Голядь: осколок «янтарного народа» в сердце древней Руси

29 октября8,8 тыс. дочитываний10,5 мин.

Голядь: осколок «янтарного народа» в сердце древней Руси

Говорить об этом народе можно коротко, а можно не уложиться и увесистый многотомник. Но начнем издалече. Поскольку легендарная «голядь» — это балтское племя, что появилось в наших широтах в результате долгой миграции. И задолго до расселения славян. Углубляемся…

Само название «балты» можно понимать сколь угодно широко: географически, политически, лингвистически, этнологически. Если с географией более-менее понятно — разговор идет о Балтийских «драконах»: Литве, Латвии и Эстонии, то всё остальное куда сложнее. Но начнем с самого начала, пожалуй…

Язык «балтов» входит в общеиндоевропейскую языковую систему, тут мало спорщиков отыщется. Народ был предком литовцев и латышей, вмещал в себя немало старых и древних родственных племен. Многие из них исчезли в доисторический и исторический периоды. Сразу нужно сказать — эстонцы не относятся к балтам, они принадлежат к финноугорской языковой группе. Говорят на совершенно ином языке, другого происхождения, отличающемся от индоевропейского.

Название «балты», введенное в оборот как географический «репер» Балтийского моря (Mare Balticum), — очень современный неологизм. Стал использоваться с 1845 года — как общее название для народов, говорящих на «балтийских» языках: древних пруссов, литовцев, латышей, шелонян. До наших дней дожили только литовский и латышский языки.

Прусский — исчез примерно в 1700 году. Не перенес немецкой колонизации Западной Пруссии. Куршский, земгальский и селонский (селийский) языки исчезли за два столетия до этого — между 1400-м и 1600 годами. Они не выдержали соперничества с литовскими или латышскими диалектами. Что с другими языками случилось — бог весть, растворились еще в раннем историческом периоде. Говорить о них, то грешить противу науки, поскольку не сохранились в виде письменных источников.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Первые упоминания «балтов» (эстов) встречаются в довольно бородатые седые времена. Римский историк Тацит в своей работе «Германия» упоминает: Aestii, gentes Aestiorum — эстиев, живших на западном побережье Балтийского моря. Вполне определенно наделяет признаками — собирателей янтаря, отмечает их особенное трудолюбие в собирании «растений и фруктов». Этим, по его творческому замыслу, — они отличаются от немецких этносов. Хотя сходство во внешности и обычаях — присутствует.

Кого Тацит назвал «эстиями» — непонятно. То ли всех побережных жителей, то ли только древних пруссов, но не суть… Будем думать, что просто «восточных балтов» залива Фришес-Хаф, который называют «море Эстов». Как нарек эти воды в IX веке Вульфстан, англосаксонский путешественник. Эйнхардт, автор «Жизнеописания Карла Великого» (830–840 годы), находит «эстов» и на западных берегах Балтийского моря, называет соседями славян.

Из того же Тацита известно: по характеру религиозных обрядов и внешнему виду «эстии» напоминали «суэдов» (германцев), но язык больше походил на бретонский (кельтской группы). Они поклонялись богине-матери (Земле) и надевали маски кабанов, которые защищали их от злых духов, наводили трепет на врагов.

Вопрос не однозначный, но самым древним обозначением западных «балтов» кое-кто особо патриотичный в тех краях считает упоминание Геродота — о «неврах». С ними спорят другие точки зрения — «неврами» называли славян. Не ввязываюсь даже в такие баталии…

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Племена пруссов. Начиная со II века до н. э. появились отдельные названия прусских племен (восточных балтов). Благодаря Птолемею (100–178 н. э.) нам известны «судины и галинды», «судовяне и галиндяне». Последние, спустя много столетий, упоминаются в перечне прусских племен под этими же названиями. Это зафиксировал в 1326 году Дунисбург, историограф Тевтонского ордена.

Но есть и несколько новых названий племенных — помесяне, погосяне, вармийцы, нотанги, зембы, надровы, барты и скаловиты (все нарекались по латыни). В современном литовском есть подобные названия прусских земель: Памеде, Пагуде, Варме, Нотанга и т.д. … «Судовяне», самое большое прусское племя, еще называлось «ятвинги» (в славянских источниках — ятвяги).

Примерно в 945 г. арабский торговец из Испании по имени Ибрахим ибн Якуб, ходивший по Балтике, писал: пруссы имеют собственный язык, отличаются храбрым поведением в войнах против викингов (и русов). Курши — племя, заселившее берега Балтийского моря, на территории современных Литвы и Латвии, в скандинавских сагах именуются кори или хори. Судя по героике эпосов — знатно рубились с викингами в VII в. до н. э.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Добрая Эстландия. Примерно в 880–890 годах путешественник Вульфстан совершил весьма протяженный географический подвиг. Проплыл на лодке — из Хайтхабу по Балтийскому морю к низовьям Вислы. Добрался до Эльбы, задержался в заливе Фришес-Хаф. Именно от него стало известно об огромной земле Эстландии. В ней было множество поселений, каждое из которых возглавлял вождь, они часто воевали между собой…

Все богатые члены эстландского общества пили кумыс (кобылье молоко), бедные и рабы — мед, полностью пренебрегая по этому поводу пивом. Вульфстан подробно описал погребальные обряды, удивился обычаю сохранять тела мертвых замораживанием.

Первые христианские миссионеры, появившиеся средь древних пруссов, само собой, считали местное население — погрязшим в язычестве. Архиепископ Адам Бременский писал примерно в 1075 году:

«Зембы, или пруссы, самый гуманный народ. Они всегда помогают тем, кто попадает в беду в море или на кого нападают разбойники. Они считают высшей ценностью золото и серебро… Много достойных слов можно было сказать об этом народе и их моральных устоях, если бы только они верили в Господа, посланников которого они зверски истребляли.
Погибший от их рук Адальберт, блистательный епископ Богемии, был признан мучеником. Хотя они во всем остальном схожи с нашим собственным народом, они препятствовали, вплоть до сегодняшнего дня, доступу к своим рощам и источникам, полагая, что они могут быть осквернены христианами.
Своих тягловых животных они употребляют в пищу, используют их молоко и кровь в качестве питья настолько часто, что могут опьянеть. Их мужчины голубого цвета (скорее всего — покрыты словно кельты татуировками, — авт.), краснокожи и длинноволосы. Обитая в основном на непроходимых болотах, они не потерпят ничьей власти над собой».

На бронзовой двери собора в Гнезно (север Польши) изображена сцена приезда епископа Адальберта в Пруссию, его спор с местной знатью и казнь. Пруссы тут изображены с копьями, саблями и щитами. Безбороды, усаты, волосы подстрижены, на них килты, блузы и браслеты.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Спорный вопрос — была ли в Эстландии собственная письменность. Надписи на камне или бересте на национальном языке пока не найдены. Остальное — сделанное на древнепрусском и литовском языках — датируется XIV и XVI веками. Все о «балтах», что есть, — это сплошь латынь, немецкие, греческие и славянские записи. Древнепрусский же язык известен только узко-специализированным лингвистам, изучается по словарям XIV и XVI столетий.

В XIII веке балтийские пруссы были завоеваны тевтонскими рыцарями, немецкоговорящими христианами. Подверглись в течение последующих 400 лет полной ассимиляции, их язык исчез. В 1701 году Пруссия стала независимым немецким монархическим государством. С этого времени название «прусский» стало синонимом слова «немецкий».

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Балты VS славяне. Самое загадочное из племен «балтов» (по версии афффтора, само собой) — это обитавшие в районе нынешние Москвы «галиндяне». Или «голядь», по летописному (постоянно тролю друзей из столицы прозвищем «голЯдранцы», многим доставляет, ага). Они, кому если интересно, породили своим существованием любопытную научную проблему: их название и исторические описания указывают на то — они ни славяне, ни угро-финны.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

В «Повести временных лет» это племя (союз племен) упоминается в 1058 и в 1147 годах. Лингвистически славянская форма «голядь» произошла от древне-прусского «галиндо». Этимология слова может быть объяснена с помощью литовского слова galas — «конец».

В древне-прусском географическом понимании «галиндо» — более широко также обозначало южную часть балтийской Пруссии. Это те самые прусские «галиндяне», что упоминаются Птолемеем в его «Географии». И свое «оконечное» прозвание они получили потому, что располагались восточнее всех балтийских племен. В XI и XII веках их со всех сторон постепенно окружили славяне.

Это соприкосновение добром не закончилось. Трудно сказать, сколько столетий (полтора или два) длилось вооруженное противостояние балтов и Руси. Но известен финал — полное покорение «голяди» и других балтских племен, что вошли в орбиту экспансии. С этого времени (1147г.) упоминаний о воинственных галиндянах не было. Как это часто бывало, скорее всего, их сопротивление было сломлено. Остатки племен были ассимилированы и вытеснены славянским населением. Но длилось это очень долго… Произошло исчезновение «голяди» бесповоротно лишь в конце XV столетия.

А началось, когда московские князья стали строить и основывать многочисленные города в их землях. Вятичи и голядь постепенно продвигались к северу нынешнего Подмосковья, заселяя берега Нары, Пахры и Москвы-реки, и, наконец, воссоединились с кривичами.

Пример «голяди» — важный фрагмент понимания гибели «балтской племенной цивилизации». Если посчитать протяженность их противостояния с миром славян — то получится отрезок времени… длинной почти в 600 лет. А согласно лингвистическим и археологическим исследованиям — можно очертить территорию расселения древних балтов.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Преодолев время, балтские следы в названиях рек или местностей сегодняшних «исконных» славянских территориях — найти можно. Советские, российские, адекватные литовские лингвисты установили: 121 наименование рек в Белоруссии имеет балтийское происхождение. Почти все наименования в верхнем Поднепровье и верхнем течении Немана — тоже.

Из наиболее близких и популярных названий рек районов Смоленска, Твери, Калуги, Москвы можно вспомнить: Истру, Вержу, Обжу (приток Межи), Толжу (возле Вязьмы), город Тильзит (на Немане), легендарную Угру — восточный приток Оки, Жиздру, Нару (приток Оки). Самой дальней «балтской» рекой, расположенной на западе, стала река Цна.

Вопрос спорный, но лингвисты выдвигают вполне толковую версию — название реки Волги восходит к балтийскому jilga — «длинная река».

Загадки. Это самое вкусное. Есть представление — территория расселения «голяди» распространялась на всю Москву-реку, Угру, Жиздру, верховья Оки. Нужно понимать, очень плотно она соседствовала с вятичами. Те и другие предпочитали селиться вдоль популярных торговых маршрутов. Если прикинуть такой ареал — куда больше выходит Рязанского, Черниговского, Смоленского княжеств… Возникает резонный вопрос — если она так многолюдна была, эта голядь, если на нее великие походы организовывали (минимум два, что в «Повесть безвременная…» помнит) — почему в историю не попала, не сохранилась в литературных источниках. Как и вятичи…

Исторический парадокс налицо, объяснение только одно напрашивается — летописцы толком не знали этого народа, поскольку цельным этносом он был куда раньше, чем появилась ПВЛ. Лет сто-двести отделяло Нестора и его редколлегию от расцвета Голяди. А то, что они заприметили, — это всего лишь небольшой осколок, что на реке Протве еще как-то держался. Продолжал славянам оказывать упорное сопротивление.

Если взять такую версию за основу — думается легче. Вот что получается: очерченная выше область не случайно «обтекалась» расселением славян. Вокруг земель «голяди» возникали города, княжества… но внутри — ни одного не было. Это не нарушении логики — а прямой запрет «аборигенов» на колонизацию их земли, вооруженный нейтралитет. А то и прояснение их статус-кво языком железа. Поэтому в районе реки Протвы, где соприкасаются Черниговское, Рязанское, Смоленское и Владимирские княжества, — и возникло «белое административное пятно». Ни городов там русских, лишь верхушки дубов ветром качаются… Да легендарный разбойник Голяда бревна огромные мечет на тридцать шагов в каждого чужака славянского облика…

Может край малолюдный был, как это некоторые академики объяснить пытаются? Ан нет, сам бывал на раскопах в Калужской области, археологию многих мест изучал в нудных книжках… В древности эти края плотненько заселены были. Судя по некоторым селищам (например, Огубское) — народ жил там крайне состоятельный, достатком превосходил все киевские и даже новгородские поселения. Культура была устойчивая, веками неизменная, полноценная, ассимиляции не подверженная.

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

«Наперсточная» точка зрения — да, славяне появились в землях нынешней «московской» России в результате переселения народов Великого. Но не смогли выбить с удобных и хороших земель аборигенов — восточных балтов, по имени «голядь». Те (вместе с вятичами) проясняли очень долго чужакам — обходите нас стороной. Были многочисленны, прекрасно организованы в военном отношении. Тот же Великий Новгород, что царствовал в северных землях, свой первый город форпост Ржев (на границах с голядью) смог основать, дай бог памяти, — только в начале тысячных годов. Потом видимо, обратно был отбит, поскольку на сотню лет пропадает из летописей, «вынырнув» опять только под 1150 годом.

Обратите внимание на частое «двойное» датирование русских городов в момент их основания. Тверь, Торжок, Волок Ламский, Москва, Коломна… между киевским и новгородским летописанием разница великая… И говорит о том, что территории эти были спорные, находились под постоянной экспансией Рюриковичей, относили их к разным землям и княжествам. Та же картина в Черниговских землях с его поминанием множества городов почти в одно и тоже время: Севск, Брянск, Дедославль, Болдин, Карачев, Козельск и т.д. …

(Иллюстрация из открытых источников)
(Иллюстрация из открытых источников)

Аккурат во времена Святослава Ольговича это происходит, которого выпнули из Чернигова. И тот с 1146 года плотно занялся вопросом «русификации голяди» (и вятичей) на их исконных землях. Эти города не основывались, а захватывались или входили в союз с князем. Были изначально небольшими селищами-городищами большого союза племен. Поэтому голядь и постигла горькая летописная судьба вятичей — полное молчание в литературных источниках и историографии древней Руси.

Потому как никогда не подчинялись они Рюриковичам, неудобны и воинственны были, непонятны и чужды славянам. К тому же — самые стойкие язычники, как оказалось, были. С точки зрения «правильного» летописца — грех великий поминать «поганых», знать их деяния, имена вождей, особенности быта и …тем более их богов.

Голядь: осколок «янтарного народа» в сердце древней Руси

1 комментарий

Оставить комментарий
  1. Интересно: по версии автора, князь Святослав Ольгович — это кто? Известен Святослав Олегович, сын Великого князя Киевского Олега. Или мы что-то не знаем?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.