За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Ласьков Ю. Ангола и прочие служебные надобности. Вот и попарились

Правдивые военно-морские истории от соучастника

Прошло уже много лет, но до сих пор  вспоминается,  как наши специалисты в экстремальных тропических условиях выполняли свой долг по поддержанию радиотехнического вооружения  (РТВ)  кораблей и катеров  ВМФ Анголы в боевой готовности. Да и не только их.

Особенно доставалось нашим советникам и специалистам,  — корабельным  механикам.  Выполнение работ в машинном отделении при повышенной температуре  и  влажности требовало хорошей физической выносливости, а главное, — терпения.  Представьте себя работающим в парной бане  при температуре градусов сорок,   и  картина будет полная.

Из собственного опыта помню, в каких условиях приходилось ремонтировать радиотехническое вооружение кораблей, правда в боевых  постах  баня была чуть-чуть  прохладней, чем в машинном отделении.

Большой проблемой в поддержании боевой готовности  вооружения кораблей и катеров  ВМФ Анголы,  было неимоверное количество на них крыс, — существ голодных и  весьма прожорливых. Причем в Анголе был особый подвид крыс, — черненьких с большими ушами. Крысы грызли  изоляцию проводов всех радиотехнических средств с особым аппетитом, что, наверно, было для них очень вкусно. Это приводило к постоянному выходу из строя техники и требовало больших усилий для ее восстановления.

Решило как-то командование ВМФ Анголы с подачи  наших главных советников провести показательную стрельбу артиллерийским вооружением основным способом, то есть управлением от радиолокационных средств РЛС  МР-104  «Рысь».  Предстояло полностью восстановить одну из них, настроить до полной готовности.   После ввода в строй РЛС следовало провести тренировки с подсоветными  ангольцами для отработки навыков  по выполнению боевого упражнения, то есть  артиллерийской стрельбы  по надводной цели.

В одиночку сию задачу осилить невозможно,  и поэтому помогать мне стал Володя Овсянников из батальона берегового наблюдения — хороший специалист в области электроники,  за что ему большое спасибо.

На первом этане мы выбрали  ракетный катер с РЛС, где не все так было плохо, то есть в смысле — съедено.

Чтобы в нашей работе был хоть какой-то смысл, подготовили чертежи защитных кожухов для предотвращения проникновения  голодных   грызунов во внутриприборные пространства станции.  Поставили задачу своим  подсоветным  ангольцам — специалистам РТС по установке защиты на все приборы РЛС.

Для восстановления монтажа  поврежденных частей, все съемные блоки  из РЛС изъяли и перенесли в ремонтную мастерскую, обыкновенную комнату в строении на берегу,  со столами  оборудованными розетками электропитания для подключения паяльников.

Монтажные схемы блоков РЛС и монтажные провода были в достаточном количестве, что позволило нам  без затруднений восстановить весь электрический монтаж  этих самых скушанных блоков.  К этому времени были изготовлены и установлены на все приборы защитные металлические сетки и кожуха.

Началась основная часть всей нашей работы  по приведению станции в боевое положение. Мы установили восстановленные блоки  на свои места  в приборы станции, еще раз проверили крепление всех выдвижных блоков и приступили к ее настройке и регулировке.

Теперь и  мы  с  Володей   прочувствовали все прелести  «русской парной». При включенной станции воздух нагревался еще больше и, учитывая большую влажность, с нас просто лилось в «три ручья». В этих условиях с особой осторожностью  при большой стесненности боевого поста ракетного катера, приходилось внимательно соблюдать меры электробезопасности. Интернациональный долг дело хорошее, но жить тоже хочется.

Приемо-передающее и индикаторные устройства мы с Володей настроили и отрегулировали без больших трудностей, имеющиеся инструкции по эксплуатации позволяли сделать это в полной мере.  Этого не скажешь о настройке и регулировки счетно-решающей части (СРЧ). Вот тут нам пришлось попотеть в самом прямом смысле этого слова.

Используя  рекомендации  инструкции по эксплуатации по настройке СРЧ РЛС МР-104, мы скоро убедились на собственном опыте, что так мы  ее  не настроим никогда. Теперь мне стало понятно, почему все заводские бригады нашей промышленности при  настройке станций на наших кораблях и катерах всегда используют какие-то личные пометки и записи. Наши эксплутационные инструкции далеко не всегда позволяют провести регулировочные работы качественно. Вероятно при их написании, апробация на изделиях не проводилась.

Мы с моим напарником,  пойдя практическим путем и методом проб и ошибок, наконец-то приблизились к конечной цели. Приближались мы  к ней  целый месяц,  все рабочие дни, проводя в условиях некой тропической  русской бани.

СРЧ при контрольных замерах,  наконец-то, стала показывать ошибки решения задач в допустимых инструкцией пределах. Мы достигли конечной цели. Материальная часть была готова к выполнению практической стрельбы. Еще полмесяца у нас ушло на отработку слаженности действий ангольского расчета при выполнении практической стрельбы.

Вот и подошел день «Х». С вечера мы еще раз проверили работоспособность станции, герметичность закрытия всех крышек и  панелей, всех блоков станции, для исключения попадания в нее крыс. Мы только не выставили вахту у поста на ночь, а это надо было сделать.

Придя утром, перед выходом в море мы обнаружили, что блоки выдвинуты и крышки открыты. Крысы замечательно поработали ночью, оставив массовые следы  своего набега в виде помета и  обгрызенных, перекушенных проводов. Вся наша работа  с Володей  пошла впустую. Выход в море на стрельбу отменили.

Не могу сказать точно,  может быть  ангольцам  расхотелось идти в море,  может быть вмешалась УНИТА и это ее происки,  может быть была простая расхлябанность расчета РЛС, но радиолокационная станция управления снова была выведена из строя.

Больше мы с Володей Овсянниковым  не пытались повторять этот подвиг из-за элементарного отсутствия времени. Володе надо было заниматься своими радиотехническими постами берегового наблюдения, а меня ждал  оперативный ремонт других РЛС ангольских кораблей и катеров. Да,  и повторную задачу нам  наше руководство больше не ставило, — было достаточно и других проблем.

Действительно мыши и крысы являются грозными противниками военного оборудования и техники.

Пауль Карель — немецкий историк пишет о роли русских мышей в Сталинградской битве в романе- исследовании «Гитлер идет на восток». В книге он напрямую утверждает, что  одной из основных причин, обеспечивших сталинградскую катастрофу были русские мыши. Танковая дивизия немцев, готовая прорвать окружение по замыслу Гитлера под Сталинградом, не смогла сдвинуться с места из-за того, что вся проводка танков оказалась выеденной мышами. Вот что пишет об этом происшествии Пауль Карель, искренне считавшей, что победой под Сталинградом русские обязаны простой степной мыши:

Когда прибыл неожиданный срочный приказ и танки пришлось поспешно выводить из окопов, удалось завести моторы только 39 из 104 машин, да и то с трудом. На марше вышли из строя еще 34: у них глохли двигатели, а у многих не поворачивались башни. Короче говоря, испортилось электрооборудование.

Что же произошло? Ответ сногсшибательно прост. Мыши, которые завелись в соломе, прикрывавшей покоившиеся в окопах танки, пробрались внутрь их в поисках пищи и съели резиновую изоляцию проводов. В результате перестала работать электрика — отказало зажигание, стало невозможно изменять углы горизонтальной и вертикальной наводки башенных орудий. Несколько танков даже загорелось из-за коротких замыканий и искр. А поскольку беда никогда не приходит одна, едва часть отправилась в путь, резко упала температура, а у танкового полка не оказалось специальных траков для ведения боевых действий зимой. Траки просто потерялись где-то на длинном пути к Дону.

В результате танки бросало на дороге из стороны в сторону, они скользили и продвигались крайне медленно. 204-ю танковую ремонтную роту в поход из-за нехватки горючего не взяли, что означало невозможность произвести никакой крупный ремонт на марше.

Вместо 104 танков, записанных в документах группы армий за 22-й танковой, дивизия вышла на исходные позиции в районе боевых действий 48-го танкового корпуса, имея 31 боевую бронированную машину. Позднее подтянулось еще 11.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme