Козлов А. За два часа до Нового года

В канун нового года наш корабль находился в “точке” якорной стоянки в двенадцати милях от иностранного берега. Обычное дежурство в длительном средиземноморском походе.

И вдруг старший на борту начальник штаба бригады капитан 2 ранга Теплый замечает плавающий в трех кабельтовых от корабля какой-то зеленый предмет.  “Мина! Вражеский буй!.. Тревога!.. Шлюпку на воду!..” — команды раздавались, как пулеметные очереди. Окончательно запутав ими всех и вся, Теплый сам кинулся руководить спуском плавсредства на воду. Может быть именно поэтому шлюпку спускали ровно сорок минут.   Это был полный беспредел.   Начштаба по ходу операции успел объявить семь выговоров, четыре “строгача” и одно НСС (неполное служебное соответствие) — это персонально старпому.

Наконец шлюпку спустили. Гребцы мощно взмахнули веслами…   Зеленым предметом оказалась … мертвая птичка неизвестной породы и неизвестно откуда тут взявшаяся. Возможно ее принесло сюда от берега течением.

Птичку немедленно доставили начштаба. Теплый, построив экипаж, долго говорил о недремлющем супостате, о необходимости ежеминутно проявлять бдительность, о нормативах спуска плавсредств… Но тут его взгляд наткнулся на злополучную птичку, которую зачем-то держал в руке командир катера.

Начштаба моментально забыл, о чем говорил до этого, и строго произнес, обращаясь к экипажу шлюпки: “Вы… вы… Изуверы! Если бы вы спустили шлюпку раньше, эта птичка, возможно, была бы сейчас жива. Она летела к нам с чуждого ей берега, но ей не хватило сил. А вы… А мы, российские моряки, не смогли оказать ей помощь…”

Он неожиданно замолк, видимо, пытаясь вспомнить тему предыдущего выступления. Так и не вспомнив, махнул рукой и стал подниматься на мостик.

—     А что с птичкой делать? — простодушно крикнул ему вослед старпом.

—     Похоронить… По флотским ритуалам… — бросил решительно начштаба.

  Птичку хоронили с бака те самые двенадцать наказанных моряков. Старпом – главный пострадавший — скомандовал:

—     Птичку —  схоронить!

По этой команде боцман, отделавшийся всего-навсего выговором, взял несчастную животинку за лапки и выбросил за борт.

Птичку почтили минутой молчания. И еще пятиминутным перекуром. До наступления Нового года оставалось два часа…

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Долбозвездизм на флоте вечен. Примем его, как данность — будет легче существовать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.