Кулинченко В. Морской лётчик Михаил Сафонов

Д В О Р Я Н И Н     О С Т Р О Г О Ж С К О Г О     У Е З Д А.

         (Рассказ-быль о морском лётчике-асе времён Первой мировой войны.)

К сожалению, поиски фотографии Сафонова не увенчались успехом.

         Передо мною полный послужной список рядового дворянина, моего земляка, родившегося 31 октября 1893 года, за 43 года до моего рождения. Мы с ним люди разных эпох: он в царской России верно служил Родине и не воспринял кровавый террор революции, уйдя, вернее, перелетев за границу; я родился в декабре 1936 года, рос и воспитывался в Советской России и не воспринял голую свободу «демократии», предложенную нам в 1990 году бандой предателей Родины. Нам пришлось жить в разные эпохи, но нас объединяет с Михаилом Ивановичем Сафоновым много общего, а главное – любовь к своей Родине России. Мы, родившиеся в «сухопутном» Воронежском крае, стали моряками, любили море и честно служили России во флоте. Вот почему, пока рука держит перо, я решил коротко напомнить о боевой жизни своего земляка, героя Первой мировой войны, пилота – аса, старшего лейтенанта М.И. Сафонова, насытив сухой послужной список некоторыми моментами достойной боевой жизни.

25 августа (ст. стиль) 1917 года морские лётчики Балтийского флота пригласили к себе на обед команды двух английских подводных лодок, которые действовали совместно с российским флотом в Балтийском море против немцев. Во время обеда командир английской субмарины «Е-9» Макс Хортон встал и провозгласил тост на русском языке: «За здоровье Орла Балтики Сафонова! Ура!». Все сидящие за столом бурно зааплодировали и закричали «Ура!». Кто же был этот «Орёл Балтики»?

Миша родился в уездном городе Острогожске Воронежской губернии. Отец его, потомственный дворянин, имел родовое имение при хуторе Острые Могилы. Уже давно нет многих не то, что хуторов, но даже некогда цветущие сёла и деревни Воронежского края ушли в небытиё.  А в те времена конца 19 столетия это были цветущие чернозёмы, а Острогожск  был и культурным центром Воронежской губернии под названием Воронежских Афин. История этого города богата известными фамилиями россиян.

Миша учился в Острогожской гимназии, которая славилась высоким образовательным уровнем, и мог пойти по любому достойному пути. Но его тянуло к себе море, в которое он влюбился заочно, увлечённо читая всё про море, попадающееся в руки. Поэтому раздумий не было, и на 16-м году жизни он поступает в Морской корпус, полный курс которого окончил 23 июля 1913 года, и приказом №144 по Морскому Ведомству был произведён в корабельные гардемарины с правом ношения нагрудного знака об окончании полного курса наук Морского корпуса. В 1913-1914 годах был в плаваниях на крейсерах «Олег» и «Громобой», на которых нёс службу до июля 1914 года, когда был зачислен в 1-й Балтийский флотский экипаж.  Но не долго оставался на берегу, и уже в октябре 1914 года был назначен приказом Командующего флотом Балтийского моря за №275 на 2-ю бригаду линейных кораблей, конкретно на линкор «Севастополь», где приступил к службе уже мичманом, в чин которого был произведён 16 июля 1914 года. Морская служба в те времена на линкорах считалась самой почётной, но почему-то много молодых офицеров стремились на не престижные ещё в морской среде подводные лодки и аэропланы.

Первоначально воздухоплавательное дело не было самостоятельным. По каким-то непонятным причинам оно было включено в службу связи и, естественно, существовало на положении пасынка. Но вот 14 (27) августа 1914 года приказом Морского министра №269 было введено в действие «Положение о службе авиации в Службе связи». Это был, фактически, первый официальный документ о создании морской авиации России. Однако, задачи авиации в рамках службы связи были ограничены, но дело было новое и привлекало молодых офицеров. Не избежал этого влечения и Михаил Иванович, который подал рапорт о переводе в Службу Связи, конкретно в авиацию, куда и был назначен Циркуляром штаба Командующего Балтийским флотом №171 от 16 февраля (ст. стиль) 1916 года. Но ещё ранее состоялось его откомандирование в Офицерскую школу Морской авиации в город Севастополь, где уже в декабре 1915 года он совершил самостоятельно свой первый полёт.

После окончания лётной школы в феврале 1916 года Сафонов приказом начальника Службы связи Балтийского моря за №247 от 11(24) февраля 1916 года прикомандировывается к воздушному району Службы связи с зачислением на 3-ю авиационную станцию для обслуживания полётов. Станция располагалась в районе Ревеля (Таллин).

Михаил Сафонов начал свою службу в авиации, когда она уже превратилась в реальную силу на Балтике. Были разработаны наставления по ведению воздушной разведки, атаке неподвижных и движущихся объектов, ведению воздушного боя. Самолёты стали вооружаться пулемётами. Уже в этой сложной обстановке и показал себя мичман Сафонов мастером воздушного боя.

С 20 апреля по 20 сентября 1916 года балтийские лётчики совершили 163 самолёта – вылета, преимущественно на разведку в Рижский залив, Ирбенский пролив, вдоль побережья от Риги до Либавы, занятого германскими войсками. Практически вся деятельность балтийской авиации проходила в условиях активного противодействия превосходящей по численности немецкой авиации. Германская авиация активно бомбила наши посадочные площадки и аэродромы. При отражении этих налётов авиации противника балтийские лётчики провели 19 воздушных боёв, сбив семь неприятельских самолётов и потеряв три своих.

Вначале Сафонов выполнял разведывательные полёты. При этом приходилось встречаться с немецкими самолётами. Одна из таких встреч  27 августа (ст. стиль) 1916 года мичмана Сафонова с немецким гидросамолётом над Ирбенским проливом закончилась победой первого. Счёт был открыт. За эту победу Михаил Иванович получил орден «Св. Анны» 4-й степени и кортик с надписью «За храбрость».

Боевые будни продолжались. 26 сентября (ст. стиль) 1916 года три русские летающие лодки совершили налёт на немецкую авиастанцию на озере Унгерн. Командовал группой лейтенант Гарковенко, с ним летели мичман Сафонов и мичман Зайцевский. Летающие лодки внезапно появились над озером и сбросили на стоянку немецких гидросамолётов 12 бомб. При отлёте они были атакованы 20-ю немецкими истребителями «Фоккер» из сухопутных немецких лётных частей. Русские лётчики вступили в неравный бой. Немцы навалились на отставший самолёт мичмана Зайцевского. Экипаж храбро оборонялся, но тяжело был ранен стрелок и самолёт Зайцевского потерял возможность ответного удара.

Гарковенко и Сафонов дружили с Зайцевским ещё с авиационной школы, где вместе обучались лётному искусству, и они не могли бросить товарища в тяжёлую минуту. Две русские летающие лодки развернулись и бросились на 20 самолётов противника. В результате мичман Зайцевский вырвался из-под огня противника и вернулся на базу. Но в этом бою погиб геройской смертью лейтенант Гарковенко, а мичман Сафонов получил ранение в ногу и с трудом дотянул до своей базы, где сразу был отправлен в госпиталь. За этот вылет на бомбометание и воздушный бой с немецкими самолётами Михаил Сафонов был награждён орденом Св. Станислава 3-й степени с мечами и бантом.

Приказом начальника Службы Связи Балтийского моря №1209 от 29 ноября (ст. стиль) он был переведён в отряд «Глаголь», самый боевой отряд авиации Балтийского моря.

К концу 1916 года морская авиация располагала самолётным парком в 140 единиц, не считая учебных самолётов. Ей уже было тесно в рамках Службы связи, поэтому 5 (18) октября 1916 года появилось Положение о Службе морской авиации в Российском флоте, с 30 ноября (13 декабря) оно вводилось в действие. На документе имелась пометка: «Собственноручно его императорского величества рукой написано «Одобряю». В царской ставке октября 5 дня 1916 г. Морской министр генерал-адъютант Григорович». Положением определялось, что отряд состоит из четырёх – восьми самолётов. Кроме организационных и прочих вопросов «Положение» учитывало и чисто человеческие качества пилотов. Так в статье 73 было записано: «Офицер-лётчик имеет право просить об отчислении его от авиационной службы без объяснения причин, с момента подачи о сем рапорта своему непосредственному начальнику может отказаться от совершения полётов».

Но это не для нашего героя. Наоборот, после госпиталя Сафонов почти ежедневно летал на разведку, нёс патрульную службу, часто вступал в воздушные схватки с вражескими самолётами. Его гидросамолёт «М-16» («Зимняк») всегда был при деле. В июне 1917 года Михаил Сафонов приказом по Армии и Флоту за №117 был произведён в лейтенанты. К этому времени он был награждён уже пятью офицерскими орденами.

25 августа (ст. стиль) 1917 года  немецкие бомбардировщики совершили налёт на базу русских гидросамолётов на острове Эзель (о. Сарема – Эстония). На перехват вылетели русские самолёты. В завязавшемся воздушном бою Сафонов сбил один из немецких самолётов, а два других предпочли отступление. Экипаж сбитого немецкого бомбардировщика, два пилота, был подобран из воды русскими матросами и доставлен на русскую базу. Сафонов пригласил немецких пилотов на обед в офицерскую столовую, на котором присутствовали командиры двух английских подводных лодок Кроми и Хортон. На этом обеде командир подводной лодки «Е-9» Макс Хортон и провозгласил свой тост, о котором я уже упоминал выше: «За здоровье Орла Балтики Сафонова! Ура!». Громче всех этому тосту хлопали немецкие лётчики, которые донесли это до своих коллег – немецких пилотов. Прозвище «Орёл Балтики» приклеилось к Михаилу Сафонову и стало известно всему Балтийскому флоту. (В Первую мировую войну иногда с пленных моряков и лётчиков брали слово, что они больше не будут участвовать в боевых действиях против России, и отпускали домой – В.К.).

29 сентября (12 октября) 1917 года немцы начали операцию «Альбион» — операция германского флота по захвату Моонзундского архипелага. События того сражения и героические действия русских моряков отражены в широко известном историческом романе Валентина Пикуля «Моозунд». Но кроме морского сражения, было и воздушное. Немецкий флот поддерживали свыше 100 самолётов и 6 дирижаблей. Им противостояло всего 30 русских гидросамолётов. Немцы, высадив десант в бухте Тага-Лахт (Северо-запад острова Эзель) начали продвижение к авиационной станции в Кильконде. Пришлось грузить неисправные самолёты под огнём противника на транспорты. В это время лётчики, поднявшись в воздух на исправных машинах, среди них был и лейтенант Сафонов, вели воздушные бои и обеспечивали прикрытие транспортов до их прибытия в Ревель (Таллин). Конечно, количественное преимущество было на стороне немцев, но отвага и мастерство русских морских лётчиков уравнивали силы. В этом сражении немцы в полной мере оценили силу русского «Орла Балтики».

В первые четыре дня сражения Сафонов сбил 4 самолёта противника, по одному в день. Но при возвращении 2 (15) октября из очередной разведки самолёт Сафонова был обстрелян немцами над морем. Мотор был пробит и встал, что заставило Михаила сесть на воду, благо позволяло состояние моря. Эсминец «Разящий» подобрал лётчика и доставил в штаб обороны Рижского залива. Начальник Морских сил Рижского залива контр-адмирал Бахирев пожелал лично увидеть отважного лётчика. После доклада адмиралу лейтенант Сафонов получил на базе новый самолёт и на следующий день он снова парил в балтийском небе….

В конце октября приказом по Армии и Флоту за №237 Сафонов производится в чин старшего лейтенанта, а уже в ноябре его назначают командиром 2-го истребительного отряда, приписанного к Ревельскому морскому порту. Русский флот, как и впоследствии во 2-й мировой войне, был заперт немцами в Финском заливе, но продолжал борьбу и на воде, и в воздухе. И теперь уже командир отряда Сафонов совершенствовал не только своё лётное мастерство, но и на личном примере учил своих подчинённых, как нужно бить врага.

Свою  седьмую воздушную победу ас Сафонов (В России это звание в 1-ю мировую войну получал лётчик, имеющий 5 сбитых самолётов – В.К.) одержал 16 (29) ноября, а на следующий день довёл счёт до восьми, перехватив двухмоторный бомбардировщик, который сбил в коротком бою.

Всего до Революции 17-го года Михаил Иванович Сафонов имел на счету 11 побед в воздухе, что вполне соответствовало званию аса не только по российским меркам, но и международным того времени. А в период Великой Отечественной войны лётчики, имевшие 11 побед в воздухе, представлялись к званию Героя Союза, так что  мой земляк по всем нормам мог претендовать не только на звание аса, но и Героя в свои 24 года. Но наступали смутные времена….

После революции и перемирия с немцами продолжил службу в морской авиации. Его отряд был перебазирован на Комендантский аэродром под Петроградом. Сафонов, как и наиболее подготовленная и грамотная часть лётного состава, состоящая из офицеров, не приняла и не поняла, а пожалуй, и не могла понять Октябрьскую революцию. Особенно на них подействовал заключённый 3 марта 1918 года сепаратный Брестский договор с Германией, которая была для них врагом. Да и отношение к офицерам в те времена были подстать нашим – ты никто в своей стране…. Поэтому Сафонов принимает решение оставить Россию. Перейти на сторону белых он не смог, ему претила гражданская бойня – война против своих соотечественников. Кроме всего, приказом по Армии и Флоту №4 от 20 декабря 1917 года морская авиация переходила в подчинение сухопутной авиации, а этого не могли принять морские лётчики, влюблённые не только в небо, но и море. Ко всему этому приказом Командующего флотом Балтийского моря №110 от 19 марта 1918 года Михаил Иванович Сафонов увольнялся со службы. На этом и обрывается послужной список морского лётчика старшего лейтенанта Сафонова. Что оставалось делать? Он лишался дела и службы. Поэтому 11 апреля 1918 года Сафонов с женой, он был уже женат, и четырьмя бывшими морскими лётчиками на своих самолётах перелетают в Финляндию, получившую независимость 18 (31) декабря 1917 года. Этого им не могла простить новая (советская) власть. Видимо из-за этого в советское время об отважном морском лётчике нигде не упоминается, даже в книге А.М. Артемьева «Морская авиация России», изданной уже в 1996 году (Москва) не найти его имени, хотя в книге много имён менее значимых по своему следу в истории морской авиации.

Некоторое время Сафонов служил в финской авиации, но здесь ему не понравилась враждебная позиция Финского правительства по отношению к России. Он не смог участвовать в провокационных вылазках финских националистов на территорию советской Карелии и в начале 1922 года сумел перебраться в Индию, где поступил на службу в британскую авиацию. Но и эта служба ему пришлась не по нраву, и он в 1924 году с семьёй уезжает в Китай. Там он начал работать в авиационных мастерских, учил китайских лётчиков летать на морских самолётах. Но смутные времена дошли и до Китая. Начавшийся революционный подъём возглавил Сунь Ят-сен, который пригласил военных и политических советников из Советского Союза. Эти «советники» очень негативно относились к российским эмигрантам, тем более, военным специалистам. А Михаил Иванович Сафонов был первоклассным военным специалистом, тем более в области авиации. В мае 1926 года Михаил Сафонов попадает в аварию и погибает в возрасте 33 лет…. Загадочность этой аварии подтверждается тем, что его жена с двумя детьми вынуждена была покинуть Китай и переехать в США….

Конечно, мне бы хотелось более подробно узнать и рассказать читателям о герое – морском лётчике  времён 1-й мировой войны, названной «Великой войной» Сафонове, не путать с дважды Героем Советского Союза  Сафоновым Борисом Феоктистовичем (1915 – 1942 гг.), но скудность материалов не позволяет сделать этого. А развивать фантазии и домыслы в этом правдивом очерке совсем не моя задача.

Р. С.   Составить более полную картину жизни моего замечательного земляка, жившего в драматические моменты истории России, очень трудно. Мгогие документы уничтожены здесь, недоступны в других странах. Надежда есть только на случай, что уехавшие в США в 1926 году жена и его дети, наверняка, уже ставшие 100% американцами, как-то прочтут этот материал и что-то дополнят о замечательной жизни своего отца – аса-лётчика 1-й мировой войны. Будем надеяться!

Источники: 1) Полный послужной список Михаила Ивановича Сафонова. РГА ВМФ, фонд 406, опись 9, дело 3731. (Спб, ул. Миллионная, 36)

2) «Морская авиация России» — А.М. Артемьев, Москва, 1996 г.

3) Источники Острогожского историко-краеведческого музея. (Воронежская обл., г. Острогожск, бульвар Крамского, 4).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *