Чухраев Э. Неизвестное об известном. Военно-морской Флот России в борьбе за Черноморские проливы (продолжение)

Реальная борьба России за Черноморские проливы (XVIII и XIX века)

Первым среди российских правителей проявившим стремление заполучить Проливы был Петр Великий. Монарх, прорубивший «окно в Европу», инициировал переговоры с турками по теме Проливов. Переговоры длились 10 месяцев. Его попытка не увенчалась успехом, но он наметил вектор дальнейшей Российской политики в вопросе Черноморских проливов.

Следующим монархом, изменившим ситуацию, была Екатерина II. Именно при ней был подписан мирный договор с турками, по которому русские моряки могли без каких-либо препятствий проходить через Босфор и Дарданеллы.

Борьба за Проливы в XVIII веке

Во второй половине XVIII века Балтийский флот России осуществлял походы и крупные стратегические действия в Средиземном море в районе Греческого архипелага (так называемые Архипелагские экспедиции).

Первая Архипелагская экспедиция состоялась в 1769-1774 годах. Основные события происходили в Эгейском море или, как тогда говорили, в «Греческом Архипелаге» (отсюда и название «Архипелагская экспедиция») во время Русско-турецкой войны (1768-1774).  Россия еще не имела флота на Чёрном море. Поэтому Балтийскому флоту была поставлена задача: направить эскадры в Средиземное море с целью оттянуть часть турецких сил с Дунайского театра войны, нанести удар Турции с тыла, блокировать Дарданеллы и прервать турецкие коммуникации с Северной Африкой и Ближним Востоком. В Средиземное море было послано 5 эскадр Балтийского флота (20 линейных кораблей, 6 фрегатов, бомбардирский корабль и 26 вспомогательных судов) с десантом численностью более 8 тыс. человек. Задача, поставленная балтийским эскадрам, была не из легких. На протяжении всей истории русского флота ничего подобного не было. Русским эскадрам предстояло пройти из Кронштадта вокруг Европы через Атлантический океан и Бискайский залив на восток Средиземного моря к Греческим берегам и вместе с армейскими частями начать боевые действия на тыловых коммуникациях противника. Командование всеми русскими эскадрами в Средиземном море было возложено на графа А.Г. Орлова.

Орлов-Чесменский Алексей Григорьевич (1737 — 1807). Вдохновитель и первый командующий экспедицией. Граф (с 1762) — сподвижник Екатерины II, младший брат её фаворита Григория Григорьевича Орлова. Портрет работы К. Л. Христинека
Первая Архипелагская экспедиция

В ходе Первой Архипелагской экспедиции в Средиземное море были проведены:

  • Высадка десанта на полуострове Пелопонесс 17 (28) февраля 1770 года.
    • Взятие морской крепости Наварин 30 марта — 10 апреля 1770 года.
    • Победа в Хиосском сражении 24 июня (5 июля) 1770 года.
    • Победа в Чесменском сражении 24—26 июня (5—7 июля) 1770 года — в Чесменской бухте был уничтожена подавляющая часть турецкого флота.
    • Блокада Дарданелльского пролива в конце лета 1770 года.
    • Основание «губернии» («Архипелагского великого княжества») на принявших российское подданство островах в Эгейском море.
    • Набеговые операции на побережье Турции летом 1771 года.
    • Уничтожение верфи и строящихся кораблей в порту Митилены (о. Лесбос) 2-4 (13-15) ноября 1771 года.
    • Победа в Патрасском сражении 26—29 октября (6—9 ноября) 1772 года — небольшая русская эскадра атаковала и в решительном многодневном бою практически полностью уничтожила более сильный турецкий отряд, находившийся под прикрытием береговых батарей.
    • Набеговая операция против порта и крепости Чесма 24 октября (4 ноября) 1772 года
    • Успешный рейд у побережья Египта в октябре-ноябре 1772 года.
    • Успешная осада Бейрута вместе с принявшими российское покровительство местными жителями — друзами 25 июля (5 августа) — 30 сентября (10 октября) 1773 года.

Боевая деятельность русских кораблей на Средиземном море и особенно разгром турецкого флота в Чесменском сражении (1770) способствовали заключению с Турцией выгодного для России Кючук-Кайнарджийского мирного договора (1774).

Медаль в память сожжения при Чесме турецкого флота

Этот мирный договор завершил Русско-турецкую войну. В связи с этим, напомним, что ровно 63 года назад 21 (10) июля 1711 г. был подписан унизительный для России Прутский договор с Турцией, по которому уничтожался Азовский флот. Теперь Россия брала реванш. Крымское ханство признавалось независимым от Турции (фактически же оно попадало под контроль России, а это означало ее контроль на Черном море), Россия получала Черноморское побережье с крепостями Керчь, Еникале (к востоку от Керчи) и Кинбурн.

Появление Военно-Морского Флота России на Черном море (1783)

Несмотря на поражение в Чесменском сражении, турки не отказались от мыслей о реванше и располагали для этого достаточными силами, в том числе и флотом. В этих условиях Екатерина II повелела начать работу по созданию Черноморского флота. Для управления всеми силами на Черном море Екатерина II избрала вице-адмирала Ф.Клокачёва, по своим организаторским способностям опережавшего многих своих современников. И в 1783 г. в России на Черном море уже появился свой современный военно-морской флот.

Клокачёв Федот Алексеевич (1739-1783) — вице-адмирал, командующий Черноморским флотом России, первый кавалер ордена св. Георгия среди русских военных моряков

Екатерина II мечтала не только захватить Константинополь и Черноморские проливы, но и воссоздать Византийскую империю, во главе которой она видела своего любимого внука Александра (будущего российского императора). Поэтому она в 1796 году организовала поход на Персию. Планы были грандиозные: завоевать всю Азию до самого Тибета включительно. И отобрать у Османской империи Константинополь с Проливами. Императрица полагала, что в случае успеха Персидского похода часть русской армии повернет на Константинополь, то есть будет идти к городу с востока. А с запада начнут наступление войска под командованием А.В. Суворова. Несмотря на то, что этот план покорения Азии выглядел чистой воды прожектерством, он вполне успешно начал реализовываться. Уже почти была взята столица Персии (в декабре 1796). Однако в это время умерла Екатерина II. Ее преемник Павел I счел поход в Персию ненужным и отдал приказ о возвращении армии.

                                        Борьба за Проливы в XIX веке

В XIX веке Россия продолжает борьбу за Черноморские проливы. В 1805-1807 годах состоялась Вторая Архипелагская экспедиция российского (Балтийского) флота в Средиземное море для усиления обороны Ионических островов, где остров Корфу был главной базой нашего флота. Экспедиция проходила на фоне войны коалиции европейских стран против Франции (1805-1807) и Русско-турецкой войны (1806-1812).  Эта экспедиция была осуществлена для помощи греческому народу в освободительной борьбе против турецкого порабощения. При этом русские эскадры под командованием вице-адмирала Д.Н. Сенявина (8 линейных кораблей, фрегат и вспомогательное судно) и контр-адмирала С.А. Пустошкина (5 линейных кораблей и 5 фрегатов) во взаимодействии с английской эскадрой адмирала Д. Дакуэрта (14 вымпелов) должны были нанести совместный удар по столице Турции — Константинополю.

Корабли эскадры Д.Н. Сенявина у Дарданелл. 1807 год

Но из-за преждевременных и нерешительных действий английской эскадры и неготовности эскадры С.А. Пустошкина поддержать со стороны Черного моря запланированный удар не удалось. В Средиземное море с Балтики также была направлена русская эскадра под командованием капитан-командора И.А. Игнатьева (5 линейных кораблей, 1 фрегат, 1 корвет и 2 вспомогательных судна). Наиболее успешно на Средиземном море действовала эскадра Д.Н. Сенявина. В феврале 1807 г. эскадра Сенявина подошла к Дарданеллам для совместных действий с английским флотом.10 марта русский десант овладел о. Тенедос, где была организована база для блокадных действий против Дарданелл. Попытка турецкого флота прорвать блокаду закончилась боем в Дарданелльском проливе 10 мая и разгромом турецкого флота в Афонском сражении 1807 г.

Победы русского флота в Эгейском море и успехи русских войск на Дунайском и Кавказском театрах военных действий вынудили турецкое правительство заключить в августе 1807 года перемирие с Россией. После заключения Тильзитского мира с Наполеоновской Францией русский флот снял блокаду Дарданелл и вернулся в Балтийское море.

Черноморский флот России помогает Турции в войне с Египтом Об этом событии редко упоминается в отечественных источниках. Но это реальный факт истории. В 1831-1833 годах  Турция терпела поражение в войне с Египтом. Египетские войска подошли к Константинополю. Падение города практически было предрешено. В этих условиях турецкий султан обратился за помощью к Англии, которая в силу ряда внутриполитических причин отказала султану. И тогда он попросил помощи у своих старых врагов – русских.

В октябре 1832 г. начальник Главного морского штаба предписал главному командиру Черноморского флота адмиралу С.К. Грейгу подготовить эскадру для похода в Константинополь. На Грейга возлагалось и командование эскадрой. Но последний заявил, что годных для похода кораблей очень мало, а он «по состоянию здоровья» не может возглавить эскадру. В ноябре Грейгу в категорической форме было приказано незамедлительно вооружить флот. Командующим готовящейся для похода в Константинополь эскадры  назначался контр-адмирал М.П. Лазарев. Египетские войска приближались к Константинополю. Турки просили русских поспешить с присылкой эскадры и при этом еще доставить 3-5 тысяч солдат. 8 февраля 1833 года к устью Босфора  прибыла первая эскадра кораблей под руководством М.П. Лазарева. 24 марта в Константинополь пришла вторая эскадра Черноморского флота под командованием контр-адмирала М.Н. Кумани. B ee составе были и девять транспортных судов с десантом.  2 апреля у Босфора бросила якорь третья эскадра Черноморского флота, которой командовал контр-адмирал И.И. Стожевский. Кроме того, в Эгейском море крейсировали 44/54-пушечные фрегаты Балтийского флота  «Княгиня Лович» и «Анна», которые оставались там с 1829 ода. Итого у Константинополя сосредоточилось десять новых кораблей и четыре фрегата, которые по своей огневой мощи не уступали египетским и турецким кораблям.

М. П. Лазарев на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

Русский посол заявил турецкому правительству, что русские войска и флот не оставят Босфор до тех пор, пока египетские войска не очистят Анатолию. Присутствие русских войск и флота в Константинополе, их готовность защитить Турцию заставили египетского пашу прекратить военные действия и возобновить мирные переговоры. Эти переговоры закончились подписанием 26 июня 1833 г. Ункяр-Искелесийского договора. По его условиям Россия обязывалась в случае необходимости прийти на помощь Турции «сухим путем и морем». Наиболее важное условие содержалось в «отдельной и секретной статье», где говорилось о том, что Турция в пользу России закроет  Дарданелльский пролив, то есть будет «не дозволять никаким иностранным военным кораблям входить в оный под каким бы то ни было предлогом». Этот договор, безусловно, являлся дипломатической победой России. Однако вопрос о свободном проходе Проливов русскими военными кораблями опять остался открытым.

28 июня 1833 года, то есть через два дня после подписания договора, Черноморский флот под командованием вице-адмирала Лазарева (ему за Босфорскую операцию был присвоен очередной чин), приняв на борт десантные войска, покинул Босфор. Вместе с Черноморским флотом, пройдя впервые в истории России пролив Дарданеллы, ушли из Проливов в Черное море фрегаты Балтийского моря «Княгиня Лович» (назван в честь второй жены великого князя Константина Павловича) и «Анна».

Крымская война (1853-1856)

Она начиналась как очередная война между Россией и Турцией. Поводом к войне стал дипломатический конфликт с Францией и Турцией по вопросу владения над церковью Рождества Христова в Вифлееме. Россия оккупировала Молдавию и Валахию. В начале войны русская эскадра под командованием адмирала Павла Нахимова разгромила турецкий флот в Синопской бухте. Но в войну активно вступили союзники Османской империи — французы, англичане, сардинцы. Им удалось высадить в Крыму крупный десантный корпус.

И.К. Айвазовский. Синопский бой (30 ноября 1853)

В Крыму русская армия потерпела ряд поражений. Героическая оборона Севастополя продолжалась 11 месяцев, после чего русским войскам пришлось оставить южную часть города. Парижский мирный договор 1856 года привёл к ущемлению интересов России. Ей (как и Турции)  запрещалось держать на Чёрном море военный флот. Но при этом у Турции оставался флот в Мраморном и Средиземном морях.

Нереализованный Россией шанс на взятие Константинополя Да, такой шанс  был у России во время Русско-турецкой войны (1877-1878).

Это была война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами, с одной стороны, и Османской империей,  с другой. Война, вызванная подъёмом национального самосознания на Балканах. Жестокость, с которой было подавлено восстание в Герцеговине (1875) и Апрельское восстание в Болгарии, вызвала сочувствие к положению христиан Османской империи в Европе и особенно в России. Война велась Россией за свободу православных славян от турецкого владычества. Планы освобождения от турок столицы Православия — Царьграда (Константинополь) с последующим русским контролем над ним были отдаленными, и на тот момент не ставились.

Но в ходе боевых действий русской армии удалось, используя пассивность турок, провести успешное форсирование Дуная, захватить Шипкинский перевал и, после пятимесячной осады, принудить лучшую турецкую армию Осман-паши к капитуляции в Плевне. Последовавший рейд через Балканские горы, в ходе которого русская армия разбила последние турецкие части, заслонявшие дорогу на Константинополь, привёл к выходу Османской империи из войны. При этом,русские войска дошли до Сан-Стефано, что буквально в нескольких километрах от Константинополя. Без всякого сомнения, город был бы взят, но тут вмешались англичане, для которых обретение Россией свободного выхода в Средиземное море было настоящим кошмаром. Под прямой угрозой войны с Великобританией, Россия была вынуждена отступить и заключить компромиссный мир.

            Борьба России за Черноморские проливы в XX веке

Выделим очень важную мысль: да, Россия вела многочисленные войны с Турцией, но главным противником России в борьбе за Черноморские проливы была не Турция, а Англия. И это еще раз убедительно показали события, происходившие в XX веке. Прежде всего, именно Англия, образно говоря, все время «ставила палки в колеса» политике России по Черноморским проливам.  Россия не однажды имела возможность овладеть этими Проливами. Но каждый раз Англия предпринимала все, чтобы не допустить этого. Заслуженным призом по итогам победы в Первой мировой войне (1914-1918) Россия считала аннексию Стамбула и Проливов. Однако англичане и французы сделали всё возможное, чтобы этого не произошло. Они даже решились провести заведомо неуспешную  операцию по захвату Дарданелл, чтобы только он не достался России.

Дарданелльская операция (1915-1916)

Сама операция не является темой нашего рассказа. Мы вспоминаем ее для того, чтобы понять, как Англия откровенно хотела обмануть Россию. Эта провальная операция союзников (стран Антанты) в  Первой мировой войне была проведена по настоянию главы английского правительства У.Черчилля (1874 -1965). План операции не был согласован с Россией как членом Антанты. Об операции Петроград узнал по разведывательным каналам из Парижа.Тем не менее,  Россия, молча, проглотила это своеобразное политическое и военное «унижение». Предварительно Англия обещала (хотя бы на словах) по итогам войны решить положительно вопрос с Проливами для России.  Но когда началась война, все обещания оказались ложью. Отношения России  с союзниками стремительно ухудшались. И в 1915 году они начали операцию в Дарданеллах, которая в случае успеха сделала бы Проливы потерянными для России навсегда. Потом  выбить оттуда англичан было бы просто невозможно. 25 февраля 1915 года британские и английские военные корабли обстреляли османские форты у входа в Дарданелльский пролив и приступили к осуществлению Дарданелльской операции с целью захвата этого пролива.

Панорама союзной эскадры. Дарданелльская операция

Планы такой операции рассматривались еще в 1906 году в Британском комитете обороны, который счёл тогда операцию очень рискованной. Когда этот вопрос повторно обсуждался в 1915 году, было высказано мнение, что успех возможен только в случае комбинированного применения сухопутных и морских сил.Но на заседании Военного Совета 28 января принято окончательное решение: флот в Дарданеллах будет действовать самостоятельно, без помощи армии.

Россия сама с конца XIX века разрабатывала свою десантную операцию в Проливах (совместно армии с флотом). В 1915 году обновлённый план операции направлен на утверждение верховному командованию, но её осуществление перенесено на 1917. Но Англия упорно стремилась  спровоцировать Россию к скорейшей высадке в Проливах. В том числе и проведением Дарданелльской операции.

Франция и Англия привлекли к этой операции Грецию, что вызвало дополнительно крайне негативную реакцию в Петрограде — здесь опасались, что Афины потребуют в качестве награды Константинополь. В случае успеха задуманной операции Проливы в любом случае переходили под контроль Англии и Франции, что заставило Россию вновь потребовать от своих союзников официальных заверений в передаче ей после войны Проливов и Константинополя. В ход пошли даже прямые угрозы со стороны российского министра иностранных дел Сазонова. С позволения царя он прямо намекнул членам Антанты, что Россия может заключить сепаратный мир с Германией и Австро-Венгрией.

Угрозы подействовали. И 12 марта 1915 года Лондон официальной нотой «гарантировал» передачу России города Константинополя с прилегающими территориями. А это — западное побережье Босфора и Мраморного моря, Галлипольский полуостров, Южную Фракию по линии Энос — Мидия и кроме того восточное побережье Босфора и Мраморного моря до Исмит-кого залива, все острова Мраморного моря, а также острова Имброс и Тенедос в Эгейском. Казалось бы, здорово!

Но это были только слова, которым не было доверия. Англичане серьёзным своё обещание России о передаче Проливов не считали и открыто его игнорировали. Главное для них было, чтобы Англия и Франция заняли Константинополь раньше России, чтобы она не имела возможности самостоятельно решать вопрос о будущем этого города и проливов Босфор и Дарданеллы. Поэтому они и начали Дарденелльскую операцию, провал которой в общем-то оказался полезным для России. Турецкому командованию через шпионов стало известно о подготовке операции, поэтому оно безотлагательно приступило к укреплению обороны пролива. Для защиты Дарданелл турками при поддержке Германии были сформированы большие силы. Вся система турецкой обороны была усилена, численность османских войск в зоне проливов была увеличена. Турецкое командование также укрепило форты и увеличило число мин в проливе.

Минные заграждения, противолодочная сеть и форты в Дарданеллах

На 18 марта1915 года была назначена генеральная атака на Дарданеллы.  Союзники получили подкрепления и теперь свели все имевшиеся на театре корабли в 3 дивизии. 18 марта произошло сражение у  полуострова Галлиполи  в районе порта Чанаккале (в 4,5 часах езды от Стамбула).  Именно здесь англо-французская эскадра попыталась пройти пролив Дарданеллы. Однако, когда  союзные корабли вошли в пролив, турки подпустили противника поближе и с господствующих высот открыли шквальный артиллерийский огонь. Союзники  понесли тяжёлые потери, сражение было проиграно. Но оно стало ключевым в исходе Дарданелльской операции Антанты против Османской империи. Именно тогда Турция одержала убедительную победу над войсками противника. В память об этом в Турции ежегодно отмечается День сражения при Чанаккале.

Но, несмотря на провал операции по форсированию Дарданелл, союзное командование не прекратило здесь боевые действия. Они продолжались до начала 1916 года.  Битва Антанты за Дарданеллы  происходила как на суше, так и на море. Морские события продолжались с 19 февраля по 18 марта 1915 года. Сухопутное противостояние длилось с 25 апреля 1915 года по 9 января 1916 года. Новый план союзников после позорного поражения 18 марта  предусматривал высадку десанта на Галлиполи для подавления турецких береговых батарей. Для высадки было решено привлечь не только английские и французские, но также австралийские и новозеландские (АНЗАК), а также сенегальские, индийские войска и даже Еврейский легион. Общая численность десанта достигла 81 000 человек и 178 орудий. 25 апреля 1915 года британцы и их союзники начали высадку десанта на полуостров Галлиполи.  Британцам, несмотря на большие потери, все же удалось закрепиться на побережье. На противоположном, азиатском, берегу пролива в районе Кумкале высадились французские войска при активном участии русской десантной команды броненосного крейсера «Аскольд», который представлял здесь Военно-Морской Флот России. Целью этой высадки было отвлечение сил противника от основного места десанта на полуострове Галлиполи. Но эта высадка не получила успеха.

Броненосный крейсер Аскольд

Однако командир русской десантной команды лейтенант С. Корнилов за участие в операции был награждён орденом Святого Георгия, а также иностранными орденами Почётного легиона и королевы Виктории.

Заметим, Россия принимала лишь относительное участие в Дарданелльской операции. Непосредственно российских военнослужащих там  не было (за исключением крейсера «Аскольд»). Но часть военнослужащих Австралии и Новой Зеландии были переселенцами из России.

После первого дня десантной операции (25 апреля) потери союзников были огромны: около 18 000 человек. Но союзники продолжали безуспешные попытки сражаться за Дарданеллы до конца 1915 года. Руководство обороной полуострова негласно возглавлял немецкий генерал Сандерс, со стороны Антанты — Первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль. На стороне Антанты был мощнейший флот, более 80 кораблей различного класса и более 600 тыс. человек против 450 тыс. солдат с турецко-немецкой стороны. Но, несмотря на все это и благодаря героизму, патриотическому подъёму, а также грамотному руководству немецких союзников, Турция взяла верх в Дарданелльской операции. В конце августа 1915 года стало ясно, что Дарданелльская операция окончательно терпит неудачу. Было принято решение дальше не поддерживать операцию силами флота, которые были отправлены на базы. 7 декабря  Британское правительство отдало приказ об эвакуации союзных войск с Галлиполи, которая завершилась 9 января 1916 года.

Итог: потери Антанты 300 тыс. человек, потери Центральных держав (Турция, Германия) 200 тыс. человек. Дарданелльская операция стала одним из самых масштабных и кровопролитных сражений времен Первой мировой войны.

Победа османской армии в Галлиполи имела огромное политическое и моральное значение, поскольку развеяла миф о неполноценности турок  и о превосходстве европейских противников. Для турок же в исторической памяти Галлиполийское сражение имеет особое значение ещё и потому, что одним из организаторов обороны Дарданелл был Мустафа Кемаль, будущий основатель и президент Турецкой Республики (Ататюрк). Черчилль как инициатор операции был вынужден уйти в отставку и смог вернуться в британскую политику лишь значительно позже окончания войны.

24 апреля 2015 года в Турции прошла торжественная церемония по случаю 100-летия победы в битве при Чанаккале. В церемонии принимали участие главы государств 21 страны, а также высокопоставленные лица из более, чем 70 стран.  Турция чтит память об этой важной победе.

Вот так Англия в Первой мировой войне и сама не смогла захватить у Турции Черноморские проливы, и не позволила это сделать России.

И, забегая вперед, напомним, как Англия и по итогам Второй мировой войны (Турция в той войне занимала позицию нейтралитета и присоединилась к антигитлеровской коалиции лишь на последнем этапе войны в Европе)  снова сделала очередную «подножку» уже Советскому Союзу по проливам Босфор и Дарданеллы. В конце войны Советский Союз  на Потсдамской конференции (июль 1945 года) поставил вопрос о Черноморских проливах.  Как говорил тогда Сталин, «Турция, поддерживаемая Англией,  держит за горло большое государство и не дает ему прохода». Советское правительство предложило следующее:

  •  конвенцию Монтрё нужно отменить, так как она не соответствует современным условиям;
  • режим Проливов должен регулироваться не только Турцией, но и Советским Союзом;
  • новый режим Проливов должен предусматривать не только создание турецких военных баз, но и советских, в интересах безопасности обеих стран и поддержания мира в районе Черного моря.

Однако это предложение встретило категорический отказ со стороны Великобритании, которую затем поддержали  США.  Они выдвинули встречное предложение: разрешить проход через Проливы судам всех государств, как в мирное, так и в военное время. В итоге, стороны не смогли договориться, и конвенция Монтрё осталась без изменений. После этого СССР продолжал отстаивать жесткую позицию по Проливам, выдвинув требования к Турции об исключительном контроле Проливов черноморскими державами. Претензии к Турции были сняты только после смерти Сталина, который не успел реализовать свои черноморские планы.

Но вернемся еще в годы Первой мировой войны

 Надо признать, что тогда на операцию по захвату Проливов оказались не способны не только союзники, но и российский Генштаб. В условиях, когда  Россия имела все основания не верить англичанам и французам, для гарантии своих интересов в Проливах, ей надо было начинать «встречную» операцию – с востока Константинополя. Уже в 1915 году российским Генштабом стала разрабатываться операция по десантированию войск на западном берегу Чёрного моря. Для успеха операции важнейшим обстоятельством для русских было бы обладание болгарским городом Бургас. Дело в том, что Бургас был единственным портом вблизи Босфора, где можно было высадить крупный десантный отряд, без которого Генеральный Штаб России и, в частности генерал  Алексеев, категорически не считал возможным предпринять операцию для завладения Босфором. Босфорская операция  Россией не раз переносилась:  с 1915 года – на лето 1916-го, с лета 1916-го – на лето 1917-го. Было очевидно, что у России просто  нет сил провести её. Крест на операции поставила гибель линкора «Императрица Мария» – самого современного корабля на Черноморском флоте, спущенном на воду в 1913 году. Именно ему отводилась основная роль в поддержке десанта на турецкий берег. Линкор находился в порту Севастополя, готовый выйти в море, когда 7 октября 1916 года на его борту вспыхнул страшный пожар, унесший жизнь 152 моряков. Из-за опасения, что пламя перебросится на пороховые склады порта, командование приказало линкор затопить. Это была большая потеря для ВМФ России. Высказывалось мнение, что гибель линкора «Императрица Мария» была гораздо выгоднее Англии и Франции, поскольку без него Босфорская операция была невозможна для России.

Интересно, что после падения монархии в России (февраль 1917 года) министр иностранных дел Временного правительства П.Милюков, объявляя о внешних целях России в ходе продолжавшееся Первой мировой войны, заявил о том, что важнейшей целью новой российской власти остается обладание Константинополем и Босфором. Но между этим заявлением и реальностью не было ничего общего. Потому что впереди Россию ждала Октябрьская революция.

Итог Первой мировой войны хорошо известен – Россия в ней потерпела поражение, финалом стало подписание капитуляции в Брест-Литовске в 1918 году. Больше об экспансии к Проливам Россия не упоминала, прекрасно понимая, что её вторжение в зону исторически обусловленных интересов Запада грозит ей очередным искусственным потрясением.

Вопрос о Черноморских проливах в период с 1918 по 1936 годы

Осенью 1918 года турецкая армия терпела поражение за поражением. 15 сентября советское правительство захватило Баку и отказалось выполнять статьи Брестского мира, касающиеся Османской империи. Войска Антанты продвигались по болгарской территории в сторону турецкой границы. Военные поражения германской и австрийской армий означали скорое падение Османской империи. 19 октября османский кабинет министров в полном составе ушел в отставку. Новое правительство обратилось к Антанте с просьбой о перемирии.

30 октября на борту английского броненосца «Агамемнос» была подписана капитуляция Османской империи, формально имевшая вид перемирия. Первая статья договора от 30 октября 1918 г. предусматривала открытие проливов Босфор и Дарданеллы для Антанты. Отныне суда Антанты могли свободно проходить в обе стороны. Кроме того, все военно-экономические центры Турции подлежали оккупации Антантой. Часть турецкой территории, а также район Проливов оказались оккупированы союзными войсками.

Османская империя прекратила свое существование, и каждое государство предлагало свой вариант нового устройства Турции. Однако вскоре в центральной Турции вспыхнуло восстание под предводительством турецкого генерала Мустафы Кемаля против султанского правительства. Весной 1920 г. кемалисты захватили власть в Анкаре, провозгласив собственное правительство. В стране возникло двоевластие.

На заседании Парижской мирной конференции 21 января 1920 г. союзники подписали мирный договор с султаном Турции (Севрский договор). По этому договору Черноморские проливы переходили под контроль «Компании Черноморских проливов», которая, в свою очередь, подчинялась Англии, Франции и Италии. Правительство Мустафы Кемаля в Анкаре категорически отвергло Севрский договор. На этом фоне 16 марта 1921 г. в Москве Советская Россия и Правительство Великого Национального Собрания Турции во главе с Кемалем подписали мирный договор. Согласно этому договору аннулировались основные международные договоры, определявшие границы и режим Черноморских проливов. Выработка статуса Проливов передавалась будущей Конфедерации из делегатов прибрежных государств. 13 октября 1921 г. Советские Социалистические Республики Армении, Азербайджана и Грузии с одной стороны и Турция с другой заключили Карсский договор. Он подтвердил основные положения договора, подписанного ранее в Москве, и существенно укрепил позицию Кемаля в международных отношениях. Окончательно турецкий вопрос был решен на Лозаннской мирной конференции (Швейцария).   Россия (СССР) участвовала  в ней только в обсуждении вопроса о Проливах.

Турция сохранила за собой Проливы. Также Лозаннский договор предусматривал демилитаризацию Босфора и Дарданелл с уничтожением береговых укреплений и свободное прохождение торговых и военных судов в мирное и военное время. Страны-участницы конференции не должны были посылать в Черное море более трех военных судов, их тоннаж ограничивался 10 тысячами. Численность Стамбульского гарнизона также жестко ограничивалась, и Турции запрещалось иметь береговые батареи в Проливах. Советский представитель подписал Конвенцию о режиме Черноморских проливов 14 августа 1924 г., однако Советский Союз так и не ратифицировал Конвенцию, считая, что она нарушает законные права СССР и не гарантирует мир и безопасность.

Турецкий султан Мехмед VI не выдержал противостояния с Кемалем и тайно бежал из Стамбула в ноябре 1922 г. 28 октября 1923 года Турция была официально провозглашена Ресубликой. Лозаннская Конвенция о Проливах действовала до 1936 г., то есть до конференции в Монтрё.

                Конвенция Монтрё о режиме Черноморских проливов

22 июня — 21 июля 1936 года в г. Монтрё (Швейцария) проходила международная Конференция о режиме Черноморских проливов с участием СССР, Турции, Великобритании, Франции, Болгарии, Румынии, Греции, Югославии, Австралии и Японии. 20 июля страны-участницы подписали новую конвенцию о режиме Проливов. И до настоящего  времени конвенция Монтрё регулирует права России, Турции и других держав в отношении Черноморских проливов.

Значение конвенции Монтрё

  • Конвенция урегулировала  международный статус Проливов.
  • Она восстановила суверенитет Турции над Черноморскими проливами.
  • Был урегулирован проход через Проливы торговых и военных судов черноморских и иных держав в мирное и военное время.
  • Конвенция также гарантировала особые права черноморских государств,  в части использования Проливов.
  • Была отвергнута британская идея:  уравнять права черноморских и нечерноморских держав на проход их военных кораблей через проливы, получив под таким предлогом значительное военное преимущество.

Основные положения Конвенции Монтрё

  • Конвенции признает право свободного прохода торговых судов всех стран через проливы, как в мирное, так и в военное время. При этом, если Турция сочтет себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности, право свободного прохода также сохраняется — но с условием, что суда должны входить в проливы днем, а проход должен будет совершаться по пути, указываемому турецкими властями.
  • Что касается режима прохода военных кораблей, то он различен в отношении черноморских и нечерноморских государств. Черноморские державы вправе проводить через проливы в мирное время (при условии предварительного уведомления властей Турции) любые свои военные корабли. Для военных кораблей нечерноморских держав Конвенция устанавливает ограничения по классу, разрешая проход через проливы мелким надводным кораблям, небольшим боевым и вспомогательным судам. Общий максимальный тоннаж всех судов иностранных морских отрядов, которые могут находиться в состоянии транзита через проливы, не должен превышать 15 000 тонн. Общий тоннаж военных судов нечерноморских государств в Черном море не может превышать 30 000 тонн (с возможностью повышения этого максимума до 45 000 тонн в случае увеличения численности ВМФ черноморских стран) со сроком пребывания не больше 21 суток.
  • Ключевыми положениями Конвенции являются права Турции на закрытие проливов в военное время. Во время войны, в которой Турция не участвует, проливы закрыты для прохода военных судов любой воюющей державы. В случае если Турция участвует в войне, а также, если она посчитает себя «находящейся под угрозой непосредственной военной опасности», ей предоставлено право: разрешать или запрещать проход через Проливы любых военных судов. Таким образом, Турция имеет право закрыть проливы только в случае официального объявления ей войны (со всеми вытекающими последствиями), либо в случае прямой военной угрозы.

