За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Кулинченко В. Герой Советского Союза Египко Николай Павлович

ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

НИКОЛАЙ  ПАВЛОВИЧ   ЕГИПКО

(9.11.1903 – 8.7.1985 гг.)

 

         Постановлением ЦИК СССР от 16 апреля 1934 г. учреждено звание Героя Советского Союза с вручением высшей награды СССР – ордена Ленина и особой грамоты ЦИК СССР. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 августа 1939 года была учреждена медаль «Золотая Звезда». Первыми героями стали лётчики, спасшие со льдины в Чукотском море членов арктической экспедиции и экипаж парохода «Челюскин». В предвоенные годы звание Героя Советского Союза было присвоено 580 советским гражданам, среди которых были и подводники.

Вадим  КУЛИНЧЕНКО

капитан 1 ранга, ветеран-подводник

4 ноября 1939 года в Кремле состоялось вручение медали «Золотая звезда» первым Героям Советского Союза, среди которых были и два подводника: Иван Алексеевич Бурмистров и Николай Павлович Египко, удостоенных этого высокого звания первый 14 ноября 1938 г., второй 22 февраля 1939 года, за боевые подвиги при оказании интернациональной помощи республиканской Испании.

Николай Павлович Египко, родившийся 9 ноября 1903 года, относится к той плеяде видных военных деятелей, которые в молодости, пройдя суровую школу Гражданской войны, стали костяком будущей Красной (Советской) Армии и Флота. Путь Н.П. Египко в подводный флот во многом схож с судьбою тех первых подводников советского времени, которые стали у истоков возрождающегося подводного флота России. Многие из них станут Героями в период Великой Отечественной войны. Николаю Павловичу ещё выпала и миссия быть воспитателем следующей волны подводников, сделавших подводный флот атомным и выведшим его в мировой океан. С 1955 по 1967 годы он был начальником Высшего Военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского Комсомола. Все кто учился и кончал училище в эти годы с теплотой вспоминают своего начальника, который, говоря о престижности подводной службы, не забывал открыто говорить и о её тяжести. Он знал всех курсантов и был в ответе за каждого. Это был, пожалуй, главный итог его деятельности на благо родного флота, которому он отдал всю жизнь. Училище подводного плавания под его командованием стало, поистине, кузницей кадров для подводного флота страны, достигшего своего зенита в 70-80-е годы прошлого столетия. Из его стен вышло немало героев-подводников послевоенного периода….

Николай Павлович не оставил после себя объёмных мемуаров, так как всю жизнь занимался практической деятельностью. Уволенный в отставку в 1967 году, он стал делать некоторые записи, которые уже после его смерти в июле 1985 года оформил его сын Владимир Николаевич Египко, капитан 1 ранга в отставке, и издал в 2000 году небольшой книжкой под заголовком «Мои меридианы», к сожалению, скромным тиражом в тысячу экземпляров.

В своих скромных записках Николай Павлович мало рассказывает о своей педагогической деятельности, уделяя больше внимания своей командирской службе. Другие же отмечают, что в 1955 году начальником училища подводного плавания был назначен прославленный подводник, Герой Советского Союза, контр-адмирал Николай Павлович Египко, опытный и высокообразованный офицер-подводник, начавший свою службу на подводных лодках в 1931 году. Его профессионализм мы, курсанты училища 50-х годов прошлого столетия, почувствовали сразу. Авторитет его был принят без каких-либо трений.

В должности командира испанских подводных лодок «С-6» и «С-2» под именем Северино де Морено Лопес он участвовал в боевых действиях на стороне республиканского флота в 1937 – 1938 года. Надо заметить, что он  был не советником, а действующим командиром. «Так состоялась моя приёмка подводной лодки «С-6». Я стал командиром подводного корабля. Под моим командованием находился полностью испанский экипаж моряков. Среди них были коммунисты, социалисты, беспартийные ребята, многие из которых потом оказались и анархистами. Все люди разных убеждений…. Постоянное общение с командой, походы в надводном и подводном положении, атаки, дела по обеспечению работоспособности корабельного оборудования и просто беседы сдружили меня с матросами. Личный состав команды стал с большей симпатией относиться ко мне. Мы говорили на разных языках, но единая цель – цель борьбы за свободу и демократию против фашизма. Это нас объединяло. Трагедия, переживаемая испанским народом, стала и моей. Команда это почувствовала и способствовала созданию единого коллектива корабля», — так скромно оценивал свою командирскую деятельность в Испании сам Египко.

Именно, его командирскую деятельность, а не что другое, на чём я остановлюсь ниже, высоко оценило Советское правительство, наградив его и И.А. Бурмистрова орденами Красного Знамени, а Испанское правительство за проявленное мужество попросило удостоить их высшей награды – звания Героя Советского Союза.

Великую Отечественную войну он встретил в должности командира бригады подводных лодок Балтийского флота, сумев сохранить костяк подводных сил флота при отступлении наших войск из Прибалтики, где мы оставляли наши основные военно-морские базы. В 1941-1943 годах он был офицером-наблюдателем на кораблях флота метрополии (Великобритания), и по долгу службы выходил в боевые походы на многих английских  кораблях. С 1943 года служил в центральном аппарате ВМФ, а с 1948 года началась его педагогическая деятельность, на мой взгляд, самая плодотворная в его жизни.

Ещё при жизни Николая Павловича ходили легенды о нём, о его подводной и дипломатической жизни. Одни он воспринимал с удовлетворением, другие – с иронией, а третьи – просто укорачивали ему жизнь. В 90-е годы прошлого столетия в прессе стала муссироваться сенсационная новость, как Н Египко на подводной лодке вывез золотой запас Испании в Союз, за что, мол, и получил Героя. Ни в одной из стран никогда не проводятся «ревизии» героических дел своих соотечественников во время войн. Никому не приходит в голову заниматься  «гробокопательством», рыться в «грязном белье», отыскивая какие-то отрицательные черты в характере и действиях героев, вошедших в историю за заслуги перед Отечеством. Это возможно только у нас, причём бездоказательно, но с какой-то маниакальной злобой…. Абсурдные измышления доходили до того, что это золото, мол, было доставлено в Ленинград. У меня до сих пор не укладывается в голове — как это могло быть осуществлено? (Для тех полуподводных лодок совершить скрытно такой путь, как Картахена (Средиземное море) – Атлантика – Датские проливы – Ленинград —  фантастика! – В.К.)

Как мне рассказывал его сын Владимир Николаевич Египко в 2000 году, его такими расспросами очень донимали корреспонденты различных газет. Он очень переживал, потому что не делал этого, а они не верили. Чтобы закрыть этот вопрос, напомним некомпетентным журналистам, которые не умеют сравнивать даже даты, не говоря об анализе событий, историю испанского золота, которым занимался известный разведчик А. Орлов (псевдоним Швед).

15 ноября 1936 года, когда республиканцы приняли решение эвакуировать правительство из Мадрида в Барселону, шифровальщик зашёл в кабинет Орлова в Мадриде с только что полученным сообщением из Москвы. Расшифровав первую фразу, он молча передал телеграмму Шведу. Она была подписана наркомом внутренних дел Н. Ежовым: «Передаю личное распоряжение хозяина». Согласно действующей инструкции дальнейший текст телеграммы расшифровал сам Орлов. Он гласил: « Совместно с полпредом организуйте по согласованию с главой испанского правительства Кабальеро отправку золотого запаса Испании в Советский Союз. Используйте для этой цели советское судно. Операцию следует провести в абсолютной тайне». Телеграмма была подписана кодовым именем Сталина – Иван Васильевич.

И. Сталин не случайно возложил на А. Орлова персональную ответственность за выполнение своего сверхсекретного поручения, и разведчик понимал, что провал операции означает смерть. Поэтому на следующий день вместе с полпредом Розенбергом он отправился к министру финансов Х. Негрину, ставшему в скорости главой правительства, и ознакомил его с телеграммой Сталина. Вопреки ожиданиям, министр легко согласился на отправку испанского золота в Москву. Была разработана легенда операции, согласно которой золотой запас отправлялся на хранение в Национальный банк Америки (где ныне хранится, по сообщения СМИ, золотой запас России – В.К.).

Золото общим весом почти 600 тонн на сумму 600-700 миллионов долларов (по ценам того времени) находилось в Картахене, в пещере на склоне горного хребта, нависающего над портом. Его погрузка на четыре советских судна продолжалась трое суток в условиях строжайшей  тайны. Через неделю «золотой караван» благополучно прибыл в Одессу.

Так что, если логически подходить к вопросу об испанском золоте, то Николай Павлович Египко к нему никакого отношения не имеет, потому что оно было вывезено в 1936 году, а он был направлен в Испанию в 1937 году. Также потому, что за эту «тайну» его никто не преследовал, кроме некомпетентных в этом и подводных делах журналистов. А подводником Н.П. Египко был классным, о чём свидетельствует хотя бы одна из глав его записок «Мои меридианы»….

ВАДИМ   КУЛИНЧЕНКО

капитан 1 ранга, ветеран-подводник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme