Нахимов А. О российских дворянах Нахимовых. История села В`олочка

Последние годы царствования императрица часто хворала, а в 1761 г., непременная участница шумных праздников, она практически не выходила из своих покоев и угасла под новый 1762 год.   Пётр Иванович Шувалов пережил свою благодетельницу всего на десять дней, почив 15 января 1762 г. в чине генерал-фельдмаршала, пожалованном ему уже Петром III.

Взошедшая на престол в 1762 г. Екатерина II Алексеевна оставила не у дел прежних фаворитов, раздавала чины и доходные должности своим “лейб-кампанейцам”,  способст-вовавшим ей в государственном перевороте.

Семён Нахимов  стал подумывать о спокойной жизни в тихом провинциальном име-нии и заинтересовался неожиданным предложением камергера барона Александра Сергеевича Строганова, подыскивавшего покупателя своей недвижимости  в Смоленской губернии.

 Барон Александр Сергеевич Строганов

Приобретённое ещё в 1725 году его отцом, бароном Сергеем Григорьевичем Строгановым имение, включавшее более двух десятков сёл и деревень с более чем восемьюстами крепостными и почти тысячью десятин пахотной земли и прочих угодий, располагалось в живописнейших местах Смоленщины по обоим берегам Днепра вверх по его течению от слияния с Вязьмой.  Это были земли Бельского и Вяземского   уездов, а после образования по воле императрицы Екатерины Великой в 1778 г. Сычёвского уезда и выделения ему территории по левому берегу Днепра из Вяземского уезда они отошли к вновь оформленной Сычёвской округе.

По планам генерального межевания, проводившегося с 1766 г., деревянный усадеб-ный дом с флигелями и хозяйственными постройками стоял на высоком левом берегу Днепра при селе В′олочке.

Усадьба А.С.Строгонова в селе Волочке до 1764 г. Деревянный одноэтажный дом и деревянные хозяйственные постройки. Плотина на впадающей в Днепр р. Высоте образует пруд (озеро) по образу “ Британского канала”

Из купчей сотника, капитан-директора петербургской портовой таможни Семёна Нахимова, приведённой в его Вотчинной книге, видно, что продавец имения камергер барон Александр Сергеевич Строганов уступал покупателю свою недвижимость, включая действовавшие на тот момент в селе Волочке “парусную фабрику ево” с инструментом, мельницу и пр. за 45 т. руб.

Строгановы, владевшие Волочком с 1744 по 1764 гг., к тому времени уже имели неос-поримые заслуги в основании фундамента величия Российской Империи  ‒  в не послед-нюю очередь своим вкладом в строительство нарождавшегося морского флота. Будучи одним из ближайших сподвижников Петра I, успешный русский солепромышленник Григорий Дмитриевич Строганов не однажды выделял большие суммы денег на Петровский флот. Лично, в присутствии императора российского,  участвовал на верфях в Воронеже  в завершении оснащения двух фрегатов,  переданных затем безвозмездно в состав флотилии, снаряжаемой в Персидский поход на Каспий.

В конце 1730-х ‒ начале 1740-х, после длительного застоя, произошло оживление в строительстве новых кораблей для военно-морского флота. Вновь пущенная Солом-бальская верфь в Архангельске приступила к постройке 66-пушечных линейных кораблей.  Корабли собирались из местной дешёвой и долговечной лиственницы в меньшие по сравнению с Петербургскими кораблестроительными верфями сроки. В год закладывалось от 2 до 5 кораблей, что позволило быстро восстановить численность кораблей Балтий-ского флота  до уровня Петровского штата. Флот стал чаще выходить в практические плавания, при этом обнаружилась острая нехватка парусного снаряжения.

И вновь Строгоновы готовы послужить  России. Теперь сын Григория Дмитриевича Сергей подыскивает подходящее место для размещения парусного производства. Возможно, что ещё и сам Григорий Дмитриевич имел намерение основать такое производство на Смоленщине и для этого  приобрести там земли у дьяка Поместного приказа Никифора Румянцева, торговавшего солью в губернии и близко знакомого ему. В этих краях издревле сеяли лён и коноплю, местные реки оставались полноводны круглый год.  Но сам Григорий Дмитриевич не успел, так как скончался в 1715 г., всего 59 лет от роду. Спустя 20 лет Сергей возвращается к идее отца приобрести земли по Днепру на стыке Бельского и Вяземского уездов, отошедшие теперь потомкам дьяка Румянцева.

