧ-5, ни на корабле, ЭМ «Спокойный», не помню, что бы воровство процветало. Редкие случаи.

    1. Были корабли, где воровали сильно. Были такие, где воровство преследовалось и не было в чести. За воровство у своих, могли ночью в море за борт выкинуть. Курсант — будущий офицер — вор это что-то из такого, что в принципе не должно быть. Но было. Приходилось сталкиваться. Как-то уже когда был офицером у меня пропала получка из кармана тужурки в закрытой каюте и белый вязанный женой шарфик. Шарфик потом нашел на одном офицере и на нем были вышиты женой мои инициалы. Он не заметил. А он меня так подставил, видимо боясь разоблачения, что мне пришлось уйти с корабля. Честь офицера оказалась для меня выше правды, которую надо было тогда сказать. Пережил, но для себя сделал вывод, что воровство — худший из возможных пороков. Не терплю открытое и наглое обворовывание людей, тем кто во власти, чтобы обогатиться самим. Это хотят сделать нормой жизни в нашей стране. Чтобы кто-то жил богато, ради этого кто-то должен жить бедно. Это и есть капитализм в худшем его проявлении. Что бы поднять жизнь себе надо обворовать стариков, одиноких матерей, инвалидов. А как это безнравственно они даже не задумываются. Продажа должностей, званий, наград, откаты, взятки, распилы госказны стали нормой существования чиновников. А власть прилагает все силы, чтобы не было никакой ответственности за это. законы против себя самих они принимать не могут и не хотят. Конфискация, национализация, прогрессивная шкала налогообложения — для них это невозможно. Поэтому Евгения Васильева, Анатолий Сердюков, Сергей Кириенко, Анатолий Чубайс, Герман Греф, Дмитрий Медведев ходят на свободе и ничего не бояться. Мало того присутствуют во власти и нами управляют и учат жить.

  6. Сергей Прядкин

    А «эпопея» с выкусыванием из электронных плат конденсаторов типа КМ? Сколько оружия и технических средств было выведено из строя из-за пресловутого палладия! Кого-то наказали, даже срок кому-то дали, но государство с этим, по-моему, никак не боролось.

    1. Ну как не боролись. Ежемесячно подавались ведомости драгметаллов в различные управления. мы подавали в управлением связи. Проверки проверяли на верность этих ведомостей. хотя не могу не сказать, что многое делалось формально. Там был и палладий, но больше золота и серебра. Боролись как могли.

  7. Абрамкин Владимир

    Небольшая реплика… Рассказываю со слов первоисточника — мною уважаемого бывшего офицера-подводника. Стратег на порядочной глубине, отрабатывает задачи боевой подготовки. Впереди — выход на БС. Идет ежедневная проверка оружия и технических средств. Неожиданно система управления ракетным оружием выдает неисправность одного из центральных приборов. Это тем неожиданней, что перед выходом в море все функционировало штатно. На ГКП суета, группа управления лихорадочно ищет причину отказа. В ракетных шахтах ядренные изделия. Побежали в отсек, вскрывать опломбированный прибор.Застают картину…Матрос С.,вооружившись бокорезами, вынимает из стойки блоки и выкусывает конденсаторы КМ( размер наибольшего из них — в крупную горошину). Успел набрать порядочный улов. Как его на месте не пришибли, удивляюсь. Завели уголовное дело,на время дознания оставили преступника на лодке, но сей представитель одной из национальных республик до суда не дожил. Нашли его повесившемся в одном из отсеков.Родители увезли тело на родину. На береговом КПП задержали мичмана, который выносил два целлофановых пакета, туго набитых конденсаторами. Самое интересное в том, эти танталовые конденсаторы открыто, с рекламой выгоды, несколько лет скупались даже на территории закрытого города. Еще одним проявления доморощенного российского(дикого) предпринимательства стала охота за цветными металлами. Дело дошло до того, что вырезали многие сотни кабелей берегового питания на маневренный пирс, где лодки грузились ракетным боезапасом. Толстенные, бронированные кабели руками не унести, тут без техники не обойтись. И продолжалась эта вакханалия немало времени.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.