Трофимов Н. Тишина

Коридоры военного корабля liveinternet.ru

До сих пор не переношу тишины. Тишина – это  значит, что корабль обесточился. И тогда вдруг ясно слышишь, как цокают коготки крысиных лапок по подволоку – крысы точно знают, что тишины на корабле быть не должно.  Должны гудеть разными голосами двигатели из близ расположенных вентиляторных отделений, должны вносить в гул свою лепту трансформаторы освещения, где-то должен всхлипывать фекальник, басовито работать пожарные насосы, водоотлив и т.д., и т.п. И если вдруг этот шумовой фон пропадает, то весь экипаж мгновенно просыпается без голоколов громкого боя и без команд по линиям корабельной трансляции, тишину разгоняет скрип корабельных коек, с которых спрыгивают матросы, старшины, мичманы и офицеры, и даже адмиралы (если тем случится в этот момент быть на борту). Затем слышится топот «прогаров» по линолеуму палуб – это бегут вахтенные и подвахтенные к дежурным средствам, начинают диким лязгом хлопать тяжёлые водонепроницаемые двери между отсеками, подниматься и ставиться на упоры люки, после чего сыпется «горох» – это сотни ног начинают тарабанить по балясинам трапов, в офицерском и мичманском коридорах прерывистой пулемётной очередью щелкают каютные двери, в неясном свете аварийного освещения мечутся тени разбегающихся по постам моряков, разрезают тьму лучи переносных аварийных фонарей – и корабль, ещё несколько секунд назад  внезапно заснувший, впавший в кому, начинает оживать!

Опережая свой собственный визг летит в ПЭЖ командир БЧ-5, раздавая по пути ЦУ комдиву живучести, комдиву движения, командиру ТМГ и трюмному, вспугнытыми бакланами исчезают от греха подальше старшины команд и командиры отделений маслопупой братии (механику в такой ситуации попадаться под руку нежелательно), и, конечно же, над всем этим летит по отсекам старпомовский вопль: «Механик, что за ху@ня?!!!» 

На постах вырываются из креплений массивные, с резиновыми подушками на динамике и на микрофоне, трубки аварийных телефонов, крутятся ручки динамо-машинок вызова, щелкают переключатели коммутации, летят доклады – по местам … — по местам… по местам… — Есть! – Есть! – Есть!

На ГКП в застёгнутой кремовой рубашке с висящим на заколке галстуком появляется командир и устало-язвительно интересуется у старпома: «Старпом, вы что, с пятым меня в гроб загнать хотите?»

А старпом, на плечах которого только всего лишь капитан-лейтенантские звёздочки, начинает орать по телефону в ПЭЖ на старого мудрого командира БЧ-5 в звании капитана 2-го ранга: «Вы что там, в ПЭЖэ, уху@ли? Когда запустите турбогенератор? Маму Вашу так и бабушку тоже!!!»

Где-то внизу, под палубами вдруг зашипит воздух высокого давления, что-то глубоко вздохнёт, защелкает и сквозь этот шум вдруг начнёт доноситься сначала тоненький, а потом всё более внушительный свист раскручивающегося на высокие обороты турбогенератора.

Вот тогда жаба, которая каким-то образом забралась под тельняшку, майку, голландку, рубашку, канадку и схватила за сердце каждого на борту, начинает разжимать свои лапы и с первыми щелчками автоматов в электрощитах бесследно исчезает…

«Кормовая электростанция, принять нагрузку! – Есть!»

Гаснут лампы аварийного освещения, взвывает вентиляция, моргают люминесцентные лампы, разгораясь до рабочего состояния – и корабль опять окутывает приятный шум, который в повседневной жизни не замечаешь и который, как раз-таки, и кажется нормальной корабельной ТИШИНОЙ…

И можно ещё придавить на массу, прослушать шумы крабов, ползающих по дну Кольского залива или скрип от вращения земной оси (полюс-то совсем рядом!) —  до подъёма старшинского состава остаётся еще минут тридцать…

Внутренние помещения военного корабля sell-off.livejournal.com

3 комментария

Оставить комментарий
  1. Слишком ужасные впечатления у автора.
    Такие бывают только у отдельных офицеров, призванных на на 3-х годичную службу после окончания гражданских институтов.

    1. Вы не правы. Первыми на тишину реагируют командир и механик. «Партизаны» это даже не замечают. Им что шумит, что не шумит. Истинную тишину знают только те, кто наиболее ответственен за корабль. Я знал, что если тишина, то у меня вырубились радиопередатчики и потеряны все связи. Надо ждать их прогрева при подаче питания 5 минут и от 10 до 20 минут на установление связи, иногда и больше (в зависимости от обстановки, умений и навыков дежурной службы связи и условий распространения радиоволн). Это задержки информации свыше установленных сроков, что карается на флотах весьма серьёзно. Это для эртэсовцев, ракетчиков и минёров отключению дежурных средств обороны и наблюдения. Для штурманов тоже время прогрева их комплексов навигации, рулевых устройств (особенно чревато при плавании вблизи берегов, при прохождении узкостей, швартовке и постановке на якоря и бочки), при плавании в условиях шторма, для снабженцев — это отключение плит при приготовлении пищи. Ну может на химиков и политработников на надводных кораблях — это не влияет. Для остальных — это ЧП соизмеримое с аварией корабля или временной потерей боеспособности

  2. Никита Трофимов

    Никаких ужасов, Александр Владимирович, — просто обыденная ситуация. Страшного ничего нет. Просто старался изложить собственные чувства в этой ситуации. А обесточивание — это, согласитесь, всегда неприятно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *