Баншац Б. Корабельная династия

Имя  корабля  вызывает  в  моряке  чувство,  о котором  коротко  не  скажешь,  потому,  что  оно очень тонко  в  своих   проявлениях,  скромно  и  не крикливо. Оно  идет  из  самого  сердца,  из  самых  глубин  прекрасной  мужественной  морской  души. Леонид  СОБОЛЕВ

«Корабли – как  и  люди,   они  тоже  нуждаются  в славе,  в  уважении  и  бессмертии…  Вечная  им  память». Валентин  ПИКУЛЬ

27 июня 1915 года на  Адмиралтейской  верфи  Санкт — Петербурга  был  спущен  на  воду  64-пушечный  линейный  корабль  «МОСКВА»,  положивший  начало  старейшей  в  нашей  стране  корабельной  династии.  Линейные  корабли  и  крейсеры,  галеры  и  сухогрузы,  танкеры  и  ледоколы,  прогулочные  катера  и  буксиры,  пассажирские  и  рыболовецкие  суда   уже  триста  лет  носят  на  борту  имя  первопрестольной  столицы  России.

По  разному  сложилась  их  судьба:  одни  погибли  в  бою,  другие  утонули  в  результате  кораблекрушения,  третьи  десятки  лет  ходили  по  морям  и  рекам,  четвертые  так  и  не  сошли  со  стапелей…

О  некоторых  из  них  написано  довольно  много,  судьба  других  ограничена  лишь  несколькими   строчками  в  ведомственных  справочниках,  о  третьих  известно  и  того  меньше:  построен,  входил  в  состав,  участвовал.  Не  у  всех  кораблей  сохранились  описания,  рисунки,  фотографии.  

В  то  же  время  в  различных  архивах  порой  находятся  рисунки  и  фотографии  судов,  носивших  имя  «МОСКВА»,  о  которых  не  имеется   никаких  данных.  Это  имя  носили  и   суда,  ходившие  под  иностранными  флагами.  Неоднократные  переименования   и  переоборудование   некоторых  судов,   смена  флагов  и  портов  приписки,  особенно  в  последние  тридцать  лет,  расхождения  в  различных  книгах  по  истории  флота, затрудняют  идентификацию  и  установление  их  судеб. В  судьбе  их  были  подвиги  и  трагедии,  географические  открытия  и  повседневные  трудовые  будни,  но  все  они  вписали  свою  страницу  в  историю  судостроения  и государства.

ЭПОХА  ВЕСЕЛ  И  ПАРУСА

16  июля  1696 г.    после  полуторамесячной  блокады  крепости  и  города  Азов  галерами  Петра I  турки  сдали  крепость  и  русский  флот  получил выход  в  Азовское  море.  

На  примере  этой  победы  Петр I  окончательно  убедился  в  необходимости  создания  регулярного  военно – морского  флота.  По  его  настоянию  Боярская  дума  20  октября  1696  года  приняла  решение:  «Морским  судам  быть».

В  течении  четверти  века  Россия  создала  мощный  военно – морской  флот,  сделавший  её  сильнейшей  державой  в  районе  Балтийского  моря.

7  февраля   1712  года   Петр I  приказал  заложить  на  Адмиралтейской  верфи  пять  линейных  кораблей,  как  только  в  Петербург  будут  подвезены  лесоматериалы  из – под  Казани,  из  Новгородского  и  Старорусского  уездов.  В  июне  того  же  года,  отвечая  на  вопросы  Ф.М.  АПРАКСИНА,  кому  строить  указанные  корабли,  Петр I  написал  такую  резолюцию:  «Броуну – один,  Козенцу  и  Склярову – по  два,  а  Наю,  когда  бригантин  отделает,  заложить   два  фрегата  по  чертежу.»

Предписанные  корабли  заложили  в  Петербурге  в  1712  году:  29  июня  Броун – «Шлиссельбург»,  20  июля  и  18  августа  Ф.М. Скляев – «Нарву» и  «Ревель»,  30  октября  Р. Козенц  — «Москву»  и  «Ингерманланд». (1)
  В  1715 г.  Российский  флот  пополнился  двумя  линейными  кораблями:  на  воды  Невы  сошли  однотипные  «Ингерманланд»  — 1  мая  и  «Москва» — 27  июня.  (2)

ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ «ИНГЕРМАНЛАНД»

Корабли  были  построены  по  проекту,  разработанному  Петром I  для  линейного  корабля  «Ингерманланд», который считал его «наипаче удачным». В  нем  были  использованы  все  новейшие  технические  достижения  тех  лет.  Корабль  отличался  значительной  огневой  мощью,  прекрасной  мореходностью,  прочностью  и  пропорциональностью  корпуса,  хорошей  остойчивостью,  малым  дрейфом,  соразмерностью  рангоута  и  такелажа.  Корпус  корабля  был  образован  «дугами  круговых  линий», т. е.  шпангоутами, придававшими  ему  красивую  форму.  Разность между  водоизмещением  носовой  и  кормовой  частей  способствовала  активному  воздействию  на  руль, благодаря  чему  корабль  имел  отличную  поворотливость,  а  форма  носовой  части – «хорошему  восхождению  на   валы.»

ЦАРЬ ПЕТР ЗА РАБОТОЙ. Гравюра М.КЛОДТА

Ричард  Козенц  внес  много  новшеств  в  технологию  постройки  этих  кораблей,  в  частности,  шпации  от  киля  до  футоксов  «забирались  штуками  дерева»,  что  значительно  увеличивало  прочность  корпуса.  Он  же  впервые  в  отечественной  практике  усовершенствовал  систему  парусности  линкора,  добавив  к  его  парусному  вооружению  фор —  и  грот – брамсели.  (3)

К  середине  1716 г.  Корабельный  флот  России  состоял  из  27  кораблей,  3  фрегатов,  пинка,  2  бомбардирских  судов.  Общее  число  корабельных  экипажей  составляло  10 185  человек,  число  орудий —  1436.  Авангардией  флота  командовал  сам  Петр I  (под  именем  вице  адмирала  Петра  Михайлова),  держа  флаг  на  «Ингерманланде»,  кордебаталией – генерал – адмирал  Апраксин  (флаг  на  «Москве»). 

О  совершенстве  русских  кораблей  свидетельствует  ряд  исторических  документов.  В  частности,  Петр I  после  осмотра  закупленных  заграницей  кораблей  в  письме  Ф.М.Ап-раксину  писал:  «Смотрел  покупные  корабли,  которые  нашел  подлинно  достойными  звания  приемышей,  ибо  подлинно  столь  отстоят  они  от  наших  кораблей,  как  отцу  приемыши  от  родного  сына,  ибо  гораздо  малы  перед  нашими,  хотя  пушек  столько  же   числом,  да  не  таких,  и  не  такие  простором,  а  паче  всего  французские  и  английские  зело  тупы  на  парусах.»

Хорошее  качество  кораблей  российской  постройки  признавали  и  иностранцы.  Так,  французский  офицер  Шарнье  рекомендовал  приобрести  русские  корабли  для  флота  своей  страны,  а  английский  адмирал  Норис  писал:  «Русские  корабли  во  всех  отношениях  равны  наилучшим  этого типа,  какие  имеются  в  нашей  стране  и  при  этом  более  изящно  закончены.»

Оценивая  мореходные  качества  флагманских  кораблей,  Петр I  писал  Козенцу: «Объявляю  Вам,  что  корабль  на  парусах  зело  изрядный,  так  что  лучше  его  нет,  и  только  от  него  братья  его,  а  приемыши  все  позади.» (4)

Корабли  имели  размеры  46,3 х 12,8 х 5,6 м.   На  борту  были  установлены  64  орудия  (24 х 30 — и, 24 х 16 -и, 14 х 14 –и  и 2 х 2-х  фунтовых).   Экипаж  состоял  из  470  человек.(5)

Принимал участие в Северной войне 1700 – 1721 гг.  В кампанию 1716 года корабль был проведён от Санкт-Петербурга к Котлину, после чего в июле перешел из Кронштадта в Ревель, где принимал участие в учебных маневрах. 23 сентября (4 октября) совместно с линейным кораблём «Шлиссельбург» ушёл из Ревеля для соединения с эскадрой кораблей Балтийского флота под командованием Петра I, находившейся в Копенгагене. Однако, встретив по дороге фрегат с приказом о возвращении, оба корабля взяли обратный курс и 28 октября (8 ноября) вернулись в Ревель.

В кампанию 1717 года с 4 (15) июня по 16 (27) июля находился во главе эскадры под флагом генерал-адмирала графа Ф. М. Апраксина, корабли которой крейсировали у шведских берегов и принимали участие в высадке десанта русских войск на остров Готланд. В кампанию  1718 – 1719 гг. принимал участие в крейсерских плаваниях в Финском заливе у  полуострова  Гангут,  прикрывая  переход  гребного  флота  с  десантом  на  борту  к  берегам  Швеции. В кампанию 1720 года корабль находился в составе котлинской эскадры.В кампанию 1721 года в июне принимал участие в сопровождении линейного корабля «Ингерманланд», который под флагом Петра I совершил плавание в залив Рогервик, после чего принимал участие в учебных маневрах флота у Красной Горки. После заключения Ништадтского мирного договора и окончания Северной войны корабль вернулся в Кронштадт.  В 1722 и 1723 годах корабль в составе эскадр кораблей Балтийского флота принимал участие в прак-тических плаваниях в Финском заливе, в 1723 году в том числе до Ревеля. В 1724 году использовался в качестве учебного судна на Кронштадтском рейде. В 1725 году выходил в практическое плавание в Финский залив до острова Готланд, а в 1726 году вновь использовался для обучения корабельных экипажей на Кронштадтском рейде.  Корабль «Москва» был разобран после 1732 года. (6)

Еще  три  линейных  корабля  для  Балтийского  флота,  носившие  имя  «Москва»,  были  построены  на  Соломбальской  верфи  в  Архангельске.  Два  из  них  (66-пушечные)  относились  к  типу  «Слава  России»  (с  1733  по  1774 г.  было  построено  58  кораблей  этого  типа – самая  большая  серия  крупных  кораблей  российского  флота).  Проект  был  очень  удачный.  Корабли  имели  высокие  мореходные  качества,  хорошую  остойчивость  и  маневренность,  при  свежем  ветре  развивали  скорость  до  8  узлов.  Имели  размеры  46,5 х 12,3 х 5,4 м.,  на  борту  были  установлены   26 х 24-х,  24 х 12 -и  и  16 х 6-и  фунтовые  орудия.  Экипаж  состоял  из  600  человек.

66-ПУШЕЧНЫЙ ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ ТИПА «СЛАВА РОССИИ»

Первый  «Москва»  был заложен   24 августа (4 сентября) 1749 года и после спуска на воду 19 (30) апреля 1750 года вошёл в состав Балтийского флота России. Строительство вёл   Александр Сютерланд.  10 (21) июля 1750 года вышел из Архангельска для перехода в Балтийское море. Во время перехода попал в шторм, во время которого получил повреждения, и вынужден был вернуться на ремонт в Архангельск. 1 (12) августа  после исправления повреждений вновь покинул Архангельский порт и 14 (25) октября прибыл в Ревель. С 1751 по 1756 год в составе эскадр кораблей Балтийского флота принимал участие в практических плаваниях в Финском и Ботническом заливах до Аландских островов и в Балтийском море до острова Готланда. Помимо этого 30 июля (10 августа) 1752 года в составе эскадры принимал участие в торжественных мероприятиях по случаю открытия канала имени Петра Великого.

Принимал участие в Семилетней войне. В кампанию 1757 года был включен в состав эскадры под командованием контр-адмирала В. Ф. Люиса, которая 29 апреля (10 мая) вышла из Ревеля для блокады побережья Пруссии. 24 мая (4 июня) отделился от эскадры и до 18 (29) июня ушёл в крейсерское плавание между Мемелем и мысом Брустерорт, некоторое время совместно с фрегатом «Россия» находился на посту у Мемеля, а 4 (15) июля пришёл на Данцигский рейд к остальным кораблям флота. 8 (19) августа в составе эскадры адмирала В. А. Мятлева вышел в крейсерское плавание вдоль берегов Пруссии, однако 12 (23) августа на корабле открылась течь, и он вынужден был уйти на ремонт в Ревель, после чего вернулся в Кронштадт. В кампанию 1758 года 2 (13) июля ушёл из Кронштадта в крейсерское плавание и 9 (20) июля у Копенгагена присоединился к объединённому русско-шведс-кому флоту, в составе которого до 28 августа (8 сентября) принимал участие в блокаде пролива Зунд. Блокада осуществлялась с целью недопущения английского флота в Балтийское море. (7).  28 августа (8 сентября) 1758 года в составе эскадры кораблей Балтийского флота взял курс на Кронштадт. Между островами Мен и Рюген из-за повреждений фок-мачты отде-литься от эскадры и пошёл по направлению занятого на тот момент русскими войсками Дан-цига. В пути на корабле также надломилась грот-мачта, начали отходить ватервейсы и расходиться стыки наружной обшивки, в связи с чем открылась сильная течь, а сильные противные ветра вынудили корабль поменять курс и пойти в направлении российских портов.

66-ПУШЕЧНЫЙ ЛИНЕЙНЫЙ КОРАБЛЬ
ТИПА «СЛАВА РОССИИ»

26 сентября (7 октября) «Москва» ветром и волнами был прижат к берегу в районе Либавы. Экипажу удалось поставить корабль на двух якорях, однако ночью его стало бить о грунт, от этих ударов были сломаны фок-мачта, бушприт, румпель, крюйс и грот-стеньги, вода в трю-ме начала сильно прибывать. С целью облегчения качки экипаж срубил грот-мачту, однако через 30 минут корабль начал дрейфовать и в районе 2-х часов ночи вновь лёг на грунт.   Для того, чтобы плотнее посадить корабль на мель на нём также срубили и бизань-мачту. На рассвете выяснилось, что корабль сел на мель в двух кабельтовых от берега. В связи с тем, что все шлюпки во время крушения также были разбиты, несколько офицеров с группой матросов на плотах переправились на берег, где занялись поиском пригодных для перевозки людей лодок. На следующий день на найденных рыбацких лодках весь оставшийся экипаж был перевезен на берег. В ночь на 1 (12) октября корабль был полностью разбит волнами. Во время кораблекрушения из 446 находившийся борту членов экипажа  погибло  98 человек.(8) (9)

продолжение следует

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Юрий Михайлович

    Интересно! Ждем продолжения!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.