Дементьев Ю. Гардемарины. Хулиган первого ранга

«Я — капитан первого ранга,

а вы —  курсант первого курса!»

Хулиган

В 1966 году мы стали курсантами ВВМУРЭ им. А.С.Попова. Учились на факультете радиосвязи. Среди учебных дисциплин на  первом и втором курсе была и ТУЖУК – теория устройства и живучести установок корабля. Одним из преподавателей был капитан 1 ранга К-ов. Выше среднего, сильный, плотный, квадратный,  с волевыми тонкими губами  и грубыми чертами лица. Настоящий морской волк. У него вечная и недоброжелательная кличка — «Хулиган». Вообще, прозвища даются очень точно и приклеиваются намертво, т.е. – до конца жизни. Казалось бы, что общего между уличным хулиганом и капразом? Вопрос не праздный, но кликуха была, что надо.

Что и как он читал об устройстве боевого парохода, особо в памяти не осталось, но запомнились некоторые  эпизоды.

Курсанты К-ова не любили. Понять это чувство можно: он, конечно, обращался к курсантам по-уставному, но как-то по-хамски. Так, как с культурными курсантами обращаться не следует. Все же хоть и курсанты, но люди, как ни крути. И многие искренне хотят стать офицерами. А их постоянно опускают.  Это чувствовалось постоянно. Не любил он курсантов.

(Вот у меня был знакомый капраз – тоже старший преподаватель, так он говорил:

-Курсанты, конечно, негодяи, но любить их нужно.

Вот он слушает, слушает, чушь, которую несет второкурсник на экзамене (он на 3-м- 4-ом семестрах читал дисциплину), потом говорит:

-Нет, товарищ курсант, вы албанец, албанец и албанец! Любой албанец знает больше Вас. Вот у Вас отец, хороший человек, офицер и такой радиоэлектронный мужик, все знает, служил на кораблях, а вы – албанец. Скажу отцу, чтобы поработал с Вами, в смысле наказал … (Пауза) Нет, не буду расстраивать человека, он и так из-за вас сильно переживает, я знаю. Ну что мне с Вами делать?

-Три бала? Ну,  как я вам могу поставить три балла, Вы же албанец! …(Опять пауза.)

-Ладно, хоть Вы и ничего не знаете, но капразом станете всё равно, раньше чем я. Армия любит тупых и настойчивых. Интеграл на корабле вам понадобится только в одном случае: мусор из углов железным крючком выгребать. А дифференциал, это когда собственные «Жигули» купите, но это не скоро. В общем,  будущее у вас светлое: сейчас – три балла, в перспективе – звание капраза! Идите.)

Как говорят, почувствуйте разницу.

На занятиях Хулиган требовал неукоснительной дисциплины. Тяжело приходилось курсанту, разбуженному во время лекции. Его тут же поднимали, и начиналась воспитательная работа по полной программе.

Оправдываться было бесполезно. Крылатое: «Вы курсант первого курса,  а я – капитан первого ранга!» знала вся система. Знала и негативно передавала из поколения в поколение. А как не спать на лекции задолбанному службой первокурснику, который из наряда попал на занятие. Спать-то хотца.

Вот сидишь, глаза слипаются, голова невольно падает на грудь, а потом тело спускается всё ниже до благополучной встречи щеки со столом. До блаженного мига отключения. До начала процесса учения, который сообразительные курсанты назвали методом диффузии. Полагая, что во сне информация из ненаписанного конспекта плавно перетечет, а скорее – просочится в свободную от знаний голову.

Наконец ты потерял бдительность и уснул!

Но это напрасно,- блаженный миг засыпания резко прерывается грозным криком:

-Товарищ курсант!

Уже спящий курсант каким-то образом все равно знает, что спит именно он, и что будят именно его,  и будут драть также именно его.

Курсант вскакивает, а крик продолжается:

-Вы, вы, товарищ курсант!

-Я не спал!

-Не надо врать, я все вижу! Я давно служу! Я капитан первого ранга, а Вы …»

И так далее.

Моего приятеля Шурку Милашкина  как-то подняли ото сна.  Хулиган  выдрал его стандартно, потом, осознав фамилию, вспомнил, как он служил на ТОФе с капитаном первого ранга Мелашкиным Анатолием Александровичем, флагартом, и зимовал с ним в Магадане. После чего последовали фразы о том, что Шурка позорит и прочее.

В общем, обиды множились, курсанты их помнили и копили.

Поэт правильно написал, что:  «…И каждый день обиды множит!»

Количество всегда переходит в качество. Нашлись и в системе серьёзные ребята.

Однажды Хулиган заступил по училищу. Он прослужил несколько часов, а потом зарулил в гальюн. Гальюн был курсантский с кабинками в ряд, которые отнюдь не запирались изнутри. Поэтому, чтобы исключить вторжение посторонних в интимный процесс опорожнения желудка, курсант снимал ремень, перекидывал его бляхой наружу через дверцу кабинки и столбил место. Это было удобно: если дверца имела тенденцию открываться наружу, то можно  было крючком бляхи притянуть ее к себе и уединиться. Хулиган поступил так же, но было маленькое исключение.

Дело в том,  что дежурный по училищу вооружен пистолетом Макарова с обоймой в пистолете и запасной обоймой в кобуре. Пистолет спрятан в кобуре. Ремень с кобурой называется по-военному снаряжением.

Но если пописать,  не снимая снаряжение, вполне реально, то пардон, по большому – не получается. В общем, Хулиган снял снаряжение, перекинул ремень с кобурой через дверцу наружу, что было в принципе неверно, двумя руками взялся за свободные концы снаряжения и задумался. Процесс пошел! Газы и фекалии начали свой путь!

Этот интимный процесс был резко прерван. Прерван нагло и, естественно, неожиданно. Случай был из ряда вон… Такого ни раньше, ни, скорее всего – позже, история ВВМУРЭ и не дай бог теперь — ВМИРЭ, не помнила. Этот случай вполне подтверждает неоспоримость принципа внезапности в военном деле!

Какой-то злоумышленник, полный черной мести, подкрался к дверце гальюна. Протянул ручонку, схватил кобуру и изо всех сил дернул! Рывок был такой, что Хулиган потерял боевое оружие и вылетел из кабинки, открыв ее темечком.   Пока он приходил в себя, натягивал штаны и бежал с неподтертой задницей и расстегнутыми штанами по коридору за боевым оружием, что было и смешно и неудобно, курсанта и след простыл.

Хулиган продолжил погоню и, к своему счастью, нашел похищенное, брошенное на ступенях, при выходе во внутренний двор училища. Рядом с постом номер один у знамени училища, рядом с дверью в помещение дежурного по училищу! Наружу, направо, похититель бежать не мог: там стоял часовой, и подставлять часового было нельзя! Это говорит о продуманности, решительности и гуманности акции.

История стала известна немедленно. Система ликовала. Много лет прошло, а я и сейчас аплодирую нормальному пацану. В общем, Хулигана, наверное, не похвалили и его начальники.

Но Хулиган не унялся. Он по-прежнему следовал своим хамским курсом.  Хорошо звучит: хамский курс!

И вот однажды система проснулась без Хулигана. Хулигана  перевели в другую военно-морскую систему славного города Ленина – в механическую Дзержинку. Это, где здание Адмиралтейства. За что?

Опять же за случай на дежурстве. (Человек не меняется!) Хулиган заступил дежурным. Проверил территорию и постоял на крыльце главного входа между двух якорей. А то: он же самый главный в системе в эти вечерние часы. Ведь на флоте механик никогда не станет командиром, а здесь – хоть десять порций и никакой ответственности.

Вот стоит Хулиган, на крыльце между якорями, как адмирал на шкафуте, обозревает бдительным выпуклым военно-морским взглядом акваторию, а точнее – кусты вдоль забора у Красного проспекта. И видит, как самовольщик, возвращаясь в систему, поднял  брус забора и пролез в образовавшуюся щель.

С криком:

-Стой!

Хулиган бросился в погоню. Бегал он быстро. Но курсант был, естественно, быстрее, и его гнал страх и надежда быть не пойманным. Может быть, ему вообще нельзя было пролетать. Погоня продолжалась несколько секунд, Хулиган стал решительно отставать. Тогда он расстегнул кобуру, выхватил пистолет и заорал:

-Стой, стрелять буду!

Поскольку такого фортеля в нормальной ситуации и представить нельзя, но, зная Хулигана, курсант рванул изо всех сил. Дурак он, что ли, останавливаться!

По рассказам, курсант еще и издевался над заслуженным офицером. Он проорал ему нечто вроде:

-Хрен догонишь! Побегай за мной.

И тогда Хулиган выстрелил два раза (по-моему, два раза) в воздух.

Я сидел на сампо (самоподготовке) в это время в классе на третьем этаже и выстрелы слышал, но причину узнал позже.

Курсанты прилипли к окнам: что там за стрельба на территории?

Как потом оказалось, самовольщик не подвел и смылся от Хулигана.

Курсанты были возмущены: в своих стрелять, ну не гад!

Этот случай переполнил чашу терпения всех без исключения.

Командование поняло, что общественное мнение игнорировать нельзя и партийным взысканием здесь не обойтись. Тогда Хулигана  просто перевели в училище им. Дзержинского. В родную механическую систему. Там, наверное, такие ребята приживались. Но от нас он ушел навсегда!

Жизнь прекрасна!

 

Калининград 2006г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *