Надеждин-Скромный А. Влияние чувства стыда на жизнь

sof-mag.ru

Прошел год моей героической службы на дополнительных штатах разных подводных лодок, и я начинаю чувствовать, что, все-таки, большого круга не избежать. Надежды остаться служить в полюбившейся мне 31 дивизии подводных лодок почти не осталось. Внутренне я уже готов ко всему, но, вдруг, меня срочно прикомандировывают к подводной лодке К-219, которая через несколько дней выходит в дальний поход. Мы ушли летом 1974 и вернулись ранней осенью. Из этого плавания я вынес одну историю, которую прямо сейчас и предлагаю вам прочитать.

Необычные случаи бывают в жизни, а истории, рассказанные на Боевой службе, внутри прочного корпуса подводной лодки, относишь, как правило, к фантазиям на вольные темы, преподнесённые исключительно для юмора или для подъёма морально-психологического состояния моряков. Но, передав Вам то, что произошло с моим командиром Зеленцовым Юрием Ивановичем, и им, же изложенное внимательным слушателям Центрального Поста нашей ракетной подводной лодки, думаю, сомнениям не подвергнется.

Попробую почти дословно, от первого лица:

— После выпуска из Военно-морского училища, я молодой лейтенант был назначен на дизельную подводную лодку Северного флота. Командиром минно-торпедной группы. И было это в самом начале пятидесятых годов. В мои обязанности, помимо постоянной заботы о личном составе и ухода за торпедами, входило командование носовой швартовой группой. А вы знаете, что перед выходом в море эта группа должна была отвязывать лодку от пирса, а при возвращении корабля в базу к пирсу его же и привязывать. Если охарактеризовать эти действия одним словом, то подойдёт очень морское слово: швартовка.

Так и было в тот день. Успешно приняв концы на борт и, закрепив их, как положено, я выстроил команду на носу лодки, в ожидании приказа спуститься вниз. Стояли мы очень красиво, все как один в спасательных жилетах. Вдруг, неожиданно налетел сильный порыв ветра и, нас накрыла волна. Меня смыло за борт. Остальные моряки, как я потом узнал, чудом удержались на борту.

Дальше я плохо помню. Понятно, что меня выловили, раз я здесь и рассказываю об этом и, доставили в береговой госпиталь…Там моё сознание включилось на какое-то мгновение и обнаружило моё тело, лежащее на столе. При этом я смутно определил, что вокруг хлопочут люди в белых халатах, преимущественно женского молодого и красивого рода. Мысль зацепилась за то, что я совершенно голый и нахожусь здесь, потому что переохлаждён. А раз так, то произошло неестественное сжатие основного мужского органа до совершенно не взрослых размеров. Мне стало очень неудобно, до чувства жгучего стыда. Ведь, в нормальной жизни все не такое.  А вы знаете, что стыд вгоняет в краску и разгоняет кровь. По всем членам. Так и вышло.

В общем, жизнь ко мне вернулась. Вот такое бывает влияние чувства стыда на жизнь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.