За тех, кто в море!

Литературные произведения военных моряков и членов их семей. Общественное межрегиональное движение военных моряков и членов их семей "Союз ветеранов боевых служб ВМФ"

Нахимов А. О российских дворянах Нахимовых (продолжение)

СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ НАХИМОВ (1884-1939 гг.)

В 1901г. Сергей Николаевич поступает ИМУ (Императорский Московский университет), но начинаются студенческие протесты и пикетчиков блокируют в здании манежа. Чтобы не терять время на вынужденные каникулы он отправляется в немецкий Гельдерберг в местный университет, в 1903 г. вернулся в Москву и  окончил физмат ИМУ в 1905. (Выпускное свидетельство № 9075 от 21.12.1905 г.).

 В дни декабрьского вооружённого восстания в Москве в его съёмной квартире на Поварской  находила приют чета Бонч-Бруевичей, хранился шрифт для использования на подпольной типографии…

Пока Ольга Викторовна была на войне, младший сын Сергей в одном из приездов на каникулы подружился с местной прелестной девушкой Варенькой из крестьянской семьи, и матушку по возвращению ожидал сюрприз, ‒ сын стал отцом. Она не осталась безучастной к судьбе девушки и, видимо,  выделив достаточные средства в качестве приданного, смогла устроить её судьбу. Варвара выходит замуж за местного Михаила Кисилёва. Вскоре у молодых появляется ещё один мальчик, но жестокая судьба настигает Варвару, она скончается от послеродовых осложнений.

Ольга Викторовна решается забрать внука Дмитрия Киселёва на воспитания к себе в дом. На фотографии 1912 г., где он разглядывает диковинный самодвижущийся экипаж, ему уже около восьми лет.

Теперь Ольга Викторовна решительно пресекает подобную праздную вольницу сына, не нашедшего себе применения дипломированного магистра физмат наук. А бабушка Елизавета Григорьевна безапелляционно заключит, что  Сергея срочно следует женить, и мать согласится с ней. Старший брат Николай был ещё дальше от этих проблем. Да и сам Сергей тяготился положением, когда он не мог ничем помочь матери в  управлении имением.

Раздумья Сергея привели его к решению получить специальное образование в Петровском сельскохозяйственном институте (нынешняя Тимирязевская академия), и он вновь убывает в Москву.

На одном из балов в доме Московского Благородного собрания он знакомится с Марией Семёновой из московских дворян, выпускницей Смольного института благородных девиц в Петербурге. Сергей провожал её пешком к дому на соседней Неглинной улице, примыкавшей к Александровскому саду, где её семья  имела квартиру.

В то время как сын Сергей осваивал основы животноводства на окраине тогдашней Москвы в Петровском-Разумовском, Ольга Викторовна открывает в усадебном флигеле фельдшерский пункт с палатой на три койки. Нанимает на свои деньги квалифици-рованный персонал, приобретает необходимое оборудование и материалы.

Волочковская больница во флигеле усадьбы

Приезд П. Волкова из Хмелиты в Волочек.  На крыльце Дмитрий Киселёв, 1912 г                         

На первом этаже того же флигеля действовал самодеятельный театр, идущие представления согласовывались  с сычёвским уездным исправником Баранцевым, что видно из сохранившейся афиши.   Несколько раз из с. Владимировского приезжала родная племянница Ольги Викторовны Елизавета, которая  предлагала всем желающим рассматривать виды европейских городов  через специальное устройство, где плоские картинки как бы приобретали объём. Эти двойные стереофотографии она  подбирала поездках с родителями по различным странам Европы.

Тем временем Сергей  был принят Варварой Сергеевной Семёновой, урождённой княжной Голицыной в её московской квартире, и, конечно разговор зашёл о Крымской войне и личности всеми уважаемого адмирала Нахимова. И гость по просьбе дам рассказал, как в ноябре 1898 г., когда он с матерью и братом представлял  родственников адмирала на открытии памятника Павлу Степановичу, сам Император подошёл к ним и изволил сказать, что пример служения адмирала Нахимова Отечеству останется в сердце каждого русского моряка!

. Варвара Сергеевна год как овдовела  и жила теперь с двумя дочерями  на скромные доходы от сдачи в аренду унаследованной ею земли.  В тёплое время они выезжали в свою небольшую подмосковную усадьбу Бобарыкино (с. Успенское в настоящее время), не доезжая двух вёрст до ст. Барыбино Павелецкой (бывшей Рязанскоо-Уральской) ж.д.

Мария Владимировна Семёнова на крыльце усадебного дома в с. Бобарыкине 1904 г.

Ольга Викторовна ничего не имела против отношений сына с отпрысками Голицыных     и со своей стороны ожидала появления Марии в Волочке, о которой Сергей подробно ей сообщал в своих письмах.  В 1906 г. молодые венчались и сыграли в Москве свадьбу, а в начале лета появятся в Волочке.

Солнечным октябрьским днём 2012 г. мы мчались в туристическом автобусе по Каширскому шоссе… Кампанию нашу составляли мои родственники и  друзья, среди которых,  были, в основном,  члены дворянского собрания, сотрудничающие в его Мор-ской секции и пожелавшие посетить одно из подмосковных дворянских гнёзд для ознакомления с историей этих мест и судьбой  бывших владельцев.

Начало знакомства с этими местами началось с посещения  женского  монастыря ‒ Серафимо-Знаменского скита и  встречей с  её замечательной настоятельницей матушкой Иннокентией. История появления этого источника духовного притяжения весьма  примечательна.

Серафимо-Знаменский скит в Домодедовском районе Московской области

 Небольшой шатровый храм, спроектированный в стили русского модерна самим А.В. Щусевым,  в котором предусмотрен был и  нижний храм-крипта,  охватывает каре из 12 келий монастырских насельниц. Матушка Иннокентия поведала нам историю скита, берущего начало от схиигуменьи Фамарь, грузинской княжны Тамары Марджановой в миру, пользовавшейся покровительством вел. княжны Елизаветы Фёдоровны.

Узнав, куда мы далее держим путь, матушка с готовностью присоединилась к нам.

В родовой усадьбе моей бабушки Марии Владимировны Семёновой я бывал до этого несколько раз и не мог не отметить, как храм восставал неусыпными трудами о. Игоря. (И.Кузьмин).  Рядом с  ремонтируемой церковью Успения Богородицы вырос и его дом, где помещалась семья с пятью детьми.

Территория храма был заброшена ещё перед Великой Отечественной войной. В самом 3-х ярусном строении и вокруг него размещалась машинно-тракторная станция местного колхоза. Однажды при прокладке траншеи потревожили могилу младшей сестры  моей бабушки, скончавшейся от скарлатины в 17 лет. По словам очевидцев, тело производило впечатление, не подвергшегося тлению.

Одноэтажный усадебный дом и флигель, выстроенные ещё в первой четверти XIX века бригадиром Б.В.Полуэктовым  в англицком стиле, к 1960-м годам лежали в руинах. От уютной усадьбы остался каскад из трёх прудов,  запущенный парк и здание храма с навсегда остановившимися стрелками часов на звоннице. И всё же такое  на редкость живописное место привлекло в начале 80-х внимание одной из ведущих оборонных фирм, подыскивавшей место для отдыха детей сотрудников. Развалины каменных строений были сровнены с землёй, а по северной опушке парка поднялись двухэтажные корпуса пионерского лагеря.

Развал Советского государства обанкротил оборонку, и кирпичные корпуса остались стоять недостроенными призраками.

Успенский храм в селе Успенском (Бобарыкино)

 Отец Игорь ждал и радушно встретил нашу пёструю кампанию, повёл в храм и рассказал чего достиг своим служением за последние 11 лет. Затем мы побродили в принаря-дившемся осенней листвой поредевшем усадебном парке над прудами…   За столом в трапезной мы внимали проникновенным речам матушки Инокентии, о. Игоря и каждый мог поделиться своим впечатлением от созерцания недалёкого прошлого провинциальной усадебной России. Александр Сергеевич Тербушев, уже создавший целую галерею утраченных или доживающих свой век в ожидании восстановления дворянских усадеб, преподнёс хозяевам о. Игорю и матушке Елене очередную свою живописную работу ‒ усадьбу Семёновых в Бобарыкине, с благодарностью ими принятую…

На столе шумел медный тульский самовар «солдатик», напоминая о первой своей

владелице Варваре Сергеевне Семёновой, урождённой княжне Голицыной. Варвара Сергеевна в тихие летние вечера нередко в парке пила из него чай в обществе своих дочерей и домочадцев.

 

Слово матушки Иннокентии

 У этого простенького тульского самовара с медалями конца XIX века сложилась    долгая и беспокойная служба с частыми перемещениями. Бабушка Мария Владимировна при переезде в имение супруга в Волочёк на Смоленщину захватит его  в числе некоторых дорогих её памяти предметов своей юности в Бобарыкине. Так с ней отправилась и икона Богородицы, подаренная ей  родным дядей кн. Николаем Сергеевичем Голицыным, о чём свидетельствует надпись на обороте иконы: “Моей любимой племяннице Маше. Кн. Н.С.Голицын”.

Икона в 20-е годы была перевезена из Волочка в Москву и в настоящее время хранится у моей сестры Елены Павловны Хориной. В Волочке самовар был постоянно востребован, но фото тех лет он то на пикнике, то из него угощаются чаем ребята сироты.

А самовар служил нашей семье исправно во время войны 1941-45 гг. в доме на окраине Москвы в качестве рукомойника, затем погостил два десятка лет в подмосковной деревне, восстановлен умельцами дважды ордена Ленина Московского ракетного института теплотехники и в исправном состоянии с трубой, вернётся в Волочек-Нахимовское в местный музей.

Все, приезжавшие тогда в гости к о. Игорю, получили красочный буклет в память о  посещении имения Полуэктовых-Семёновых при нынешнем селе Успенском.

В 1915 г. усадьба перешла во владение купеческой семье, переселившейся с Украины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

За тех, кто в море © 2018 | Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных Frontier Theme