Конвенция Монтрё была выгодна, прежде всего, Турции. Но и для России она имела важное положительное значение.  В то же время конвенция имеет ряд существенных просчетов, которые существенно проявляются в современное время:

  • Понятие «непосредственной военной опасности» конвенцией не раскрывается и связано с конкретной ситуацией. Это понятие должно быть четко выражено, оно не может носить гипотетический характер.
  • Нет четкости в конвенции и по «необоснованному закрытию Проливов».  Поэтому, строго юридически, Турция, например, не имеет право перекрыть России доступ в проливы, однако на практике вполне может создать множество проблем в реализации данного права. Что она и пытается иногда делать.

Увы, есть разница между нормой и практикой ее применения турецкими властями. в отношении Черноморских проливов. В национальном праве самой Турции существует множество позиций, осложняющих использование норм конвенции Монтрё. Например, в 1982 году Турция решила в одностороннем порядке распространить внутренний регламент порта Стамбул на Проливы, что дало бы право закрывать их в мирное время. От этой идеи она была вынуждена отказаться только под прямым давлением СССР и других государств. В 1994 году Турция ввела в действие Регламент судоходства в проливах – также в одностороннем порядке. Неоднократно указывалось, что данные положения явно не соответствуют конвенции Монтре, что было полностью проигнорировано турецкими властями.

Игнорируют нормы конвенции и США, систематически нарушающие сроки пребывания своих кораблей в Черном море. Так, 5 февраля 2014 года в связи с событиями в Крыму в Черное море вошел фрегат ВМС США «Тейлор», на 11 суток превысив допустимый срок нахождения в акватории. Несмотря на то, что конвенция Монтрё пересматривается каждые 20 лет и продлевается автоматически по согласию подписавших ее государств, очевидно, что в настоящее время эффективность ряда ее норм вызывает вопросы.

                              О Черноморских проливах в XXI веке

Надо прямо сказать, что проблемы Черноморских проливов в новом веке часто обостряются и приобретают весьма опасные последствия. Это было, например, когда происходили:

·        события в Грузии в 2008 году,

·        события в Крыму в 2014 году,  

·        инцидент 24 ноября 2015 года, когда турками  был сбит бомбардировщик Су-24М ВКС Российской Федерации.

Российско-турецкие отношения в связи с этим испытывают напряжение и периодически опасно осложняются. И, несмотря на определенные позитивные моменты, эта тенденция, видимо, будет сохраняться и впредь. В ситуации резкого осложнения отношений России и Турции ключевое значение всегда  приобретает вопрос контроля над Черноморскими проливами.

Распад Советского Союза в конце 1991 г. заметно изменил ситуацию в регионе не в пользу России. Турция начала активно вмешиваться во внутреннюю политику народов Кавказа и Средней Азии. Также в 1994 г. турецкое правительство в одностороннем порядке приняло новый Регламент судоходства в зоне Черноморских проливов. Ряд статей этого Регламента, вступившего в силу 1 июля 1994 г. предусматривал введение разрешительного порядка прохода для определенных категорий судов, в зависимости от их длины, перевозимого груза и т.д.

Сейчас проход судов через Черноморские проливы, согласно международной конвенции Моньрё, является свободным и бесплатным. Однако регулятором движения через Босфор является Турция, что дает ей пользоваться ситуацией в свою пользу. Например, в 2004г., когда существенно возрос объем российского нефтеэкспорта, Турция ввела ограничения движения судов в Босфоре. Это привело к пробкам в проливе, а нефтяники несли убытки за простой танкеров и срыв сроков поставок в размере, превышающем 100 тыс. долл. в сутки. Тогда Россия выдвинула обвинения против Турции за искусственное ограничение продвижения судов в проливах, что являлось политическим решением с целью перенаправить экспортный грузопоток российской нефти в турецкий порт Джейхан, услуги которого, конечно, являются не бесплатными.

Как Россия сегодня использует Черноморские проливы?

  1. В настоящее время через Черноморские проливы Россия осуществляет торговое судоходство и, прежде всего, экспорт российской нефти в Западную Европу и США. По экономической важности Босфор занимает второе место после пролива Па-Де-Кале. Согласно конвенции Монтрё, Турция не имеет права регулировать торговое судоходство в Проливах. В 1990-х гг. Черноморские проливы пропускали ежегодно около 50 тысяч судов, в 2000-х – уже около 100 тысяч судов, при этом около 20% из них перевозят опасные грузы. Отправка нефтяных танкеров через пролив, разделяющий один из самых населенных городов в мире – сложная задача. Любая авария может привести к экологической катастрофе. В 1999 году российский танкер здесь сел на мель и раскололся пополам. Не менее 800 тонн находившегося на борту мазута пролилось в воды Мраморного моря, уничтожив рыбу и растения на берегу в районе катастрофы.
  2. В 1997 году  Россия и Турция подписали договор о поставках природного газа, и в рамках этого договора был построен трубопровод «Голубой поток». Поставки газа по трубопроводу начались в 2003 году. Объем поставок постепенно увеличивался, что помогло немного разгрузить судоходство в районе Черноморских проливов.
  3. Проливы Босфор и Дарданеллы являются важнейшей мировой военно-экономической артерией, они играют важную логистическую роль для России и, прежде всего, в материально-техническом снабжении операции ВКС в Сирии. На сегодняшний день, благодаря конвенции Монтрё, российские корабли беспрепятственно через Черноморские проливы  доставляют грузы из Новороссийска и Севастополя в сирийские порты Тартус и Латакия для российского воинского контингента в Сирии.

Очень важно понимать, что сегодня Россия окончательно обозначила Средиземноморский бассейн и Черноморские проливы как зону своих геостратегических интересов на Ближнем Востоке. И как следствие – сведение к разумному минимуму политического влияния США на близлежащие страны Европы, Африки и Азии, что позволит обеспечить в этом регионе рост российского влияния и имиджа. Решаются эти задачи с активным участием Военно-Морского Флота. Россия взяла курс на возвращение своего флота в Средиземное море, больше того – на обеспечение его постоянного присутствия в этом стратегически важном для нее районе. Но это присутствие будет очень затруднено без использования Черноморских проливов.

  • В 2002  году впервые в новейшей российской истории  отряд боевых кораблей ЧФ под флагом первого заместителя командующего ЧФ вице-адмирала Е.В. Орлова (ГРКР «Москва», СКР «Пытливый») прошел Черноморскими проливами в Средиземное море.
  • В 2005-2014 годах в Средиземное море для участия в международных учениях, решения задач боевой службы периодически выходили боевые корабли и вспомогательные суда. Практически постоянно у причала ПМТО в сирийском Тартусе находились вспомогательные суда ЧФ.
  • В 2014-2015 активно шло создание нового оперативного соединения ВМФ, костяк которого составляли корабли Черноморского флота, а его прообразом стала Средиземноморская эскадра советского ВМФ.

В ноябре 2015 года, в связи с началом боевой операции ВКС России по уничтожению террористических отрядов на территории Сирии (по просьбе руководителей этого государства), а также в связи с резким ухудшением российско-турецких отношений был сформирован отряд кораблей российского ВМФ во главе с ракетным крейсером «Москва» для прикрытия российской военно-морской базы на сирийской территории. Этот отряд кораблей уверенно проследовал через Черноморские проливы в Средиземное море.

Ракетный крейсер «Москва» на боевой службе в Средиземном море. 2015 год
  • В декабре 2015 года подводная лодка «Ростов-на-Дону» (Черноморского флота) осуществила боевой пуск крылатых ракет «Калибр» из Восточного Средиземноморья по базам террористов в Сирии.
  • С 2015 года и по настоящее время корабли ВМФ России беспрепятственно проходят Черноморские проливы, следуя из Черного моря в Средиземное и обратно.  

Возникает закономерный вопрос: пойдет ли Турция на закрытие Черноморских проливов?

В марте 2020 года в турецких СМИ появилась информация, согласно которой Турция рассматривала возможность закрытия пролива Босфор для прохода российских военных кораблей. Отмечалось, что на такой шаг Анкара может пойти в связи с обострением ситуации на Ближнем Востоке (Турция начала активные боевые действия в сирийской провинции Идлиб, при этом  не одобряла  действия России в Сирии).  Но в реальной обстановке это не произошло. И, несмотря на угрозы перекрыть Босфор, российские военные корабли продолжают по-прежнему без каких-либо препятствий с турецкой стороны проходить через этот пролив. Но вопрос остается – рискнет ли Турция перекрывать Босфор для российских кораблей в случае осложнения обстановки?

Реально такая угроза, к сожалению, существует. Надо не забывать, что Турция контролирует  Черноморские проливы Босфор и Дарданеллы вместе с НАТО, являясь членом этой военной организации, считающей главным своим противником именно Россию.

Но большинство политиков и военных специалистов считают, что турки на это не пойдут. Конечно, данный регион имеет важнейшее стратегическое значение для России. Закрытие Босфора обернется для страны тем, что российские корабли не смогут выйти из Черного в Средиземное море, они окажутся заперты. И все же, скорее всего, Турция не рискнет перекрывать Босфор для российских кораблей, так как этот шаг может поставить крест на российско-турецких отношениях, а также привести к накалу обстановки на Ближнем Востоке. Едва ли Москва или Анкара в подобном развитии событий заинтересована. РФ будет вынуждена ответить, а, учитывая ее военные и политические возможности, последствия никому не понравятся. Как показывает обширная история русско-турецких конфликтов, подобные шутки с Россией для Анкары плохо заканчиваются. В этой связи любой инцидент и резкий маневр, произошедший в зоне Черноморских проливов, может обернуться самыми опасными последствиями, вплоть до начала боевых действий.

Сегодня отрезать тыл России в Сирии — мечта любого стратега. Это как раз можно сделать перекрытием турками пролива Босфор. И тогда снабжение российской военной группировки в Сирии будет крайне затруднено. Бесперебойные поставки туда в нужном объеме возможны только морем — авиацией слишком дорого. Чтобы перекрыть Черноморские проливы, в соответствии с конвенцией Монтрё,  для этого нужна война. Но разве это так уж невероятно? Горячие головы есть везде, в том числе и в России. Они, например, вспоминают слова министра иностранных дел СССР Вячеслава Молотова (1939-1949) о том, что наша страна «в случае необходимости может сделать еще пару проливов, вот только Стамбула больше не будет».

На фото: большой десантный корабль Черноморского флота РФ «Азов» (справа) во время прохождения через пролив Босфор в направлении Средиземного моря

Но оптимистический взгляд на сложившуюся ныне ситуацию показывает, что сохранение возможности для российских военных кораблей  беспрепятственно проходить через Черноморские проливы  пока свидетельствует о том, что между Россией и Турцией существует потенциал для дальнейшего сотрудничества, несмотря на противоречия между странами.

           Возможные «конкуренты» для Босфора и Дарданелл

Турция получает выгоду, контролируя Черноморские проливы, благодаря своему геофизическому положению. Но этих преимуществ она может лишиться, так как в последнее время рождаются идеи о «конкурентах» для Босфора и Дарданелл. Их, как минимум, три.

  1. Строительство Трансиранского канала (идея Ирана), снижающего геополитическую роль Турции и НАТО на Черном море.
  2. Развитие международного транспортного коридора (МТК) «Север — Юг» (идея Москвы и Тегерана).
  3. Строительства канала «Стамбул» дублера Босфора, которым полностью будут распоряжаться турецкие власти, а не международное сообщество, и услуги которого будут платными (идея Анкары).

Строительство Трансиранского канала

Вообще-то, идею по строительству Трансиранского канала Россия и Иран вынашивают еще с конца XIX века.  Суть проекта заключается в сооружении между Каспийским морем и Персидским заливом 700-километрового канала, полностью проходящего по иранской территории. Информация о том, что проект находится в стадии активного обсуждения, периодически  озвучивается Ираном.  Российская сторона на официальном уровне пока никаких заявлений на этот счет не сделала. Реализация этого проекта дала бы России и большинству стран постсоветского пространства и Европы возможность прямого выхода в Индийский океан, который, к тому же, считают эксперты, будет вдвое короче водного маршрута через Турцию. Его привлекательность для России, Ирана и многих других стран состоит в настоящее время в том, что Трансиранский канал станет альтернативой проливам Босфор и Дарданеллы, которые контролирует Турция, использующая свое привилегированное положение в политических целях. Также Каспий — Залив создаст некоторую конкуренцию и Суэцкому каналу. Роль России и Ирана в регионе может значительно повысится, и, кроме того, активизируется морская торговля между РФ, государствами региона, Китаем и Индией.

Стоимость проекта оценивается по-разному — от 10 до 30 миллиардов долларов. Ориентировочные сроки его окупаемости — пять лет, а ожидаемая годовая прибыль — порядка 3 миллиардов долларов.

Разумеется, такая перспектива не обрадует ни монархии Персидского залива, ни страны НАТО. Достаточно сказать, что антииранские санкции США были распространены и на строительство Трансиранского канала.

Задумка строительства такого канала, во многом меняющая не только транспортную логистику, но и, как минимум, усиливающая геополитическое влияние России и Ирана на фоне понижения влияния Турции, вызывает множество вопросов самого разного порядка.

  • Строительство канала связано с большими трудностями, и оно затянется на несколько десятилетий. Ведь канал протяженностью в сотни километров не получится укрепить только бетоном. Потребуются новые материалы и передовые технологии, а также время на их разработку, апробирование и внедрение.
  • Препятствием для строительства канала выступает то, что география региона отличается сложностью рельефа и различной структурой пород. Необходимо будет пробить миллионы кубометров скальных пород, что затребует колоссальных ресурсов и финансовых затрат. Причем, такой протяженный канал по иранской территории может стать причиной наводнений, которые, в свою очередь, приведут к учащению землетрясений в стране, где они и так не редкость.
  • «Отдельной темой» будут технические и экологические проблемы водной артерии Каспий — Персидский залив. В частности, канал надо будет заполнить значительным количеством воды в объеме 10% от объема воды реки Волга. Кроме того, во время строительных работ неизбежны эвакуации населенных пунктов с выплатой значительной компенсации населению. При этом не следует исключать возникновение социальных недовольств в различных слоях иранского общества.
  • И еще одна проблема: если стоимость реализации проекта действительно «тянет» на 30 миллиардов долларов, кто будет его финансировать? Достаточно ли для этого средств Ирана и России, которые вряд ли захотят подпустить к финансированию проекта западных инвесторов?

То есть, и для России, и для Ирана проект строительства такого канала является стратегически важным и очень привлекательным, но, вероятно, крайне сложным для реализации — как с технико-экономической, так и с политической точки зрения. Поэтому до сих пор нет единого мнения — насколько осуществим этот замысел. Строительство его возможно в перспективе все же будет осуществлено, хотя и не такими быстрыми темпами, как того желают лоббисты проекта. Сможет ли международный транспортный коридор «Север-Юг» заменить пролив  Босфор?

Международный транспортный коридор «Север — Юг»
—— предлагаемый маршрут коридора
—— стандартный маршрут

Возможное обострение отношений с Турцией вынуждает Россию готовить сценарии неблагоприятного развития событий. В этих условиях Москва может активизировать создание международного транспортного коридора «Север — Юг», призванного обеспечить транзит грузов со стороны Индии через Иран, акваторию Каспийского моря, Россию и далее в Северную Европу. МТК «Север — Юг» — это облегченный вариант по сравнению с Трасиранским каналом. Путь протяженностью 7,2 тысячи километров вдвое короче перевозки через Суэцкий канал и дешевле. МТК «Север-Юг» с неизбежностью отберет часть грузопотока (по некоторым оценкам до 20%) через Босфор — Мраморное море — Дарданеллы.

Соглашение о создании МТК «Север — Юг» было подписано Россией, Ираном и Индией еще в 2000 году. Позже были проведены пробные поставки. Однако серьезного развития проект не получил из-за неполной инфраструктуры. В том числе на территории России. Ее строительство в планах государства до 2025  Ключевой точкой коридора «Север-Юг» на территории России является Астраханский морской порт.

В случае успешной реализации проект МТК  «Север-Юг» сможет заменить пролив Босфор лишь частично. Действительно, России можно через территорию Ирана осуществлять торговлю с азиатскими государствами. Но именно с азиатскими. Надо понимать, что абсолютной альтернативы Босфору здесь быть не может. Потому что Босфор — это очень важный нефтяной маршрут для российских танкеров. В частности, в южную Европу.

Но решение о развитии МТК  очень зависит от того, как будут складываться российско-иранские отношения. А они тоже не всегда стабильные.

Канал «Стамбул» — альтернатива Босфору

Между прочим, что касается Черноморских проливов, то Турция от своей выгодной географии экономически не выигрывает. Конвенция Монтрё, хоть и определила её суверенитет над Проливами, деньги за их использование брать запретила. Выйти из международных договоренностей — себе дороже, ведь до этого проход через проливы регулировался Лозанским договором, по которому роль Турции вообще сводилась к нулю. И вот сейчас в Турции придумали способ решения проблемы, во всяком случае, в отношении Босфора. Построить искусственный канал, которому уже дали имя – «Стамбул». Он должен пройти севернее существующего естественного природного маршрута. Его длина составит 45 километров. Стоимость строительства оценивается в 10 миллиардов долларов. Проходимость — 85 000 судов за год. Новый водный путь не подпадает под конвенцию Монтрё, поэтому, будет платным. Турция не может запретить судовладельцам использовать старый маршрут, но создавать различные препятствия на задержку прохода через Босфор, вполне способна. Чем, безнаказанно пользуется и сейчас. Простой каждого судна обходится недешево. Некоторые корабли ждут несколько суток разрешения на проход через Босфор. Альтернативный канал «Стамбул» может оказаться более выгодным маршрутом. На это и рассчитывает турецкий президент.

Возможная альтернатива Босфору

Некоторые политологи (особенно украинские) усматривают в строительстве параллельного Босфору канала, возможность беспрепятственного прохода американского флота в Черное море. Но это не так. Конвенция Монтрё касается не только пролива Босфор. Дарданеллы и Мраморное море — тоже подпадают под ее ограничения, а миновать их никак не возможно.

Для Анкары этот проект важен не только и не столько с точки зрения экономический рентабельности, сколько с точки зрения геостратегических интересов и перехода из разряда региональных в статус мировых держав. Это самый крупный проект в истории Турции, имеющий стратегическое значение для страны.

О планах связать Мраморное и Чёрное моря ещё одним каналом Эрдоган заговорил в 2011 году, когда занимал пост премьер-министра Турции. В 2013-м Министерство транспорта республики сообщило о готовности теоретического обоснования. Однако старт строительных работ на протяжении последних лет постоянно откладывался. 15 января 2018 года был утверждён маршрут канала. Если планы по строительству будут реализованы, то судоходство в Босфоре будет сокращено или прекращено совсем. Во всяком случае, так заявлял Реджеп Тайип Эрдоган ещё в 2011 году. Согласно проекту, канал протяженностью 45-50 км соединит Мраморное море с Чёрным. Его глубина составит 25 м, а ширина — 150 м. Стоимость проекта оценивается в 10 млрд.  долларов. Он будет финансироваться полностью за счёт внутренних источников. Проект должен быть закончен к 100-летнему юбилею со дня основания Турецкой Республики в 2023 году. В случае успешной реализации этого проекта рассматривается возможность строительства и второй очереди канала «Стамбул».

В Турции ранее уже неоднократно высказывали недовольство отдельными положениями конвенции Монтрё. Сейчас некоторые утверждают, что после завершения строительства канала Турция может вообще упразднить эту конвенцию и предложить новый международный правовой статус строящегося канала. По мнению российского востоковеда Евгения Сатановского в случае такого сценария развития событий «будет похоронена конвенция Монтрё, и статус проливов вернётся к состоянию на 1913 год, а транзит будет зависеть от настроения Анкары». Сложно предугадать, но вполне очевидно, что уже в реально обозримом будущем ситуация вокруг Черноморских проливов будет существенно меняться. И очень важно, чтобы Россия в этих условиях не проиграла и смогла защитить свои интересы и права.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.