Кулинченко В. Забытая кругосветка

  В истории Российского флота есть немало примеров кругосветных плаваний, немало имён на карте принадлежат русским путешественникам и мореплавателям. Можно сказать одно, что русские не новички в мировом океане. Но сегодня, когда от восторженных молодых журналистов слышишь восхищённое «впервые», возникает чувство неловкости. Хочется им сказать: «Ребята, лучше изучайте историю своей страны!». Конечно, за молодыми будущее, но ведь и то, правда, что «без прошлого нет настоящего, нет будущего!». И не надо игнорировать мнения людей старшего поколения – они знают всё, что знают молодые, но у них есть ещё жизненный опыт и мудрость, есть возможность сравнения, чего лишены молодые.

Сегодня молодые удивляются тем кораблям, которые строились ещё в советские времена. И мало уже кто помнит, что всего 30-40 лет назад СССР имел мощный современный флот, который фактически присутствовал во всех точках мирового океана. И те корабли, которые сегодня в большинстве уже списаны на металлолом, не только обеспечили паритет в «холодной войне», но и приносили славу Отечеству, действительно, многое, совершая «впервые». Так почему об этом мы должны забывать сегодня?

В суровую полярную ночь, мороз -36 градусов, лёд 100 мм. 43 года назад командир отряда приказал отдать швартовы и 1 февраля 1966 года из Кольского залива вышли две атомные субмарины. Советским подводникам предстояло пройти в районах, где не бывало русских кораблей. Плавание группы подводных лодок, практически весь путь от Кольского полуострова до полуострова Камчатка проделан под водой, не идёт ни в какое сравнение с плаванием одиночного корабля. Потеряться в океане даже надводным кораблям – это не вопрос, а под водой чего проще. Но группа наших подводных лодок шла по намеченному маршруту, не теряя друг друга. Больше того, во время плавания под водой выполняли учебное маневрирование и решали предусмотренные планом учебные и исследовательские задачи. Годом ранее атомная подводная лодка ВМС США «Тритон» совершила кругосветное подводное плавание в сопровождении кораблей обеспечения, которые оказывали лодке помощь. Паритет в «холодной войне» нужно было подтверждать. Мы приняли вызов. Наши лодки шли без надводного обеспечения. Вот почему поход наших двух атомоходов имел такое большое значение.

Сорок тысяч километров под водой без всплытия отряд преодолевал резкие контрасты климатической и гидрологической обстановки. Лодки шли и в холодных, и в тёплых, даже жарких, водах, через океанские просторы с большими глубинами и проходили проливы с малыми глубинами. Личный состав лодок, большинство срочной службы, умело управлял техникой, отлично справлялся с трудностями. Стоит ли говорить, насколько высокой была духовная стойкость тех военных моряков!

Всё оборудование, приборы, вооружение действовало безотказно и с исключительной точностью. Поход показал с убедительной наглядностью высокие эксплутационные и боевые качества наших атомных подводных кораблей, созданных советскими учёными, конструкторами и рабочими. И всю эту технику к походу готовил тот личный состав, который повёл лодки в поход. К большому сожалению, сегодня мы теряем этот уникальный опыт. Обычное сравнение подводных лодок США и СССР шло не в пользу последних, но по надёжности наши были лучше. Конечно, наша электроника отставала, но главное всё-таки – это дух личного состава.

Сразу после погружения жизнь на подводной лодке входит в особый походный ритм. Весь экипаж разбивается на смены, и только вне смен остаются командир, шифровальщик («шаман» в морском просторечии – В.К.) и доктор. Первую неделю только вахта и отдых. Нужно отойти от береговой, нервозной    подготовки. Знаю по личному опыту.  Как тогда, так и сегодня, личный состав корабля должен всё с боя добывать в тылу, потому что всегда Флот был (да, наверное, и будет) для Тыла, а не наоборот, как предписано всеми наставлениями.

Есть разные пути совершать кругосветные плавания. Один путь – подо льдами Арктики, который к тому времени уже основательно был освоен нашими подводниками. Поэтому был выбран другой путь – вокруг Южной Америки, среди айсбергов и ледяных полей Антарктики, через пролив Дрейка….

Подводный отряд возглавил контр-адмирал А.И. Сорокин, опытный подводник. Плавание продолжалось немногим более полутора месяцев. Современная атомная подводная лодка – самый грозный боевой корабль, вооружённый ракетами и торпедами, способными нести ядерный заряд. Дальность плавания их практически не ограничена. Атомные энергетические установки кораблей позволяют развивать высокую скорость хода и сохранять её в течение сколь угодно длительного времени. Мощность атомной силовой установки только одной подводной лодки такова, что она смогла бы обеспечить электроэнергией многие промышленные предприятия и население большого города.

Конечно, техника шагнула далеко вперёд, и продолжает развиваться. Но стоит задаться вопросом – Кто её создаёт и кто ею управляет? Конечно люди! Поэтому ниже хочу остановиться на тех людях, которые делали тот поход, основываясь на личных воспоминаниях и помощи непосредственного участника того похода, члена экипажа ПЛАРК  «К – 116» (атомная подводная лодка с крылатыми ракетами) Квачко Валерия Григорьевича.

Старшина 1 статьи Квачко В.Г. в 1966 году.

         История и традиции любого корабля, в том числе и подводного, начинаются с формирования экипажа. Корабль ещё на стапелях, а его экипаж начинает сплачиваться в единую команду. И первым здесь является командир. От его решения включить в состав экипажа того или иного офицера, старшину, матроса зависит, каким будет экипаж в последующем, какие традиции будут заложены для конкретного корабля. Надводники (офицеры надводных кораблей) думают, что сколачивать коллектив на подводной лодке легче, мол, там сам корпус лодки объединяет в единое целое. Но это дилетантское суждение.  Сам корпус не создаёт коллектив. Он един для  всех – это правда. Но ведь сплочённость может быть тогда, когда одни мысли, одни убеждения, одни идеалы и устремления. А это непрерывная и упорная работа не только командира, но и каждого офицера подводного корабля.

В этом отношении АПЛ «К – 116» не была исключением. До назначения командиром новостроящейся «К – 116» капитан 2 ранга Виноградов Вячеслав Тимофеевич уже шесть лет командовал дизель-электрическими подводными лодками и имел богатый командирский опыт. Под его руководством сформировался отличный экипаж, которому и была поручена ответственная задача кругосветного плавания в составе тактической группы.

         Командир АПЛ «К – 116» в отсеке подводной лодки на экваторе в 1966 году.

         ПЛАРК «К -116» после такого длительного плавания, на завершающем этапе похода, выполнила практическую ракетную стрельбу крылатой ракетой «П – 6», подтвердив надёжность нашего оружия. В апреле 1966 года АПЛ «К -116» была удостоена гвардейского звания, а в мае того же года Вячеславу Виноградову было присвоено звание Героя Советского Союза.

От командира на подводной лодке зависит многое, но не всё. Без сплочённого экипажа единомышленников и командир бессилен решать все поставленные задачи.

И, пожалуй, первым в списке коллектива стоит командир БЧ – 5 (старший инженер-механик лодки, или попросту «дед»). Это именно он со своим личным составом заставляет реактор делать пар и крутить турбины, а отсюда всему «железу» выполнять волю человека. Станислав Павлович Самсонов был тем магом, который обладал особой интуицией и чувствовал корабль кожей. За 53 дня, что длился поход, подлодка только один раз всплывала на поверхность для устранения неисправности. Станислав Самсонов по праву вслед за командиром стал Героем Советского Союза.

Быть старшим инженер — механиком  на корабле дело не простое. На подводной лодке – вдвойне непростое. На атомоходе – и того сложнее. Принципиально новые корабли потребовали в первую голову от инженер – механиков совершенно новых навыков, новых взглядов на эксплуатацию новых кораблей. Одно сказать: ядерный реактор чудо века – лишь часть энергетической установки, за которую несёт ответственность командир БЧ – 5. На лодке масса других механизмов, за которые отвечает механик. И Самсонов всегда был на высоте этой ответственности.

Заслуга Станислава Самсонова ещё и в том, что со своими опытными командирами дивизионов сумел объединить офицеров  инженеров боевой части, а их большинство на лодке, в основном молодых лейтенантов в монолитный коллектив, и рассмотреть в молодых матросах срочной службы (в основном по второму году службы – В.К.) будущих «Магелланов». Всех не перечислить. Это, например, старшие инженер – лейтенанты Лев Миронов, Борис Тютяев – достигшие определённых успехов в воинской службе; старшие матросы Валерий Квачко, Юрий Колесов – будущие инженеры энергетики в гражданской жизни. У многих офицеров и матросов судьба сложилась достойно, и они вспоминают свою «К – 116», как добротную жизненную школу.

В походе работают все, но больше всех  офицеры и матросы БЧ -5 (механики), потому что корабль должен жить и двигаться. На атомной подводной лодке, пожалуй, больше всех «достаётся» турбинистам, которые, обливаясь потом, сменяют друг друга через каждые четыре часа, иногда им приходится уменьшать время вахты. А вот, на страницы прессы они почти не попадают. Профессия тяжёлая, но не героическая… Поэтому хочется вспомнить некоторых срочников например, старших матросов (Как говорят на флоте: «Главный на флоте – это старший матрос!» — В.К.) Колесова Ю.С., Смолевича М.П., Квачко В.Г., матроса Муравьева В.П.

Вот как об этом походе вспоминает Квачко Валерий Григорьевич, тогда электрик «К – 116»: «… Хотелось посмотреть со стороны, как в толще океанской воды со скоростью железнодорожных экспрессов мчат атомоходы! Но мы в прочном корпусе даже скорости не ощущаем. Иногда только по температуре забортной воды догадываемся, где идём…

Это было как обыкновенное подводное плавание – подводники работали и учились, занимали по тревоге свои боевые посты…, но груз ответственности был у всех на плечах!».

На подводной лодке нет лишних людей. Даже люди, направленные на лодку в качестве пассажиров, должны быть включены в определённые расписания. Вот как об этом вспоминает специальный корреспондент газеты «Красная Звезда» капитан 2 ранга Г. Савичев, направленный на борт «К – 116» для освещения похода: «Отныне вместе со всем экипажем я должен по сигналам боевых и аварийных тревог занимать своё место в отсеке, жить теми же будничными заботами, волнениями и хлопотами, которыми живут офицеры, старшины и матросы подводного атомохода».

Да, на подводной лодке каждый человек при деле. Но в длительном походе не всё время каждый занят непосредственно своим делом. Есть время и на отдых. Вот тогда и приходят всякие мысли, когда хочется поднять голову и посмотреть на небо. А его нет – только подволок отсека. Что делается наверху? Только командир знает об этом, только он один соединён через перископ с внешним миром в короткие под всплытия на сеансы связи. А все остальные более 120 человек уже не люди. По «боевой тревоге»  все живые прибавки к приборам, бесчисленное количество которых на лодке. И понимаешь, что ты не на поверхности океана, а в его толще. А океан всегда  океан, он может быть другом, а может и врагом.

И входит в сознание, что в условиях такого похода, считай автономное плавание вокруг «шарика», большую, если не самую главную роль, играет не комфорт, его наличием не особенно отличаются и атомные подлодки, а психологический фактор, душевная стойкость, убеждённость в нужности и полезности того дела, которое делает экипаж и каждый его член.

В такие часы на первый план выступают активисты, непосредственно из рядовых членов экипажа, как говорили командиры «лидеры в матросских воротничках». Одним из них был секретарь комсомольской организации подводной лодки старшина 2 статьи Валерий Квачко. Не одно мероприятие на корабле не проходило без его участия: выпуск стенгазеты, организация оркестра, подготовка экваториальных шуток – везде В.Квачко. Ведь, большой поход – это не только вахты, но и повседневная жизнь. А в море человек, как на ладоне – его со всех сторон видно. Океан куёт характеры, поэтому и на «гражданке» Валерий не потерялся.

Можно бесконечно долго рассказывать о каждом члене экипажа ПЛАРК «К – 116», и это займёт не одну страницу, но надо сказать сразу о всех.

Атомный подводный флот уже не молод, за плечами более полувека. Моряки советских атомоходов вписали не одну яркую страницу в боевую летопись Российского ВМФ. И одна из них первая подводная групповая  кругосветка в начале 1966 года.

Моряки подводники понимали, какое доверие оказано им и какая ответственность возложена на них. Им предстояло пройти неизведанными путями огромное расстояние в глубинах трёх океанов и многих морей, несколько раз пересечь экватор. Надо было освоить, «обжить» загадочный подводный мир, испытать сложные механизмы и установки в различных климатических условиях, обобщить многочисленные наблюдения за гидрологической обстановкой Мирового океана. И самое главное, с военной точки зрения – отработать взаимодействие, связь, управление и тактические приёмы в группе лодок.  (Вторая лодка — АПЛ «К -133», проекта 627. Про неё написано много, а вот «К – 116» осталась в тени. – В.К.). Командиры и экипажи с поставленными задачами справились достойно, о чём свидетельствуют и высокие правительственные награды всем членам экипажей.

    Группа подводников с атомных подводных лодок «К -116» и «К -133», награждённых

    орденами и медалями 27 июля 1966 года у памятника подводной лодки «Л–16»

                          («Л-16» погибла  11 ноября 1942 года при переходе с ТОФ на СФ).

         Время раскидало подводников с гвардейского атомохода кого куда, ещё тогда когда они служили в одной стране. А потом…, и по разным странам. Сегодня многих уже нет в живых. Но то, что они сделали, вписано не только в историю ВМФ, но и страны. Память об этом должна жить!

ВАДИМ   ТИМОФЕЕВИЧ КУЛИНЧЕНКО капитан 1 ранга в отставке, ветеран-подводник.

Адрес: 143920 Московская область пос. КУПАВНА ул.   Нахимова д.8 кв.42

Тел. 527 5586

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.