Блытов В. Чёрное золото. Глава 25. Подведение итогов боя (приключенческий, морской роман)

Через два дня в кают-компании «Стерегущего» командир собрал совещание в кают-компании офицеров. На совещании присутствовали все офицеры «Стерегущего», «Молнии», гражданские механики с захваченных танкеров, Юй-Лунь и Сю-Инь.

К этому времени танкер был отпущен в Сингапур. Все пленных пиратов разместили опять в ангаре под усиленной охраной. На вертолётной площадке рядом с вертолётом разложили трупы пиратов, завёрнутые в черные пластиковые пакеты, которые им с удовольствием передал Ван Бао в количестве 100 комплектов.

— Товарищи офицеры и приглашённые на совещание друзья – командир кивнул в сторону сидевших в немного сторонке Юй-Луня и Сю-Инь – настало время подвести итоги и наметить задачи на будущее.

Командир немного прокашлялся, выпил воды из налитого стакана, стоявшего перед ним — положительно, то что мы до сих пор живы, хотя и не все и способны, хоть и ограниченно выполнять боевые задачи. Завтра в наш район прибывает командир нашей бригады капитан 1 ранга Молоствов на «Страшном» и будет принимать свои решения, в том числе и по нам по «Молнии». Механик доложи свои резоны.

Встал капитан-лейтенант Венедиктов, Радий Петрович, прокашлялся в руку и начал доклад:

— Машины на «Стерегущем» и «Молнии» исправны и готовы к выполнению поставленных перед нами задач. На «Стерегущем» требуется переборка разбитого электрического щита в электростанции номер два, и она уже начата. По планам с использованием ЗИПа щит будет восстановлен завтра к утру. До обеда мы будем проводить все положенные проверки. Теперь по повреждениям в корме. Требуется срочное докование и замена листов корабельного набора с дополнительными элементами укрепления корпуса. Это можно сделать только в заводских условиях. Теперь по «Молнии». Повреждена палуба в районе левого пускового контейнера ракет. Требует заварки и укрепления. Это можно сделать здесь в условиях корабля. По запасам и «Стерегущий» и «Молния» имеют полные запасы дизельного топлива, авиационного керосина и положенной воды. Заправились от сингапурского танкера. Вернувшийся из плена Потоцкий помог разобраться с качеством топлива. Спасибо ему – он бросил благодарный взгляд на лейтенанта Потоцкого, который сразу покраснел.

Видимо не привык к похвалам. Лицо старшего механика было разбито, но доктор, как мог обработал раны, залепил пластырем над бровью зашил глубокую рану и теперь лицо старшего механика выглядело немного комично, особенно, когда он зачитывая свой доклад, бросал взгляд над очками то на командира, то на офицеров. Видимо ему сильно досталось, когда брали в плен.

— По личному составу – продолжил он – есть потери, но мы способны справиться с любыми задачами. Часть специалистов БЧ-5 во главе со старшим лейтенантом Стоцким, как командиром БЧ-5 мы готовы передать на «Молнию». Они уже были там. Всё проверили. Мы благодарны механикам с танкеров и Потоцкому, которые проделали колоссальную работу.

Венедиктов замолчал уставив взгляд на командира, а тот с непонятным вопросом продолжал смотреть на него.

— А – внезапно понял вопрос командира старший механик – доклад закончил! – и рассмеялся.

— Радий Петрович вы все же военный человек, несмотря на то, что и старший механик. Давайте будем хотя бы формально придерживаться положенного в военных коллективах этикета – усмехнулся командир – штурман продолжайте – командир посмотрел на сторону, сидевшего рядом с ним.

Кузьмин, помолодевший, побритый, розовощёкий в кремовой рубашке без рукавов, наглаженных черных брюках встал прокашлялся и доложил:

— Товарищ командир, товарищи офицеры. По боевой части один все нормально. И на «Молнии», и на «Стерегущем». Готовы к выполнению очередных поставленных задач. Доклад закончен.

— Садитесь – приказал командир – пока остаётесь командиром этого корабля – он повторил ещё раз и почему-т хмыкнул — до решения комбрига утверждения на флоте. Обязанности штурмана «Стерегущего» будет выполнять зам по воспитанию – кивнул в сторону зама – у него это хорошо получается. Вам все понятно Михаил Прохорович?

Капитан-лейтенант Сотников кивнул головой и что-то записал в своём блокноте.

— Ракетчик вам слово – приказал командир.

Встал командир БЧ-2 старший лейтенант Аюпов:

— Докладываю, что ракетное оружие и «Стерегущего и «Молнии» выполнять свои задачи не может из-за отсутствия ракет комплекса «Уран» и «Уран-Э». По артиллерии на орудия 100 мм осталось менее 100 снарядов и требуется пополнение боезапаса на «Стерегущем» и 76 мм на «Молнии» требуется 300 снарядов. У них не осталось ничего. Нам на «Стерегущем» требуются 30 мм. снаряды для комплекса «Кинжал» порядка 2000 снарядов и 30 мм. и для «Молнии» А-613 — 1200 снарядов. БЧ-2 к выполнению любых задач, после пополнения боезапаса, будет готова. Готов к передаче на «Молнию» командиром БЧ-2-3 старшего лейтенант Кузяева.

Командир кивнул головой, посмотрел на старшего лейтенанта Кузяева. Тот опустил голову.

Ким толкнул в бок Кузьмина и тихо прошептал:

— Меня не отдаст, а жаль.

Кузьмин только пожал плечами.

— Командир БЧ-3 докладывайте – скомандовал командир.

Встал невысокий и светловолосый старший лейтенант Павлов, прокашлялся, заглянул в свою записную книжку и начал докладывать:

— По БЧ-3 на борту осталось 35 бомб комплекса «Смерч-2». Готовы 10 бомб передать на «Молнию» и мичмана Коршунова, как старшину команды и двух матросов. Желательно пополнение боезапаса комплекса «Водопад-НК» — 6 ракет и 80 бомб для РБУ-6000. На «Молнию» готов передать лейтенанта Кромченко. Доклад закончен.

— Связист докладывайте.

Встал Ким, одёрнул свою кремовую рубашку. Прежде, чем докладывать посмотрел на Сю-Инь и Юй-Луня. Юй-Лунь ему по-приятельски улыбнулся и кивнул головой.

И Ким начал докладывать:

— По БЧ-4 все нормально. Повреждён изолятор полуволнового вибратора УКВ радиостанции в корме. Видимо пулей. Есть в ЗИПе поменяем. На «Молнии» к сожалению, нет ЗАСа. Видимо это экспортная постройка. Предлагаю временно предать со «Стерегущего» один комплект телефонной ЗАС, для организации закрытого канала и комплект документов. Монтаж проведём в кратчайшие сроки своими силами.

— Утверждается – громко сказал командир и что-то пометил в своём блокноте.

— По технике и личному составу готовы выполнять поставленную задачу. Доклад закончен.

Командир поднял глаза от блокнота:

— У меня вопрос к вам Александр Юонгович – командир встал – если мы отдадим вас на – опять подчекрнул почему-то на этот корабль, то ваш мичман Кривошея справится с поставленной задачей? Тем более, что на «Страшном» идут сюда, и штурман и связист для нас.

Ким заулыбался:

— Конечно справится товарищ командир.

— Тогда садитесь – командир, и что-то пометил в своём блокноте.

Когда Ким сел, то его толкнул в бок Кузьмин:

— А нас с тобой и Славиком списали уже.

— Командир БЧ-7 докладывайте – громко скомандовал командир и сердито посмотрел на Кима и Кузьмина.

Встал командир БЧ-7 Федорчук Александр Николаевич, прокашлялся и доложил:

— Товарищи офицеры, товарищ командир. По радиотехнической линии на СКР «Стерегущий» все нормально, за исключением некоторых повреждений пулями наружных антенн. Исправим все своими силами. Готов на МРК «Молнию» передать командиром БЧ-4-7 лейтенанта Бакурадзе Отара Рустамовича.

— Утверждается – командир что-то пометил в своём блокноте – командир БЧ-6 докладывайте.

Встал черноволосый и длинноносый капитан Хачатуров Арменак Вазгенович и с небольшим акцентом стал докладывать:

— По линии авиационной боевой части. В ангаре все приборы повреждены, разбиты на СКПВ стекла и повреждены радиостанции и пульты руководителя полётов. Вертолёт КА-27ПС имеет несколько пробоин и повреждение винта.

— Летать сможем? – спросил командир.

— Будем стараться всё устранить. Но нам нужен допуск в ангар.

Командир усмехнулся, посмотрел на зама по воспитанию, на особиста и сказал:

— Постараемся освободить в кратчайшее время. Пока приводите в порядок СКПВ и вертолёт. Помощник вам слово.

Встал помощник Михайлов Олег Константинович:

— То, что корма повреждена доложил механик. По моей линии имеется несколько больших вмятин в корпусе. Разбиты стёкла в ходовой рубке, несколько иллюминаторов по правому и левому бортам.

— Понятно – махнул рукой командир – а что у нас с вашим взводом?

— Взвод? – протянул помощник – из пятнадцати человек пять ранены. Один тяжело, четверо легко. Я думаю, что доктор доложит – он посмотрел на врача и тот важно кивнул головой. В строю во взводе осталось десять человек.

— Понятно – протянул командир и было видно, как на его глазах навернулась слеза. Он смахнул ее рукой, нахмурился и сказал доктор докладывайте только без ваших специальных медицинских терминов, а чтобы всем было понятно.

— Понял — сказал врач вставая – у меня тут операция за операцией. Могу доложить следующее. Погибли на островах, на танкере, у нас и на «Молнии» 13 человек – Мерцалов, Семёнов БЧ-4, Александров, Свиридов БЧ-7, Родин БЧ-2, Селивёрстов, Доватор, Невзоров БЧ-5, Глебов, Савинцев БЧ-6, Вольнов, Корнеец, Ревнивцев, Макарчук – морская пехота – 12 человек. Ранены: тяжело 4 человека – вздохнул врач, видимо что-то вспоминая – морпех старшина 2 статьи Бекбулатов, руководитель полётов капитан Балуев, БЧ-5 матрос Глущенко, БЧ-7 старший матрос Печкуров. Легко 8 человек – писарь Васильев – банды и команды, старший прапорщик Макаров – морпех, борттехник вертолёта старший прапорщик Фещенко, матрос Глуздов БЧ-5, старшина 2 статьи Гнусов, матрос Ястребов БЧ-7, сигнальщик Артёменко БЧ-4, старшина 2 статьи Громов БЧ-1. Тяжёлым больным нужен срочно госпиталь, иначе можем потерять. Легко больных сами постараемся поставить на ноги.

— Товарищ командир разрешите – попросил разрешения Кузьмин – с нами был китайский целитель Юй-Лунь вместе с внучкой Сю-Инь. Может он посмотрит тяжёлых больных? У нас он здорово поднял на ноги в том числе меня и Потоцкого.

Командир выдохнул воздух удивлённо посмотрел на сидевшего в углу Юй-Луня. При виде удивлённого взгляда командира Юй-Лунь встал:

— Мы с внучкой посмотрим и поможем, если это получится – сказал с улыбкой Юй-Лунь – это для нас большая гордость ваше доверие. Мы готовы идти прямо сейчас – сказал он.

Командир посмотрел на врача:

— Андрей Михайлович. Вы идите тогда с Юй-Лунем и посмотрите. Может и действительно он чем-нибудь нам поможет.

Врач встал закрыл свой блокнот и взяв за руку Юй-Луня и Сю-Инь вышел из кают компании.

Командир задумчиво посмотрел им вслед и сказал:

Полищук докладывайте:

Встал Полищук, покрутил левый ус и быстро, и чётко доложил:

— Флотский спецназ готов к выполнению любых поставленных вами задач.

— Садитесь. Устюжанин докладывайте.

Встал командир взвода морской пехоты лейтенант Устюжанин:

Из 15 человек четверо погибших один ранен тяжело и 2 легко. Готовы к выполнению поставленных вами задач.

— Зам есть что сказать?

— Да вроде все сказали. И вообще я не зам, а штурман.

— Ну ты не обижайся и не лезь в бутылку. Все делаем одно дело. И все погибшие – это моя боль. Старпом, что скажешь?

— Да я хотел Сан Саныч узнать, что там получается с адмиралом Литвиненко?

Командир помрачнел, посмотрел на особиста Шпагина. Шпагин незаметно приложил палец к губам.

— Пока много неясного. Ясно одно, что его помощники Аталгиреев и Бергер ушли с пиратами на катере. По остальному, как только будет ясность вас сразу проинформирую. Если все высказались, то я скажу вам о наших первоочередных задачах. Первое – сколько у нас гражданских специалистов с танкеров в плену? – командир посмотрел на гражданских механиков.

Они переглянулись между собой и встал невысокий, но мускулистый с вздёрнутым носом Пантелеев:

— Видимо я здесь самый старший. С двух танкеров попали в плен 28 человек командного состава, из них две женщины — буфетчицы. С нами на острове находились 14 человек и 14 матросов и механиков был отправлены на работы на какой-то остров. Нас троих механиков и одну буфетчицу отправили на ремонт корабля и подводной лодки. Остальные остались на острове. Что с ними и как я не знаю – Пантелеев сел.

— Понятно. А что за остров? И где он? – спросил он у Кузьмина – мы же не можем отсюда уйти, не выручив их из плена?

— Остров – задумался Кузьмин – по-моему называется – он протянул немного видимо вспоминая – Ндао – по-моему. А где работают матросы я не знаю. Это лучше у Юй-Луня просить.

— Спросим. Спасибо за информацию. Значит задача – готовим корабля к встреча «Страшного». Вам Валерий Васильевич готовить десант. Пока у нас я понял двадцать пять человек, десанта спецназа и взвода моряков.

— Разрешите товарищ командир и мне в десант – вдруг попросил разрешения командира Ким – я там был и знаю где и что расположено. Думаю, что пригожусь.

Командир кивнул головой и развёл руками.

Гражданский механик Пантелеев поднял руку:

— Разрешите и нам участвовать в десанте. Там наш друзья, сослуживцы.

— Нет — покачал головой командир – это дело наше военное. Но если есть в этом свои резоны подходите ко мне в каюту поговорим. Теперь приятное. Владивосток нас порадовал – он достал из кармана брюк несколько пар погон со звёздочками – командующий флотом присвоил очередные воинские звания следующим нашим офицерам. Старший лейтенант Кузьмин ко мне!

Кузьмин ничего не понимая встал и повернулся к командиру, так как сидел рядом с ним:

— Приказом номер таким –то вам присвоено воинское звание капитан-лейтенанта – прочитал телеграмму, лежавшую перед ним командир и протянул верхний погон Кузьмину.

— Служу Отечеству – заулыбался он и взял из рук командира погоны со звёздочками капитан-лейтенанта.

— Старший лейтенант Ким – командир посмотрел на Кима — вам присвоено звание капитан-лейтенанта.

Ким встал, подошёл к командиру, повернулся лицом ко всем офицерам и чётко сказал:

— Служу Отечеству! – и взял из рук командира, протянутые ему погоны и пожал протянутую ему руку командира.

— Лейтенант Потоцкий – продолжил командир.

— Я — встал Потоцкий и слегка хромая пошёл к командиру.

— Вам присвоено звание старшего лейтенанта-инженера.

— Служу Отечеству — заулыбался Потоцкий и взял протянутые ему погоны старшего лейтенанта.

Старшему лейтенанту Полищуку присвоено звание капитан-лейтенанта. Прошу получить.

Офицеры, бывшие в кают-компании дружно зааплодировали.

— Тут есть ещё присвоение званий, но погон с красными просветами я не нашёл, а у нашего снабженца их не оказалось. Лейтенанту Устюжанину звание старшего лейтенанта.

— Служу Отечеству — ответили хором Устюжанин и Полищук. — И ещё всех участвовавших в бою с пиратами мы с замом и старпомом представили к правительственным наградам. Командирам боевых частей оформить заявки на пополнение боеприпасов и необходимого ЗИПа. Срок три часа. Совещание закончено – сказал командир. Прошу Кузьмина, Кима, старпома, зама, Полищука, Устюжанина и Пётрпалыча, Балуева прошу пройти ко мне в каюту.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.