Блытов В. Чёрное золото. Не «Молния», а гвардейский «Туман» (морской роман)

Зам, старпом, Балуев и Пётрпалыч сели на диван, Кузьмин на правах командира корабля сел на стул напротив командира, Полищук сел на раскладной стульчик, а Ким и Устюжанин остались стоять у двери.

— Александр Юонгович я сейчас скомандую принести вам стул – сказал командир бросив взгляд, на офицеров, стоявших у дверей.

— Спасибо, товарищ командир, я постою – сказал Ким раскрывая свой блокнот – я засиделся в кают-компании.

Так положено на кораблях, что на совещание к командиру, на общие совещания офицеров необходимо приходить с блокнотом и ручкой, чтобы записывать приказания.

Ещё недавно, во Владивостоке, Ким подписывал здесь рапорт на отпуск матросу Архипенко. В каюте ничего не изменилось, разве, что простреленная пулей броняшка и разнесённое ей же стекло. Но в каюте было чисто и прибрано, как всегда, что даже эти неприятные моменты не бросаются в глаза. На стеллажах, закрытых стёклами различные книги с золотым тиснением и очень много дореволюционных изданий с ятями.

— Для чего я вас здесь собрал товарищи офицеры – начал командир – обстановка очень сложная – он бросил взгляд на Петропалыча и тот незаметно глазами показал, чтобы командир продолжал – «Страшный» задерживается из-за поломки недели предположительно на две – командир достал из папки телеграмму ЗАС и зачитал – по техническим причинам задерживаемся в районе Камрани. Прибытие в точку 12 для встречи с вами через две недели. Молоствов. Не больше и не меньше. Проблемы в чем? Наш ремонт. В условиях моря — это сделать практически невозможно. А через два дня у на проводка танкера «Светлана» через Малаккский пролив. Придётся вам Алексей Сергеевич взять на себя проводку танкера. Нам надо ремонтироваться. Расчитывали на «Страшный», а сами видите, что получается. А вот нам потом надо планировать операцию по освобождению захваченных моряков с танкеров «Вера» и «Надежда». На все нас к сожалению, не хватит. Мы очень надеялись на приход «Страшного». Там кстати идёт ещё один взвод морской пехоты

Кузьмин кивнул головой и записал приказание в блокнот. Ким переглянулся с Полищуком. Тот лишь горько усмехнулся.

— Теперь по вашей «Молнии». Вот шифртелеграмма из Владивостока. Он достал из папки шифртелеграмму. Пётропалыч можно её зачитать? – спросил командир особиста.

Тот пожал плечами:

— Наверно нужно Александр Иванович. Только прошу всех учесть, что информация конфиденциальная и не должна выйти из этих стен.

— Здесь сказано, что есть сведения, что адмирал Литовченко знал заранее о попытки захвата нашего корабля. На корабле находились агенты пиратов – Аталгиреев и Бергер. Бергер лицо, до сих пор не установленное. Уполномоченные органы занимаются разбирательством этого дела. Ниточки уходят на самый верх.

Зам по воспитанию поднял удивлено глаза на командира и недоуменно покачал головой.

— Это не самое интересное – усмехнулся командир и извлёк ещё одну шифртелеграмму из своей папки – здесь написано, что уполномоченные органы разобрались с нашей «Молнией» — он посмотрел на Кузьмина и усмехнулся — не «Молния» она совсем, а «Туман». Это реальный корабль, который строился сначала для нашего флота, потом изменилась концепция, развалилась страна —  наши руководители решили продать её Вьетнаму вместе с ещё с двумя кораблями. Два корабля «Гроза» и «Сумрак» туда уже ушли, а вот гвардейский «Туман» завис между нами и Вьетнамом. Не успели отправить, а потом кто-то счёл, что это не нужно. Идеология сменилась, американские советники видимо дали советы в МО не продавать Вьетнаму.

Только теперь Кузьмин и Ким

— Ни фига себе – Кузьмин почесал затылок – где теперь брать гвардейский, вернее георгиевский флаг? А заодно и гвардейские ленточки?

Все рассмеялись.

— Это не всё – продолжил командир – вот, что интересно, что до сих пор корабль числиться на службе в составе нашего флота, как гвардейский малый ракетный корабль. Стоит по всем документам в дивизионе отстоя на Русском в бухте Новик, есть штатный экипаж, который до сих пор числиться в МО, получает деньги и это реальные люди. Корабля реально нет уже года три.

— Да допросили командира дивизиона отстоя – добавил Петропалыч – докладывает, что три года, как утащили куда-то, а документов до сих пор нет.

— А где люди? Где командир? Команда? – спросил Кузьмин.

— Команда строит на Шаморе адмиральские домики. На штатах офицеров стоят строители, которых некуда было девать, после разгона стройбатов. Вот такие дела – сказал Петропалыч – не один видимо этот корабль числиться в пропавших.

— Там ещё лодка малая была 615 проекта. Мы её взорвали, чтобы пираты не использовали в своих целях – добавил Кузьмин.

— Нам ещё подводной лодки не хватает для полного счастья – возмутился командир – при наших-то хиленьких противолодочных ресурсах.

— Насчёт этой подводной лодки уточним – сказал Петропалыч – но уже становится очень интересно. Не удивлюсь, если выясниться, что и здесь наш адмирал наследил.

— Да Бог с ним адмиралом – недовольно поморщился командир – у нас куча других своих проблем. Эти лодки корабли отработают наши особисты. Не наше это дело. Наше дело ввести «Стерегущий» в строй – это первое. Провести танкер «Светлана» через день. А у «Молнии», вернее «Тумана» ничего из вооружения не осталось. 75 миллиметровки – нет, 30 миллиметровки на самом донышке.

— А минёр обещал порадовать РБУшками – сказал Кузьмин.

— Ну это мы дать можем действительно – командир тяжело вздохнул и пометил в своём блокноте.

— Так тут пиратские склады рядом – вдруг сказал Ким – мы там ещё со всем не разобрались, но там много чего есть. И это рядом. Там мы ремонтировали «Молнию», вернее наш гвардейский «Туман».

— А где это? — заинтересовался командир, раскладывая карту островов.

— А здесь – вот показал Кузьмин ручкой – только здесь не показана бухточка на карте – интересно девки пляшут. Все есть, а бухты нашей нет.

— А может она искусственная? – спросил старпом с интересом разглядывающий карту.

— Скорее всего. Глубины там приличные. Мы там лодку только так утопили.

— А «Стерегущий» туда пройдёт? – спросил Кузьмина командир.

— Десять метров там есть, нам с гарантией надо семь – ответил Кузьмин – но надо предварительно всё замерим. Узко, но задним ходом в безветренную погоду зайти можно. Причальчик небольшой. Но работать там можно. Кран есть на машине. А пройти воду сольём здесь за борт. Потом заправим. Вооружением нам передадите на время и часть личного состава. Максимально облегчим корабль.

 — Да это вариант – согласился командир — а что с пленными делать? Ну не стрелять же их?

— Да проблема – согласился Кузьмин – мы своих на необитаемый остров подальше от берега высадили, удочки дали, воды пресной, чтобы не умерли с голода. Появится индонезийский фрегат, пусть забирает своих.

— Ну так и мы сделаем – согласился командир.

— А много их? – спросил Ким.

— Восемнадцать человек и трое раненых – доложил старпом – сейчас в ангаре. Их морпехи охраняют.

— Раненых пусть осмотрит Юй-Лунь – предложил Кузьмин – он может помочь, а потом высадим со всеми на остров. Ну не возить же нам их с собой?

— Да — согласился зам – не гуманно все это, но другого выхода у нас нет. Мы же выполняем боевые задачи. Придут индонезийцы – пусть ими действительно занимаются.

— Передадим им телеграмму через наше посольство в Джакарте – пометил в своём блокноте командир.

— Теперь запчасти для ремонта, боеприпасы для пополнения запасов и нашего и «Тумана». «Страшный» же нам ничего не привезёт.

— А давайте канал наших прохиндеев. Мы запрашивали пиратов запчасти и боеприпасы и нам их новые бросали из Владивостока на самолёте до Сингапура, а оттуда грузовым судном до наших островов.

— О – встрепенулся командир – есть там такой предприниматель китайского происхождения Ван Бао. Это тот, который нас так пытался заправить с пиратами. У нас с ним есть связь – радиостанция. Попросим с ним переговорить вашего Юй-Луня от имени пиратов. И если это возможно, то может что-то мы все же получим. Свяжемся с Ван Бао и поговорим.

— Скорее всего он Юй-Луня видел у нас на борту – сказал Кузьмин, когда мы подходили к вашему борту. Поэтому надо c ним говорить на чистоту, но предупредить, что если он нам поможет, то мы не будем предупреждать их правительство, что он работал с пиратами.

— Да он оставляет впечатление неглупого человека – задумчиво сказал командир – но использовать даже малейший козырь в нашем вопросе мы обязаны.

— А мои коллеги проследят этот канал переправки вооружения и техники за рубеж – обрадовался особист – и кто с ним связан.

— А нам они не помешают? Наведём и сами останемся с голым задом – покачал головой командир.

— Нет я думаю, что мы получим. Даже уверен, что помогут, тем более, если действовать по официальным каналам, то это будет очень долго – ответил командиру особист – у нас там тоже неглупые люди сидят радеющие о государстве. И руки давно чешутся против разных прохиндеев.

— Итак тогда первое – это освободится от пиратов, второе переход к вашему острову, третье разгрузки перегрузки и ремонт для «Стерегущего» и для «Тумана» проводка танкера и последнее, то, что должно по идее быть первым – это освобождение наших людей захваченных пиратами. Но мы пока не готовы это сделать. Как у вас с плавсредствами? – спросил командир Кузьмина.

Тот усмехнулся:

— Два пиратских катера мы сохранили, спустили воздух и убрали внутрь корабля – доложил Кузьмин – подготовим и спустим на воду.

— Это хорошо – сказал нахмурившись командир – у нас все, что было на верхней палубе посекло пулями. Нет ни катера, ни баркаса, ни шлюпок. Даже вертолёт и тот повредили. Будем ремонтироваться. Ладно все свободны. Сейчас соберу перечень необходимого для пополнения боеприпасов и ЗИПов и будем связываться с Ван-Бао.

Кузьмин, Ким и Полищук пришли к себе в каюту. Кузьмин сел в своё кресло и крутанулся, ка любил это делать:

— Я думал, что ее уже не увижу.

Увидел висящую на переборке гитару, схватил ее и заиграл:

И если очень повезёт,

То дорога приведёт

На Тихоокеанский флот.

— Ребята, а я по вам соскучился. Нет я был уверен, что вы выкарабкаетесь, но чтобы так красиво даже не думал. За это надо выпить

Полищук полез куда-то за матраса и вытащил бутылку хорошего французского коньяка.

— Валера откуда такое богатство? – спросил с удивлением Кузьмин.

— Как откуда – танкер один голландский брали, а там помощник из наших русских. Преподнёс мне в качестве дара. Три бутылки. Одну я отдал командиру, вторую Устюгову, а вот эту – он погладил бутылку своей рукой.

— Дай-ка Валера сюда посмотреть эту радость – попросил Кузьмин, протягивая руку.

— Не дам хоть ты и командир теперь. Давай Лёха сначала звёздочки обмоем – ответил с улыбкой Полищук – доставай сначала звёздочки.

— Саня доставай звёздочки – попросил Кузьмин Кима — ты у нас помещик Коробочка по штату. У тебя все есть всегда.

Ким тяжело вздохнул и полез в свой шкафчик. Достал оттуда какие-то коробочки в одной из которых оказались погоны и прочая флотская фурнитура. Он покопался в одной из них и извлёк новые погоны и звёздочки.

— Вот вам изверги. Обмывайте.

Полищук взял звёздочки, положил из в стакан.

В этот момент раздался стук в дверь и в каюту вошли командир БЧ-2 и БЧ-3. Увидев хороший коньяк Аюпов радостно взревел:

— Гриша здесь звание обмывают, а нас даже не пригласили.

— Проходите друзья дорогие – предложил Кузьмин – рассаживайтесь. Стаканов на всех не хватит.

— Это мы исправим – метнулся командир БЧ-3 к двери – сейчас принесу и скрылся за дверью.

Кузьмин поставил бывшие у них в каюте три стакана, бросил туда по четыре звёздочки и начал разливать коньяк.

Раздался стук в дверь и вошёл в камуфляже старший лейтенант Устюжанин:

— Прошу разрешения Валерий Васильевич – спросил он.

— Не я старший здесь. Старший командир «Тумана» — показал он на Кузьмина.

— Разрешите товарищ капитан-лейтенант — улыбнулся Устюжанин.

— Заходи — садись Глеб Иванович. Пока я ещё не капитан-лейтенант. Не обмыли ещё. И вообще запомни флотскую мудрость — если хочешь пить в уюте, пей всегда в чужой каюте! Валера разливай – приказал Кузьмин Полищуку. Саня найди и Глебу звёздочки. Ему же тоже присвоили.

И Ким охая полез опять в свою коробочку.

В каюту влетел командир БЧ-3 с тремя стаканами.

— Ай молодца – похвалил его Кузьмин – садитесь, где есть место.

Когда Полищук разлил стаканы, Кузмин встал:

— Товарищи офицеры. Представляюсь по случаю получения первого флотского звания капитан-лейтенант. И выпил свой стакан. Звёздочки вынул изо рта.

— Все? Ничего не проглотил? – спросил с улыбкой Аюпов.

Кузьмин показал всем звёздочки.

— А почему первого флотского звания? – спросил вдруг Павлов.

— Потому, что до капитан-лейтенанта у нас такие же звания, как в армии и только капитан-лейтенант отличает уже нас от армейских – пояснил Кузьмин.

Вслед за ним встал Ким:

— Товарищи офицеры. Представляюсь по случаю получения первого флотского звания капитан-лейтенант. И выпил свой стакан. Звёздочки тоже вынул изо рта.

— Твоя очередь Валера – предложил Кузьмин Полищуку.

Тот встал поднял свой стакан и представился:

— Товарищи офицеры. Представляюсь по случаю получения первого флотского звания капитан-лейтенант. И выпил свой стакан.

— А у меня вопрос – вдруг встал Кузьмин – ты почему Валера не капитан, а капитан-лейтенант. Вроде у вас, как в морской пехоте должно быть. Вы же, как бы ее часть?

— Нет не совсем правильно. У нас у большинства офицеров флотские звания. Вот я, как и ты по профессии штурман и закончил штурманский факультет ДВИМУ имени адмирала Невельского. Даже рыбку половил с траулера из Находки. Потом на три года призвали в спецназ ВМФ уже офицером. Я увлекался боями без правил в мореходке и подводным ориентированием. А потом решил остаться. Мне служба понравилась.

— Так ты оказывается штурман, коллега и молчал? – удивился Кузьмин – нет не поверю, пока ты не скажешь мне штурманскую поговорку, как запомнить японские острова с севера на юг.

— Ты моя Хоккайда, я тебя Хонсю, за твою Сёкоку и тебя Кюсю – со смехом продекламировал Полищук.

— Уважаю – сказал Кузьмин и дружески пожал руку Полищуку.

Внезапно дверь открылась и зашёл Славик Потоцкий.

— Ты где пропадаешь «луковая голова». Мы тут представляемся по случаю присвоения воинских званий, а ты пропал куда-то – спросил Ким лихорадочно разыскивая в своей коробочке ещё звёздочки.

— Так мы со старшим мехом были у командира и думали, как нам уменьшить осадку. Он сказал, что пойдём ремонтироваться к нашему причалу.

— Всё правильно сказал – усмехнулся Кузьмин протягивая свой стакан с коньяком и звёздочками Потоцкому – извини коньяка почти на осталось уже.

Тот тяжело вздохнул, осмотрел всех и со вздохом сказал:

— Товарищи офицеры. Представляюсь по случаю получения звания старший лейтенант. И выпил свой стакан.

Все вздрогнули звёздочки он вынул изо рта, так как делали все.

— Эй Славик, а где звёздочки? – спросил Ким.

— А там были звёздочки? – удивился Потоцкий.

— Никак проглотил? – удивился Аюпов и озабоченно посмотрел на Кузьмина.

— Я пошутил – вдруг рассмеялся Потоцкий и вынул звёздочки изо рта.

— Ну ты шутник и шутки у тебя дурацкие – ударил притворно Потоцкого по спине Устюжанин и тут же поднял свой стакан — Товарищи офицеры. Представляюсь по случаю получения звания старший лейтенант. И залпом выпил свой стакан.

Все вслед за ним выпили.

— Вроде все представились – сказал Кузьмин – а теперь нам пора на наш «Туман».

— Какой «Туман» — удивился Аюпов – вроде у вас «Молния»?

— Мы тоже так думали, а оказался гвардейский малый ракетный корабль «Туман» — рассмеялся Ким.

— Саня собирай вещи. Переезжаем. Ребята извините больше ничего нет. Концерт закончен, клоуны уехали и нам пора собираться.

Все дружно направились на выход из каюты и в каюте остались Ким, Кузьмин, Потоцкий и Полищук.

— Ребята я хотел с вами – сказал расстроенным голосом Потоцкий, но меня мех не отпускает. С вами пойдёт Коля Стоцкий.

— Очень жаль – искренне посочувствовал другу Кузьмин – но служба есть служба. Служи здесь. А мы наверно завтра уйдём на проводку танкера.

— Я пойду с вами. Больше вас одних никуда не отпущу — вдруг заявил Полищук, развалившись на диване – и со мной пойдёт Даниленко и человека три морпеха. Устюжанин выделит. Нам же на проводку идти.

— Это отлично. Правда два штурмана на один маленький кораблик наверно это очень много. Хотя извини я забыл, что я командир теперь вроде. Так что штурман – это ты.

— Не возражаю командир – ответил с усмешкой Полищук.

— Нам придётся крутиться на нескольких должностях сразу.

Ким и Кузьмин собрали свои вещи складывали что-то в картонные коробки, которые стояли в шкафу.

— Вам помочь? – спросил Потоцкий.

— Нет Славик. Не надо – тихо сказал Ким – нам бы ничего нудного не забыть. А то, столько не были, что даже не помню, где, что лежит.

— Три недели не были – сказал Полищук я, пожалуй, тоже буду собираться с вами.

— А командир?

— С ним всё уже решено.

— Тогда пошли – потянулся Кузьмин – на свой корабль.

Потоцкий помог нести вещи Кузьмину. Жаль ему было покидать свой маленький кораблик, но приказ командира – это приказ и его надо выполнять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *