Макаров А. Жизнь судового механика. «Камчатсклес».

«Камчатсклес»

Глава 1. Направление

Башка с утра трещала хуже медного чана. В ней все звенело. Аверин еле-еле оторвал её от подушки и прислушался.

В квартире стояла гробовая тишина. Аверин медленно поднялся и прошел на кухню. Очень хотелось пить.

За столом сидел Влад, тупо глядя на недопитую бутылку «Варны». Он мутным взглядом посмотрел на Аверина и, едва шевеля языком, выдавил из себя, кивнув на бутылку:

— Будешь?

Аверин на секунду представил себе, что если сейчас снова начать пить, то весь день будет потерян. Но, если выпить немного, конечно, в пределах разумного то, может быть, и полегчает. А, может быть, и нет. Все зависело от объема налитого.

— Буду, — мотнул он чугунной головой и присел за стол.

— Ну, тогда давай, наливай, — Влад сделал широкий жест рукой.

Откуда-то появился второй стакан, и Аверин разлил содержимое бутылки в них.

Да…. Вчера они неслабо натрескались в этом «Вулкане». Да мало еще того, прихватили с собой пару бутылок «Варны» и допивали их дома, на кухне. Но сил их одолеть, видно, не хватило, поэтому-то и осталось больше половины бутылки.

Это так Аверин и Влад отметили приезд Аверина из отпуска в Петропавловск-Камчатский. Две недели назад Влад отправил свою жену с детьми на материк, а сейчас тут куковал один. Делать ему было нечего, и он предложил Аверину сходить в «Вулкан», черт бы его подрал.

Аверин знал, что ему сегодня с утра надо идти к инспектору отдела кадров, потому что вчера тот сделал намек, что, может быть, ему дадут судно. Ну, и хорошо, судно – так судно.

От выпитого вина, как-то немножко полегчало, и Аверин пошел в ванную. Полил себя прохладным душем, и пришел в себя.

Ресторан «Вулкан»

Несмотря на всяческие предложения Влада продолжить «Марлизонский» балет, он оделся и вышел из дома.

На улице стояла обычная погода для ноября. Снег с дорог и тротуаров был счищен и его огромные сугробы возвышались по обе стороны от них. Сегодня, после прошедшего тайфуна, небо было бирюзово-синим и чистым, на нём только кое-где виднелись редкие облачка. Немного подмораживало, но не сильно. Температура на первый взгляд была чуть меньше пяти градусов мороза.

Аверин непроизвольно поежился, потеплее закутался в болоньевое пальто на «рыбьем» меху и побежал к остановке автобуса.

Надо было ехать в отдел кадров, к инспектору. Недаром тот что-то призрачно намекал вчера Аверину на какое-то судно, на которое срочно требуется третий механик.

Ну, а если он направит его на это судно, то это будет замечательно. Хватит сидеть «на бичу». Надоело. Чем быстрее в рейс – там лучше.

Центр порт

Наконец-то подошёл автобус, и Аверин втиснулся в него.

Как в этих автобусах все толкались! Аверину так хотелось на кого-нибудь дыхнуть, чтобы тот тут же помер. То тут в ребро, то там, в спину втыкались острые локти всяких тетенек и дядечек. Но, в конце концов, он пробрался на заднее сидение, устроился у окна и, даже задремал, пока автобус довез его до пароходства.

Выйдя из автобуса, он подумал:

— Что делать? За пивом, может зайти?

Бутылочка холодненького пивка не помешала бы сейчас.

— Нет, за пивом идти нельзя, — оборвал сам себя Аверин, потому что первым делом надо сходить к инспектору отдела кадров.

Морозный утренний воздух освежил его после тепла автобуса и, прогнал сон.

Он вытащил из кармана мятную конфетку и сунул её в рот, а затем, немного побродив перед корпусом пароходства и почувствовав, что полностью пришел в себя, поднялся на второй этаж отдела кадров.

Постучав в дверь к Виктору Ивановичу, он заглянул туда и с подхалимажем, просунув только голову в образовавшуюся щель, спросил:

— Можно войти?

Здание облисполкома и ДОФ

Инспектор, оторвав голову от вороха бумаг на столе, посмотрел отсутствующим взглядом в его сторону, но, признав Аверина, махнул рукой:

— Заходи, заходи, друг дорогой, — и, приглядевшись к нему, удивленно спросил. — Чего это вид у тебя какой-то не такой?

— Да, нормальный вид, — невнятно бормотал Аверин, стараясь близко не подходить к столу инспектора. Но, когда он вплотную приблизился к инспектору, то тот замахал на него обеими руками:

— Фу, фу, фу! Только не дыши. Только не дыши в мою сторону, — а потом разочарованно продолжал. — А я-то тебе собрался дать пароход. А ты – вон какой. Что за повод такой вчера появился, что вот так надо было надраться? – возмущенно смотрел он на Аверина, а потом даже пригрозил. — Вот попру я тебя сейчас отсюда и прогул запишу. Тогда и посмотрим, как ты вообще за границу попадешь.

Аверину и самому было неловко от своего перегара, который миазмами распространялся во все стороны. Стараясь дышать через раз, он скромно отошел от стола со словами:

— Ну, если так надо, то я пойду, — он вопросительно посмотрел на инспектора, но не увидев с его стороны никакой реакции, добавил. — У меня все вещи уже собраны. Вы только скажите – я сразу буду готов. Это я сейчас такой, но дальше будет все нормально.

Инспектор посмотрел на Аверина испытующим взглядом.

— Ладно, ладно! Характер он тут свой собрался показывать. Выйди в коридор и жди. Я сейчас подготовлю тебе все документы, и пойдёшь подписывать обходной по службам. Только не дыши ни на кого. К вечеру надо быть на судне.

— А что за судно такое? – набравшись в очередной раз наглости, спросил Аверин у инспектора.

— Пойдешь на «Камчатсклес». Он сейчас стоит на рейде, а потом должен пойти в Усть-Камчатск на выгрузку. У них там с третьим механиком проблема, так что, крайний срок, вечером, ты обязан быть там.

Ну что. Обязан – значит обязан. От этих слов как-то стало немного легче и, взяв обходной он двинулся обходить службы.

Морвокзал

Первым делом зашел к англичанке. Но что тут делать, что сказать? Английский в училище они сдавали на четвертом курсе, и Аверин сдал его на четверку. Но сейчас, кроме первых пяти уроков по Бобровскому, он так ей ничего и не сдал за последние полгода.

Но, оказывается, и этого было достаточно, чтобы она, просмотрев свои записи, поставила подпись в обходном листе.

Поморщилась от запаха, идущего от Аверина, она помахала рукой перед носом:

 — Идите, идите, — и отвернувшись от него, продолжила чтение какого-то толстого романа.

Выйдя от нее, Аверин съел ещё конфетку, потом зашел в столовую и съел котлетку с огромным количеством гарнира, запив всё тёплым компотом.

Вот сейчас, и в самом деле, стало по-настоящему легко и он двинулся к наставникам.

Но там, оказывается, не всё так просто делалось.

Наставник важно просмотрел его обходной лист и ткнул пальцем в одну из граф:

— Так ты что? На ВМП еще не был? Нет, дорогой, ты сначала сходи туда, там все подпиши. Пусть они тебя немного попытают, а вот тогда уже и к нам приходи.

Делать было нечего, и Аверин поплелся на эту самую ВМП (военно-морскую подготовку).

А так как перед уходом в отпуск он неделю просидел там, и все у него было сдано, все печати стояли в аттестационной книжке, то бояться ему было нечего.

Во время той сдачи он даже понравился этим бывшим капитанам 1-го ранга в отставке, которые пытали его по полной схеме. Какие только каверзные вопросы они ни задавали ему, но на все у Аверина всегда находился правильный ответ. Наставники только удивлялись, откуда он это все знает?

Дело-то было в простом. Когда в училище преподавали эту самую военно-морскую подготовку, то Аверин прикладывал очень много усилий, чтобы знать её лучше всех. Вот сейчас эти знания как раз и пригодились.

Когда он вошел в кабинет ВМП, главный из наставников, увидев его, заулыбался и, даже предложил сесть.

Оказывается, что после последней аттестации, они запомнили Аверина.

Скромно присев у стола на краешке стула и, стараясь не дышать в сторону наставника, Аверин ждал его решения, но тот только доброжелательно посмотрел на понурого Аверина:

— Ну, третий, как дела? — поинтересовался наставник.

— Да нормально, вот на судно направляют, — как можно скромнее, чуть ли не прошептал Аверин.

– Ну, давай сюда свою бумажку, подпишу я тебе ее. У вас там капитан Попов, — прочитав название судна, продолжал наставник. — Так что всё должно быть нормально. Он тебя ознакомит с твоими обязанностями. Не забыл-то их ещё?

— Да нет, не забыл, — это Аверин уже отвечал намного бодрее. — Всё хорошо помню и знаю, как действовать при ядерном взрыве, — и осмотрелся по сторонам. Не слишком ли рьяно он начал отвечать на вопросы наставника и, уже тише, добавил: — Если он случится у нас.

— Ну и как? – уже серьезно уставился на него наставник.

Аверин понял, что тут надо проявить бодрость, смекалку и задор при ответе, поэтому чуть ли не выкрикнул:

— Бежать в машинное отделение! Там в пятьдесят раз меньше проникновение радиации, чем в надстройке. В надстройке – четыре.

— Правильно, — одобрительно крякнул наставник, немного прикрыв ухо от такого «бодрого» ответа. — Только твое место на ПКЗ (пункт коллективной защиты). Понял? И туда тебе надо в первую очередь бежать и готовить его к действию.

— Понял, — так же бодро и четко ответил ему Аверин.

Наставники, услышав такой бодрый ответ, дружно рассмеялись, а главный из них без дальнейших вопросов подписал Аверину обходной лист.

Получив обходной лист, Аверин чуть ли не побежал обратно к механикам-наставникам. Чтобы вернуться к ним, надо было опять пройти через весь порт, чтобы сэкономить время, а не ехать на городском автобусе. Увидев грузовик, идущий в ту сторону, он попросил водителя, подбросить его до проходной. Водителю было по пути, и он не отказался помочь Аверину.

— Чего это ты весь взмыленный такой? Чего носишься? – поинтересовался он, когда Аверин устроился в кабине.

— Да, направление на судно подписываю, — объяснил он, показывая бумажку, которую в попыхах ещё не успел спрятать в карман. — Сегодня надо всё успеть сделать.

— И куда тебя направляют? — не отставал водитель.

— Да на «Камчатсклес» направляют, — Аверин не радостно махнул рукой.

— А что ты растраиваешься? Хороший пароход. Частенько здесь в Питере бывает. Да, и за границу бегает, — он поднял указательный палец. — Считай, что тебе повезло.

— Посмотрим, — пожал плечами Аверин.

Но тут они доехали до проходной и Аверин, выскочив из кабины грузовика, поблагодарив водителя, погнал в ССХ (службу судового хозяйства).

Повезло, не повезло – это он потом разбираться будет, а сейчас надо закончить все дела в этом, многими механиками «любимом», ССХ.

Наставник с удивлением посмотрел на Аверина:

— Чё это ты так быстро обернулся?

— Так я у них аттестацию проходил перед отпуском, — садясь без приглашения и, расстегивая пальто, ответил ему Аверин.

— Да, здорово не хочется тебе сидеть на бичу, — начал разглагольствовать наставник, видимо он никуда не торопился и рабочий день его медленно, но уверенно приближался к концу. — Ты хоть представляешь, что это за судно?

Такому вопросу Аверин даже удивился. Ведь все ж у этих наставников записано в картотеке, а этот, оказывается, даже и записи поленился прочесть. Хотя времени для этого у него было достаточно.

— А чего не представлять-то. Я на «Зеялес» перед отпуском работал. Это точно такое же судно.

Но, наставник, не обратив внимания на такое замечание, так же монотонно продолжил:

— А какие там топливные танки есть и где они расположены. Ты помнишь?

— Конечно, помню, — уверенно подтвердил Аверин.

— А какие там динамки стоят, знаешь? – наставник с хитринкой в глазах посмотрел на Аверина.

— Знаю. Три шестицилиндровых НВД, — не меняя бодрого тона в голосе заверил дотошного наставника Аверин. 

— Вот там у тебя и будет проблема с одной из них, — это наставник добавил с сожалением, что немного удивило Аверина:

— Что за проблема? – прекратив придуриваться, поинтересовался он.

— Проблема с подшипниками. Вот придешь на судно – тогда и увидишь. Тебе все стармех расскажет. Стармех там молодой, энергичный, грамотный. Он введет тебя в курс дела, — с этими словами наставник подписал обходной лист и Аверин побежал в кадры.

Дом офицеров флота

Время было послеобеденное. Рейдовый катер должен был идти на рейд в три и в пять часов вечера.

Инспектор в отделе кадров забрал у него обходной лист, выписал направление и, шлепнув на него печать, напомнил:

— Смотри, чтобы трехчасовым, в крайнем случае, пятичасовым рейдовым катером ты уехал на судно. Судно вечером должно обязательно сняться в рейс. Так запланировано в ХЭГСе. Ясно? (хозяйственно экономическая группа судов).

— Ясно, — это Аверин отвечал ему мимоходом, стараясь быстрее выскользнуть из кабинета, но инспектор, поднявшись из-за стола, протянул ему руку:

— Ты должен обязательно успеть на один из них, —  и крепко пожал ладонь Аверина. – Давай, двигай. Счастливо тебе добраться.

— Спасибо, постараюсь, — второпях пробормотал Аверин и выскочил из отдела кадров.

Около Дома Офицеров Флота, который был как раз напротив пароходства, он поймал первое подвернувшееся такси, и поехал к Владу.

Влад в прежней позе сидел у стола, тупо уставясь на ополовиненный пузырь «Варны».

— Неужели у него хватило сил в магаз сгонять? – невольно удивился Аверин.

Увидев «картину маслом», Аверин в торопях поделился с Владом:

— Мне через час на судне надо быть.

— Направление получил, что ли? – невразумительно пробормотал он, переваривая слова Аверина.

— Вот, смотри, — Аверин вытащил из кармана бумажку и потряс ею перед Владом.

— Ну, тогда давай на посошок хоть чуть-чуть пригубим, — соловыми глазами Влад уставился на Аверина.

Аверин знал, что Влад не отстанет от него и просто так не отвяжешься, пока не выпьешь с ним, поэтому, чтобы не тратить лишнего времени на пустые разговоры, разлил остатки вина по стаканам и, всучив один из них Владу, торопливо произнёс:

— Ну, давай, чтобы всё было абгемахт, — и, опрокинув в себя содержимое стакана, подхватил чемодан, который уже был собран со вчерашнего вечера и выбежал из квартиры.

Такси ожидало его у дома.  Закинув чемодан в багажник и устроившись рядом с водителем, Аверин вернуться к Морвокзалу.

Обернулся Аверин быстро, поэтому до отхода рейдового катера пришлось ждать меньше получаса.

Катер подошел по расписанию и, взяв пассажиров, потихоньку «почухал» на рейд.

Обойдя несколько пароходов, он наконец-таки приблизился к «Камчатсклесу».

Аверин заранее вышел на палубу и вынес туда свой вместительный чемодан.

Ткнувшись в борт и, немного подрабатывая винтом на упор, катер остановился у парадного трапа.

Аверин подхватил чемодан, чтобы поставить его на нижнюю площадку трапа, но его тут же грубо оттолкнул какой-то мужик, который сверху пер буром прямо на него.

На вид ему было далеко за тридцать, даже, может быть, и под сорок.

Посмотрев вскользь на Аверина, он только зло рыкнул на него:

— Ты кто, третий что ли?

— Ну, третий. А что? — не ожидавший такого нахальства, непроизвольно ответил Аверин.

— Ну, тогда и е—сь тут, как хочешь! Меня это всё уже достало! – чуть ли не выкрикнул мужик и спрыгнул на палубу рейдового катера.

Ничего не поняв толком, Аверин молча поднял чемодан, и начал подниматься по трапу на главную палубу, где его уже ждали несколько человек.

Один из них, высокий, симпатичный, одетый в чистую отглаженную тропическую форму, аккуратно причесанный, с лицом, каким в кинофильмах изображают положительных героев, вежливо спросил его:

— Вы третий механик?

— Да. Я третий механик, — видя такую официальность, вынужден был ответить Аверин.

Тогда киногерой негромким голосом представился:

— Старший механик, — и, с небольшой паузой, немного наклонив голову, добавил. — Виктор Иванович, — но руки не подал. — Будем знакомы, — так же вежливо ответил он и таким же официальным тоном продолжил. — Проходите, проходите. Вам сейчас третий помощник покажет Вашу каюту. Положите туда свои вещи, переодевайтесь и заходите ко мне с документами. Времени у нас мало. Скоро будет отход.

— Хорошо, — пораженный таким приёмом едва вымолвил Аверин, а старший механик тут же развернулся и, больше не обращая внимания на него, плавно продефилировал к входу в надстройку.

Стоявший рядом с Авериным молодой парень был ростом чуть ниже Аверина. Он сунул ему для знакомства узенькую нежную ладошку:

— Витек! Третий.

— Костя, — Аверин крепко пожал ему руку, но не рассчитал силы рукопожатия и Витек немного сморщился. — Ну, здорово, Витек, — Аверин выпустил нежную ладошку третьего помощника. — Пошли. Показывай каюту, если пошла такая масть, – и, подхватив чемодан, попер его вслед за помощником.

Помощник шел впереди, показывая путь до каюты.

А что тут было показывать? Зайти в надстройку, пройти на правый борт и там третьей каютой слева должна быть и берлога третьего механика. Так оно и оказалось.

Подойдя к каюте, помощник открыл дверь и жестом указал, куда надо пройти и, зайдя следом за Авериным, как бы невзначай, спросил:

— Ну, чё, третий? Ты надолго к нам?

— Да не знаю я, — пожал плечами Аверин и с интересом посмотрел на Витькá. — Меня только сегодня сюда направили, но толком ничего не объяснили. Только немного попугали. А чего это ты меня спрашиваешь?

— Тут третьи механики вообще не держатся. – пояснил Витёк. — Они тут как перчатки меняются. Вот и предыдущий, — он кивнул в сторону двери. — Свалил со скандалом отсюда. Но он увольняется из пароходства и ему – все по барабану, — и, сделав небольшую паузу, Витёк уже пониженным голосом поведал Аверину «страшный секрет». —  Динамки тут никакие. От них механики только дыры получают в диплом. Сейчас пока две еще работают, а одна — вообще не в дугу.

Вот это Аверина уже поразило! Он даже засомневался. Может быть, ему дождаться следующего рейдового катера и сделать ноги отсюда, как и прежний третий?

Но это же какой крик будет в кадрах? Может быть, за это дело его даже выгонят из пароходства! Поэтому, немного подумав, он не рискнул так поступать и, достав документы, поднялся на палубу выше к старшему механику.

Тот сидел за столом, важно рассматривая какую-то бумагу, якобы изучая её.

Он, по всей видимости, слышал шаги Аверина, когда тот поднимался по трапу и поэтому так приготовился к его приходу.

Аверин, невзирая на его штучки, связанные с занятостью, постучал об косяк открытой двери:

— Можно? — и, не дождавшись приглашения, прошел к столу. — Здравствуйте! — для начала разговора бодро начал он, протягивая старшему механику пачку своих документов.

— Здравствуйте еще раз, — важно процедил стармех, протягивая руку за документами. — Давайте-ка для начала посмотрим Ваши документы. Кого это отдел кадров прислал нам на этот раз? — он взял пачку документов и медленно принялся ее рассматривать.

— А аттестационная книжка где? – в недоумении поднял глаза на Аверина стармех.

— Наверное, в рабочем дипломе, — указал Аверин пальцем на свой рабочий диплом и, развернув его, вынул оттуда книжку. — Да, вот же она, — облегчённо вздохнул он и передал её стармеху.

— Так-так. Значит, ВМП вы уже прошли? – так же, не меняя тона, полувопросительно произнес его новый начальник, также не глядя в сторону Аверина.

— Да, прошел, — подтвердил его догадку Аверин:

— Наставники что сказали? – стармех изучающе посмотрел на него.

— Наставники хорошего мнения обо мне, потому что я работал на «Чите» и «Зеялесе» и получил там хорошие рекомендации. А в остальном сказали, что Вы ознакомите меня со всем сами.

— Ну ладно, это хоть что-то будет, — как бы размышляя о чем-то своем, медленно продолжил стармех. — Посмотрим, чему Вас там научили в ваших Вышках. Вот тогда и будем рассуждать, что же с Вами делать в дальнейшем.

— Что делать дальше? – удивился такой постановке вопроса Аверин. — Не знаю. Работать будем, а там видно всё будет. Тем более, что уже почти шестнадцать, и мне пора бы и на вахту заступать. У вас, я так думаю, механика на вахту еще нет? – он вопросительно взглянул на важного стармеха. — Может я лучше в машину пойду?

— Можно, можно, — поморщился стармех от наглости нового третьего механика. — Моторист у Вас на вахте будет очень опытный. Он все знает по Вашему хозяйству. А в семнадцать часов, когда подготовите машину, позвоните мне и я спущусь туда на отход.

Что оставалось делать? Раз начальник сказал, значит надо подчиняться и работать и Аверин, спустившись к себе в каюту, раскрыл чемодан, достал робу, переоделся и вышел из каюты.

Рассказ «Камчатсклес» полностью опубликован в книге «Нельсон»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.