Здесь русло Днепра резко поворачивает на северо-запад, а затем на юг к Дорогобужу.   Днепровский меандр хорошо заметен с высоты, что служило хорошим ориентиром фашистским лётчикам при ночных налётах на Москву, а  с 1943 г. и советским, когда мы погнали оккупантов восвояси. Старожилы Волочка до сих пор вспоминают бессонные военные ночи, наполненные тревожным гулом загруженных бомбовозов. А на своих огородах селяне продолжают до настоящего времени собирать урожай из осколков снарядов и гильз, живо напоминающий грозную осень 1941 г., когда левый берег Днепра в Волочке вновь стал рубежом обороны, удерживаемого до последней возможности ополченцами 18 дивизии народного ополчения из добровольцев Ленинградского района Москвы и Красногорского района Подмосковья.

Своё название поселение получило от располагавшейся неподалёку волока ‒  сухопутной переправы на легендарном пути «Из варяг в греки». Именно здесь Днепр и Западная Двина сходились своими притоками на минимальное расстояние, позволяющее переволакивать грузы и лёгкие речные суда купцов с заморскими, считай византийскими товарами, в студёные воды варягов и обратно на Чёрное море, колонизированное греками ещё до Рождества Христова.

У профессионалов-историков давно уже нет единого мнения о месте волока из Днепра в Западную Двину. То это Днепр ‒ Ловать ‒ Ильменское озеро ‒ Волхов ‒ Ладожское озеро ‒ Нева ‒ Финский залив; то, на подходе к Смоленску,  Днепр ‒ Катынка ‒ озеро Каспля ‒ река Каспля ‒ Западная Двина.  Из Днепра попасть на север  в Ловать невозможно, поскольку путь к ней преграждает сама Западная Двина с притоками Межой и Обшей.

Запад Смоленского края постоянно подвергался нападениям захватчиков и вместе с Белоруссией  оказывался под Литвой или Польшей. Но и то, что Село в Вяземском, затем последовательно в Сычёвском уездах, Андреевском, Холм-Жирковском районах заслуженно носило недвусмысленное название В′олочек,  переименованное в 1952 г. в честь знаменитого земляка в Нахимовское, подтверждает многовековую историю торговых связей наших предков с неблизким зарубежьем.  Древнее поселение могло служить не только транзитным пунктом традиционного товарооборота греков и варягов, но и стать, в первую очередь, отправным пунктом в торговле самой Руси с Черноморьем и Прибалтикой. Не случайно оживлённый Бельский тракт подходил непосредственно к Волочку.

Вид на сторожевой курган в Волочке из-за Днепра в 1910 г.  

   Село располагается на левом берегу Днепра на месте древнеславянского городища, над которым возвышается сторожевой курган, служивший нашим предкам укреплённым пунктом для отражения нападения непрошенных гостей с запада. Подобные курганы имелись и ниже по Днепру ‒ в селах Каменце и Николе Немощёном…

До возвращения Руси в 1514 г. Смоленского княжества, находившегося  более века в составе Литвы,  западная граница  Московского государства проходила здесь по Днепру.

Первые из дошедших до нас письменных свидетельств существования Волочка в Волоцком стану Вяземского уезда относятся к записям в Приправочных книгах 1587 г. Василия Волынского, из которых следует, что Волочек являлся известным становищем на пересечении давно сложившихся торговых путей. В нём на 122 двора приходилось 53 торговые лавки. Из них сорока девятью владели местные, четыре принадлежали вяземским купцам. Сохранились сведения о развитом кустарном производстве, действовавших  кузницах…

О безбедном существовании жителей говорит и такой косвенный факт, как присутствие в поселении 12 нищенских келий, неспроста, думается, собравших со всей  округи многочисленных представителей одной из древнейших профессий. Так мог ли Волочек из Волоцкого стана быть связующим звеном в торговых сношениях древних цивилизаций?

В десяти верстах ниже по течению Днепра в него с правого берега впадает река Немощёнка, берущая своё начало у древнего поселения Медведки, отстоящего от устья на север на 15 км.  По широте нынешнего посёлка Владимирский тупик, Днепровский приток реки  Немощёнка, и приток Западной Двины р. Лебастина отстоят друг от друга  не более чем на 10 км. Лебастина устремляется затем на северо-запад в реки Обшу ‒ Межу ‒  Западную Двину ‒ море варягов. Вот как мог пролегать путь из Варяг в Греки по Смоленской земле, имея своим перевалочным пунктом Волочек.

Видимо, село было удобным местом для ожидании очередным караваном необ-ходимого уровня воды в притоках и окончания распутицы, а также для накопления товара перед его транспортировкой вверх по притоку Днепра  и далее посуху волоком или гужевым транспортом до притоков Западной Двины. В селе для этого были предус-мотрены нечто подобное восточным караван-сараям, надёжная охрана…

Отправлявшийся в путь купцы со своим товаром должны были сопровождаться вооружённой дружиной, готовой дать отпор стайкам лихих добытчиков, ведомых местными Стеньками. И, конечно, неслучайно среди топонимов на карте Сычевского уезда начала XX  века, в 36 км. на восток от предполагаемого волока, обнаруживаются две деревни Разбойные ‒ Малая и Большая,  на речке Разбойной, что можно считать ещё одним свидетельством существования здесь в прошлом оживлённого торгового пути, столь привлекательного для любителей лихой добычи.

Необходимо также принимать во внимание то очевидное обстоятельство, что в те времена Смоленская земля была покрыта густыми, часто непролазными лесами, реки несли значительно больше воды, чем ныне. Ледоход на Днепре в районе Волочка, как свидетельствуют фотографии начала XX века, ещё впечатлял своей мощью.

Ледоход на Днепре у Волочка в 1910 г.

Само название реки также может говорить о режиме её использования. Что значит Немощёная,  вероятно, это  производное от мостить? Мостить ‒ не мостить, немостёнка ‒ немощёнка. Так что немощёная, по-видимому,  ‒ река без препятствовавших судоходству невысоких мостов? На карте области и сегодня можно найти небольшой приток реки Вязьмы – Мощёнку, своим именем подсказывавшую, что где-то рядом окажется мост. Реки с подобным именем  обнаруживаются и в Ивановской области, и в Черниговской…

А как вообще в то время преодолевали ручейки и реки? На перекатах шли бродом, а где поглубже устраивали паромную переправу, которую можно было быстро разобрать. С наступлением холодов реки превращались в удобные санные дороги.  А  с приходом тёп-лого периода по пологому берегу начинал действовать т.н. бичёвник. Тропа, по которой лошадьми или бурлаками подымались против течения плоскодонные судёнышки с това-рами.  Губернскими властями издавались специальные циркуляры о беспрепятственном предоставлении собственниками прибрежных земель для функционирования  бичёвника.

Этот же приём проводки судов безотказно действует в системе Саймонского канала в Финляндии, Панамского канала, где океанские суда тащат неутомимые трактора…

В разное время селом владели известные на Руси государственные и военные деятели, близкие сподвижники российских государей, начиная с Ивана  IV Грозного, Петра I и, кончая Елизаветой Петровной

1624-1625 гг. ‒ воевода Богдан Бельский.

1628-1651 гг. ‒ князь Григорий Ромодановский.

1660-1678 гг.  ‒ князь Пётр Прозоровский.

1679-1686 гг. ‒  князь Иван Куракин.

1688-1705 гг. ‒  князь Иван Иванович Куракин.

1705 г.            ‒  князь Иван Борисович Куракин.

1705-1727 гг. ‒  дьяк Никифор Румянцев и его потомки.

1744-1764 гг. ‒  барон Сергей Григорьевич Строганов и его сын.

1764-178X гг.‒  капитан-директор Петербургской портовой таможни поручик Семён Мануйлович Нахимов.

178X-1918 гг. ‒  Нахимовы.

Одно перечисление имён владельцев Волочка говорит о важнейшем,  если не страте-гическом, значении этого, в общем-то, небольшого поселения на смоленской земле, которое на протяжении двух веков в случайные руки не попадало.

В 1744 г. барон Сергей Григорьевич выкупает принадлежащие Марии Межуевой, вдове сына  дьяка  Никифора Румянцева,  село Волочек, да село Никольское с деревнями при них, с крестьянами, с 752 четвертями пахотной земли; у князя Осипа Ивановича Щербатова  ‒ село Воскресенское с деревнями, с крестьянами в них, с пахотной землёй  575 четвертей; у Татьяны Собакиной  ‒ село Болышево и при нём деревни с крестьянами, с пахотной землёй 1067 четвертей. Завозит в Волочек ткацкие станки, необходимый инструмент, подряжает опытных мастеров.

Организованное им производство становится известным как «Парусная фабрика».   Здесь не только ткали полотно, но и кроили сами паруса под “госзаказ”, поэтому  при продаже в 1764 г. села Волочка с фабрикой  его сыном, бароном Александром Сергеевичем, понадобилось согласование с Мануфактур-коллегией.Лист 25 из Вотчинной книги С.М.Нахимова с перечнем благоприобретённых владений в Вяземском и Бельском уездах Смоленской губернии, включая казённую парусную фабрику в селе Волочке, директором которой он был назначен                       

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *